Вель ле роз франция


Путевые истории. Вёль-ле-Роз

Вёль-ле-Роз (Veules les Roses) – маленький городок на Алебастровом берегу Нормандии, между Дьеппом и Этрета.

Если Этрета был предвкушаемым восторгом, то Вёль-ле-Роз, про который мы и слыхом не слыхивали, явился полным сюрпризом.

Вёль — самая короткая, чуть более километра, река Франции — в этом месте впадает в Атлантический океан. Меловые скалы раздвигаются, пропуская «малышку» к океану. Ну, и люди не упустили возможности поселиться в образовавшемся разрыве скал. Построили вдоль реки дома, установили водяные мельницы, насадили цветов, и получилось нечто замечательное.

Сначала это место обнаружили французские художники. И если невероятные скалы Этрета утаить было невозможно, то про Вёль-ле-Роз все посвященные упрямо хранили молчание, дабы не привлекать внимания публики.

Каким-то образом в этот тихий уголок Нормандии попал русский художник-маринист Алексей Боголюбов, внук Радищева. И так ему пришелся по сердцу милый городок, что в последующие тридцать лет он время от времени сюда наведывался, и своим друзьям-художникам присоветовал.

Так, летом 1874 года приехали сюда русские художники Репин, Харламов, Савицкий. Все они воодушевились местными красотами, так что Харламов даже приобрел здесь домик, а Репин назвал Вёль-ле-Роз своим «третьим уроком живописи». В частном письме Илья Ефимович писал «…десять Италий с Неаполем не променял бы на этот уголок» (уж не знаю, откуда у Репина столько Италий).

И Поленова они выманили из Рима, где тот пребывал в творческом кризисе. Приехал Поленов в Нормандию, и кризис прекратился, тут же к нему вернулось желание творить. Кусочек Вёля перекочевал в Третьяковку – запечатленный Поленовым в картине «В парке. Местечко Вёль в Нормандии». А в самом Вёле появился переулок (passage) Русских художников.

Имена французских художников, впрочем, тоже запечатлелись на карте города: в Вёль-ле-Роз есть аллеи Ренуара, Будена, Писсаро, а также тупик (impasse) Моне.

Для нас Вёль-ле-Роз начался с небольшой площадки под камышовой крышей с надписью «Cresson».

За площадкой речные берега расступались, и речушка Вёль разливалась тонким слоем. В этом мелком, полузатопленном месте выращивают кресс-салат.

«Плантации» кресс-салата

С первых же шагов вдоль речки городок нас просто накрыл своим очарованием, своей прелестью и уютной красотой. Все утопало в цветах: и речные берега, и окрестные лужайки, и дворики. Дома небольшие, до 4-х этажей, каменные и фахверковые. У некоторых – камышовые крыши, а поверху высажены ирисы – чтобы вытягивали лишнюю влагу. Вдоль улицы – деревянные палисадники или стриженные кустарники.

Дом с камышовой крышей

Проходим переулок Русских художников, потом Елисейские поля. Да, есть в Вёле и свои Елисейские поля, вернее, дорога Елисейских полей (chemin des Champs Elisees).

Река меж тем сузилась, одна за другой пошли мельницы. Возле каждого мельничного колеса – табличка с названием мельницы.

Мельницы на реке Вель

В воде среди солнечных бликов скользят форели.

Форель

Самый очаровательный участок реки – перед самым океаном. Вдоль берегов вплотную к воде выстроились каменные домики, они словно стиснули речку с обеих сторон, оставив только узкий проход вдоль воды. С берега на берег переброшены мостики. Дома здесь уже напоминают крепости: глухие каменные или кирпичные стены, но зелень и цветы пробиваются через каждую щелку.

чайный домик

Еще несколько шагов, и из каменной теснины мы выходим в распахнутое к океану пространство.

Последние метры до океана речка течет в зарослях желтого дрока и камышей.

Пляж в Вёль-ле-Роз – широкий, из крупной светлой гальки, заход в воду песчаный. Вдоль пляжа проходит деревянная набережная. С обеих сторон пляжа встают меловые стены, уходящие вдаль.

