Выход из нато франции


К 50-летию выхода Франции из НАТО

1 июля 1966 года Шарль де Голль переподчинил все вооружённые силы Франции непосредственно национальному командованию, выведя их из подчинения Североатлантическому альянсу.

Бывшие республики СССР, стремящиеся нырнуть под зонтик Североатлантического Альянса или уже туда нырнувшие, предполагают, что этот шаг решит их проблемы с безопасностью (понимаемые как «исключение варианта русских танков, угрожающих нашим бюрократическим династиям»).

Сегодня, когда мы справляем 50-ю годовщину случая, когда, чтобы спастись от русских, из НАТО выходили, а не вступали, стоит поговорить о том, что спустя много лет в буйные головы политиков возвращается здоровая осторожность. И это к лучшему.

О чём речь

Во-первых, нужно оговориться: в 1966-м Франция вышла только из военных структур НАТО, оставшись в политической его системе. Тем не менее, поскольку Франция — одна из стран-основательниц Альянса, подобный шаг в разгар холодной войны всё равно доставил американцам немало неприятностей. Начиналось же всё с вопроса контроля над стратегическими вооружениями.

Если совсем кратко, то вопрос стоял следующим образом: кто будет иметь право принимать решение о ядерном ударе средствами, находившимися под общим командованием НАТО? Если бы они были исключительно американскими, а в Европе лишь базировались, то вопрос так даже бы не стоял. Однако члены НАТО несли финансовое соучастие в создании общего ядерного щита, а Великобритания, например, даже настаивала на установке собственных ядерных боеголовок на американские МБР. В конце концов США предложили формулу МСЯС (многосторонние ядерные силы), которая передавала бы командование над европейским щитом структурам НАТО.

Во Франции эту идею не поддержали сразу после её оглашения (примерно 1959–1960 годы), поскольку это, хоть и косвенно, допускало к «кнопке» ФРГ. Последняя, в отличие от Франции, не имела собственного ядерного потенциала вне формулы МСЯС.

Карибский кризис подлил масла в огонь: конфликтуют США и СССР, а прилететь может по ядерным объектам во Франции. В ситуации, когда СССР ещё не располагал ракетами с дальностью полёта 10–12 тысяч километров или орбитальной версией Р-36 (чтобы гарантированно накрыть цели в США), подобное непропорциональное распределение рисков президенту Шарлю де Голлю сильно не нравилось. А начало активного и открытого вмешательства США в войну во Вьетнаме (1964) стало последней каплей. Забавно, что за 10 лет до этого французы сами просили о таком вмешательстве Белый Дом.

Поэтому генерал де Голль и принял решение: выделить Францию из общей структуры безопасности Альянса, попутно объяснив советскому руководству, что теперь это не силы и ракеты НАТО, а силы и ракеты Франции.

Объявлено об этом было в феврале 1966 года. В июле все французские войска были подчинены исключительно французскому командованию, в октябре представители Франции покинули постоянный военный комитет Альянса.

Одним только выходом де Голль не ограничился. Почти одновременно с переподчинением войск он надолго приехал в СССР, договорившись с его руководством о новом формате советско-французских отношений (в частности — о регулярных правительственных консультациях по важным международным проблемам). Фактически это стало прологом к политике разрядки.

…Де Голль был не вечен. Его сменили другие, всё более и более дрессированные лидеры. Франция позже, разумеется, в НАТО полностью вернулась. С 1995 года — снова стала участвовать в военных операциях, с 2009-го — возобновила участие во всех покинутых ранее структурах. Но важно не это.

Банда хулиганов

Мы до сих пор живём в матрице Второй мировой войны и её результатов. Военные итоги этой войны известны. Политические тоже, однако это скорее были не итоги, а наброски к новому этапу противостояния.

НАТО возникло как военно-политический блок, противостоящий СССР и соцлагерю. Однако кроме этого, Альянс — эдакая тусовка атлетов. В любом американском подростковом фильме есть этот образ — пяток футболистов местной школьной команды. Мышцы и сплочённость — верная формула успеха. НАТО — аналог такой банды в мировом масштабе.

Выход Франции из НАТО показывает, что наша метафора — не пустой звук. Сплочённость, основанная на лёгких победах и необременительных обязанностях, существует лишь до первых серьёзных неприятностей. Например, до осознания того, что за действия «лидера банды» может ответить любой из её членов.

Развитие ядерного оружия, в первую очередь его дальностных характеристик, парадоксальным образом привело к самоуспокоению «банды». Сценарий ядерного конфликта между США и СССР (Россией) предполагает обмен ударами между ними. Европейский союзник — цель второго приоритета. Ещё более способствовал самоуспокоению развал СССР. Собственно, первый шаг Франции обратно под перепончатое крыло Альянса случился вскоре после него.

О пользе здоровой нерешительности

А затем оказалось, что перспектива быть втянутым в совершенно чужой конфликт не исчезла вместе с СССР. В приштинском аэропорту было скорее робкое напоминание, но уже тогда риторика сразу вырулила на правильную колею:

Уэсли Кларк (главнокомандующий силами НАТО в Европе) — генералу Майклу Джексону: «Стрелять на поражение, русских необходимо уничтожить!»

Николай Яцыков (командир десантного взвода, бравшего под контроль аэропорт) — генералу Майклу Джексону: «Если ещё раз ты сейчас скажешь слово, здесь и ляжешь».

Майкл Джексон (британский генерал) — Уэсли Кларку: «Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну».

Сегодня этот милый диалог в лицах разыгрывается снова, но уже не в Сербии, а в Сирии — и при совсем другом раскладе сил. А легендарная фраза генерала Майкла Джексона — это примерная сумма заявлений европейских лидеров на атаку на Су-24. Из НАТО правда выйти никто не поспешил, за эти годы наш «клюквенный» образ злого русского с ядерной ракетой наперевес немного померк. Однако единогласное осуждение — это единая позиция, причём не столько антитурецкая, сколько антиамериканская.

Спустя годы проблема Альянса остаётся всё той же: его члены вынуждены подчиняться правилам, которые формулируют не они. Из четырёх наиболее крупных держав Европы (Великобритания, Германия, Италия, Франция) первая — стратегический партнёр США, вторая — оккупированная страна, третья — вышла из войны под давлением американских войск. Да, этой матрице много лет, но она работает. И лишь Франция более или менее удачно пытается противостоять влиянию США в регионе — отказом таскать каштаны из огня (Шарль де Голль) или попыткой примирить позиции России и США по Сирии (Франсуа Олланд после терактов в Париже). Впрочем, это зависит от её текущего лидера.

***

Фразу «Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну» вполне мог бы сказать не генерал Джексон, а генерал де Голль. По крайней мере, оба имели в виду примерно одно и то же. Возвращение в ежедневный обиход хотя бы европейских лидеров этой установки сделает мир намного спокойнее.

rusnext.ru

К 50-летию выхода Франции из НАТО / Империя

К 50-летию выхода Франции из НАТО

1 июля 2016 г. 20:33:56

ЗАЦАРИН Иван

1 июля 1966 года Шарль де Голль переподчинил все вооружённые силы Франции непосредственно национальному командованию, выведя их из подчинения Североатлантическому альянсу.

