Третье сословие во франции


Третье сословие - это... Что такое Третье сословие?

(tertius status, tiers état) — обозначало во Франции, с конца средних веков до 1789 г., всю нацию, за исключением привилегированных, так как официально население Франции делилось в 1789 г. на три сословия: духовенство, дворянство и Т. сословие. Но нельзя считать Т. сословие какою-то однородною массой; таковою оно было лишь по отношению к двум привилегированным сословиями Уже в средние века было разделение: горожане и крестьяне, и права буржуазии были своего рода привилегией. До XI в. особенного различия между горожанином и поселянином не было, оба они находились под властью сеньора. С XI в. начинается освобождение городских общин. Коммунальное движение, взрастившее буржуазию, было первым ударом, который был нанесен политической стороне феодализма. Сущность этого движения, послужившего сигналом и для деревень, заключалась в освобождении городов из-под феодального гнета, появлении городских республик и возникновении в городах общественного класса — горожан, которые выступают, как Т. сословие, наряду с духовными и светскими сеньорами. Хотя с VI по Χ в. жители городов уже и начинают группироваться, но в обществе они еще не играли роли: политических прав у них не существовало, а социальное положение их было тяжелое. С конца Χ в. по XIII в. всю Западную Европу охватила коммунальная революция — процесс освобождения городов от эксплуатации феодалов. Жители городов организуются в открытые или тайные общества, во главе которых стоят купцы. Города средиземного побережья были поставлены в особо благоприятные условия. Их торговля с Востоком никогда не прекращалась, население южных городских общин раньше других разбогатело и привыкло к самостоятельной практической деятельности. За итальянскими городами поднялись города Рейна. Позднее выступают южные французские города, когда итальянские уже достигли городской автономии, и далее — города северной и средней Франции, Германии и Англии. Наибольшей силы движение достигает в XII в. и первой половине XIII в. Освободительному движению противодействовали духовенство и феодалы. Короли вначале тоже противодействовали стремлениям городов к независимости, а потом поддерживали города. Людовик VI, хотя и утвердил несколько грамот, но делал это не из принципа, а вследствие случайных соображений: уничтожая ланскую коммуну, он поддерживал амьенскую. Людовик VII понял силу коммун и содействовал их развитию. Филипп-Август открыто поддерживал множество коммун, но заставлял их платить себе за поддержку. Из коммунальных восстаний особенно замечательны восстания Лана, Санса, Камбрэ, но большинство городов приобрело себе привилегии без кровавой борьбы. Движение охватило и деревню, которая в XII и XIII в. нередко пользовались правами коммуны. Города, добившиеся свободы — в большей или меньшей степени — делятся на два класса: коммуны и города буржуазии. Первые — добились и политической независимости, вторые — только гражданских прав, но не приобрели права самоуправления. Договор, заключенный между сеньором и коммуной, носил название коммунальной хартии или грамоты. Грамота определяла отношения коммуны к сеньору в вопросах юрисдикции и налога. В подлиннике дошли лишь очень немногие грамоты. Справедливо называют коммуну "коллективной сеньорией", уподобляя город феоду, так как между коммуною и ее сюзереном были в значительной степени те же отношения, что между сюзеренами и вассалами (см. Феодализм — феодальная помощь в четырех случаях). Неся феодальные обязательства по отношению к своим господам, коммуны обладали и правами сеньора, могли отдавать поместья в лен, обладали правом войны и мира, наконец, заключали между собою крупные союзы. Коммуна издавала законы, судила, управляла администрацией и финансами, но в большинстве случаев пользование политическими правами принадлежало меньшинству — привилегированному сословию. Видимыми знаками коммуны были: ратуша, каланча, колокол, печать, позорный столб и виселица. Развивая общественный дух, коммуна воспитала в средневековом горожанине гражданина и возвысила буржуазию. Но коммунальное движение не сближало горожан и поселян. Буржуа, освободившись, относятся к деревне свысока, обижаются, если их приравнивают к крестьянам. Так вырастало различие между городским населением и крестьянами. Скоро освободившиеся горожане приобретают себе политическую силу, — в XII в. они уже принимают участие в советах королевских, а потом и в общих собраниях государствен. чинов (см.). Здесь, рядом с феодальными владельцами и прелатами, появился и tertius status. Т. сословие, участвовавшее в генеральных штатах, состояло только из одних горожан, так как генеральные штаты мало интересовались участью крестьян, и впервые крестьяне получили право представительства лишь в 1484 г., во время генеральных штатов в Туре. Но и теперь буржуа остались представителями сельского населения. Через всю историю Франции в средние века яркою нитью проходит упорная борьба между феодальным дворянством и Т. сословием, в союзе с королевскою властью. Благодаря глубокой пропасти, образовавшейся между городом и сеньорией, происходили те постоянные столкновения между Т. сословием и привилегированными, которые наполняют собою генеральные штаты (1302—1615 гг.; см. Государственные чины). В конце XV в., под именем Т. сословия, имелись в виду не только жители городов, но и сел; их называли le commun — простонародье, простонародное сословие, люди Т. и простонародного сословия (gens du tiers et commun état). До середины XIV в. Т. сословие не играет видной роли в штатах. С большой силой сказалось влияние Т. сословия в штатах 1355 и 1356 гг., когда вспыхнула революция в Париже (см. Этьен Марсель). Т. сословие было возмущено финансовыми мероприятиями короля ("порча" монеты, которая неблагоприятно отражалась на торговых оборотах горожан). Депутаты городских общин, участвуя в генеральных штатах в качестве Т. сословия, составили половину всего числа прибывших депутатов (400 на 800), на их стороне оказалось и нравственное преобладание в собрании. Душою намеченных преобразований оказались депутаты парижской общины с Этьеном Марселем во главе. Вожди Т. сословия сначала одержали верх, но исход революции показал, как велика была рознь сословий: в проведении реформ заинтересовано было только Т. сословие, не встретившее поддержки в дворянстве и свернувшее с легального пути на революционный для осуществления идеи национальной свободы. Во время жакерии Т. сословие было на стороне крестьян. Во всех движениях Т. сословия большую роль играл богатый Париж, центр крупной торговли и умственной жизни. Когда французское правительство переживало в XV в. кризис вследствие неурядиц в сфере государственного управления, Т. сословие, в лице своих просвещенных представителей, принимало участие в выработке программы нововведений. Зажиточные горожане, руководимые адвокатом Жувенелем, перешли на сторону короля во время восстания Кабоша. Солидарность между Т. сословием и королевской властью постепенно дала городскому классу огромную силу. Уже в конце XV в. и в начале XVI Т. сословие не только представляло из себя могучий, дружный (хотя и не всегда) промышленный класс, но оно занимает почти все должности до канцлера-хранителя печати включительно. Отсюда же брались всякого рода чиновники в финансовой администрации. Только губернаторство, комендантство, чины в военной и морской службе, придворные должности — исключительно давались привилегированным. Церковные и судейские должности давали честолюбивому буржуа одинаковые привилегии с дворянством, а в XVI ст. образовывается много семейств, возведенных в дворянство, благодаря тому, что богатые буржуа покупали не только дворянские поместья, но и общественные должности, а с ними и право получить дворянское звание. Рост городского сословия был противоположен во Франции росту города, так как города постепенно лишились здесь своего самоуправления, перестав быть суверенными коммунами и подпав под