пляж в Вель-ле-Роз

Уходящие вдаль меловые скалы и пустынный пляж

Пляж в другую сторону

Деревянная набережная

Прогулявшись до скал, я вернулась в город, только не вдоль речки, а по главной городской улице Виктора Гюго (переходящей в улицу Пьера Жирара). Центр городка застроен великолепными виллами, на главной площади стоит церковь Сен-Мартен конца 12-начала 13 века. Народа на улице почти не было, а вот в кафе около реки были заняты почти все столики.

Дома в центре Вель-ле-Роз

Церковь Сен-Мартен

Внутри церкви

Колонны с высеченными рисунками

Поддавшись искушению, опять дошла до реки и пошла к океану уже по другому берегу.

Вёль-ле-Роз меня пленил. Репина с Поленовым поддерживаю полностью и разделяю их восторги. Не знаю, сколько еще в Нормандии таких затаенных уголков, известных немногим посвященным. В перечне увиденных нормандских красот для меня Вёль-ле-Роз встал на второе место, сразу за Этрета.

Нормандия: достопримечательности и отдых — Содержание
Чтобы не пропустить ничего интересного, вы можете оформить е-мейл подписку. Тогда вы будете получать сообщения о появлении новых рассказов. ПОДПИСАТЬСЯ Поделиться в сетях:

putevye-istorii.ru

Вёль-ле-Роз | Деревни

Одна из старинных деревень Страны Ко (Pays de Caux) и самых красивых деревень Нормандии. Вёль-ле-Роз очарует вас своими пейзажами: шармом своих морских берегов, богатым архитектурным наследием и зеленью вдоль самой короткой реки Франции – Вёль. Длина этой речки всего 1100 м. Пройдя по ее берегам, вы откроете историю деревни (мельницы, курортные виллы, домики в цветах, церкви) и выйдете к морю с песчаным пляжем. Вы найдете здесь здания различных стилей – от деревенских деревянных домов и домиков рыбаков до шикарных вилл начала 20 века, а также маленькие и большие сады с изобилием цветов, особенно роз. Славу морского курорта Вёль приобрел в 1826 г., когда сюда приехала известная французская актриса Анаис Обер, а за ней потянулась творческая элита — писатели и художники, в том числе и русские (Алексей Боголюбов, Илья Репин, Василий Поленов, Константин Савицкий, Алексей Харламов и Карл Гун). Основным видом деятельности жителей Вёля долгое время была рыбная ловля. Сейчас они также выращивают устриц и кресс-салат.

Регион — Верхняя Нормандия

Департамент — Сен Маритим (Seine Maritime)

Доехать до Вёль-ле-Роз

Ближайшие крупные города – Гавр, Руан.

На поезде

Из Парижа на поезде в направлении Руана и Гавра доехать до станции Ивто (Yvetot), там пересесть на автобус до Сен Валери ан Ко (Saint Valéry en Caux), оттуда автобус № 61 в направлении Дьеппа (Dieppe).

На автобусе

Из Сен Валери ан Ко (Saint Valéry en Caux) автобус № 61 в направлении Дьеппа (Dieppe).

На автомобиле

Из Парижа (около 2 ч. 20 м.), Тура: шоссе А13, выход №25 Bourg Achard ; Pont de Brotonne в направлении Yvetot, затем Saint Valéry en Caux и Veules-les-Roses. Из Кале, Лилля, Кана, Гавра: шоссе А29, выход №9 Yvetot-Est в направлении Doudeville, затем Saint Valéry en Caux и Veules-les-Roses. Из Дьеппа: шоссе D925 в направлении Saint Valéry en Caux и Veules-les-Roses.

Google+

Статьи (не) по теме

visitefrance.ru

Прогулки по французской глуши | ТУТиТАМ

«...Знаете, господин капитан, одна моя мечта: есть же на свете где-нибудь тихий городок, ну, хоть самый захолустный, с керосиновыми фонарями... Много ли нужно? Десяток клиентов. Работу кончил, трубочку закурил, и сиди у дверей. Тишина, покой, мирные старички проходят, – встанешь, поклонишься, и они тебе поклонятся…» – А.Толстой «Хождение по мукам»

Вот и наше семейство, уставшее от городской суеты, предпочитает «тихонькие деревеньки», скрытые от толпы, и готовые открыть свои секреты только тем, кому это действительно нужно. Только там всего за несколько часов прогулок можно набраться впрок такой энергии и энергетики, чтобы потом месяцами жить в мегаполисе, «питаясь» ею.

