Жизнь во франции отзывы эмигрантов


Наблюдение жизни во Франции | Опыт читателей | Исследования | Лазарев Сергей Николаевич. Человек будущего

Наблюдение жизни во Франции

11 Июль 2013

Добрый день, Сергей Николаевич и все посетители сайта!

В январе этого года я описывала свою поездку в Германию, и мое письмо опубликовали. Очень хочу поблагодарить всех за отзывы и комментарии!

Три недели назад я была во Франции. И теперь, когда впечатления улеглись, мне хотелось бы поделиться своими наблюдениями, т.к. Германия и Франция оказались настолько разными, это даже поразительно, потому что это небольшие страны, расположенные рядом. 

Как и в Германии, в Париже я жила в семье, где жена - русская, муж - соответственно француз, и есть ребенок. Кроме того, я пообщалась с двумя однокурсницами, которые уехали во Францию более 10 лет назад и живут с французами. Поэтому, мне посчастливилось, хоть немножко, но увидеть французскую жизнь изнутри.

Во-первых, меня сразу поразило признание девушки, у которой мы жили, что французы - великолепные отцы. Французские матери (имеются в виду именно француженки, не негритянки, не арабки) детьми своими совсем не занимаются. Я подозревала это, поскольку работаю во французской компании, и наш генеральный директор француз периодически сидит со своим маленьким ребенком на больничном, и вобще занимается всеми делами, связанными с ребенком. В общем, все, чем у нас занимаются матери - у них занимаются отцы. И это действительно трогательно выглядит, как папаши возятся со своими малышами, при полном игноре матерей! Именно в этом причина того, что когда наши женщины, выйдя замуж во Франции, разводятся, детей им никто не отдает. Для французов это нонсенс, что мать хочет забрать ребенка - это же ненормально! И нашим матерям ставят диагноз "чрезмерная любовь к ребенку", по-моему, так это называется. В принципе, то, что отец занимается своим ребенком - это прекрасно, но если ребенком также занимается и мать. Но францзуским женщинам в большинстве это не нужно, так я поняла. Вообще, наши русские романтические представления о француженках в корне не верны. Во Франции не принято ухаживать за собой. Как утром встала, глаза продрала, надела мятую футболку и джинсы - и пошла. Если у нас парикмахерские и салоны красоты на каждом шагу - там я видела одну сиротливую парикмахерску, в которой никого не было. Еще пожилые дамы следят за собой - молодые на внешность свою внимания не обращают и одеты все примерно одинаково, безлико.

Во-вторых, в настоящее время во Франции существует несколько видов браков. Пока молчу про гомосексуалистов, браки между мужчиной и женщиной также очень разнообразны. Можно все сделать официально: идти в мэрию, идти в церковь, брать фамилию мужа - это официальный брак, обязательно устраивать свадьбу с гостями. Можно просто сходить в мэрию, по-тихому расписаться и не звать гостей. Можно заключить "пакс" (есть даже такой глагол: паксоваться) - не ходить в церковь, не ходить в мэрию, а просто заключить договор, кому что достанется в случае, если люди разбегаются. И теперь большинство французов предпочитают "паксоваться". В таких "браках" бывают дети, и люди могут жить так всю жизнь.

В-третьих, культ еды всеобъемлющ. Сначала это очень поражает, все вкусно, очень разнообразно, очень красиво и приятно. Но честно, может я до глубины души патриот, через неделю мне хотелось просто гречки, просто картошки, просто овсяную кашу. Еда разнообразная, вкусная, красиво поданная, но почему-то она надоедает (мне через неделю). Как в Испании все знают тореодоров, и они считаются национальными героями, во Франции все знают знаменитых поваров. И делают круглые глаза: Как? Вы его не знаете? Это же знаменитый повар!! Еще был вопрос, который меня поставил в тупик: Что вы готовите каждый день? Честно, я никогда не задумывалась над этим вопросом. Хотя у меня двое детей, и голодными никто не ходит. Но мои дети приучены к простой еде, и с удовольствием ее едят. Когда я сказала об этом, на меня посмотрели так, будто я не мать, а ехидна. Вот она разница менталитетов. В нашей стране еда не занимает столько места в наших душах и в головах, мы не умеем о ней говорить и ею восхищаться. Ну так, перекинешься иногда рецептиком с коллегой, и все. А во Франции - это идол, не постестяюсь этого слова. И даже официанты у них считаются очень престижной профессией, в отличие от нас.

Конечно, в Париже поражает национальный состав. Иногда впечатление, что находишься в Африке. В некоторых кварталах, как будто в Египте. Эмигрантов холят и лелеют. Им дают социальное жилье, их дети ходят в сады и школы, они получают разнообразные пособия (пособие по безработице составляет 1000 евро в месяц, на пособии можно сидеть 2 года). Могу сказать, что истинных французов осталось очень очень мало. Может быть, они все в провинци, я не знаю.

Ну и конечно, гомосексуальные браки. Впечатление, что большинству народа это не нужно. На асфальте тут и там белой краской выведены лозунги, типа: Семья - это женщина+мужчина. В некоторых окнах вывешены плакаты, на которых схематично изображены фигурки мужчины, женщины и ребенка. Особых волнений по этому поводу мы не видели, но проблема витает в воздухе. По городу развешены красочные плакаты, с фотографиями улыбающихся мужчин и с лозунгами, типа: Моя сексуальная ориентация - это мой выбор, это наша демократия! (и даже такие: Мой аборт - мой выбор. немножко по другой теме, но все же). Тем не менее, ни одной гомосексуальной пары на улицах я не видела. Но вообще, я очень понимаю французских мужчин. Если женщина не хочет нравиться, не хочет любить, не хочеть воспитывать ребенка - зачем она тогда нужна??