административную опеку. Развитие капиталистического производства, характеризующее новое время, дает мощь капиталистической буржуазии, которая во всем опережает землевладельческое дворянство, и все более и более делается необходимой для государства, нуждавшегося в деньгах. Вот почему Т. сословие выходит из средних веков сильным и уверенным в своем значении. Блестящую роль играло Т. сословие на штатах 1560 г., представив широкий наказ. Такой же наказ был представлен им и в 1576 г., где, среди разных других вопросов, делается попытка ограничить вторжение администрации в муниципальную жизнь. И в знаменитом мятеже 1588 г., Т. сословие играло первую роль, выступив в генеральных штатах против королевской власти и гугенотов. Ко времени царствования Генриха III влияние и значение Т. сословия еще более выделяется и еще ярче виден антагонизм между привилегированными и Т. сословием, вызванный оскорбительным для третьего сословия приниженным состоянием его представителей. В своих требованиях на генеральных штатах 1614—15 гг. Т. сословие обрисовало картину бедственного состояния народа. Первые два сословия находились в собрании с покрытыми головами, а Т. сословие представлялось королю без шляп, на коленях. Дворяне сами заявили, что разница между ними и Т. сословием та же, что между господами и лакеями. На этом собрании Т. сословие выразило требование созыва генеральных штатов через каждые 10 лет. Штаты, как известно, не собирались до 1789 г., но 1615 г. в истории Т. сословия занимает важное место, так как показывает, с одной стороны, политическое ничтожество Т. сословия в XVII в., а с другой — вскрывает громадное влияние Т. сословия как моральное, так и социальное. В XVIII в. отношения между феодальной аристократией и горожанами сделались вполне определенными. Законы против роскоши в моде уже исчезли, и буржуа в темном платье старинного покроя был таким же барином, как и дворянин. И правительство, и высшие классы — теперь в руках Т. сословия. Оно распоряжается богатством, вытеснив дворянство в центральной и местной администрации; оно, по выражению Тэна, "всеобщий кредитор". Бедность и гордость сделались уделом большинства дворян. Т. сословие было "всем": парламентские советники, адвокаты, денежная аристократия, судейское сословие, литераторы и ученые — составляли главную его силу. Но в политическом отношении Т. сословие было "ничто". XVIII в., выдвинувший таких "буржуа", как Вольтер, Руссо, Дидро и др., есть век торжества буржуазии, которая стала передовым классом нации, интеллигенцией, и требовала, как гражданского равенства, так и политической свободы. В начале XVII в. Франция получала с привилегированных 23 %, а с Т. сословия 77 %, перед революцией духовенство платило государству в виде налогов не более 1/4 своих доходов, дворянство — около 1/6 а Т. сословие — 2/3 своих доходов. Вся масса налогов и повинностей ложилась на Т. сословие, на долю которого приходилось около 1/3 всей земельной собственности, при населении в 25 милл. людей, из которых привилегированных считалось 250 тыс. Но и среди Т. сословия наблюдается неравномерность в распределении повинностей. Некоторые должности создавали привилегию для буржуа чисто личного характера, были и привилегии местные, а богатые буржуа разными путями избавлялись от налогов. Имея главную силу в капитале, буржуазия была привилегированной в сравнении с народной массой. Многие города пользовались большими льготами — жители Гавра, напр., были освобождены от талии и соляного налога. Город не платил подати, свалив эту повинность на деревню, благодаря чему из деревень уходили в город. Привилегированное положение горожан вызывало в XVIII в. частые жалобы крестьян на гордость жителей городов, порождало недоверие к ним со стороны сельского населения. Это недоверие продолжалось до конца XVIII в., так как буржуазия приобретала себе сеньоральные права, и особенно любопытно, что оно сильно проявилось во время выборов 1789 г., когда крестьяне относились недоверчиво к своим собственным депутатам на бальифных собраниях. Выступив, однако, в качестве борца за "народные" права, буржуазия сыграла очень крупную роль во время великой французской революции. Франция ей обязана разрушением феодального строя общества. Высказавшись за поголовное голосование в генеральных штатах 1789 г., Т. сословие решительно потребовало уничтожения феодальных прав и аристократических привилегий. 17 июня 1789 г. исчезло старое сословное деление Франции на три чина и официально название Т. сословие тоже исчезло. Но теперь уже ясно стало распадение французского общества на два крупных класса: буржуазию и народ. Социальный антагонизм исчез, так как в политическом и юридическом смысле французская революция уравняла оба класса, но зато возник антагонизм на почве экономической, приведший в XIX в. к классовой борьбе. Результаты революции особенно выгодными оказались для буржуазии и наиболее обеспеченного крестьянства. Относясь враждебно к якобинизму, буржуазия, после его падения, выступила на путь реакции из страха перед пролетариатом ("четвертым" сословием). Ее мало интересует форма правления, она подчиняется, из желания сохранить свою роль, термидорианцам и Наполеону, который обеспечивал как ее социальное положение, так и невозможность восстановления "старого порядка". В эпоху реставрации, когда наступила католико-феодальная реакция, буржуазия поднялась на защиту либеральных начал; либерализм двадцатых годов XIX в. принял чисто буржуазный характер. Вследствие высокого избирательного ценза (см. Конституция 1814 г.) буржуазия образовала особый общественный класс и приняла ту окраску, которая сохранилась за нею во второй половине XIX в., когда под буржуазией понимают уже не горожанина или плебея только, а всякого гражданина, стремящегося к политическому господству на основании обладаемого им капитала. Благородство происхождения в XIX в. заменяется обладанием собственности. Усилению буржуазия очень способствовала июльская революция, доставившая господство промышленной буржуазии. Во времена июльской монархии, этого "царства буржуазии", весьма резко обострились отношения между буржуазией и пролетариатом, выдвинувшим в качестве политической силы социализм. Буржуазия враждебно встретила опасное учение, примкнув к "манчестерской" школе политической экономии. Но и в буржуазии времен июльской монархии зародилась оппозиция против большинства — финансовой аристократии, которую оппозиционная партия мечтала лишить ее привилегированного положения. Республиканская партия предлагала заменить монархию республикой и нашла себе большую поддержку в среде мелкой буржуазии, торговцев, ремесленников и фабричных рабочих. Страх перед социальной революцией делал из буржуазии надежную опору трона Людовика-Филиппа. Начавшееся движение среди буржуазии в пользу расширения избирательного права было первыми симптомами февральской революции, произведенной совместно рабочими и буржуазией. Но победа над июльской монархией только ярче обнажила страшную противоположность между буржуазией и рабочими (фабричными и ремесленниками), которые теперь организовались против буржуазии. Результатом недовольства пролетариата были июньские дни. С этого времени и возникла во Франции принципиальная рознь между Т. и четвертым сословиями. Классическое сочинение по истории Т. сословия — Огюстена Тьерри, "Essai sur la formation et les progrès du Tiers Etat" (1850, переведено на русский яз., M., 1899); Смирнов, "Коммуна средневековой Франции" (Казань, 1873); А. Lucheire, "Les Communes françaises à l'époque des Capétiens directs" (П., 1890); J. Flach, "Les origines Communales". Целый ряд монографий по истории отдельных городов и областей. Е. Bonvalot, "Le Tiers État, d'après la charte de Beaumont et ses filiales" (П., 1884); Désmolins, "Mouvement communal et municipal au moyen âge"; Bardoux, "La bourgeoisie française"; Perrens, "La démocratie en France au moyen âge"; Giraud-Teulon, "La royauté et la bourgeoisie"; A. Babeau, "La ville sous l'ancien régime".