За два года пребывания во Франции нам удалось побывать в местах, не излюбленных туристами, но не менее прекрасных и не «опошленных» массовым посещением, некоторыми из них я с удовольствием (но не без определенной ревности) делюсь с читателями «Тут и Там».

Здесь ступала нога Джонни Деппа

Не то чтобы мы были рьяными его поклонниками (ну ладно, я признаю, что Джонни почти безупречен!), просто так совпало, что в именно в деревне Флавиньи (Flavigny-sur-Ozerain) в Бургундии, входящей в список самых красивых деревень Франции, снимался фильм «Шоколад» с Жюльет Бинош и Джонни Деппом в главных ролях. И домик, в котором Жюльет угощала Джонни своими магическими конфетками, и церквушка, где снимались сцены проповедей и месс, находятся друг против друга на главной площади городка.

Удивительно, что  сам факт съёмок фильма не стал основой для бурной коммерческой деятельности и раскручивания городка. Домик с кафе заброшен и закрыт, кроме таблички, напоминающей об этом историческом событии, никаких других намёков на деятельность маркетологов в городке Флавиньи нет.

Зато есть своя собственная конфетная фабрика, совершенно не связанная ни с фильмом «Шоколад», ни с шоколадом вообще. Давным-давно, монахи Бенедиктинского монастыря, основанного во Флавиньи ещё в 8 веке, придумали рецепт маленьких анисовых конфеток-драже с разными натуральными вкусами, которые пришлись очень даже по душе придворным дамам, получив название «драже королевы».

После французской революции в стенах аббатства была основана маленькая фабрика по производству конфет, которая работает и по сей день.

Так что, если вы неравнодушны к сладостям, и вам нравятся древние стены:

Если вы хотите испытать ощущение потерянности во времени, глядя на заросшие цветами лестницы:

И если вы способны задуматься перед странной дверью из камня, за которой как будто замурован кто-то, но при этом оборудованной звонком:

тогда Флавиньи то место, где вам будет хорошо.

Совсем рядом с Флавиньи находятся ещё две средневековые деревни, входящие в Ассоциацию самых красивых деревень Франции, это Нуайе (Noyers) и Везле (Vézelay).

Почему они заслуживают вашего внимания? Да потому что там аутентично, древне и не тронуто цивилизацией, коммерцией и маркетологами. В Нуайе приятно погулять среди фахверковых построек, датированных 15 веком, и догадываться об оригинальной конструкции старого замка, сохранившегося лишь в виде руин.

А  Везле порадует вас базиликой Святой Магдалены, входящей в список всемирного наследия ЮНЕСКО, где в подземной крипте находится реликвия, рука святой грешницы Марии Магдалены. 22 июля мощи Магдалены выносят к паломникам, съезжающимся в Везле ради этого события.

Изумрудная деревня Нормандии

Еще одна «тихонькая» деревенька находится в Верхней Нормандии, в местах высадки американского десанта (почти всё побережье Верхней Нормандии так или иначе связано с нормандской высадкой). Туристы всех национальностей  обычно концентрируются в городках либо хорошо раскрученных, либо легко доступных. А вот добраться до Вёль-ле-Роз (Veules-les-Roses) на общественном транспорте не слишком просто, но всё же возможно. Нужно сесть в Париже на поезд в направлении Руана и Гавра доехать до станции Ивто (Yvetot). Потом пересесть на автобус до Сен Валери ан Ко (Saint Valéry en Caux), а дальше воспользоваться автобусом в направлении Дьеппа (Dieppe). При всей моей бесконечной нежности к Нормандии, широте и суровости её пляжей, скалам Этрета, воспетым Моне в его шедеврах, именно малюсенькая Вёль-ле-Роз, как никакой другой нормандский городок, способна влюбить в себя с первого взгляда. И если Нормандия обычно ассоциируется с суровым морем, камамбером, кальвадосом и высадкой союзников, то деревенька Вёль-ле-Роз, славится ещё и плантациями водного кресс-салата. На первый взгляд, ну что интересного в салате, зелень и зелень. Но какая зелень!