Бывшие республики СССР, стремящиеся нырнуть под зонтик Североатлантического Альянса или уже туда нырнувшие, предполагают, что этот шаг решит их проблемы с безопасностью (понимаемые как «исключение варианта русских танков, угрожающих нашим бюрократическим династиям»).

Сегодня, когда мы справляем 50-ю годовщину случая, когда, чтобы спастись от русских, из НАТО выходили, а не вступали, стоит поговорить о том, что спустя много лет в буйные головы политиков возвращается здоровая осторожность. И это к лучшему.

О чём речь

Во-первых, нужно оговориться: в 1966-м Франция вышла только из военных структур НАТО, оставшись в политической его системе. Тем не менее, поскольку Франция — одна из стран-основательниц Альянса, подобный шаг в разгар холодной войны всё равно доставил американцам немало неприятностей. Начиналось же всё с вопроса контроля над стратегическими вооружениями.

Если совсем кратко, то вопрос стоял следующим образом: кто будет иметь право принимать решение о ядерном ударе средствами, находившимися под общим командованием НАТО? Если бы они были исключительно американскими, а в Европе лишь базировались, то вопрос так даже бы не стоял. Однако члены НАТО несли финансовое соучастие в создании общего ядерного щита, а Великобритания, например, даже настаивала на установке собственных ядерных боеголовок на американские МБР. В конце концов США предложили формулу МСЯС (многосторонние ядерные силы), которая передавала бы командование над европейским щитом структурам НАТО.

Во Франции эту идею не поддержали сразу после её оглашения (примерно 1959–1960 годы), поскольку это, хоть и косвенно, допускало к «кнопке» ФРГ. Последняя, в отличие от Франции, не имела собственного ядерного потенциала вне формулы МСЯС.

Карибский кризис подлил масла в огонь: конфликтуют США и СССР, а прилететь может по ядерным объектам во Франции. В ситуации, когда СССР ещё не располагал ракетами с дальностью полёта 10–12 тысяч километров или орбитальной версией Р-36 (чтобы гарантированно накрыть цели в США), подобное непропорциональное распределение рисков президенту Шарлю де Голлю сильно не нравилось. А начало активного и открытого вмешательства США в войну во Вьетнаме (1964) стало последней каплей. Забавно, что за 10 лет до этого французы сами просили о таком вмешательстве Белый Дом.

Поэтому генерал де Голль и принял решение: выделить Францию из общей структуры безопасности Альянса, попутно объяснив советскому руководству, что теперь это не силы и ракеты НАТО, а силы и ракеты Франции.

Объявлено об этом было в феврале 1966 года. В июле все французские войска были подчинены исключительно французскому командованию, в октябре представители Франции покинули постоянный военный комитет Альянса.

Одним только выходом де Голль не ограничился. Почти одновременно с переподчинением войск он надолго приехал в СССР, договорившись с его руководством о новом формате советско-французских отношений (в частности — о регулярных правительственных консультациях по важным международным проблемам). Фактически это стало прологом к политике разрядки.

…Де Голль был не вечен. Его сменили другие, всё более и более дрессированные лидеры. Франция позже, разумеется, в НАТО полностью вернулась. С 1995 года — снова стала участвовать в военных операциях, с 2009-го — возобновила участие во всех покинутых ранее структурах. Но важно не это.

Банда хулиганов

Мы до сих пор живём в матрице Второй мировой войны и её результатов. Военные итоги этой войны известны. Политические тоже, однако это скорее были не итоги, а наброски к новому этапу противостояния.

НАТО возникло как военно-политический блок, противостоящий СССР и соцлагерю. Однако кроме этого, Альянс — эдакая тусовка атлетов. В любом американском подростковом фильме есть этот образ — пяток футболистов местной школьной команды. Мышцы и сплочённость — верная формула успеха. НАТО — аналог такой банды в мировом масштабе.

Выход Франции из НАТО показывает, что наша метафора — не пустой звук. Сплочённость, основанная на лёгких победах и необременительных обязанностях, существует лишь до первых серьёзных неприятностей. Например, до осознания того, что за действия «лидера банды» может ответить любой из её членов.

Развитие ядерного оружия, в первую очередь его дальностных характеристик, парадоксальным образом привело к самоуспокоению «банды». Сценарий ядерного конфликта между США и СССР (Россией) предполагает обмен ударами между ними. Европейский союзник — цель второго приоритета. Ещё более способствовал самоуспокоению развал СССР. Собственно, первый шаг Франции обратно под перепончатое крыло Альянса случился вскоре после него.

О пользе здоровой нерешительности

А затем оказалось, что перспектива быть втянутым в совершенно чужой конфликт не исчезла вместе с СССР. В приштинском аэропорту было скорее робкое напоминание, но уже тогда риторика сразу вырулила на правильную колею:

Уэсли Кларк (главнокомандующий силами НАТО в Европе) — генералу Майклу Джексону: «Стрелять на поражение, русских необходимо уничтожить!»

Николай Яцыков (командир десантного взвода, бравшего под контроль аэропорт) — генералу Майклу Джексону: «Если ещё раз ты сейчас скажешь слово, здесь и ляжешь».

Майкл Джексон (британский генерал) — Уэсли Кларку: «Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну».

Сегодня этот милый диалог в лицах разыгрывается снова, но уже не в Сербии, а в Сирии — и при совсем другом раскладе сил. А легендарная фраза генерала Майкла Джексона — это примерная сумма заявлений европейских лидеров на атаку на Су-24. Из НАТО правда выйти никто не поспешил, за эти годы наш «клюквенный» образ злого русского с ядерной ракетой наперевес немного померк. Однако единогласное осуждение — это единая позиция, причём не столько антитурецкая, сколько антиамериканская.

Спустя годы проблема Альянса остаётся всё той же: его члены вынуждены подчиняться правилам, которые формулируют не они. Из четырёх наиболее крупных держав Европы (Великобритания, Германия, Италия, Франция) первая — стратегический партнёр США, вторая — оккупированная страна, третья — вышла из войны под давлением американских войск. Да, этой матрице много лет, но она работает. И лишь Франция более или менее удачно пытается противостоять влиянию США в регионе — отказом таскать каштаны из огня (Шарль де Голль) или попыткой примирить позиции России и США по Сирии (Франсуа Олланд после терактов в Париже). Впрочем, это зависит от её текущего лидера.

***

Фразу «Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну» вполне мог бы сказать не генерал Джексон, а генерал де Голль. По крайней мере, оба имели в виду примерно одно и то же. Возвращение в ежедневный обиход хотя бы европейских лидеров этой установки сделает мир намного спокойнее.

Источник

www.imperiyanews.ru

Выход Франции из альянса НАТО может стать началом его развала

В интервью «Комсомольской правде» известный европейский политик, лидер Национального фронта Франции Марин Ле Пен заявила, что в случае победы на грядущих президентских выборах выведет страну из НАТО. «Нужно констатировать, что в настоящий момент Франция следует линии НАТО, – цитирует издание Марин Ле Пен. – Если меня выберут, я выведу Францию из НАТО. Потому что в настоящий момент Франция потеряла свой собственный голос, мы полностью подстраиваемся и выполняем приказы, поступающие из Вашингтона. Иногда приказы приходят и из Берлина. Францию как бы растягивают между приказами то из Вашингтона, то из Берлина.