П. К — ий.

dic.academic.ru

Третье сословие — ЭНЭ

Третье сословие

(tertius status, tiers état) — обозначало во Франции, с конца средних веков до 1789 г., всю нацию, за исключением привилегированных, так как официально население Франции делилось в 1789 г. на три сословия: духовенство, дворянство и третье сословие. Но нельзя считать Т. сословие какою-то однородною массой; таковою оно было лишь по отношению к двум привилегированным сословиями. Уже в средние века было разделение: горожане и крестьяне, и права буржуазии были своего рода привилегией.

До XI в. особенного различия между горожанином и поселянином не было, оба они находились под властью сеньора. С XI в. начинается освобождение городских общин. Коммунальное движение, взрастившее буржуазию, было первым ударом, который был нанесен политической стороне феодализма. Сущность этого движения, послужившего сигналом и для деревень, заключалась в освобождении городов из-под феодального гнета, появлении городских республик и возникновении в городах общественного класса — горожан, которые выступают, как Т. сословие, наряду с духовными и светскими сеньорами. Хотя с VI по X в. жители городов уже и начинают группироваться, но в обществе они еще не играли роли: политических прав у них не существовало, а социальное положение их было тяжелое. С конца X в. по XIII в. всю Западную Европу охватила коммунальная революция — процесс освобождения городов от эксплуатации феодалов. Жители городов организуются в открытые или тайные общества, во главе которых стоят купцы. Города средиземного побережья были поставлены в особо благоприятные условия. Их торговля с Востоком никогда не прекращалась, население южных городских общин раньше других разбогатело и привыкло к самостоятельной практической деятельности. За итальянскими городами поднялись города Рейна. Позднее выступают южные французские города, когда итальянские уже достигли городской автономии, и далее — города северной и средней Франции, Германии и Англии. Наибольшей силы движение достигает в XII в. и первой половине XIII в. Освободительному движению противодействовали духовенство и феодалы. Короли вначале тоже противодействовали стремлениям городов к независимости, а потом поддерживали города. Людовик VI, хотя и утвердил несколько грамот, но делал это не из принципа, а вследствие случайных соображений: уничтожая ланскую коммуну, он поддерживал амьенскую. Людовик VII понял силу коммун и содействовал их развитию. Филипп-Август открыто поддерживал множество коммун, но заставлял их платить себе за поддержку. Из коммунальных восстаний особенно замечательны восстания Лана, Санса, Камбрэ, но большинство городов приобрело себе привилегии без кровавой борьбы. Движение охватило и деревню, которая в ХII и XIII в. нередко пользовались правами коммуны.

Города, добившиеся свободы — в большей или меньшей степени — делятся на два класса: коммуны и города буржуазии. Первые — добились и политической независимости, вторые — только гражданских прав, но не приобрели права самоуправления. Договор, заключенный между сеньором и коммуной, носил название коммунальной хартии или грамоты. Грамота определяла отношения коммуны к сеньору в вопросах юрисдикции и налога. В подлиннике дошли лишь очень немногие грамоты. Справедливо называют коммуну «коллективной сеньорией», уподобляя город феоду, так как между коммуною и ее сюзереном были в значительной степени те же отношения, что между сюзеренами и вассалами (см. Феодализм — феодальная помощь в четырех случаях). Неся феодальные обязательства по отношению к своим господам, коммуны обладали и правами сеньора, могли отдавать поместья в лен, обладали правом войны и мира, наконец, заключали между собою крупные союзы. Коммуна издавала законы, судила, управляла администрацией и финансами, но в большинстве случаев пользование политическими правами принадлежало меньшинству — привилегированному сословию.

Видимыми знаками коммуны были: ратуша, каланча, колокол, печать, позорный столб и виселица. Развивая общественный дух, коммуна воспитала в средневековом горожанине гражданина и возвысила буржуазию. Но коммунальное движение не сближало горожан и поселян. Буржуа, освободившись, относятся к деревне свысока, обижаются, если их приравнивают к крестьянам. Так вырастало различие между городским населением и крестьянами. Скоро освободившиеся горожане приобретают себе политическую силу, — в XII в. они уже принимают участие в советах королевских, а потом и в общих собраниях государствен. чинов (см.). Здесь, рядом с феодальными владельцами и прелатами, появился и tertius status. Третье сословие, участвовавшее в генеральных штатах, состояло только из одних горожан, так как генеральные штаты мало интересовались участью крестьян, и впервые крестьяне получили право представительства лишь в 1484 г., во время генеральных штатов в Туре. Но и теперь буржуа остались представителями сельского населения.

Через всю историю Франции в средние века яркою нитью проходит упорная борьба между феодальным дворянством и Т. сословием, в союзе с королевскою властью. Благодаря глубокой пропасти, образовавшейся между городом и сеньорией, происходили те постоянные столкновения между Т. сословием и привилегированными, которые наполняют собою генеральные штаты (1302—1615 гг.; см. Государственные чины). В конце XV в., под именем Т. сословия, имелись в виду не только жители городов, но и сел; их называли le commun — простонародье, простонародное сословие, люди Т. и простонародного сословия (gens du tiers et communétat). До середины XIV в. Т. сословие не играет видной роли в штатах. С большой силой сказалось влияние Т. сословия в штатах 1355 и 1356 гг., когда вспыхнула революция в Париже (см. Этьен Марсель). Т. сословие было возмущено финансовыми мероприятиями короля («порча» монеты, которая неблагоприятно отражалась на торговых оборотах горожан). Депутаты городских общин, участвуя в генеральных штатах в качестве Т. сословия, составили половину всего числа прибывших депутатов (400 на 800), на их стороне оказалось и нравственное преобладание в собрании. Душою намеченных преобразований оказались депутаты парижской общины с Этьеном Марселем во главе. Вожди Т. сословия сначала одержали верх, но исход революции показал, как велика была рознь сословий: в проведении реформ заинтересовано было только третье сословие, не встретившее поддержки в дворянстве и свернувшее с легального пути на революционный для осуществления идеи национальной свободы. Во время жакерии Т. сословие было на стороне крестьян. Во всех движениях Т. сословия большую роль играл богатый Париж, центр крупной торговли и умственной жизни. Когда французское правительство переживало в XV в. кризис вследствие неурядиц в сфере государственного управления, Т. сословие, в лице своих просвещенных представителей, принимало участие в выработке программы нововведений. Зажиточные горожане, руководимые адвокатом Жувенелем, перешли на сторону короля во время восстания Кабоша. Солидарность между Т. сословием и королевской властью постепенно дала городскому классу огромную силу. Уже в конце XV в. и в начале XVI Т. сословие не только представляло из себя могучий, дружный (хотя и не всегда) промышленный класс, но оно занимает почти все должности до канцлера-хранителя печати включительно. Отсюда же брались всякого рода чиновники в финансовой администрации. Только губернаторство, комендантство, чины в военной и морской службе, придворные должности — исключительно давались привилегированным. Церковные и судейские должности давали честолюбивому буржуа одинаковые привилегии с дворянством, а в XVI ст. образовывается много семейств, возведенных в дворянство, благодаря тому, что богатые буржуа покупали не только дворянские поместья, но и общественные должности, а с ними и право получить дворянское звание. Рост городского сословия был противоположен во Франции росту города, так как города постепенно лишились здесь своего самоуправления, перестав быть суверенными коммунами и подпав под административную опеку.