В месте, где самая короткая речушка Франции Вёль разливается по плоскости тоненьким слоем, прямо в воде выращивают кресс-салат.  И эти плантации салата в сочетании с домиками с тростниковыми крышами, прозрачной речушкой, с плещущейся в ней форелью, водяными мельницами и кустами роз создают просто невероятное ощущение уюта и покоя.

Кажется, что ты попал в волшебную страну, чудесную утопию, где нет ни забот, ни бед, ни нищеты, ни вселенского зла, а есть только идеальная жизнь в идеальной деревне. И так становится от этого хорошо на душе, что хочется сохранить в себе эту гармонию как можно дольше.

Вёль-ле-Роз стал морским курортом в двадцатые годы 19 века, банально трансформировавшись из рыбацкой деревушки, благодаря возникшей популярности этого места среди «творческой элиты»: актеров, художников и писателей. И если скалы Этрет от широкой публики спрятать было невозможно, то Вёль-ле-Роз и по сей день остается местом для «посвящённых», несмотря на то, что в свое время там побывали многие великие творцы, включая и русских, таких как Илья Репин и Василий Поленов (в Вёль-ле-Роз даже есть переулок Русских Художников). Французская богема тоже регулярно наведывалась в деревню. У Виктора Гюго в одной из приморских скал даже был личный грот, где мастер слова сиживал, наблюдая приливы и отливы, и общался с местными жителями в уединённой обстановке.

В Вёль-ле-Роз чудесный пляж, галечный, переходящий в песчаный, защищенный с обеих сторон бесконечными белыми скалами. На пляже есть пара неплохих ресторанов с морепродуктами, где за не слишком неподъёмную цену можно отведать свежих мидий, любуясь океаном.

Будь у меня возможность, прям сейчас бы сорвалась и уехала б в Вёль-ле-Роз, и села б на камни, и смотрела б на море, уходящее за горизонт, и думала бы о бренности бытия.

Бретонская сказка

А вот следующая деревня мне особенно дорога – городок, запавший в сердце, драгоценность, которую хочется спрятать от всех. Маленький городишко в Бретани, о котором даже французы, по большей части, слыхом не слыхивали. Тихое место, где можно прекрасно утолить и внутреннюю жажду эскапизма, и обеспечить себе активный отдых. Мы на него наткнулись случайно – искали место для спокойного уикенда в «тихонькой деревеньке», и судьба послала нам Жосля (Josselin). И после этого я пропала. Место в моей душе, навечно, как мне казалось, занятое австрийским горнолыжным Целль ам Зее, открылось для маленького бретонского городка, стоящего на берегу искусственного канала, соединяющего города Нант и Брест.

Сам по себе регион Бретань – одна из красивейших французских провинций, у меня есть абсолютная уверенность в том, что любой городок или даже маленькая деревушка в Бретани представляют интерес для туриста: тут тебе и история, и гастрономия, и природа, и кельтские легенды, и тайны друидов. Городок Жосля удачно расположен в центре Бретани, и хотя не включен ни в какие списки «самых красивых», тем не менее очень живописен, самобытен и достоин внимания.

В городе находится средневековый замок, с которого, собственно говоря, всё и началось ещё в 11 веке. Во время войны Бурбонов с Роганами кардинал Ришелье приказал разрушить замок Жосля, но что-то пошло не так, и, к нашему счастью, замок и по сей день украшает берег канала. В замке до сих пор проживает семья его владельцев, семейство баронов Роган (Rohan). Нынешний глава семейства барон Жосля де Роган успел побывать и на посту мэра городка, и на должности президента регионального совета Бретани. Для меня тот факт, что эти люди, живущие в одно и то же время со мной, знают всех своих предков, начиная со времен рыцарей, уже удивителен (сама-то я в третьем поколении предков теряюсь). Первый этаж замка Жосля доступен для посещения, там находятся общие помещения: залы, гостиная. Верхние этажи заняты частными комнатами, и туда туристов не пускают. Но прогулки по первому этажу и парку вокруг замка вполне достаточно для получения представления об истории семьи, её символах и достоянии.