Принимая во внимание то, что сегодня Франция просто равняется на позицию Вашингтона, есть серьезные опасения, как Франция может повести себя в ситуации с Украиной».

Надо отметить, что на фоне недовольства французов безвольной проамериканской политикой президента Франсуа Олланда, у Марин Ле Пен есть действительно неплохие шансы стать новым главой Франции. А c Североатлантическим альянсом у Парижа всегда были не самые простые отношения. Возможен ли в принципе французский демарш? Если возможен, то как повлияет этот шаг на будущее НАТО?

- Франция уже не раз весьма вольно вела себя в отношении НАТО, - говорит генерал-полковник, действительный член Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. – Страна выходила из военной структуры блока, выдворяла штаб-квартиру организации со своей территории. Антинатовские настроения здесь довольно сильны, как среди политической общественности, так и непосредственно в военных кругах.

Мне не раз приходилось наблюдать, что французские офицеры на официальных мероприятиях НАТО держатся обособленно. Они часто возражают против втягивания Франции в разного рода натовские авантюры.

Французы вообще недолюбливают американцев. История этой нелюбви уходит ещё в эпоху генерала де Голля, который стремился ослабить влияние США на Францию. Вот этот «дух независимости» от американцев французы не забыли. И то, что последние два президента страны были полностью проамериканскими, вызывает недовольство у значительной части французского общества. Поэтому у Марин Ле Пен действительно есть неплохие шансы стать главой Франции. Она в этом случае может воспользоваться старым рецептом Де Голля: не разрывая политических связей с НАТО, отказаться от военного сотрудничества с ним.

«СП»: - Что потеряет от этого Североатлантический альянс?

- Недавно я получил информацию о том, что Еврокомиссия рекомендовала уйти европейским банкам не только из Украины, но и из Прибалтики. Это означает, что главные страны Запада в экономическом плане бросают на произвол судьбы своих союзников. И это, конечно, не укрепит позиций НАТО в Европе, и, в частности, в восточной её части.

В случае ухода Франции из альянса, основная нагрузка на европейский сегмент НАТО ляжет на Германию. А мы знаем, что Германия уже не раз пыталась создавать некие европейские силы безопасности. И если раньше все эти попытки пресекались США, то теперь исход может быть иным. В любом случае, очень велика вероятность, что НАТО зашатается.

Ведь альянс сегодня – инструмент мировой финансовой олигархии. Всё больше людей понимают, что такой военный монстр, как НАТО, для защиты от террористических и прочих угроз не нужен. В мире нет сейчас сил, которые захотели бы вдруг оккупировать какую-то западную страну. Осознание этого будет расти и в Европе, и в США. Многие задумаются: а зачем нам НАТО? В общем, выход Франции из альянса может стать в первую очередь политическим ударом.

«СП»: - Как могут повлиять украинские события на крепость НАТО?

- Американцы привыкли после Второй мировой войны действовать на чужих территориях и, нередко, чужими руками. Они с удовольствием организуют войны и революции подальше от своих границ. Европейцы понимают, что в нестабильности на Украине заинтересованы именно США. Таким образом, американцы надеются поссорить Украину и Россию. Да при этом ещё затруднить экономическое сотрудничество между Россией и ЕС.

Но поскольку руководство большинства европейских стран занимает явно проамериканскую позицию, они выполняют указания из Вашингтона - нередко в ущерб национальным интересам собственных государств.

- Франция около 30 лет не состояла в военной организации НАТО, - говорит руководитель редакции военной информации ИТАР-ТАСС Виктор Литовкин. – В плане ослабления военного потенциала её новый демарш не сильно скажется на альянсе. Можно говорить, что это решение отразится в основном на самой Франции. Главный плюс для страны – Вашингтон не сможет её больше втягивать в свои военные авантюры. Внешнеполитические интересы Франции главным образом сосредоточены в Африке. При этом Франции приходится следовать в фарватере США и НАТО, объявившими сферой своих интересов весь мир.

Поэтому идея Марин Ле Пен понятна и обоснована. Вопрос только в том, дадут ли ей стать президентом.

«СП»: - Можно ли сказать, что столь громкое заявление популярного европейского политика – тревожный звоночек для НАТО?

- Безусловно, многие европейские страны недовольны этой организацией. США навязывают НАТО, а через него и странам-участницам свою политику, заставляют действовать в её русле. Но при этом важно учитывать, что далеко не все европейские страны готовы увеличивать свои военные расходы.

НАТО сегодня проводит агрессивную политику. В первую очередь, в информационной сфере. США пытаются убедить своих европейских союзников в том, что Россия представляет для них угрозу, что, конечно, не соответствует действительности. Подобные информационные кампании ведутся в первую очередь для того, чтобы европейцы увеличили свои расходы на оборону.

Надо понимать также, что НАТО, как бюрократическая структура, борется за своё существование. По большому счёту, альянс представляет собой скопище евробюрократов, сидящих в Брюсселе. Это около 3,5 тыс. чиновников, которые неплохо живут за счёт «фирмы».

«СП»: - То есть отказаться от «дружественной помощи» НАТО европейцам не удастся?

- В ближайшее время – нет. Я думаю, только серьёзный кризис, в который может быть втянут альянс, заставит какие-то страны покинуть НАТО. Но, как мы знаем из истории, эта организация предпочитает иметь дело со слабыми противниками, избегая затяжных кровопролитных войн. С кем натовцы воевали? С Югославией, Афганистаном, Ливией… Риск потерять значительное число своих солдат в таких операциях был минимален. При этом небольшие европейские страны имеют возможность тратить на армию 1-1,5% своего бюджета. В то время как вне блока им пришлось бы тратить больше 2% госбюджета.

А США, будучи, по сути, хозяином НАТО, тратят 4-5% своего ВВП на военные нужды, оплачивая при этом около 70% всех расходов Североатлантического альянса.

- Пока говорить о развале НАТО преждевременно, - считает депутат Госдумы от КПРФ Вячеслав Тетёкин. – Даже во времена Де Голля Франция полностью из НАТО не выходила. Думаю, что и Марин Ле Пен, если ей удастся стать президентом, вряд ли оборвёт полностью сотрудничество с альянсом. Французы традиционно стремились к большей независимости от политики США, чем другие западноевропейские страны. Они всегда любили подчёркивать свою особенность. Поэтому ничего необычного в заявлении Ле Пен нет.

Ведущие державы Запада выходить из НАТО не торопятся. Другое дело, что они занимаются своего рода тихим саботажем. Я, как член делегации Госдумы в парламентской ассамблее НАТО, не раз убеждался, что страны-участницы альянса всячески стараются сократить свои расходы на оборону. Они ссылаются на трудное экономическое положение, при этом в случае чего надеются на военную помощь США. Очень удобная позиция.

Что касается натовской «мелочёвки», стран Прибалтики, например, то их мизерные госбюджеты вообще мало на что влияют. При этом они самые ревностные сторонники США. Особенно в вопросах антироссийской пропаганды. Прибалты будут держаться за НАТО до последней возможности.