Развитие капиталистического производства, характеризующее новое время, дает мощь капиталистической буржуазии, которая во всем опережает землевладельческое дворянство, и все более и более делается необходимой для государства, нуждавшегося в деньгах. Вот почему Т. сословие выходит из средних веков сильным и уверенным в своем значении. Блестящую роль играло Т. сословие на штатах 1560 г., представив широкий наказ. Такой же наказ был представлен им и в 1576 г., где, среди разных других вопросов, делается попытка ограничить вторжение администрации в муниципальную жизнь. И в знаменитом мятеже 1588 г., Т. сословие играло первую роль, выступив в генеральных штатах против королевской власти и гугенотов. Ко времени царствования Генриха III влияние и значение Т. сословия еще более выделяется и еще ярче виден антагонизм между привилегированными и Т. сословием, вызванный оскорбительным для третьего сословия приниженным состоянием его представителей. В своих требованиях на генеральных штатах 1614-15 гг. Т. сословие обрисовало картину бедственного состояния народа. Первые два сословия находились в собрании с покрытыми головами, а Т. сословие представлялось королю без шляп, на коленях. Дворяне сами заявили, что разница между ними и Т. сословием та же, что между господами и лакеями. На этом собрании Т. сословие выразило требование созыва генеральных штатов через каждые 10 лет. Штаты, как известно, не собирались до 1789 г., но 1615 г. в истории Т. сословия занимает важное место, так как показывает, с одной стороны, политическое ничтожество Т. сословия в XVII в., а с другой — вскрывает громадное влияние Т. сословия как моральное, так и социальное. В XVIII в. отношения между феодальной аристократией и горожанами сделались вполне определенными. Законы против роскоши в моде уже исчезли, и буржуа в темном платье старинного покроя был таким же барином, как и дворянин. И правительство, и высшие классы — теперь в руках Т. сословия. Оно распоряжается богатством, вытеснив дворянство в центральной и местной администрации; оно, по выражению Тэна, «всеобщий кредитор». Бедность и гордость сделались уделом большинства дворян. Т. сословие было «всем»: парламентские советники, адвокаты, денежная аристократия, судейское сословие, литераторы и ученые — составляли главную его силу. Но в политическом отношении Т. сословие было «ничто».

XVIII в., выдвинувший таких «буржуа», как Вольтер, Руссо, Дидро и др., есть век торжества буржуазии, которая стала передовым классом нации, интеллигенцией, и требовала, как гражданского равенства, так и политической свободы. В начале XVII в. Франция получала с привилегированных 23 %, а с Т. сословия 77 %, перед революцией духовенство платило государству в виде налогов не более 1/4 своих доходов, дворянство — около 1/6 а Т. сословие — 2/3 своих доходов. Вся масса налогов и повинностей ложилась на Т. сословие, на долю которого приходилось около 1/3 всей земельной собственности, при населении в 25 млн людей, из которых привилегированных считалось 250 тыс. Но и среди Т. сословия наблюдается неравномерность в распределении повинностей. Некоторые должности создавали привилегию для буржуа чисто личного характера, были и привилегии местные, а богатые буржуа разными путями избавлялись от налогов. Имея главную силу в капитале, буржуазия была привилегированной в сравнении с народной массой. Многие города пользовались большими льготами — жители Гавра, напр., были освобождены от талии и соляного налога. Город не платил подати, свалив эту повинность на деревню, благодаря чему из деревень уходили в город. Привилегированное положение горожан вызывало в XVIII в. частые жалобы крестьян на гордость жителей городов, порождало недоверие к ним со стороны сельского населения. Это недоверие продолжалось до конца XVIII в., так как буржуазия приобретала себе сеньоральные права, и особенно любопытно, что оно сильно проявилось во время выборов 1789 г., когда крестьяне относились недоверчиво к своим собственным депутатам на бальифных собраниях. Выступив, однако, в качестве борца за «народные» права, буржуазия сыграла очень крупную роль во время великой французской революции. Франция ей обязана разрушением феодального строя общества. Высказавшись за поголовное голосование в генеральных штатах 1789 г., Т. сословие решительно потребовало уничтожения феодальных прав и аристократических привилегий.

17 июня 1789 г. исчезло старое сословное деление Франции на три чина и официально название Т. сословие тоже исчезло. Но теперь уже ясно стало распадение французского общества на два крупных класса: буржуазию и народ. Социальный антагонизм исчез, так как в политическом и юридическом смысле французская революция уравняла оба класса, но зато возник антагонизм на почве экономической, приведший в XIX в. к классовой борьбе. Результаты революции особенно выгодными оказались для буржуазии и наиболее обеспеченного крестьянства. Относясь враждебно к якобинизму, буржуазия, после его падения, выступила на путь реакции из страха перед пролетариатом («четвертым» сословием). Ее мало интересует форма правления, она подчиняется, из желания сохранить свою роль, термидорианцам и Наполеону, который обеспечивал как ее социальное положение, так и невозможность восстановления «старого порядка».

В эпоху реставрации, когда наступила католико-феодальная реакция, буржуазия поднялась на защиту либеральных начал; либерализм двадцатых годов XIX в. принял чисто буржуазный характер. Вследствие высокого избирательного ценза (см. Конституция 1814 г.) буржуазия образовала особый общественный класс и приняла ту окраску, которая сохранилась за нею во второй половине XIX в., когда под буржуазией понимают уже не горожанина или плебея только, а всякого гражданина, стремящегося к политическому господству на основании обладаемого им капитала. Благородство происхождения в XIX в. заменяется обладанием собственности. Усилению буржуазия очень способствовала июльская революция, доставившая господство промышленной буржуазии. Во времена июльской монархии, этого «царства буржуазии», весьма резко обострились отношения между буржуазией и пролетариатом, выдвинувшим в качестве политической силы социализм. Буржуазия враждебно встретила опасное учение, примкнув к «манчестерской» школе политической экономии. Но и в буржуазии времен июльской монархии зародилась оппозиция против большинства — финансовой аристократии, которую оппозиционная партия мечтала лишить ее привилегированного положения. Республиканская партия предлагала заменить монархию республикой и нашла себе большую поддержку в среде мелкой буржуазии, торговцев, ремесленников и фабричных рабочих. Страх перед социальной революцией делал из буржуазии надежную опору трона Людовика-Филиппа. Начавшееся движение среди буржуазии в пользу расширения избирательного права было первыми симптомами февральской революции, произведенной совместно рабочими и буржуазией. Но победа над июльской монархией только ярче обнажила страшную противоположность между буржуазией и рабочими (фабричными и ремесленниками), которые теперь организовались против буржуазии. Результатом недовольства пролетариата были июньские дни. С этого времени и возникла во Франции принципиальная рознь между Т. и четвертым сословиями.

Классическое сочинение по истории Т. сословия — Огюстена Тьерри, «Essai sur la formation et les progrès du Tiers Etat» (1850, переведено на русский яз., M., 1899);

Целый ряд монографий по истории отдельных городов и областей.

П. К — ий.

В статье воспроизведен материал из Большого энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.