Городок находится в часе езды от побережья, при этом он так чудесно расположен, что живя в нём, вы можете легко добраться до многих достопримечательностей Бретани, например до залива Морбиан с его зубчатыми берегами, или до таинственной долины мегалитов Карнака.

Вам не нужно будет переплачивать за жизнь в раскрученном туристическом месте или на побережье. Вернувшись в безлюдный городок после поездки на океан, в столичный Ренн или кельтский Ван, непременно зайдите в одну из креперий (блинных) Жосля. Там вы сможете насладиться бретонскими гречневыми блинами, начиненными отличной деревенской ветчиной, со сверкающим солнечным желтком, запивая их крепким сухим яблочным сидром.

Ночью, а лучше всего в предрассветные часы, когда небо самое тёмное и холодное, не поленитесь выйти на улицу и посмотреть наверх. И если вдруг вам повезло с бретонской погодой, то в чёрном небе вы уведите, как сияют мириады звёзд, как Млечный Путь расстилается перед вами дорогой в бездонную страшную бесконечность, как Юпитер с Венерой так близки, что вот-вот сольются в экстазе, а пояс Ориона сверкает так, что больно глазам. Почувствуйте себя ничтожным муравьишкой наедине со Вселенной!

Только тссс… Жосля – это наш с вами секрет!

tutitam.com

Земля впечатлений | Watch Russia

По Нормандии надо путешествовать на машине. Только таким образом можно объехать все ее городки и деревни, вдоволь налюбовавшись их зелеными лугами и яблоневыми садами (в Нормандии, как и в соседней Бретани, виноград не вызревает. Но его прекрасно заменяет яблоко. Кружка сидра – за обедом и рюмка кальвадоса – вечером, и вы поймете, что это именно так). Для своей поездки мы выбрали Peugeot 3008. Новый кроссовер от французского автопроизводителя появится в России лишь в 2010 году, и осознание того, чтобы мы одними из первых среди российских журналистов получили возможность протестировать этот автомобиль, придавало нашему путешествию особый смысл и удовольствие.

От Парижа до Руана, древней нормандской столицы, всего два часа пути. По дороге нам попадались в основном машины с парижскими номерами. Столичные жители, утомленные суматохой своего города, обожают наведываться в Нормандию на выходные. Побродить по берегу оке­ана, поесть свежевыловленных устриц и выпить кальвадоса – согласитесь, вполне достойная альтернатива нашим подмосковным дачно-огородным забавам.

Руан

Город девы и грешницы

Этот город прославили две женщины – бесстрашная дева, всем сердцем обожавшая своего короля, и несчастная грешница, жаждущая плотской любви: Жанна д’Арк и Эмма Бовари, созданная фантазией Гюстава Флобера. В жизни каждой из них Руан сыграл свою особую, трагическую роль. И их присутствие ощущается в городе до сих пор.

Жанна д’Арк, национальная героиня и святая покровительница Франции, была сожжена здесь, на площади Старого Рынка, 14 мая 1431 года. Сегодня на месте казни разбита клумба, рядом огромный крест, памятник и церковь в честь невинноубиенной девы. Церковь современная – просторная, функциональная и напоминающая концертный зал, но все же главное ее достоинство – витражи XVI века. Они-то и придают намоленность и сакральность этому месту. Когда-то витражи украшали храм Святого Винсента, стоявший тут же, неподалеку, однако в 1944-м, во время бомбардировок союзной авиации, он был разрушен. Витражи же мистическим образом сохранились и обрели новую жизнь. Эта церковь – одно из немногих современных зданий в Руане. Сам город со времен Жанны д’Арк почти не изменился. До сих пор тут сохранилось почти две тысячи фахверковых домов, многие из которых построены во времена поздней готики (XV век). А три самых старинных здания относятся к XIII столетию, и они по-прежнему жилые.