Вообще, к концу путешествия я поняла, почему книги Сергея Николаевича не пошли во Франции. От всего увиденного у меня сложилось впечатление пира во время чумы. Вроде все красиво, все улыбаются, пьют вино - но это как агонизирующая пляска сумасшедшего, который знает, что он умирает. Самое интересное - они действительно знают, что они умирают!!! Может быть, им уже все равно, помирать, так с музыкой, как говорится. Как будто перед смертью они хотят напиться, наплясаться, наесться вдоволь, так, чтобы наружу лезло. В Германии этого незаметно. Там люди скрывают свои чувства, переживают, что скоро их цивилизации не будет. Как будто все забились в свои норки и ждут там конца. А во Франции - наоборот, напоследок все решили оторваться.

Вот такие у меня были впечатления от Парижа - 2013. Очень очень хотелось домой, честно! Хотя путешествовать я люблю, но лучше нашей любимой прекрасной страны и наших людей, у которых в глазах и ум, и душа, и красота - нет нигде! 

С уважением, Анастасия

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться

lazarev.org

История россиянина, переехавшего в Париж: Люди: Из жизни: Lenta.ru

Высокая мода, изысканная кухня и богатая культура — все это про Париж. Туристы восхищаются его красотой, однако жить здесь — совсем не то, что приезжать в недельный отпуск. Продолжая серию материалов о россиянах, переехавших в другие страны, «Лента.ру» публикует рассказ Артема Крикунова, который прожил во Франции более семи лет, но в конце этого года вернулся на родину.

Я окончил технический вуз Санкт-Петербурга, получил специальность инженера по беспилотным системам — инженера-ракетчика. Тогда это было не особенно перспективно, да и поступал я туда, куда скажет папа. Позже еще получил экономическое образование, и с тех пор успел сменить несколько профессий.

Но душа моя всегда тянулась к музыке: в свободное от работы время я играл на бас-гитаре и довел это дело до полупрофессионального уровня. Всерьез зарабатывать этим мешало отсутствие профильного образования, и я решил его получить.

Изначально я планировал поступить в колледж на эстрадно-джазовое отделение в Бостоне. Однако стоимость обучения там оказалась чересчур высока — я не мог себе этого позволить. Поэтому представители американского учебного заведения перенаправили меня в их французский филиал в Париже: там я мог получить классическое джазовое образование по американской системе, но в 15 раз дешевле.

На тот момент мне было 24 года, я ни разу не был во Франции и не говорил по-французски. Я уехал как раз перед кризисом 2008 года, и тогда мне все говорили: «Молодец, в России сейчас все плохо». А я думал: «Я в Париже, у меня все здорово». Но все мои впечатления от Франции тогда были гипертрофированы, впечатляли даже незначительные мелочи. Первый год я ходил «в розовых очках»: мне казалось, что все люди вокруг улыбаются — не то что у нас, а газоны у Эйфелевой башни зеленее, чем отечественные. Но на самом деле нет.

Учить язык пришлось на месте и в ускоренной форме: занимался онлайн, слушал аудиокурсы и просто общался с людьми. Во время учебы я успел много где поработать, но в Макдоналдс меня почему-то не взяли. Я, человек с двумя высшими образованиями, работал посудомойщиком, грузчиком, сборщиком мебели. Последнее было самое интересное: французы нанимают специальных людей, чтобы собрать мебель из IKEA, — даже если надо всего лишь закрутить четыре винта.

Поначалу я пытался найти работу с помощью соотечественников: в Facebook и во «ВКонтакте» есть русскоязычные группы. Кроме того, есть несколько сайтов, посвященных жизни русских в Париже. Но пообщавшись с этими людьми несколько месяцев, я понял, что не хочу иметь с ними ничего общего. Кроме того, я в какой-то степени рад, что они уехали из России: тем лучше для нее.

Стереотипы большинства французов о русских: девушки — проститутки или уборщицы, мужчины — мафиози, строители или грузчики. И это как раз из-за того, что во Франции в большинстве своем русских представляет именно такой контингент.

Здесь есть три основные категории русских эмигрантов — людей, которые не просто приехали по контракту на время, а кто хочет жить во Франции постоянно. Первая — это девушки с не очень высокими моральными ценностями. Они поступают на бесплатное отделение в вуз, на какой-нибудь абсолютно ненужный курс типа «факультет романской литературы», где учиться очень просто. Потом ищут себе французских кавалеров и выходят за них замуж. Я играл на одной из таких свадеб, — невеста была согласна быть с мужчиной, который ее бьет, только потому, что это казалось ей лучше, чем жизнь в российской провинции.

Фото: Gonzalo Fuentes / Reuters

Второй тип — нелегальные эмигранты: они приехали в Европу за хорошей жизнью и так здесь и остались. Так как документов у них нет, мужчины работают на стройках, женщины — уборщицами или посудомойками. Среди таких очень много украинцев. По моим ощущениям, весь Ивано-Франковск живет в Париже. Так вот от них можно ожидать гораздо большей помощи, чем от моих соотечественников.