Ссылки

wiki.laser.ru

Третье сословие — WiKi

До XI века особенного различия между горожанином и поселянином не было, оба они находились под властью сеньора. С XI века начинается освобождение городских общин. Коммунальное движение, взрастившее буржуазию, было первым ударом, который был нанесен политической стороне феодализма. Сущность этого движения, послужившего сигналом и для деревень, заключалась в освобождении городов из-под феодального гнёта, появлении городских республик и возникновении в городах общественного класса — горожан, которые выступают, как третье сословие, наряду с духовными и светскими сеньорами. Хотя с VI по Χ века жители городов уже и начинают группироваться, но в обществе они ещё не играли роли: политических прав у них не существовало, а социальное положение их было тяжёлым.

С конца Χ века по XIII век всю Западную Европу охватила коммунальная революция — процесс освобождения городов от эксплуатации феодалов. Жители городов организуются в открытые или тайные общества, во главе которых стоят купцы. Города средиземноморскогого побережья были поставлены в особо благоприятные условия. Их торговля с Востоком никогда не прекращалась, население южных городских общин раньше других разбогатело и привыкло к самостоятельной практической деятельности. За итальянскими городами поднялись города Рейна. Позднее выступают южные французские города, когда итальянские уже достигли городской автономии, и далее — города северной и средней Франции, Германии и Англии. Наибольшей силы движение достигает в XII веке и первой половине XIII века. Освободительному движению противодействовали духовенство и феодалы.

Короли вначале тоже противодействовали стремлениям городов к независимости, а потом поддерживали города. Людовик VI, хотя и утвердил несколько грамот, но делал это не из принципа, а вследствие случайных соображений: уничтожая ланскую коммуну, он поддерживал амьенскую. Людовик VII понял силу коммун и содействовал их развитию. Филипп II Август открыто поддерживал множество коммун, но заставлял их платить себе за поддержку. Из коммунальных восстаний особенно замечательны восстания Лана, Санса, Камбре, но большинство городов приобрело себе привилегии без кровавой борьбы.

Движение охватило и деревню, которая в XII веке и XIII веке нередко пользовалась правами коммуны. Города, добившиеся свободы — в большей или меньшей степени — делятся на два класса: коммуны и города буржуазии. Первые — добились и политической независимости, вторые — только гражданских прав, но не приобрели права самоуправления. Договор, заключенный между сеньором и коммуной, носил название коммунальной хартии или грамоты. Грамота определяла отношения коммуны к сеньору в вопросах юрисдикции и налога. В подлиннике дошли лишь очень немногие грамоты. Справедливо называют коммуну «коллективной сеньорией», уподобляя город феоду, так как между коммуною и её сюзереном были в значительной степени те же отношения, что между сюзеренами и вассалами (см. Феодализм — феодальная помощь в четырёх случаях).

Неся феодальные обязательства по отношению к своим господам, коммуны обладали и правами сеньора, могли отдавать поместья в лен, обладали правом войны и мира, наконец, заключали между собою крупные союзы. Коммуна издавала законы, судила, управляла администрацией и финансами, но в большинстве случаев пользование политическими правами принадлежало меньшинству — привилегированному сословию. Видимыми знаками коммуны были: ратуша, каланча, колокол, печать, позорный столб и виселица. Развивая общественный дух, коммуна воспитала в средневековом горожанине гражданина и возвысила буржуазию. Но коммунальное движение не сближало горожан и поселян. Буржуа, освободившись, относятся к деревне свысока, обижаются, если их приравнивают к крестьянам. Так вырастало различие между городским населением и крестьянами.

Скоро освободившиеся горожане приобретают себе политическую силу, — в XII веке они уже принимают участие в советах королевских, а потом и в общих собраниях государственных чинов. Здесь, рядом с феодальными владельцами и прелатами, появился и лат. tertius status. Третье сословие, участвовавшее в генеральных штатах, состояло только из одних горожан, так как генеральные штаты мало интересовались участью крестьян, и впервые крестьяне получили право представительства лишь в 1484 году, во время генеральных штатов в Туре. Но и теперь буржуа остались представителями сельского населения.

Через всю историю Франции в Средние века яркою нитью проходит упорная борьба между феодальным дворянством и третьим сословием, в союзе с королевской властью. Благодаря глубокой пропасти, образовавшейся между городом и сеньорией, происходили те постоянные столкновения между третьим сословием и привилегированными (государственными чинами), которые наполняют собою генеральные штаты (1302—1615 годов).

В конце XV века под именем третьего сословия имелись в виду не только жители городов, но и сёл; их называли фр. le commun — простонародье, простонародное сословие, люди третьего и простонародного сословия (фр. gens du tiers et commun état). До середины XIV века третье сословие не играет видной роли в штатах. С большой силой сказалось влияние третьего сословия в штатах 1355 и 1356 годов, когда вспыхнула революция в Париже. Третье сословие было возмущено финансовыми мероприятиями короля («порча» монеты, которая неблагоприятно отражалась на торговых оборотах горожан). Депутаты городских общин, участвуя в генеральных штатах в качестве третьего сословия, составили половину всего числа прибывших депутатов (400 на 800), на их стороне оказалось и нравственное преобладание в собрании. Душою намеченных преобразований оказались депутаты парижской общины с Этьеном Марселем во главе. Вожди третьего сословия сначала одержали верх, но исход революции показал, как велика была рознь сословий: в проведении реформ заинтересовано было только третье сословие, не встретившее поддержки в дворянстве и свернувшее с легального пути на революционный для осуществления идеи национальной свободы.

Во время жакерии третье сословие было на стороне крестьян. Во всех движениях третьего сословия большую роль играл богатый Париж, центр крупной торговли и умственной жизни. Когда французское правительство переживало в XV веке кризис вследствие неурядиц в сфере государственного управления, третье сословие, в лице своих просвещенных представителей, принимало участие в выработке программы нововведений. Зажиточные горожане, руководимые адвокатом Жувенелем, перешли на сторону короля во время восстания Кабоша. Солидарность между третьим сословием и королевской властью постепенно дала городскому классу огромную силу.

Уже в конце XV века и в начале XVI века третье сословие не только представляло собой могучий, дружный (хотя и не всегда) промышленный класс, но оно занимает почти все должности до канцлера-хранителя печати включительно. Отсюда же брались всякого рода чиновники в финансовой администрации. Только губернаторство, комендантство, чины в военной и морской службе, придворные должности — исключительно давались привилегированным. Церковные и судейские должности давали честолюбивому буржуа одинаковые привилегии с дворянством, а в XVI веке образовывается много семейств, возведенных в дворянство, благодаря тому, что богатые буржуа покупали не только дворянские поместья, но и общественные должности, а с ними и право получить дворянское звание. Рост городского сословия был противоположен во Франции росту города, так как города постепенно лишились здесь своего самоуправления, перестав быть суверенными коммунами и подпав под административную опеку. Развитие капиталистического производства, характеризующее новое время, дает мощь капиталистической буржуазии, которая во всем опережает землевладельческое дворянство, и все более и более делается необходимой для государства, нуждавшегося в деньгах. Вот почему третье сословие выходит из средних веков сильным и уверенным в своем значении. Блестящую роль играло третье сословие на штатах 1560 года, представив широкий наказ.