Старейший ресторан Франции также находится в Руане – постоялый двор La Couronne был открыт в 1345 году. И кто только не побывал здесь за прошедшие с тех пор 664 года. Фотографии знаменитостей, отведывавших фирменное блюдо – утку с кровью, украшают стены заведения. Приятно, что цены в ресторане никоим образом не отягощены надбавкой «за легендарность и историю» (ужин с вином и кальвадосом вам обойдется в 40 евро).

Шпиль Руанского собора вдохновенно устремлен в небо. Его высота 152 метра, и это самый высокий шпиль во Франции

La Couronne располагается на той же самой площади Вье-Марше (Place du Vieux Marche), где казнили Жанну (из окон таверны зеваки легко могли наблюдать за предсмертными муками невинной девы). Прямо от площади начинается улица Больших Часов (Rue du Gros Horloge), названная так в честь арки со старинными часами, давно ставшими визитной карточкой города. Вот уже 620 лет руанцы сверяют по ним время – это самые первые башенные часы в мире, бьющие каждую четверть часа.

Семиминутная прогулка по Rue du Gros Horloge, и мы на Кафедральной площади (Place de la Cathédrale), у главного входа в Руанский собор. Этот величественный шедевр в стиле «пламенеющей готики» имеет самый высокий шпиль среди соборов Франции (152 метра). «Мы всходили на башню Руанского собора... Мы висели в воздухе – совсем над бездной. Бездна была со всех сторон ничем не закрытая и в ступенях были звездчатые пролеты и сквозь них под ногами на неизмеримой глубине внизу был виден готический городок. Это было во вторник 25 июля около полудня», – писал своей будущей жене Маргарите Сабашниковой Максимилиан Волошин, в 1905 году посетивший Руан. Жанна д’Арк не могла видеть собор во всем великолепии – его строительство завершилось уже после ее казни. Но храму суждено было сыграть важную роль в жизни другой женщины – Эммы Бовари.

В романе Флобера Руанский собор – одно из главных действующих «лиц» любовной интриги. «Сжальтесь, дайте мне еще увидеть вас!.. Один раз... только один! – Что ж... – Эмма запнулась – и словно переменила решение: – О, только не здесь! – Где вам угодно. – Хотите... она словно задумалась и вдруг коротко сказала: – Завтра в одиннадцать часов, в соборе. – Буду! – воскликнул он и схватил ее руки, но она отняла их. Оба уже стояли – он был позади Эммы, а она опустила голову; и вот он наклонился к ней и долгим поцелуем прильнул к шее у затылка. – Да вы с ума сошли! Ах, вы с ума сошли! – звонко смеясь, говорила она под градом поцелуев». Через сорок лет после выхода в свет романа Флобера Руанский собор вновь окажется главным героем произведения, только теперь живописного. В течение месяца, с февраля по март 1893-го,­­ Клод Моне будет жить и работать в Руане. Последовательно отображая перемену освещения от утренней зари до вечерних сумерек, он создаст 50 видов величественного готического фасада. 20 картин этого цикла художник выставит в парижской галерее Дюран-Рюэля и продаст все до единой. Так импрессионизм окончательно получит признание и превратится в основу основ современной живописи.

Практический совет от WATCH Осмотрев готические храмы Руана, посетив Музей изобразительных искусств и Музей Жанны д’Арк, хотя бы час времени уделите шопингу. В Руане вы без труда найдете те же марки, что и в Париже, только по более приятным ценам.

Вель-ле-Роз

Поленов и компания

Городок Вель-ле-Роз расположен всего в 60 километрах от Руана. Каких-то сорок минут пути – и мы уже на северной оконечности Франции, на берегу Ла-Манша. Водяная мельница, чистейшая речушка, в которой беззаботно плещется форель, домики с соломенными крышами и целые поля кресс-салата (за ним сюда съезжаются со всей Франции). Но не только этим знаменит городок – Вель-ле-Роз сыграл заметную роль в истории русского искусства.