Третий тип — это дети тех людей, которые, грубо говоря, наворовали в 90-е годы. В принципе, они могут жить в любой точке мира, и в Париже их немало. При этом папы этих богатеньких буратин работают в России и платят за их развлечения. В дорогих клубах на закрытых мероприятиях я общался с такой «золотой молодежью», которая рассуждала, как в России все плохо. По их словам, сейчас «кровавый режим» на родине заставляет их отцов делиться. А как иначе-то? Папа хапнул в 90-е, теперь надо отдавать долги. Разговаривать с ними невозможно. Это подписчики «Дождя», «Сноба», «Эха Москвы». Своеобразный контингент, который разбирается в культуре, моде, кино, — то есть образованные люди, но при этом страшные русофобы. Живут они в Париже, потому что здесь сыр вкуснее. Ну, и он в принципе есть.

Ни одна из этих категорий русских эмигрантов не помогла мне найти работу: одни сами ничего не делают, а другие просто не хотят. К сожалению, здесь, в Париже, нет сформированного русского сообщества, в котором люди помогали бы друг другу.

Со временем я начал зарабатывать своим творчеством: играть, давать уроки, писать аранжировки. В том числе делал переложения русской классической музыки: адаптировал произведения Мусоргского, Скрябина, Прокофьева для других инструментов, для которых они не были написаны. К примеру, мне было интересно сделать прелюдии Скрябина, написанные только для фортепьяно, для гитары — и эти мои переложения издали в Америке. Тогда же я начал получать авторские отчисления от продаж. За время жизни в Европе я успел поиграть и в разных регионах Франции, и на площадках Берлина.

Переломным моментом в моем решении вернуться в Россию стали теракты в Париже. Мне очень жаль людей, которые погибли, и мне хорошо знакомы места, где это произошло: я бывал и на стадионе «Стад де Франс», и в театре «Батаклан», и в ресторане «Маленькая Камбоджа». Французские спецслужбы показали свою полную недееспособность. Факт того, что люди с бомбами пытались прорваться на стадион, где находился президент страны, просто поражает. Мне сложно представить, что кто-то с бомбой подойдет на несколько километров ближе к месту, где находится Путин, — на мой взгляд, это просто невозможно.

Фото: Christophe Ena / AP

Одна из причин, по которым для терактов был выбран Париж, — это то, что система правопорядка здесь просто не работает. Произошедшее было, на мой взгляд, абсолютно предсказуемым, эти события были вопросом времени, все могло случиться и пять лет назад. Это не Лондон и не Берлин, где такие действия быстро бы пресекли.

Порой задумываешься, почему в центре города в людей не стреляют — ведь криминальные личности свободно ходят с оружием, которое здесь, кстати, в свободном доступе.

Я знаю, что в Марселе продают контрабандное оружие из Ливии и Туниса: автомат Калашникова можно купить за 700 евро. Когда в январе 2015 года был теракт в редакции журнала «Шарли», все удивлялись: как такое могло произойти? А чего удивляться? Ведь террористы не приехали откуда-то и не привезли с собой оружие из других стран. Они его купили во Франции. Правительство Франции кормит тех, кто грызет им руку.

Будучи студентами, мы вместе с друзьями снимали дом в восточном пригороде Парижа — городке Роменвиль. Жилье дешевле в два раза, чем в столице: дом можно арендовать за 900 евро. Таким ценам есть объяснение — это место было реальным гетто. Весь район был поделен на две части: одна принадлежала алжирцам, другая — сербам. Сербка, у которой мы снимали дом, держала семейный бизнес по контрафакту алкоголя и сигарет. Она жила по соседству с нами, и мы были очевидцами, как по ночам к ее дверям подъезжал фургончик, а ее родственники разгружали незаконные товары. Естественно, вся продукция была под фирменными брендами, с наклейками — все как положено, но только контрафакт. Самое интересное, что эта женщина никогда не скрывала свою деятельность, предлагала мне даже взять виски и табака.

Вторая половина района принадлежала выходцам из Алжира, которые занимались наркотрафиком. На улицах стояли молодые парни, которые за определенную цену могли продать что угодно.

Фото: Charles Platiau / Reuters

Продажа наркотиков никак не скрывается — можете в этом убедиться сами, хотя я бы не советовал соваться в эти кварталы, даже французская полиция боится туда приезжать. За полтора года в этом районе я ни разу не видел полицейского или патрульную машину. И таких районов вокруг Парижа — десятки, в каждом из них живет своя диаспора.

Сейчас я живу недалеко от кладбища Пер-Лашез, и буквально в десяти минутах ходьбы от меня есть район, где стоят черные мальчики и торгуют ясно чем. Более того, почти все наркотики не привозные, а производятся на территории Франции. Все это возможно потому, что полиция этим не занимается.

В свое время французы допустили большую ошибку: когда в середине прошлого века они массово пускали в страну мигрантов, то селили их по этническому признаку. Естественно, приезжие в этих местах организовывали свои национальные структуры, в том числе криминальные. Здесь есть районы, в которых вообще нет белых людей.

Кроме того, между этими районами идут войны, потому что, к примеру, когда-то давно вождь одного африканского племени съел вождя другого племени, и они до сих пор это помнят и мстят. Я не преувеличиваю. К примеру, люди из Судана ненавидят сенегальцев, эфиопы ненавидят жителей Нигерии, и так далее.