Такой же наказ был представлен им и в 1576 году, где, среди разных других вопросов, делается попытка ограничить вторжение администрации в муниципальную жизнь. И в знаменитом мятеже 1588 года, третье сословие играло первую роль, выступив в генеральных штатах против королевской власти и гугенотов. Ко времени царствования Генриха III (1574—1589) влияние и значение третьего сословия ещё более выделяется и ещё ярче виден антагонизм между привилегированными и третьим сословием, вызванный оскорбительным для третьего сословия приниженным состоянием его представителей.

В своих требованиях на генеральных штатах при Людовике XIII Справедливом 1614—1615 годы третье сословие обрисовало картину бедственного состояния народа. Первые два сословия находились в собрании с покрытыми головами, а третье сословие представлялось королю без шляп, на коленях. Дворяне сами заявили, что разница между ними и третьим сословием та же, что между господами и лакеями. На этом собрании третье сословие выразило требование созыва генеральных штатов через каждые 10 лет.

Штаты, как известно, не собирались до 1789 года, но 1615 год в истории третьего сословия занимает важное место, так как показывает, с одной стороны, политическое ничтожество третьего сословия в XVII веке, а с другой — вскрывает громадное влияние третьего сословия как моральное, так и социальное.

В XVIII веке отношения между феодальной аристократией и горожанами сделались вполне определенными. Законы против роскоши в моде уже исчезли, и буржуа в темном платье старинного покроя был таким же барином, как и дворянин. И правительство, и высшие классы — теперь в руках третьего сословия. Оно распоряжается богатством, вытеснив дворянство в центральной и местной администрации; оно, по выражению Тэна, «всеобщий кредитор». Бедность и гордость сделались уделом большинства дворян. Третье сословие было «всем»: парламентские советники, адвокаты, денежная аристократия, судейское сословие, литераторы и учёные — составляли главную его силу. Но в политическом отношении третье сословие было «ничто».

XVIII век, выдвинувший таких «буржуа», как Вольтер, Руссо, Дидро и других, есть век торжества буржуазии, которая стала передовым классом нации, интеллигенцией, и требовала, как гражданского равенства, так и политической свободы.

В начале XVII века Франция получала с привилегированных 23 %, а с третьего сословия 77 % налогов. Перед революцией духовенство платило государству в виде налогов не более 1/4 своих доходов, дворянство — около 1/6, а третье сословие — ²/3 своих доходов. Вся масса налогов и повинностей ложилась на третье сословие, на долю которого приходилось около 1/3 всей земельной собственности, при населении в 25 млн людей, из которых привилегированных считалось 250 тыс.

Но и среди третьего сословия наблюдается неравномерность в распределении повинностей. Некоторые должности создавали привилегию для буржуа чисто личного характера, были и привилегии местные, а богатые буржуа разными путями избавлялись от налогов. Имея главную силу в капитале, буржуазия была привилегированной в сравнении с народной массой. Многие города пользовались большими льготами — жители Гавра, например, были освобождены от талии и соляного налога. Город не платил подати, свалив эту повинность на деревню, благодаря чему из деревень уходили в город. Привилегированное положение горожан вызывало в XVIII веке частые жалобы крестьян на гордость жителей городов, порождало недоверие к ним со стороны сельского населения.

Это недоверие продолжалось до конца XVIII века, так как буржуазия приобретала себе сеньориальные права, и особенно любопытно, что оно сильно проявилось во время выборов 1789 года, когда крестьяне относились недоверчиво к своим собственным депутатам на бальифных собраниях. Выступив, однако, в качестве борца за «народные» права, буржуазия сыграла очень крупную роль во время великой французской революции. Франция ей обязана разрушением феодального строя общества. Высказавшись за поголовное голосование в генеральных штатах 1789 года, третье сословие решительно потребовало уничтожения феодальных прав и аристократических привилегий. 17 июня 1789 года исчезло старое сословное деление Франции на три чина, и официально название «третье сословие» тоже исчезло. Но теперь уже ясно стало распадение французского общества на два крупных класса: буржуазию и народ.

ru-wiki.org

Третье сословие - это... Что такое Третье сословие?

«Я из третьего сословия!» (1790)

Третье сословие (лат. tertius status, фр. tiers état) — во Франции старого порядка (с конца Средних веков до 1789 года) все группы населения за исключением привилегированных, а именно — дворянства и духовенства. В отличие от первых двух сословий, третье сословие платило налоги. Верхушка третьего сословия (буржуазия) имела представительство на Генеральных штатах, а также доминировала в составе парижского и провинциальных парламентов.

ЭСБЕ о третьем сословии

До XI века особенного различия между горожанином и поселянином не было, оба они находились под властью сеньора. С XI века начинается освобождение городских общин. Коммунальное движение, взрастившее буржуазию, было первым ударом, который был нанесен политической стороне феодализма. Сущность этого движения, послужившего сигналом и для деревень, заключалась в освобождении городов из-под феодального гнёта, появлении городских республик и возникновении в городах общественного класса — горожан, которые выступают, как третье сословие, наряду с духовными и светскими сеньорами. Хотя с VI по Χ века жители городов уже и начинают группироваться, но в обществе они ещё не играли роли: политических прав у них не существовало, а социальное положение их было тяжёлым.

С конца Χ века по XIII век всю Западную Европу охватила коммунальная революция — процесс освобождения городов от эксплуатации феодалов. Жители городов организуются в открытые или тайные общества, во главе которых стоят купцы. Города средиземноморскогого побережья были поставлены в особо благоприятные условия. Их торговля с Востоком никогда не прекращалась, население южных городских общин раньше других разбогатело и привыкло к самостоятельной практической деятельности. За итальянскими городами поднялись города Рейна. Позднее выступают южные французские города, когда итальянские уже достигли городской автономии, и далее — города северной и средней Франции, Германии и Англии. Наибольшей силы движение достигает в XII веке и первой половине XIII века. Освободительному движению противодействовали духовенство и феодалы.

Короли вначале тоже противодействовали стремлениям городов к независимости, а потом поддерживали города. Людовик VI, хотя и утвердил несколько грамот, но делал это не из принципа, а вследствие случайных соображений: уничтожая ланскую коммуну, он поддерживал амьенскую. Людовик VII понял силу коммун и содействовал их развитию. Филипп II Август открыто поддерживал множество коммун, но заставлял их платить себе за поддержку. Из коммунальных восстаний особенно замечательны восстания Лана, Санса, Камбре, но большинство городов приобрело себе привилегии без кровавой борьбы.

Движение охватило и деревню, которая в XII веке и XIII веке нередко пользовались правами коммуны. Города, добившиеся свободы — в большей или меньшей степени — делятся на два класса: коммуны и города буржуазии. Первые — добились и политической независимости, вторые — только гражданских прав, но не приобрели права самоуправления. Договор, заключенный между сеньором и коммуной, носил название коммунальной хартии или грамоты. Грамота определяла отношения коммуны к сеньору в вопросах юрисдикции и налога. В подлиннике дошли лишь очень немногие грамоты. Справедливо называют коммуну «коллективной сеньорией», уподобляя город феоду, так как между коммуною и её сюзереном были в значительной степени те же отношения, что между сюзеренами и вассалами (см. Феодализм — феодальная помощь в четырёх случаях).