«СП»: - Сейчас США пытаются склонить Францию, как и других членов ЕС, к максимальным санкциям против России. В частности, под вопросом поставка России французских вертолётоносцев типа «Мистраль». Возможно, страх потерять выгодный контракт станет дополнительным стимулом для выхода из НАТО?

- Не думаю. Что касается «Мистралей», тут дело в другом. Франция оказалась в дурацком положении. Она в числе первых начала кричать о том, что Россию надо наказать «за Крым» санкциями. Олланд побежал впереди паровоза, пригрозив разрывом контракта по вертолётоносцам. Но таким образом французы рискуют наказать самих себя. России эти «железные корыта», как их называют моряки, особенно не нужны. Они не укладываются в нашу оборонную доктрину, потому что мы не предполагаем проводить крупных десантных операций. И если Франция откажется их продать нам, то никто другой эти почти уже готовые суда не купит. У США, единственного потенциального покупателя, своих вертолётоносцев хватает.

maxpark.com

Юрий Баранчик - Почему Франция выйдет из НАТО

Юрий Баранчик, 20 июля 2016, 20:41 — REGNUM  

14 июля, когда вся Франция отмечала национальный праздник — День взятия Бастилии, французский гражданин тунисского происхождения въехал в толпу людей на Английской набережной. В результате теракта погибло и умерло в больницах более 85 человек. Хотя президент Франции Франсуа Олланд заявил о том, что в стране будет на полгода продлено чрезвычайное положение, большинство французов это не смогло ввести в заблуждение: 67% французов, опрошенных на следующий день после теракта в Ницце, заявили, что президент Франсуа Олланд (по прозвищу Желе, которое дали ему его соратники) и его правительство не могут эффективно бороться с терроризмом. И этот факт ставит целый ряд весьма непростых вопросов для будущего Французской Республики.

В произошедшей трагедии есть три момента, которые обращают на себя внимание. Во-первых, незадолго до теракта террорист перевел своей семье более 100 тысяч долларов. То есть он действовал явно не сам по себе как одноразовый фанатик, а по заказу со стороны. Это означает, что у теракта есть заказчик, который специально запланировал его на день национального праздника Франции. Соответственно, то, что власти Франции сосредоточились исключительно и только на самом исполнителе теракта, говорит об их неготовности и нежелании рассматривать теракт всерьез и искать заказчика. И народ Франции эту фальшь, безусловно, чувствует.

Во-вторых, теракт произошел на Английской набережной, что весьма символично. В-третьих, теракт произошел спустя всего несколько дней после того, как премьер-министр Франции Мануэль Вальс заявил, что заключение соглашения по Трансатлантическому торгово-инвестиционному партнерству между Евросоюзом и США невозможно, если оно не учитывает интересы ЕС. «Отныне никакого соглашения о свободной торговле не должно быть заключено, если оно не соблюдает интересы Евросоюза. Европа должна быть твердой. Франция будет за этим следить. И я вам откровенно говорю, что соглашения о трансатлантической торговле быть не может. Это соглашение идет в неправильном направлении», — заявил он в конце июня.

Если мы проанализируем аналогичные теракты, то увидим, что все они происходили после того, как кто-то в Европе или в других регионах мира выступал с антиамериканскими инициативами. Например, в марте 2015 года в Альпах разбился Аэробус немецкой авиакомпании Germanwings, на борту которого находились 142 пассажира и восемь членов экипажа. Авария произошла через несколько дней после того, как лидеры Франции и Германии высказались за необходимость сотрудничества с Россией по Украине.

Кроме того, в январе 2015 года террористами в Париже было захвачено несколько десятков человек, из которых погибло 17 человек. С 13 на 14 ноября 2015 года Францию снова сотрясла серия терактов. Париж в буквальном смысле слова взорвали. Сначала рядом со стадионом Stade de France, где проходил товарищеский футбольный матч между сборными Франции и Германии и на котором присутствовали президент Франции Франсуа Олланд, министр иностранных дел страны Лоран Фабиус и его германский коллега Франк-Вальтер Штайнмайер, террористы-смертники взорвали три бомбы. После чего в шести районах Парижа началась стрельба, а одна из групп террористов захватила около 100 заложников в театре «Батаклан» в Париже. Террористы, устроившие в пятницу вечером стрельбу в парижском концертном зале «Батаклан», кричали, что «мстят Франции за Сирию».

Это говорит не только о слабости национальных контртеррористических подразделений страны, но и о том, что Франция пожинает плоды национальной политики, которая проводилась все последние десятилетия — закрытые арабские и иные городские анклавы, куда не может сунуться полиция, неконтролируемая миграция жителей их бывших колоний, Магриба и Ближнего Востока. То есть Франции аукается ее собственная внешняя политика. За смерть Каддафи и разгром процветающей Ливии, за смерть миллионов детей Ирака и Афганистана, за организацию гражданской войны в Сирии — за все это и многое другое надо отвечать. И это также прямое следствие неконтролируемой миграции, когда сотни подготовленных США на Ближнем Востоке боевиков растворились на европейских просторах.

Об этом говорят и другие эксперты: «Потрясший Францию крупнейший за последние годы теракт в Ницце вновь поставил во главу угла вопрос о том, какие политические последствия нарастающая волна террора будет иметь как в целом в Евросоюзе, так и во Франции в частности. Руководству Пятой Республики уже невозможно далее игнорировать тот факт, что ведущаяся, несмотря на рост влияния таких организаций, как запрещённая в России ИГИЛ, политика бесконтрольного приёма миграционных потоков из Африки и с Ближнего Востока начинает угрожать непосредственной безопасности граждан Франции на улицах и площадях до того вполне безопасных районов французских городов».

Франция не может себя защитить от терроризма, находясь в структурах НАТО, так как терроризм сам является производной функцией НАТО. Именно поэтому Франсуа Олланд жестко отреагировал на саммите НАТО в Варшаве на слова генсека организации Столтенберга по поводу российской угрозы, заявив, что Россия не представляет угрозы Франции, и что необходимо рассматривать Россию как партнера.

Но Олланд — уходящая политическая натура, как и значительная часть нынешней французской политической элиты. В следующем году Францию ожидает серьезная политическая встряска. Сначала, в мае 2017 года, пройдут президентские выборы, а затем в июне — парламентские. С целью не допустить прихода к власти Марин Ле Пен, рейтинг которой после каждого теракта во Франции повышается на несколько пунктов, нынешняя французская политическая элита вынуждена была сплотиться и сделать ставку на второй заход во власть Николя Саркози, который также стал выступать с жестких правых позиций.

Так, сразу после теракта в Ницце Николя Саркози в качестве лидера партии «Республиканцы» заявил, что «за 18 месяцев, минувших со времени терактов против газеты Charlie Hebdo, во Франции не было сделано ничего из того, что следовало сделать для борьбы против терроризма». По его словам, так и не был принят закон об ответственности за создание исламистских сайтов и не были запущены центры по дерадикализации молодежи, на создании которых настаивали «Республиканцы». Клюнет ли на эту политтехнологическую ловушку французский электорат, который Саркози уже однажды обманул, — неизвестно. Но то, что выборы во Франции, как президентские, так и парламентские, пройдут в совершенно иной содержательной плоскости, чем все предыдущие, — это несомненно.