Если ты турист или студент — Париж для тебя прекрасен. Но когда ты начинаешь здесь жить, возникает множество проблем. Спустя время ты понимаешь, что соседи, которые здороваются с тобой в лифте, в общем-то тебя ненавидят, потому что ты не француз. И ты начинаешь замечать массу других мелочей, которых не видел раньше.

Волна мигрантов, которая захлестнула Европу в последние месяцы, особо не изменит ситуацию. Другое дело, что новые беженцы пришли из стран, где культура поведения отличается от европейской. Конечно, среди них есть и образованные люди, но есть и такие, которые могут сесть на перроне в метро и начать испражняться — я такое видел. Для них это нормально, для французов — дикость. Они только третье поколение алжирцев ассимилировали, они себя хоть немного почувствовали французами. А тут опять новый поток людей с востока.

Фото: Gonzalo Fuentes / Reuters

Французы приносят беженцам еду, одежду, а они тут же организуют мини-рынок и эти товары продают. Проблема в том, что европейцы не понимают: беженцы не хотят быть французами. Политика мультикультурализма, которую попытались создать здесь, провалилась.

Вот, например, я — приехал учиться во Францию, законы не нарушал, работаю легально. Но я как бы в гостях, уважаю французскую культуру, традиции и так далее. А эмигранты с востока не хотят уважать местные законы и привычки, более того — они навязывают свои.

Материалы по теме

08:59 — 14 июля 2015

К примеру, можно увидеть на улице молодых людей с алжирскими флагами, выкрикивающих «Слава Алжиру». Но дело в том, что они родились здесь, и их родители родились здесь, и, возможно, они даже никогда не были на своей исторической родине. Они по-французски говорят лучше, чем по-арабски. При этом считают себя алжирцами. Уезжать в свою страну им не к кому, гражданство у них французское, здесь есть какой-то доход — те же пособия.

В последнее время уровень русофобии во Франции очень высок. Когда я приехал сюда в 2008 году, такого не было. Сейчас же, во многом благодаря СМИ, формируется негативное отношение к русским. Большинство французов верит каждому слову новостных каналов: здесь нет такого, что люди сравнивают точки зрения из разных источников. К примеру, сказали им, что Россия напала на Украину — и они беспрекословно в это верят. То же самое с Крымом: французы мне рассказывали, как Россия оккупировала Крым. А я им отвечал, что вообще-то родился в Крыму, у меня там живет бабушка, и я намного лучше них понимаю, что на самом деле там происходит.

Материалы по теме

09:00 — 6 июля 2015

Несмотря на то что я закончил здесь университет, работаю и плачу налоги, в этом году мне отказались продлевать визу. Я подал прошение еще раз, но все бюрократические процедуры были очень неприятными и дошло до того, что мне просто сказали: «вам здесь не рады». Ситуацию можно было разрешить, и при желании я мог бы остаться во Франции. Но к тому моменту у меня накопилось достаточно причин, чтобы не оставаться, поэтому проблемы с визой меня не сильно расстроили. Я решил, что пора возвращаться обратно, и взял билет на самолет в Санкт-Петербург.

Редакция «Ленты.ру» благодарит за помощь в подготовке материала Le Courrier de Russie.

lenta.ru

Жизнь на Лазурном берегу: плюсы и минусы!

С Лазурным берегом меня связывают  5 лет жизни  и воспоминаний — местами приятных, местами не очень.

Как и любое явление, жизнь на Лазурном берегу имеет свои плюсы и минусы. В этой статье я решила собрать все свои ощущения и накопленный опыт в один текст — посмотрим, что из этого получится и что-таки перевесит — «за» или «против».

Приступим, по пунктам.

Лазурный берег — это…

1. Жизнь у моря

Для многих этот первый пункт является краеугольным и самодостаточным: жизнь на берегу моря сама по себе, без привязки к какой-либо стране уже навевает приятные ассоциации и смелые мечты!  А тут еще и Франция — романтика в кубе…

Да, в этом есть плюсы — морской воздух, возможность искупаться когда захочется, общий успокаивающий вид прибрежной полосы и морских далей.

Но впечатления от  чистого морского воздуха портят загазованность и огоромное скопление автомобилей: Ницца, например, по статистике, один из лидеров Франции по уровню загрязнения воздуха в городе.

А красивый вид из окна или  с балкона стоит денег, причем немалых. Купаться, как правило, многим нашим соотечественникам быстро надоедает, особенно на городских многолюдных грязных пляжах, а чтобы доехать до чистых и опрятных нужно постоять в пробках.

Канны летом

К тому же, не стоит забывать тот факт, что жизнь у моря иногда опасна, в свете повышения количества случаев стихийных бедствий на Лазурном берегу  за последние годы (штормы, потопы, бури, снег).

Здесь, как говорится, каждому своё. Я, например, морю предпочитаю горы, поэтому сей основополагающий момент для меня как раз-таки не принципиален.

2. Хорошая транспортная инфраструктура  

Хорошая новость — на Кот-д’Азюр имеются все основные транспортные развязки: международный аэропорт, морские порты, авторут (он же автобан), скоростной поезд до Парижа, железная дорога вдоль моря.

Но…

3. Стиль жизни на Лазурном берегу — это  пляжи, дискотеки, вечеринки и прочая дольчевита

Идеальная возможность провести незабываемую молодость!