Сюда, на север Франции, Василий Поленов приехал угрюмым и потерянным. В Риме, где художник провел несколько месяцев, он не написал ни одной картины. По пути в Нормандию Поленов остановился ненадолго в Париже и посетил выставку импрессионистов. Искусство нового направления не произвело на него особого впечатления, но убедило в необходимости работать на пленэре.

В Вель-ле-Розе, куда направлялся Поленов, к этому времени уже жили несколько русских художников – Алексей Боголюбов, Илья Репин и Николай Харламов. Последний даже приобрел здесь небольшую дачу и оставил городу часть своих работ. Нормандия стала для Поленова настоящим творческим спасением. Всего за полтора месяца художник написал массу превосходных этюдов и окончательно сложился как выдающийся пейзажист. «Я не променяю этот северный край на десять Италий», – писал он домой. Одна из улиц Вель-ле-Роза названа сегодня в честь русских передвижников, а на бывшей даче Харламова установлена мемориальная доска. Путешественники из России здесь бывают не слишком часто, поэтому в местном офисе по туризму им особенно рады – только скажите, что вы русские, и вам подробно расскажут историю передвижнического движения, покажут местные достопримечательности и угостят сидром.

Практический совет от WATCH В маленьком Вель-ле-Розе находится один из самых лучших ресторанов Нормандии – Les Galets. Когда-то он имел звезду Michlen, но не смог ее сохранить. Однако на качестве кухни эта утрата никак не отразилась. Особенно приятно, что роскошный обед или ужин с аперитивами и дижестивами будет стоить вам не больше 40 евро.

Этрета

Слон, опустивший хобот в волны

Следующая остановка на нашем пути – деревушка Этрета. Это место называют «белыми стенами Франции» – на многие километры по берегу тянутся исполинские меловые скалы, изрезанные туннелями и арками. Клод Моне рисовал их сотни раз, словно одержимый, в надежде запечатлеть красоту каждого мгновения. В 1873-м он напишет картину «Бурное море в Этрета», на которой впервые изобразит выступающий в море скалистый утес. Впоследствии этот мотив станет одним из самых повторяющихся в импрессионистической живописи. Утес, изображенный на той, первой, картине, – круглая скала со сквозным отверстием. Пораженный такой странной формой, Ги де Мопассан назовет ее «слоном, опустившим хобот в волны». Океан шумит и извергает на сушу двухметровые волны. Не только художники любят Этрета – со всей Франции сюда съезжаются серферы. Серфингистских магазинов в деревушке почти столько же, сколько ресторанов и сувенирных лавок. Кстати, именно в Этрета в Средние века родилась традиция благословения моря. По местному поверью, рыбак, застигнутый штормом, может спастись лишь тогда, когда хотя бы один монах на суше попросит за него перед Богом. Поэтому в Этрета во время мессы все молятся за рыбаков (возможно, сейчас уже и за серферов).

Вечером начинается отлив, и океан отступает, уходя на несколько метров и обнажая каменистое дно. На охоту выходят собиратели устриц – за каких-то полчаса можно набрать целый пакет. Понятно, что в ресторанах цены на этот деликатес откровенно смешные, а качество при этом отменное. Не случайно когда-то сама Мария-Антуанетта, не любимая французами супруга Людовика XVI, имела в Этрета собственный участок морского дна для сбора устриц.

Практический совет от WATCH Сегодня Этрета – это модный курорт с барами, ресторанами и казино. Сюда также приезжают и для того, чтобы поиграть в гольф. Одно из лучших мест для этого – гольф-поле отеля Dormy House. Цена за проживание – от 98 до 348 евро в сутки.

Гавр

Впечатление. Восход солнца

Каждое утро из окна своей гостиницы Моне видел гаврский порт. Лес корабельных мачт, синее море, зыбкий туман, чернеющие лодки и красно-багровый шар солнца, отбрасывающий повсюду алые отсветы. Моне писал картину очень быстро, широкими мазками, пытаясь поймать мгновение. Он назвал полотно «Впечатление». Эдмон Ренуар, брат художника Огюста Ренуара, добавил еще два слова – «Восход солнца». Так картина и вошла в историю мировой живописи, дав название целому художественному направлению.