Кроме того, теракты показывают неэффективность не только французских спецслужб, но и всей европейской системы безопасности: «Мы видим окончательный закат идеи некой сверхэффективности наднациональной европейской бюрократии. Как оказалось, на поверку все риски в сфере безопасности несут именно национальные государства и конкретные люди, с именами и фамилиями, а не принимающая решения безликая брюссельская бюрократия».

Но европейская система безопасности в нынешнем виде создана и находится под полным управлением американцев, о чем свидетельствует в том числе и целый ряд скандалов с прослушкой европейских лидеров. Как отмечает Андрей Манойло, «мнение населения европейских стран Вашингтон не интересует. У США к находящемуся на грани распада Евросоюзу отношение как к простой территории. Для Соединенных Штатов это не союз государств, а некое пространство. Они готовы «делить» Евросоюз, раскалывать, а где-то даже и склеивать. То есть рычаги управления хаотизацией они не упустят. Евросоюз — это не партнер, с которым нужно о чем-то договариваться. Особенно в долгосрочных перспективах».

Соответственно, американцы вполне могут быть причастны к тому политическому и террористическому хаосу, который все сильнее проступает в Европе. И выход из этой западни для Франции, как и для других государств Евросоюза, может быть только один — выход из европейских и евроатлантических структур безопасности, в том числе из военно-политического блока НАТО, восстановление национального политического и военного суверенитета и плотное политическое сотрудничество с Россией.

Все тот же Саркози это прекрасно понимает и пытается окучить эту поляну накануне президентских выборов: «В том, что касается внешних операций, Франции следует безотлагательно наладить контакты с Россией, чтобы вместо двух коалиций в Сирии действовала одна. Нам нужна Россия для борьбы против терроризма. Франция оказалась в условиях как внешней, так и внутренней войны. Нам необходимо в этой связи вести тотальную войну с терроризмом, войну против наших врагов, которые не останавливаются ни перед чем и не признают границ — и наша рука при этом не должна дрогнуть», — подчеркнул Саркози, пытаясь оттеснить Ле Пен от электората.

Если Марин Ле Пен во Франции сможет возглавить этот процесс, то это серьезно повлияет на умонастроения политических элит и в других важных странах Евросоюза — Германии и Голландии. Тем более что, как отмечает Петр Акопов, «теракт в день главного национального праздника Франции будет иметь более чем серьезные последствия. Шок от Ниццы может ускорить процесс осознания французским обществом тупиковости курса, которым движется Пятая Республика. И снять последние препятствия к победе Марин Ле Пен на президентских выборах следующей весной».

Если новая французская Жанна д'Арк придет к власти во Франции в следующем году, это станет не только вторым мощнейшим ударом по Евросоюзу в его нынешнем виде после Брексит, но и по всей той структуре евроатлантической системы безопасности, которая сложилась в ходе холодной войны и сохранилась как агрессивный рудимент той эпохи в Европе до настоящего времени. Существуют большие сомнения в том, что ЕС и НАТО смогут пережить приход Ле Пен к власти во Франции и сохранить ныне действующую неоколониальную инфраструктуру управления Европой из Вашингтона.

regnum.ru

«Фрексит» номер один. К 50-летию выхода Франции из НАТО | Публицистика | История России

1 июля 1966 года Шарль де Голль переподчинил все вооружённые силы Франции непосредственно национальному командованию, выведя их из подчинения Североатлантическому альянсу.

Бывшие республики СССР, стремящиеся нырнуть под зонтик Североатлантического Альянса или уже туда нырнувшие, предполагают, что этот шаг решит их проблемы с безопасностью (понимаемые как «исключение варианта русских танков, угрожающих нашим бюрократическим династиям»).

Сегодня, когда мы справляем 50-ю годовщину случая, когда, чтобы спастись от русских, из НАТО выходили, а не вступали, стоит поговорить о том, что спустя много лет в буйные головы политиков возвращается здоровая осторожность. И это к лучшему.

О чём речь

Во-первых, нужно оговориться: в 1966-м Франция вышла только из военных структур НАТО, оставшись в политической его системе. Тем не менее, поскольку Франция – одна из стран-основательниц Альянса, подобный шаг в разгар холодной войны всё равно доставил американцам немало неприятностей. Начиналось же всё с вопроса контроля над стратегическими вооружениями.

Если совсем кратко, то вопрос стоял следующим образом: кто будет иметь право принимать решение о ядерном ударе средствами, находившимися под общим командованием НАТО? Если бы они были исключительно американскими, а в Европе лишь базировались, то вопрос так даже бы не стоял. Однако члены НАТО несли финансовое соучастие в создании общего ядерного щита, а Великобритания, например, даже настаивала на установке собственных ядерных боеголовок на американские МБР. В конце концов США предложили формулу МСЯС (многосторонние ядерные силы), которая передавала бы командование над европейским щитом структурам НАТО.

Во Франции эту идею не поддержали сразу после её оглашения (примерно 1959-1960 годы), поскольку это, хоть и косвенно, допускало к «кнопке» ФРГ. Последняя, в отличие от Франции, не имела собственного ядерного потенциала вне формулы МСЯС.

Карибский кризис подлил масла в огонь: конфликтуют США и СССР, а прилететь может по ядерным объектам во Франции. В ситуации, когда СССР ещё не располагал ракетами с дальностью полёта 10-12 тысяч километров или орбитальной версией Р-36 (чтобы гарантированно накрыть цели в США), подобное непропорциональное распределение рисков президенту Шарлю де Голлю сильно не нравилось. А начало активного и открытого вмешательства США в войну во Вьетнаме (1964) стало последней каплей. Забавно, что за 10 лет до этого французы сами просили о таком вмешательстве Белый Дом.

Поэтому генерал де Голль и принял решение: выделить Францию из общей структуры безопасности Альянса, попутно объяснив советскому руководству, что теперь это не силы и ракеты НАТО, а силы и ракеты Франции.

Объявлено об этом было в феврале 1966 года. В июле все французские войска были подчинены исключительно  французскому командованию, в октябре представители Франции покинули постоянный военный комитет Альянса.

Одним только выходом де Голль не ограничился. Почти одновременно с переподчинением войск он надолго приехал в СССР, договорившись с его руководством о новом формате советско-французских отношений (в частности – о регулярных правительственных консультациях по важным международным проблемам). Фактически это стало прологом к политике разрядки.

...Де Голль был не вечен. Его сменили другие, всё более и более дрессированные лидеры. Франция позже, разумеется, в НАТО полностью вернулась. С 1995 года – снова стала участвовать в военных операциях, с 2009-го – возобновила участие во всех покинутых ранее структурах. Но важно не это.

Банда хулиганов

Мы до сих пор живём в матрице Второй мировой войны и её результатов. Военные итоги этой войны известны. Политические тоже, однако это скорее были не итоги, а наброски к новому этапу противостояния.

НАТО возникло как военно-политический блок, противостоящий СССР и соцлагерю. Однако кроме этого, Альянс – эдакая тусовка атлетов. В любом американском подростковом фильме есть этот образ – пяток футболистов местной школьной команды. Мышцы и сплочённость – верная формула успеха. НАТО – аналог такой банды в мировом масштабе.