Но…

4. Жизнь любого эмигранта связана с бумажной волокитой

… А в Ницце эта волокита тянется еще дольше, здесь все расслаблены южным солнцем.

Префектура, где получают или меняют вид на жительство, находится за городом и в день принимает ограниченное количество посетителей. Желающих же получить документы — в разы больше, что уже в 7 утра приводит к толпам на входе (а префектура открывается в 9!). В очереди нужно стоять со всеми чешущимися толерантными мигрантами с другого берега Средиземного моря, что добавляет пикантности.

5. Многочисленная русскоговорящая диаспора

Да, для детей есть несколько школ, где учат русскому языку, в том числе воскресных для малышей.

Да, здесь есть советские магазины с гречкой и тушенкой.

Да, здесь говорят по-русски в агентствах недвижимости, турагентствах, ресторанах.

Да, здесь есть несколько православных церквей. (Кстати, далеко не бескорыстных — но это отдельная тема).

Но, все эти места приедаются со временем…

6. Сосредоточение  туристов из СНГ, в том числе богатых

А это значит, что русскоговорящие кадры будут пользоваться большим спросом у работодателей в престижной сфере luxury. Или же можно будет непосредственно заработать на «наших» олигархах.

Однако стоит помнить всё о той же многочисленной русской диаспоре — как правило, все  теплые места уже давно заняты, роли распределены, у всех все есть. Французы тоже смекнули что к чему и уже не спешат платить достойные  зарплаты за Ваш билинг, зная что уже завтра к ним постучится очередной русскоговорящий соискатель с отменным CV.

Впрочем, подробнее об этом я уже писала здесь.

7. Шопинг

На Лазурном берегу действительно огромный выбор брендовых бутиков, великолепный сервис и имеют место быть  периоды больших скидок.

Но практика показывает, что пользуются всем этим великолепием лишь падкие на роскошь туристы.

Местные же, предпочитают выезжать за одеждой, обувью и продуктами в Италию.

А в периоды скидок по магазинам ходят толпы покупателей и спроворить себе хорошую вещь по размеру и низкой цене становится «mission impossible».

8. На Лазурном берегу  много богатых людей и потому там безопасно

Это заблуждение. И именно потому, что там много богатых людей и просто туристов, криминал на ЛБ тянет как магнитом.

Вы знаете, например, что наркотики можно купить прямо у дворца фестивалей в Каннах? А то, что подвергнуться бандитскому нападению прямо в центре Ниццы средь бела это раз плюнуть? Статистика по преступлениям, в том числе тяжким, как правило замалчивается и скрывается во избежание потери Лазурным берегом статуса мировой люксовой здравницы.

Те, кто покупает здесь недвижимость не всегда представляют, что затраты на охрану и безопасность часто наносят ощутимый урон финансам.

Каннский фестиваль 2013

По обтекаемой толеранотной терминологии Министерства внутренних дел Франции Ницца входит в число так называемых «сложных» городов. А это значит, что в городе есть целые районы, как правило заселенные выходцами из одних и тех же стран, куда полиция и жандармы входят редко, только по большому резонансному случаю и только в числе нескольких вооруженных подразделений с прикрытием с воздуха.

Не стану подводить черту, так как всегда будут люди готовые разбить в пух и прах «лазурную» жизнь, и те, кто влюблен во Французскую ривьеру всем сердцем.

Но зато  теперь Вы знаете о плюсах и минусах жизни на Лазурном побережье! ;)

 

Поделитесь информацией с друзьями в соц. сетях:

 

Похожее

francissimo.ru

Эмиграция во Францию: за и против

Сегодня я являюсь, в какой-то мере, репатрианткой, лицом вернувшимся на историческую родину. «В какой-то мере» потому, что уехала я из Украины, а вернулась в Беларусь. И вот теперь, спокойно оглядываясь на свое прошлое и заграничный опыт я могу сделать некоторые выводы из эмигрантской жизни, немного более подробно осветить для своих читателей этот вопрос. Может быть, я кому-то помогу в решении дилеммы эмигрировать во Францию VS остаться на родине, кто-то после прочтения критически задумается над своей эмигрантской жизнью.

 

Эмиграция во Францию «против»

Так как я уезжала в начале нулевых, то застала девяностые здесь и эмигрантов из девяностых — «там». Плюс видела много вновь прибывающих до 2012 года. И вот что я могу отметить.

Подняться на относительный верх французского общества (а я говорю о верхних стратах среднего класса) удалось немногим, пробиться в бизнесе — единицам. Причем покидали страну люди деятельные, работящие, инициативные, перспективные, молодые.  А превратились здесь в разочаровавшихся гм-гм… неудачников.

Большинство возможностей для эмигрантов в первом поколении во Франции закрыто, они воспринимаются местными как дешевая рабочая сила, гастарбайтеры, для них зарезервированы низкооплачиваемые рабочие места, связанные со всевозможными гадостями и риском для жизни. Тяжело видеть многих людей интеллектуального труда, с нефиктивным высшим образованием, вынужденных работать строителями, водителями, официантами на своей новой родине. Пробиться куда-то выше суждено только их детям, которые вырастают во французской культуре и, по сути, французами становятся.