Неся феодальные обязательства по отношению к своим господам, коммуны обладали и правами сеньора, могли отдавать поместья в лен, обладали правом войны и мира, наконец, заключали между собою крупные союзы. Коммуна издавала законы, судила, управляла администрацией и финансами, но в большинстве случаев пользование политическими правами принадлежало меньшинству — привилегированному сословию. Видимыми знаками коммуны были: ратуша, каланча, колокол, печать, позорный столб и виселица. Развивая общественный дух, коммуна воспитала в средневековом горожанине гражданина и возвысила буржуазию. Но коммунальное движение не сближало горожан и поселян. Буржуа, освободившись, относятся к деревне свысока, обижаются, если их приравнивают к крестьянам. Так вырастало различие между городским населением и крестьянами.

Скоро освободившиеся горожане приобретают себе политическую силу, — в XII веке они уже принимают участие в советах королевских, а потом и в общих собраниях государственных чинов. Здесь, рядом с феодальными владельцами и прелатами, появился и лат. tertius status. Третье сословие, участвовавшее в генеральных штатах, состояло только из одних горожан, так как генеральные штаты мало интересовались участью крестьян, и впервые крестьяне получили право представительства лишь в 1484 году, во время генеральных штатов в Туре. Но и теперь буржуа остались представителями сельского населения.

Через всю историю Франции в Средние века яркою нитью проходит упорная борьба между феодальным дворянством и третьим сословием, в союзе с королевской властью. Благодаря глубокой пропасти, образовавшейся между городом и сеньорией, происходили те постоянные столкновения между третьим сословием и привилегированными (государственными чинами), которые наполняют собою генеральные штаты (1302—1615 годов).

В конце XV века, под именем Третьего сословия, имелись в виду не только жители городов, но и сел; их называли фр. le commun — простонародье, простонародное сословие, люди третьего и простонародного сословия (фр. gens du tiers et commun é tat). До середины XIV века третье сословие не играет видной роли в штатах. С большой силой сказалось влияние третьего сословия в штатах 1355 и 1356 годов, когда вспыхнула революция в Париже. Третье сословие было возмущено финансовыми мероприятиями короля («порча» монеты, которая неблагоприятно отражалась на торговых оборотах горожан). Депутаты городских общин, участвуя в генеральных штатах в качестве третьего сословия, составили половину всего числа прибывших депутатов (400 на 800), на их стороне оказалось и нравственное преобладание в собрании. Душою намеченных преобразований оказались депутаты парижской общины с Этьеном Марселем во главе. Вожди третьего сословия сначала одержали верх, но исход революции показал, как велика была рознь сословий: в проведении реформ заинтересовано было только третье сословие, не встретившее поддержки в дворянстве и свернувшее с легального пути на революционный для осуществления идеи национальной свободы.

Во время жакерии третье сословие было на стороне крестьян. Во всех движениях третьего сословия большую роль играл богатый Париж, центр крупной торговли и умственной жизни. Когда французское правительство переживало в XV веке кризис вследствие неурядиц в сфере государственного управления, третье сословие, в лице своих просвещенных представителей, принимало участие в выработке программы нововведений. Зажиточные горожане, руководимые адвокатом Жувенелем, перешли на сторону короля во время восстания Кабоша. Солидарность между третьим сословием и королевской властью постепенно дала городскому классу огромную силу.

Уже в конце XV века и в начале XVI века третье сословие не только представляло собой могучий, дружный (хотя и не всегда) промышленный класс, но оно занимает почти все должности до канцлера-хранителя печати включительно. Отсюда же брались всякого рода чиновники в финансовой администрации. Только губернаторство, комендантство, чины в военной и морской службе, придворные должности — исключительно давались привилегированным. Церковные и судейские должности давали честолюбивому буржуа одинаковые привилегии с дворянством, а в XVI веке образовывается много семейств, возведенных в дворянство, благодаря тому, что богатые буржуа покупали не только дворянские поместья, но и общественные должности, а с ними и право получить дворянское звание. Рост городского сословия был противоположен во Франции росту города, так как города постепенно лишились здесь своего самоуправления, перестав быть суверенными коммунами и подпав под административную опеку. Развитие капиталистического производства, характеризующее новое время, дает мощь капиталистической буржуазии, которая во всем опережает землевладельческое дворянство, и все более и более делается необходимой для государства, нуждавшегося в деньгах. Вот почему третье сословие выходит из средних веков сильным и уверенным в своем значении. Блестящую роль играло третье сословие на штатах 1560 года, представив широкий наказ.

Такой же наказ был представлен им и в 1576 году, где, среди разных других вопросов, делается попытка ограничить вторжение администрации в муниципальную жизнь. И в знаменитом мятеже 1588 года, третье сословие играло первую роль, выступив в генеральных штатах против королевской власти и гугенотов. Ко времени царствования Генриха III (1574—1589) влияние и значение третьего сословия ещё более выделяется и ещё ярче виден антагонизм между привилегированными и третьим сословием, вызванный оскорбительным для третьего сословия приниженным состоянием его представителей.

В своих требованиях на генеральных штатах при Людовике XIII Справедливом 1614—1615 годы третье сословие обрисовало картину бедственного состояния народа. Первые два сословия находились в собрании с покрытыми головами, а третье сословие представлялось королю без шляп, на коленях. Дворяне сами заявили, что разница между ними и третьим сословием та же, что между господами и лакеями. На этом собрании третье сословие выразило требование созыва генеральных штатов через каждые 10 лет.

Штаты, как известно, не собирались до 1789 года, но 1615 год в истории третьего сословия занимает важное место, так как показывает, с одной стороны, политическое ничтожество третьего сословия в XVII веке, а с другой — вскрывает громадное влияние третьего сословия как моральное, так и социальное.

В XVIII веке отношения между феодальной аристократией и горожанами сделались вполне определенными. Законы против роскоши в моде уже исчезли, и буржуа в темном платье старинного покроя был таким же барином, как и дворянин. И правительство, и высшие классы — теперь в руках третьего сословия. Оно распоряжается богатством, вытеснив дворянство в центральной и местной администрации; оно, по выражению Тэна, «всеобщий кредитор». Бедность и гордость сделались уделом большинства дворян. Третье сословие было «всем»: парламентские советники, адвокаты, денежная аристократия, судейское сословие, литераторы и учёные — составляли главную его силу. Но в политическом отношении третье сословие было «ничто».

XVIII век, выдвинувший таких «буржуа», как Вольтер, Руссо, Дидро и других, есть век торжества буржуазии, которая стала передовым классом нации, интеллигенцией, и требовала, как гражданского равенства, так и политической свободы.

В начале XVII века Франция получала с привилегированных 23 %, а с третьего сословия 77 % налогов. Перед революцией духовенство платило государству в виде налогов не более 1/4 своих доходов, дворянство — около 1/6, а третье сословие — ²/3 своих доходов. Вся масса налогов и повинностей ложилась на Третье сословие, на долю которого приходилось около 1/3 всей земельной собственности, при населении в 25 млн людей, из которых привилегированных считалось 250 тыс.

Но и среди третьего сословия наблюдается неравномерность в распределении повинностей. Некоторые должности создавали привилегию для буржуа чисто личного характера, были и привилегии местные, а богатые буржуа разными путями избавлялись от налогов. Имея главную силу в капитале, буржуазия была привилегированной в сравнении с народной массой. Многие города пользовались большими льготами — жители Гавра, например, были освобождены от талии и соляного налога. Город не платил подати, свалив эту повинность на деревню, благодаря чему из деревень уходили в город. Привилегированное положение горожан вызывало в XVIII веке частые жалобы крестьян на гордость жителей городов, порождало недоверие к ним со стороны сельского населения.