Выход Франции из НАТО показывает, что наша метафора – не пустой звук. Сплочённость, основанная на лёгких победах и необременительных обязанностях, существует лишь до первых серьёзных неприятностей. Например, до осознания того, что за действия «лидера банды» может ответить любой из её членов.

Развитие ядерного оружия, в первую очередь его дальностных характеристик, парадоксальным образом привело к самоуспокоению «банды». Сценарий ядерного конфликта между США и СССР (Россией) предполагает обмен ударами между ними. Европейский союзник – цель второго приоритета. Ещё более способствовал самоуспокоению развал СССР. Собственно, первый шаг Франции обратно под перепончатое крыло Альянса случился вскоре после него.

О пользе здоровой нерешительности

А затем оказалось, что перспектива быть втянутым в совершенно чужой конфликт не исчезла вместе с СССР. В приштинском аэропорту было скорее робкое напоминание, но уже тогда риторика сразу вырулила на правильную колею:

Уэсли Кларк (главнокомандующий силами НАТО в Европе) – генералу Майклу Джексону: «Стрелять на поражение, русских необходимо уничтожить!»

Николай Яцыков (командир десантного взвода, бравшего под контроль аэропорт) – генералу Майклу Джексону: «Если ещё раз ты сейчас скажешь слово, здесь и ляжешь».

Майкл Джексон (британский генерал) – Уэсли Кларку: «Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну».

Сегодня этот милый диалог в лицах разыгрывается снова, но уже не в Сербии, а в Сирии – и при совсем другом раскладе сил. А легендарная фраза генерала Майкла Джексона – это примерная сумма заявлений европейских лидеров на атаку на Су-24. Из НАТО правда выйти никто не поспешил, за эти годы наш «клюквенный» образ злого русского с ядерной ракетой наперевес немного померк. Однако единогласное осуждение – это единая позиция, причём не столько антитурецкая, сколько антиамериканская.

Спустя годы проблема Альянса остаётся всё той же: его члены вынуждены подчиняться правилам, которые формулируют не они. Из четырёх наиболее крупных держав Европы (Великобритания, Германия, Италия, Франция) первая – стратегический партнёр США, вторая – оккупированная страна, третья – вышла из войны под давлением американских войск. Да, этой матрице много лет, но она работает. И лишь Франция более или менее удачно пытается противостоять влиянию США в регионе – отказом таскать каштаны из огня (Шарль де Голль) или попыткой примирить позиции России и США по Сирии (Франсуа Олланд после терактов в Париже). Впрочем, это зависит от её текущего лидера.

***

Фразу «Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну» вполне мог бы сказать не генерал Джексон, а генерал де Голль. По крайней мере, оба имели в виду примерно одно и то же. Возвращение в ежедневный обиход хотя бы европейских лидеров этой установки сделает мир намного спокойнее.

 

Читайте также:

Игорь Пыхалов, Дмитрий Пучков. Пакт Молотова – Риббентропа без фантазий

Иван Зацарин. Как первые крысы взошли на корабль. К 46-летию начала евроинтеграции Великобритании

Александр Воскресенский. Капиталистическая индустриализация Витте: предисловие к советским пятилеткам

Владимир Мединский. Любое 22 июня мы должны заканчивать 9 мая. О наступлении на историческом фронте

Иван Зацарин. Как эмигрировать правильно. К 94-летию отъезда Шаляпина

Олег Кропотов. XVII век: предисловие к русской регулярной армии

Иван Зацарин. Государство для катастрофы и государство для Победы. К 102-летию выстрела в Сараево

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. 22 июня. До и после

Андрей Смирнов. Петровские реформы: зачем, для кого и какой ценой

histrf.ru

Выход Франции из НАТО — Славянская культура

Выход Франции из альянса может стать началом его развала. В интервью «Комсомольской правде» известный европейский политик, лидер Национального фронта Франции Марин Ле Пен заявила, что в случае победы на грядущих президентских выборах выведет страну из НАТО. 

«Нужно констатировать, что в настоящий момент Франция следует линии НАТО, – цитирует издание Марин Ле Пен. – Если меня выберут, я выведу Францию из НАТО. Потому что в настоящий момент Франция потеряла свой собственный голос, мы полностью подстраиваемся и выполняем приказы, поступающие из Вашингтона. Иногда приказы приходят и из Берлина. Францию как бы растягивают между приказами то из Вашингтона, то из Берлина.

Принимая во внимание то, что сегодня Франция просто равняется на позицию Вашингтона, есть серьезные опасения, как Франция может повести себя в ситуации с Украиной».

Надо отметить, что на фоне недовольства французов безвольной проамериканской политикой президента Франсуа Олланда, у Марин Ле Пен есть действительно неплохие шансы стать новым главой Франции. А c Североатлантическим альянсом у Парижа всегда были не самые простые отношения. Возможен ли в принципе французский демарш? Если возможен, то как повлияет этот шаг на будущее НАТО?

- Франция уже не раз весьма вольно вела себя в отношении НАТО, - говорит генерал-полковник, действительный член Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. – Страна выходила из военной структуры блока, выдворяла штаб-квартиру организации со своей территории. Антинатовские настроения здесь довольно сильны, как среди политической общественности, так и непосредственно в военных кругах. 

Мне не раз приходилось наблюдать, что французские офицеры на официальных мероприятиях НАТО держатся обособленно. Они часто возражают против втягивания Франции в разного рода натовские авантюры.

Французы вообще недолюбливают американцев. История этой нелюбви уходит ещё в эпоху генерала де Голля, который стремился ослабить влияние США на Францию. Вот этот «дух независимости» от американцев французы не забыли. И то, что последние два президента страны были полностью проамериканскими, вызывает недовольство у значительной части французского общества. Поэтому у Марин Ле Пен действительно есть неплохие шансы стать главой Франции. Она в этом случае может воспользоваться старым рецептом Де Голля: не разрывая политических связей с НАТО, отказаться от военного сотрудничества с ним.

«СП»: - Что потеряет от этого Североатлантический альянс?

- Недавно я получил информацию о том, что Еврокомиссия рекомендовала уйти европейским банкам не только из Украины, но и из Прибалтики. Это означает, что главные страны Запада в экономическом плане бросают на произвол судьбы своих союзников. И это, конечно, не укрепит позиций НАТО в Европе, и, в частности, в восточной её части.

В случае ухода Франции из альянса, основная нагрузка на европейский сегмент НАТО ляжет на Германию. А мы знаем, что Германия уже не раз пыталась создавать некие европейские силы безопасности. И если раньше все эти попытки пресекались США, то теперь исход может быть иным. В любом случае, очень велика вероятность, что НАТО зашатается.

Ведь альянс сегодня – инструмент мировой финансовой олигархии. Всё больше людей понимают, что такой военный монстр, как НАТО, для защиты от террористических и прочих угроз не нужен. В мире нет сейчас сил, которые захотели бы вдруг оккупировать какую-то западную страну. Осознание этого будет расти и в Европе, и в США. Многие задумаются: а зачем нам НАТО? В общем, выход Франции из альянса может стать в первую очередь политическим ударом.