При этом оценивая «успешность» эмиграции стоит учитывать, что именно человек потерял и что приобрел. Учитывать, так сказать,  экономическую амплитуду.  Теряли в девяностые и начале нулевых многие — те кто продавали квартиры в крупных городах чтобы уехать, теперь сильно об этом жалеют, цены очень сильно поднялись, а из-за разницы того времени  между нашими странами  во Франции подавляющее большинство приобрести жильё не успели. Продал квартиру в Петербурге за три копейки — купил подержанный Пежо в Ницце.

Те кого я видела наверху заслуживают уважение за свое трудолюбие и упертость. Чтобы этого добиться им через многое пришлось пройти и многое преодолеть.

Приведу пример своей знакомой, работающей в дирекции известного банка в провинциальном городе Анси. В свое время она продала квартиру и бизнес в Москве (!), эмигрировала во Францию, здесь упорно учила язык. Имела проблемы с легализацией и получением вида на жительство. Так как ее диплом не признавали, ей пришлось два года доучиваться на месте. Потом годы упорного труда. В результате к 40 годам два развода и должность в банке в провинции. Если представить чего эта женщина с ее подходом и отношением к делу смогла бы добиться в России… Дух захватывает, приезжала бы сейчас в Анси, снимала виллу у озера и посещала мишленовские рестораны на личном кабриолете.

Стоило ли ее нынешнее положение такого труда?

Кроме нее я знаю тех, кто поднимался наверх в сфере торговли недвижимостью, туризме, отельном бизнесе (дослуживались до замдиректора, быть директором эмигрантам не светит). И, собственно,  всё. Повторю — лично я таких людей знаю единицы.

Касательно бизнеса. Чтобы открыть успешный бизнес во Франции нужно умудриться и извернуться,знать налоговое законодательство либо иметь блестящего бухгалтера. Плюс к этому нужны деньги на старт, причем всегда бОльшие суммы, чем России. Нет начального капитала — нет бизнеса. Успеха добивались опять же единицы, теряли все и наживали себе долги — 98 процентов. Как говорят многие попробовавшие, «если у тебя нет миллиона — никуда не лезь, а если есть — то хорошо подумай стоит ли». Про мелких лавочников, держащих «русские» продуктовые магазины, прачечные и парикмахерские я молчу. Система устроена так, что работать на дядю выгоднее и психологически комфортнее, чем вкалывать на себя. Эти люди всю жизнь никуда не вырвутся из замкнутого круга своего маленького «бизнеса».  Хотя, для всевозможных выходцев из сел и городских поселков это предел мечтаний и они его часто достигают.

Многие эмигранты 1990х-2000х очень часто жалуются на свое положение, признавая то, что они прогадали, не рассчитали, не ожидали и, возможно, лучше было всё-таки остаться на родине в ту эпоху «первоначального накопления капитала» — такие времена возможностей бывают редко, раз в 50-100 лет. А сейчас возвращаться можно, но уже поздно, да и зачем? Дети ходят во французскую школу, работенка и угол есть.

С чем связано такое положение дел? Всё очень просто. Во Франции имеет место быть негласная дискриминация выходцев из других стран белой Восточной Европы. Все знают как сложно получить визу и вид на жительство украинцам, белорусам, русским, сколько препятствий стояло на пути разрешения работать во Франции выходцам из стран-новых членов ЕС.  Все знают насколько проще получить документы выходцам из Алжира, Туниса, Марокко, Сенегала.

Это вызвано тем, что белые европейцы во Франции сразу становятся прямыми конкурентами коренным французам на рынке труда, учат язык, быстро ассимилируются и через 10-20 лет отличить их можно только по акценту. А этого допускать нельзя. Поэтому, эмигрируя во Францию без миллиона в кармане, будьте готовы к грязной работе и жизни на социальном дне и придонье — первое время вам придется делить одну нишу с выходцами из Африки.

При планировании переезда во Францию стоит тщательно взвесить все «за» и  »против». Посмотреть на свои активы и оценить как они могут быть использованы на родине, приготовиться к смене социального статуса (чаще в минус, иногда глубокий), предвидеть недостаток общения, привычного круга знакомых. Многим взрослым состоявшимся специалистам в своих областях приходится годами переучиваться для подтверждения своих дипломов и профессионального уровня, а врачам, например, вообще никогда не светит работать по профессии во Франции.

Так кому же во Франции «повезло» и кому жить стало лучше, жить стало веселее по сравнению с «прошлой жизнью»?

Эмиграция во Францию «ЗА»

В первую очередь это женщины, удачно вышедшие замуж за француза. Как правило в своей стране они уже видели много всего, ничего хорошего их не ждало и удачное замужество им было очень кстати. Жизнь во Франции для таких дам это успех, особенно если в семье и взаимоотношениях с мужем всё складывается хорошо. Тогда им можно только позавидовать.

Вторая категория лиц это пролетарии. Быть сварщиком, бетонщиком, столяром, крановщиком, охранником, сантехником, шофёром, официантом, мелким клерком во Франции безусловно лучше чем в наших краях, а зачастую еще и безопаснее. Для таких людей переезд — это безусловный выигрыш и повышение статуса. Путевка в жизнь.

Третья категория — это специалисты, действительно профессионалы в определенных областях, приехавшие по рабочим визам на всё готовое и оставшимся на ПМЖ. Но, как правило, в США, Канаде, Австралии за подобные знания платят больше и такой интеллектуальный труд ценят лучше.