Сегодня на том самом месте, откуда Моне писал свое первое импрессионистическое полотно, установлена мемориальная доска. Однако что именно художник видел перед собой, нам не суждено узнать. В 1944 году, во время высадки союзнических войск, Гавр был почти полностью разрушен и отстроен заново только в конце 1940-х. Представить, каким был город, ставший колыбелью импрессионизма, мы можем только по полотнам Моне, а также Рауля Дюфи, одного из идеологов фовизма, родившегося здесь же (черный корабль с дымящей трубой, постоянно встречающийся на его картинах, – все то же впечатление от гаврского порта), и Жоржа Брака, кубиста и соратника Пикассо, учившегося в художественной школе Гавра. В местном музее Мальро хранится обширнейшая коллекция полотен импрессионистов, вторая по значимости после парижского д’Орсе.

Проект послевоенной реконструкции города принадлежал Огюсту Перре, учителю Ле Корбюзье, превратившему железобетон в материал зодчества. Восстановленный им Гавр – город с широкими улицами и многоэтажными домами-коробками. Между тем в 2005 году ЮНЕСКО внесло его в Список Всемирного наследия как выдающийся образец послевоенной архитектуры и новаторского использования возможностей бетона. Но, гуляя по набережной Гавра, мы все же нашли в этом городе то, что так и осталось неизменным со времен Моне и Дюфи. Это небо, сливающееся с океаном. Как и везде в Нормандии, небо в Гавре обладает удивительной глубиной и сиянием. В этом и кроется секрет, почему на полотнах Дюфи так много сине-зеленого цвета.

Онфлер

Самая сладостная из грез

Гавр расположен на правом берегу Сены, совсем недалеко от того места, где река впадает в Ла-Манш. Сена отделяет город от региона Нижняя Нормандия и соседнего Онфлера. Чтобы добраться до него, мы переезжаем через Нормандский мост, четвертый по длине вантовый мост в мире и второй в Европе (853 метра). Несколько минут – и мы уже в Онфлере.

Douce France (Наша милая Франция), – говорят о своей стране французы. Что это значит, ты понимаешь в Онфлере. Город расположен на Цветущем берегу (Cote Fleurie), самой умиротворяющей части Нормандии. Cote Fleurie – это песчаные и галечные пляжи шириной в километр, которые тянутся от западных границ провинции до устья Сены, чтобы потом, от Гавра, смениться Алебастровым берегом (Cote d'Albatre) с его отвесными меловыми утесами (именно здесь примостилась Этрета). «Самая сладостная из моих грез» – так отозвался об Онфлере Шарль Бодлер. Это малюсенький рыбацкий городок с фахверковыми домишками, тесно прижавшимися друг к другу, средневековыми мельницами и деревянной церковью Святой Екатерины XV века. Самое удивительное в этом городке – квадратная бухта, окруженная такой же квадратной набережной, где стоят на приколе десятки яхт. Бухта соединена с морем крошечным проливом, через который перекинут подъемный мост (такой же маленький). Когда выход к морю наконец-то открывают, яхточки в суматохе устремляются на волю.

Парижане обожают приезжать в Онфлер на выходные, чтобы побродить по берегу океана, поесть свежевыловленных устриц и выпить стаканчик местного кальвадоса

В Онфлере есть несколько весьма неплохих музеев, в том числе посвященный Эжену Будену, другу и наставнику Моне, родившемуся в этом городе, но ходить туда совсем необязательно. Самое важное, что надо сделать в Онфлере, – просто посидеть в одном из ресторанчиков на набережной, поесть устриц (по 10–17 евро за порцию), выпить вина, сидра или кальвадоса и дать себе зарок непременно вернуться в Нормандию, удивительную страну бескрайних просторов, океанского ветра и сияющего неба.

Практический совет от WATCH Каждую субботу в Онфлере работает рынок. Все местные специалитеты (и прежде всего камамбер, который производят как раз в Нормандии), сувениры, а также сидр и кальвадос лучше покупать именно там.

www.watchrussia.com


Смотрите также