«СП»: - Как могут повлиять украинские события на крепость НАТО?

- Американцы привыкли после Второй мировой войны действовать на чужих территориях и, нередко, чужими руками. Они с удовольствием организуют войны и революции подальше от своих границ. Европейцы понимают, что в нестабильности на Украине заинтересованы именно США. Таким образом, американцы надеются поссорить Украину и Россию. Да при этом ещё затруднить экономическое сотрудничество между Россией и ЕС.

Но поскольку руководство большинства европейских стран занимает явно проамериканскую позицию, они выполняют указания из Вашингтона - нередко в ущерб национальным интересам собственных государств.

- Франция около 30 лет не состояла в военной организации НАТО, - говорит руководитель редакции военной информации ИТАР-ТАСС Виктор Литовкин. – В плане ослабления военного потенциала её новый демарш не сильно скажется на альянсе. Можно говорить, что это решение отразится в основном на самой Франции. Главный плюс для страны – Вашингтон не сможет её больше втягивать в свои военные авантюры. Внешнеполитические интересы Франции главным образом сосредоточены в Африке. При этом Франции приходится следовать в фарватере США и НАТО, объявившими сферой своих интересов весь мир.

Поэтому идея Марин Ле Пен понятна и обоснована. Вопрос только в том, дадут ли ей стать президентом.

«СП»: - Можно ли сказать, что столь громкое заявление популярного европейского политика – тревожный звоночек для НАТО?

- Безусловно, многие европейские страны недовольны этой организацией. США навязывают НАТО, а через него и странам-участницам свою политику, заставляют действовать в её русле. Но при этом важно учитывать, что далеко не все европейские страны готовы увеличивать свои военные расходы.

НАТО сегодня проводит агрессивную политику. В первую очередь, в информационной сфере. США пытаются убедить своих европейских союзников в том, что Россия представляет для них угрозу, что, конечно, не соответствует действительности. Подобные информационные кампании ведутся в первую очередь для того, чтобы европейцы увеличили свои расходы на оборону.

Надо понимать также, что НАТО, как бюрократическая структура, борется за своё существование. По большому счёту, альянс представляет собой скопище евробюрократов, сидящих в Брюсселе. Это около 3,5 тыс. чиновников, которые неплохо живут за счёт «фирмы».

«СП»: - То есть отказаться от «дружественной помощи» НАТО европейцам не удастся?

- В ближайшее время – нет. Я думаю, только серьёзный кризис, в который может быть втянут альянс, заставит какие-то страны покинуть НАТО. Но, как мы знаем из истории, эта организация предпочитает иметь дело со слабыми противниками, избегая затяжных кровопролитных войн. С кем натовцы воевали? С Югославией, Афганистаном, Ливией… Риск потерять значительное число своих солдат в таких операциях был минимален. При этом небольшие европейские страны имеют возможность тратить на армию 1-1,5% своего бюджета. В то время как вне блока им пришлось бы тратить больше 2% госбюджета.

А США, будучи, по сути, хозяином НАТО, тратят 4-5% своего ВВП на военные нужды, оплачивая при этом около 70% всех расходов Североатлантического альянса.

- Пока говорить о развале НАТО преждевременно, - считает депутат Госдумы от КПРФ Вячеслав Тетёкин. – Даже во времена Де Голля Франция полностью из НАТО не выходила. Думаю, что и Марин Ле Пен, если ей удастся стать президентом, вряд ли оборвёт полностью сотрудничество с альянсом. Французы традиционно стремились к большей независимости от политики США, чем другие западноевропейские страны. Они всегда любили подчёркивать свою особенность. Поэтому ничего необычного в заявлении Ле Пен нет.

Ведущие державы Запада выходить из НАТО не торопятся. Другое дело, что они занимаются своего рода тихим саботажем. Я, как член делегации Госдумы в парламентской ассамблее НАТО, не раз убеждался, что страны-участницы альянса всячески стараются сократить свои расходы на оборону. Они ссылаются на трудное экономическое положение, при этом в случае чего надеются на военную помощь США. Очень удобная позиция.

Что касается натовской «мелочёвки», стран Прибалтики, например, то их мизерные госбюджеты вообще мало на что влияют. При этом они самые ревностные сторонники США. Особенно в вопросах антироссийской пропаганды. Прибалты будут держаться за НАТО до последней возможности.

«СП»: - Сейчас США пытаются склонить Францию, как и других членов ЕС, к максимальным санкциям против России. В частности, под вопросом поставка России французских вертолётоносцев типа «Мистраль». Возможно, страх потерять выгодный контракт станет дополнительным стимулом для выхода из НАТО?

- Не думаю. Что касается «Мистралей», тут дело в другом. Франция оказалась в дурацком положении. Она в числе первых начала кричать о том, что Россию надо наказать «за Крым» санкциями. Олланд побежал впереди паровоза, пригрозив разрывом контракта по вертолётоносцам. Но таким образом французы рискуют наказать самих себя. России эти «железные корыта», как их называют моряки, особенно не нужны. Они не укладываются в нашу оборонную доктрину, потому что мы не предполагаем проводить крупных десантных операций. И если Франция откажется их продать нам, то никто другой эти почти уже готовые суда не купит. У США, единственного потенциального покупателя, своих вертолётоносцев хватает.

EPA/ИТАР-ТАСС 

Похожие статьи:

Древний мир → Древняя Пирамида во Франции

Вторая мировая война → Оверлорд Взгляд ревизиониста

Геополитика → Евроошметки: кто покинет разваливающийся ЕС?

Непознанное → Древние пирамиды в Антарктиде

Политика → Россия – источник надежды для народов мира. Геополитика

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Сеть. Блоги - Франция может выйти из НАТО

2014-04-25

В интервью «Комсомольской правде» известный европейский политик, лидер Национального фронта Франции Марин Ле Пен заявила, что в случае победы на грядущих президентских выборах выведет страну из НАТО. «Нужно констатировать, что в настоящий момент Франция следует линии НАТО, – цитирует издание Марин Ле Пен. – Если меня выберут, я выведу Францию из НАТО. Потому что в настоящий момент Франция потеряла свой собственный голос, мы полностью подстраиваемся и выполняем приказы, поступающие из Вашингтона. Иногда приказы приходят и из Берлина. Францию как бы растягивают между приказами то из Вашингтона, то из Берлина.Принимая во внимание то, что сегодня Франция просто равняется на позицию Вашингтона, есть серьезные опасения, как Франция может повести себя в ситуации с Украиной».Надо отметить, что на фоне недовольства французов безвольной проамериканской политикой президента Франсуа Олланда, у Марин Ле Пен есть действительно неплохие шансы стать новым главой Франции. А c Североатлантическим альянсом у Парижа всегда были не самые простые отношения. Возможен ли в принципе французский демарш? Если возможен, то как повлияет этот шаг на будущее НАТО?- Франция уже не раз весьма вольно вела себя в отношении НАТО, - говорит генерал-полковник, действительный член Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. – Страна выходила из военной структуры блока, выдворяла штаб-квартиру организации со своей территории. Антинатовские настроения здесь довольно сильны, как среди политической общественности, так и непосредственно в военных кругах.Мне не раз приходилось наблюдать, что французские офицеры на официальных мероприятиях НАТО держатся обособленно. Они часто возражают против втягивания Франции в разного рода натовские авантюры.Французы вообще недолюбливают американцев. История этой нелюбви уходит ещё в эпоху генерала де Голля, который стремился ослабить влияние США на Францию. Вот этот «дух независимости» от американцев французы не забыли. И то, что последние два президента страны были полностью проамериканскими, вызывает недовольство у значительной части французского общества. Поэтому у Марин Ле Пен действительно есть неплохие шансы стать главой Франции. Она в этом случае может воспользоваться старым рецептом Де Голля: не разрывая политических связей с НАТО, отказаться от военного сотрудничества с ним.«СП»: - Что потеряет от этого Североатлантический альянс?