Но лучше всего живется тем, кто бежит не от проблем и бедности своей, а от богатства своего, покупая виллы и шале, рестораны и магазины, газеты и пароходы, но это уже совсем другая история…

Cordialement,

Галина Шевалер.

maxpark.com

Эмиграция во Францию - психологические моменты

Тема эмиграции во Францию, начатая в этой статье кажется мне незавершённой, а потому стоит дополнить вышесказанное второй частью.

И на этот раз мне хочется рассмотреть поближе психологические, душевные, человеческие (кому как нравится) «за» и «против» иммиграции во Францию. То есть те моменты, которые не вошли в первый, экономический блок статьи.

1. Потеря друзей и близких (в хорошем смысле)

Особенно эту потерю тяжело пережить тем эмигрантам, кто имел на родине надёжный тыл в виде клана из семьи, родственников, близких друзей и одноклассников, всех тех с кем рос и взрослел в одном городе.

Переезжая заграницу, вы из своего клана или круга полностью выпадаете. То есть совсем. Некого пригласить/сходить в гости, некому позвонить поболтать по телефону, некого попросить заменить масло в машине или посидеть с ребенком. Пропадает тот круг, который привычно делил с вами все горести и радости жизни.

А как же телефон, скайп, соцсети? Это хорошо конечно, но позволяет лишь слегка теплиться небольшой лампадке былых отношений и только. Поверьте моему опыту – «с глаз долой из сердца вон» есть очень мудрая русская поговорка, подходящая для эмигрантов как нельзя кстати.

Не страшен данный пункт тем «перекати-поле», кто с детства менял адреса и школы, поехал учиться в институт в другом городе и распределился на работу в далёкий от дома регион нечерноземья.

2. Чувство одиночества

Это следующий этап, который многим легко удаётся пережить. Как правило, лекарством от него становится общение с бывшими соотечественниками на всевозможных советских хэппенингах и тусовках, в рамках русских ассоциаций или просто у магазинчика «русских» продуктов. Но всё равно это уже не то близкое общение без барьеров с друзьями детства или родственниками…

Как правило, интеллигентам не хватает разговоров о высоком, смысле жизни, творчестве Феллини, а симулякр общения у русского магазина замены не даёт…

Как умудрится обойти данный пункт стороной? Правильно, перебираться во Францию всем семейством, районом или селением! На худой конец – коллективом. Шутки шутками, а прецеденты уже имеются…

3. Чувство отчуждённости

 

Можно также сравнить с пребыванием между двумя мирами – из своего уже вышел, а в другой ещё не вошёл.

Возникает при просмотре французского ТВ и фильмов, общении с коллегами и новыми друзьями/знакомыми.

К примеру, сколько раз в день вы в диалогах на родине употребляете фразы из советских и российских кинофильмов, цитируете классиков русской литературы, ссылаетесь на монологи юмористов или гэги из «нашей раши/камеди клаба»? То-то же. Поэтому местных французов вам никогда не дано будет понять и раскусить до конца. За столом все местные смеются, а вы нет… И добро, если кто-то из сотрапезников сжалится над вами и всего за пять минут исхитрится объяснить, что шутка состояла из незамысловатой игры слов, взятых из одной песни Сержа Гэнзбура, которую напевал герой Алена Делона в кино про море, где потом все утонули, а он один спасся ну и да, прикол был именно в этом.

Сюда же можно отнести и пресловутую разницу менталитетов, когда русский смеётся там, где француз плачет или наоборот.

Чтобы не чувствовать себя чужим можно применять технику «как ребенок». То есть взрослые вокруг засмеялись, и я прыснул хохотом, заплакали – и я разрыдался. Тогда внешне можно быстро сойти у французов за «своего» и не привлекать излишнего внимания.

4. Чувство дома

 

То самое, воспетое Юрием Антоновым. Теперь, чтобы побыть в своей, родной энергетике, «отдохнуть душой», напитаться от земли, на которой рождён, вдоволь наобщаться с друзьями и родными, эээ, придётся платить. Как минимум за билет из Франции домой. И тратить на это драгоценные дни своего отпуска.

Чувство из этого пункта никак не перехитрить – сердце не обманешь!

5. Чувство собственной неуместности

Может возникнуть, а может и нет. Как правило, приходит к совестливым особам. А подогревается пониманием того, что ты ешь чужой (французский) хлеб, отнимаешь работу у местных, получаешь пособие вместо того французского парня, который на него реально заработал и вообще жируешь за счёт щедрого (но чужого) французского государства.

Особо впечатлительные особы чувствуют острый взгляд местного населения себе в спину и наклейку на лбу «иммигрант».

Чтобы быть как все и не чувствовать угрызений совести можно поселиться в социальном жилье в африканском пригороде и утешать себя тем, что «я-то в отличие от них с высшим образованием и опытом работы менеджером по продажам».

6. ВЫ – НЕ МЕСТНЫЙ

И никогда им не станете при всём старании. Этот пункт является суммирующе-резюмирующим все предыдущие. Ощущение того, что вы не свой, не местный и всегда чужой будет постоянно просачиваться в вашу душу. А душа, в свою очередь, постоянно будет напоминать о том, что пришла в своё время в другую страну, в другое окружение и несёт на себе отпечаток метакода именно той местности. Это как штрих-код – содрать с упаковки можно, но стереть то ощущение, что товар произведён в России не получится.

7. Как всего этого по максимуму избежать?