- Недавно я получил информацию о том, что Еврокомиссия рекомендовала уйти европейским банкам не только из Украины, но и из Прибалтики. Это означает, что главные страны Запада в экономическом плане бросают на произвол судьбы своих союзников. И это, конечно, не укрепит позиций НАТО в Европе, и, в частности, в восточной её части.В случае ухода Франции из альянса, основная нагрузка на европейский сегмент НАТО ляжет на Германию. А мы знаем, что Германия уже не раз пыталась создавать некие европейские силы безопасности. И если раньше все эти попытки пресекались США, то теперь исход может быть иным. В любом случае, очень велика вероятность, что НАТО зашатается.Ведь альянс сегодня – инструмент мировой финансовой олигархии. Всё больше людей понимают, что такой военный монстр, как НАТО, для защиты от террористических и прочих угроз не нужен. В мире нет сейчас сил, которые захотели бы вдруг оккупировать какую-то западную страну. Осознание этого будет расти и в Европе, и в США. Многие задумаются: а зачем нам НАТО? В общем, выход Франции из альянса может стать в первую очередь политическим ударом.«СП»: - Как могут повлиять украинские события на крепость НАТО?- Американцы привыкли после Второй мировой войны действовать на чужих территориях и, нередко, чужими руками. Они с удовольствием организуют войны и революции подальше от своих границ. Европейцы понимают, что в нестабильности на Украине заинтересованы именно США. Таким образом, американцы надеются поссорить Украину и Россию. Да при этом ещё затруднить экономическое сотрудничество между Россией и ЕС.Но поскольку руководство большинства европейских стран занимает явно проамериканскую позицию, они выполняют указания из Вашингтона - нередко в ущерб национальным интересам собственных государств.- Франция около 30 лет не состояла в военной организации НАТО, - говорит руководитель редакции военной информации ИТАР-ТАСС Виктор Литовкин. – В плане ослабления военного потенциала её новый демарш не сильно скажется на альянсе. Можно говорить, что это решение отразится в основном на самой Франции. Главный плюс для страны – Вашингтон не сможет её больше втягивать в свои военные авантюры. Внешнеполитические интересы Франции главным образом сосредоточены в Африке. При этом Франции приходится следовать в фарватере США и НАТО, объявившими сферой своих интересов весь мир.Поэтому идея Марин Ле Пен понятна и обоснована. Вопрос только в том, дадут ли ей стать президентом.«СП»: - Можно ли сказать, что столь громкое заявление популярного европейского политика – тревожный звоночек для НАТО?- Безусловно, многие европейские страны недовольны этой организацией. США навязывают НАТО, а через него и странам-участницам свою политику, заставляют действовать в её русле. Но при этом важно учитывать, что далеко не все европейские страны готовы увеличивать свои военные расходы.НАТО сегодня проводит агрессивную политику. В первую очередь, в информационной сфере. США пытаются убедить своих европейских союзников в том, что Россия представляет для них угрозу, что, конечно, не соответствует действительности. Подобные информационные кампании ведутся в первую очередь для того, чтобы европейцы увеличили свои расходы на оборону.Надо понимать также, что НАТО, как бюрократическая структура, борется за своё существование. По большому счёту, альянс представляет собой скопище евробюрократов, сидящих в Брюсселе. Это около 3,5 тыс. чиновников, которые неплохо живут за счёт «фирмы».«СП»: - То есть отказаться от «дружественной помощи» НАТО европейцам не удастся?- В ближайшее время – нет. Я думаю, только серьёзный кризис, в который может быть втянут альянс, заставит какие-то страны покинуть НАТО. Но, как мы знаем из истории, эта организация предпочитает иметь дело со слабыми противниками, избегая затяжных кровопролитных войн. С кем натовцы воевали? С Югославией, Афганистаном, Ливией… Риск потерять значительное число своих солдат в таких операциях был минимален. При этом небольшие европейские страны имеют возможность тратить на армию 1-1,5% своего бюджета. В то время как вне блока им пришлось бы тратить больше 2% госбюджета.А США, будучи, по сути, хозяином НАТО, тратят 4-5% своего ВВП на военные нужды, оплачивая при этом около 70% всех расходов Североатлантического альянса.- Пока говорить о развале НАТО преждевременно, - считает депутат Госдумы от КПРФ Вячеслав Тетёкин. – Даже во времена Де Голля Франция полностью из НАТО не выходила. Думаю, что и Марин Ле Пен, если ей удастся стать президентом, вряд ли оборвёт полностью сотрудничество с альянсом. Французы традиционно стремились к большей независимости от политики США, чем другие западноевропейские страны. Они всегда любили подчёркивать свою особенность. Поэтому ничего необычного в заявлении Ле Пен нет.Ведущие державы Запада выходить из НАТО не торопятся. Другое дело, что они занимаются своего рода тихим саботажем. Я, как член делегации Госдумы в парламентской ассамблее НАТО, не раз убеждался, что страны-участницы альянса всячески стараются сократить свои расходы на оборону. Они ссылаются на трудное экономическое положение, при этом в случае чего надеются на военную помощь США. Очень удобная позиция.Что касается натовской «мелочёвки», стран Прибалтики, например, то их мизерные госбюджеты вообще мало на что влияют. При этом они самые ревностные сторонники США. Особенно в вопросах антироссийской пропаганды. Прибалты будут держаться за НАТО до последней возможности.«СП»: - Сейчас США пытаются склонить Францию, как и других членов ЕС, к максимальным санкциям против России. В частности, под вопросом поставка России французских вертолётоносцев типа «Мистраль». Возможно, страх потерять выгодный контракт станет дополнительным стимулом для выхода из НАТО?- Не думаю. Что касается «Мистралей», тут дело в другом. Франция оказалась в дурацком положении. Она в числе первых начала кричать о том, что Россию надо наказать «за Крым» санкциями. Олланд побежал впереди паровоза, пригрозив разрывом контракта по вертолётоносцам. Но таким образом французы рискуют наказать самих себя. России эти «железные корыта», как их называют моряки, особенно не нужны. Они не укладываются в нашу оборонную доктрину, потому что мы не предполагаем проводить крупных десантных операций. И если Франция откажется их продать нам, то никто другой эти почти уже готовые суда не купит. У США, единственного потенциального покупателя, своих вертолётоносцев хватает.EPA/ИТАР-ТАССhttp://svpressa.ru/politic/article/86273/

set-info.ru


Смотрите также