Есть один способ. Но он далеко не всем подойдёт. Это эмиграция в крупные французские города, где много мигрантов и иностранцев, а также работа в международных компаниях и смешанных коллективах. Тогда есть возможность стать как все, слиться с окружением и быть вполне себе нормальным винтиком всеобщего мульти-пульти ландшафта.

Да вы посмотрите, кого у нас только нет! Вот Абу-Бакар из Алжира, Хуссейн из Сенегала, Рами из Сомали, Набила из Сирии, Нгунга из Конго, Нджан из Камеруна и Мария из России. Если вы не находите в предыдущем предложении ошибки, то это вариант точно для вас.

 ———————————————

Консультации по эмиграции и переезду во Францию на любой срок. Данные консультации могут касаться вопросов приобретения недвижимости, получения ВНЖ во Франции, устройства детей в учебные заведения, растаможки транспортных средств и так далее.

Стоимость одного часа консультации по скайпу — 25 евро, предоплата через PayPal или Webmoney

————————————————

Также вы можете обратиться ко мне по любым другим интересующим вас вопросам посредством отправки личного сообщения.

Наш контактный мэйл: [email protected]

 

Поделитесь информацией с друзьями в соц. сетях:

 

Похожее

francissimo.ru

Куда эмигрируют французы? 10 популярных направлений

Сейчас в российском секторе интернета модно муссировать тему эмиграции. Естественно, эмиграции из РФ, а не наоборот. Но я решила быть «не в тренде» и посвятить свой пост эмиграции из Франции, а не во Францию, как многие могли бы ожидать.

Куда же эмигрируют сами французы в поисках лучшей жизни? Вот в этом мы и разберёмся глядя на цифры статистики.

Швейцария

Аутентично…

Эта франкоговорящая соседка Франции привлекает как богатых французов, убегающих от родных налоговых органов, так и босяков, переезжающих в Гельветическую республику в поисках лучшей жизни и хорошего заработка. Всего 160 000 французских беженцев проживает в этой стране.

Опять же, коровки, пасторали, горные пейзажи, тишь, гладь и социальная защищённость. В общем, губа не дура, я бы и сама там жила)).

Великобритания

Тоже соседка. Английский во Франции самый изучаемый иностранный язык. Заработки за Ла-Маншем выше французских, но и стоимость жизни дороже соответственно. Молодых французов Британия привлекает тем, что там проще можно устроиться на работу и зарабатывать столько, сколько захочешь сам. В отличии от Франции, где зарабатывать можно ровно столько, сколько скажет государство, утрированно конечно, но всё же.

Итого, на Альбионе отирается 126 000 французов.

США

New York, New York

 

То бишь Америка. «Американ дрим» всё ещё притягивает жителей Франции, как Москва — жителей Харькова или Таджикистана.

К слову, я лично знаю эмигрировавших туда французов, которые живут и не нарадуются, а заодно перетягивают туда своих родственников. Страна возможностей, чего уж)).

Третье место с числом французских эмигрантов в 125 000.

Бельгия

Хоть остроумные французы и подтрунивают над глуповатыми и слегка приторможенными, по их мнению, бельгийцами, но свою северную соседку любят. А потому переезжают туда жить, так как – язык французский, зарплаты и уровень жизни выше, налоги — меньше. Как Швейцария, только менее статусно для 113 000 коренных французов.

Германия

И опять соседи. Здесь общее число французских эмигрантов в 110 000 можно объяснить крепкими франко-немецкими деловыми связями и общими проектами. В остальном французы эту страну недолюбливают, хоть и хвалят немцев за порядок и трудолюбие.

Испания

Это уже не эмиграция с целью поиска лучшей жизни и высоких заработков, а уже чистой воды дауншифтинг. Тот же Лазурный берег, только в 2-3 раза дешевле. А потому пенсионеры и дачники (общим числом в 95 000 человек) выбирают Коста-Браву.

Канада

Сказочно!

Страна эмигрантов, как США до Второй Мировой войны, да ещё и с французским государственным языком! И почему бы и нет? Я бы тоже туда поехала жить, да не к кому)). А 78 000 французов смогли найти тёплый приём в этой северной стране.

Израиль

Не спрашивайте меня почему, сама удивляюсь. Но 55 000 французов там живут. Ну может быть какие-то корни у них и не совсем французские. В любом случае, с количеством эмигрантов в Израиль из бывшего СССР французов и сравнивать нечего.

Италия

Последняя французская соседка по количеству проживающих в ней французов. Всего 47 000, да и то, скорее всего, это бывшие итальянские граждане, вернувшиеся проживать французскую пенсию на исторической родине.

Марокко

Дауншифтинг + итальянский вариант. Ну ещё немного тех, кто там работает ввиду больших экономических связей Марокко и Франции. Итого набегает 45 000 французов в этой африканской стране.

В заключении хотелось бы отметить, что самыми привлекательными для французов странами стали все крупные страны-соседки Франции. В список попали также и заокеанские, традиционно привлекательные для эмигрантов, Канада и США.

Однако наличие в первой десятке Израиля и Марокко немного удивляет. Ну да ладно, главное чтобы живущих там французов всё устраивало)).

Cordialement,

Галина Шевалер.

 

Также рекомендую к прочтению статью «Почему французы покидают Францию?»

 

Поделитесь информацией с друзьями в соц. сетях:

 

Похожее

francissimo.ru


Смотрите также