Это недоверие продолжалось до конца XVIII века, так как буржуазия приобретала себе сеньоральные права, и особенно любопытно, что оно сильно проявилось во время выборов 1789 года, когда крестьяне относились недоверчиво к своим собственным депутатам на бальифных собраниях. Выступив, однако, в качестве борца за «народные» права, буржуазия сыграла очень крупную роль во время великой французской революции. Франция ей обязана разрушением феодального строя общества. Высказавшись за поголовное голосование в генеральных штатах 1789 года, третье сословие решительно потребовало уничтожения феодальных прав и аристократических привилегий. 17 июня 1789 года исчезло старое сословное деление Франции на три чина и официально название Третье сословие тоже исчезло. Но теперь уже ясно стало распадение французского общества на два крупных класса: буржуазию и народ.

См. также

Ссылки

Литература

Монографии по истории отдельных городов и областей

dic.academic.ru

ЭСБЕ/Третье сословие — Викитека

Третье сословие (tertius status, tiers état) — обозначало во Франции, с конца средних веков до 1789 г., всю нацию, за исключением привилегированных, так как официально население Франции делилось в 1789 г. на три сословия: духовенство, дворянство и Т. сословие. Но нельзя считать Т. сословие какою-то однородною массой; таковою оно было лишь по отношению к двум привилегированным сословиями Уже в средние века было разделение: горожане и крестьяне, и права буржуазии были своего рода привилегией. До XI в. особенного различия между горожанином и поселянином не было, оба они находились под властью сеньора. С XI в. начинается освобождение городских общин. Коммунальное движение, взрастившее буржуазию, было первым ударом, который был нанесен политической стороне феодализма. Сущность этого движения, послужившего сигналом и для деревень, заключалась в освобождении городов из-под феодального гнета, появлении городских республик и возникновении в городах общественного класса — горожан, которые выступают, как Т. сословие, наряду с духовными и светскими сеньорами. Хотя с VI по Χ в. жители городов уже и начинают группироваться, но в обществе они еще не играли роли: политических прав у них не существовало, а социальное положение их было тяжелое. С конца Χ в. по XIII в. всю Западную Европу охватила коммунальная революция — процесс освобождения городов от эксплуатации феодалов. Жители городов организуются в открытые или тайные общества, во главе которых стоят купцы. Города средиземного побережья были поставлены в особо благоприятные условия. Их торговля с Востоком никогда не прекращалась, население южных городских общин раньше других разбогатело и привыкло к самостоятельной практической деятельности. За итальянскими городами поднялись города Рейна. Позднее выступают южные французские города, когда итальянские уже достигли городской автономии, и далее — города северной и средней Франции, Германии и Англии. Наибольшей силы движение достигает в XII в. и первой половине XIII в. Освободительному движению противодействовали духовенство и феодалы. Короли вначале тоже противодействовали стремлениям городов к независимости, а потом поддерживали города. Людовик VI, хотя и утвердил несколько грамот, но делал это не из принципа, а вследствие случайных соображений: уничтожая ланскую коммуну, он поддерживал амьенскую. Людовик VII понял силу коммун и содействовал их развитию. Филипп-Август открыто поддерживал множество коммун, но заставлял их платить себе за поддержку. Из коммунальных восстаний особенно замечательны восстания Лана, Санса, Камбрэ, но большинство городов приобрело себе привилегии без кровавой борьбы. Движение охватило и деревню, которая в XII и XIII в. нередко пользовались правами коммуны. Города, добившиеся свободы — в большей или меньшей степени — делятся на два класса: коммуны и города буржуазии. Первые — добились и политической независимости, вторые — только гражданских прав, но не приобрели права самоуправления. Договор, заключенный между сеньором и коммуной, носил название коммунальной хартии или грамоты. Грамота определяла отношения коммуны к сеньору в вопросах юрисдикции и налога. В подлиннике дошли лишь очень немногие грамоты. Справедливо называют коммуну «коллективной сеньорией», уподобляя город феоду, так как между коммуною и ее сюзереном были в значительной степени те же отношения, что между сюзеренами и вассалами (см. Феодализм — феодальная помощь в четырех случаях). Неся феодальные обязательства по отношению к своим господам, коммуны обладали и правами сеньора, могли отдавать поместья в лен, обладали правом войны и мира, наконец, заключали между собою крупные союзы. Коммуна издавала законы, судила, управляла администрацией и финансами, но в большинстве случаев пользование политическими правами принадлежало меньшинству — привилегированному сословию. Видимыми знаками коммуны были: ратуша, каланча, колокол, печать, позорный столб и виселица. Развивая общественный дух, коммуна воспитала в средневековом горожанине гражданина и возвысила буржуазию. Но коммунальное движение не сближало горожан и поселян. Буржуа, освободившись, относятся к деревне свысока, обижаются, если их приравнивают к крестьянам. Так вырастало различие между городским населением и крестьянами. Скоро освободившиеся горожане приобретают себе политическую силу, — в XII в. они уже принимают участие в советах королевских, а потом и в общих собраниях государствен. чинов (см.). Здесь, рядом с феодальными владельцами и прелатами, появился и tertius status. Т. сословие, участвовавшее в генеральных штатах, состояло только из одних горожан, так как генеральные штаты мало интересовались участью крестьян, и впервые крестьяне получили право представительства лишь в 1484 г., во время генеральных штатов в Туре. Но и теперь буржуа остались представителями сельского населения. Через всю историю Франции в средние века яркою нитью проходит упорная борьба между феодальным дворянством и Т. сословием, в союзе с королевскою властью. Благодаря глубокой пропасти, образовавшейся между городом и сеньорией, происходили те постоянные столкновения между Т. сословием и привилегированными, которые наполняют собою генеральные штаты (1302—1615 гг.; см. Государственные чины). В конце XV в., под именем Т. сословия, имелись в виду не только жители городов, но и сел; их называли le commun — простонародье, простонародное сословие, люди Т. и простонародного сословия (gens du tiers et commun état). До середины XIV в. Т. сословие не играет видной роли в штатах. С большой силой сказалось влияние Т. сословия в штатах 1355 и 1356 гг., когда вспыхнула революция в Париже (см. Этьен Марсель). Т. сословие было возмущено финансовыми мероприятиями короля («порча» монеты, которая неблагоприятно отражалась на торговых оборотах горожан). Депутаты городских общин, участвуя в генеральных штатах в качестве Т. сословия, составили половину всего числа прибывших депутатов (400 на 800), на их стороне оказалось и нравственное преобладание в собрании. Душою намеченных преобразований оказались депутаты парижской общины с Этьеном Марселем во главе. Вожди Т. сословия сначала одержали верх, но исход революции показал, как велика была рознь сословий: в проведении реформ заинтересовано было только Т. сословие, не встретившее поддержки в дворянстве и свернувшее с легального пути на революционный для осуществления идеи национальной свободы. Во время жакерии Т. сословие было на стороне крестьян. Во всех движениях Т. сословия большую роль играл богатый Париж, центр крупной торговли и умственной жизни. Когда французское правительство переживало в XV в. кризис вследствие неурядиц в сфере государственного управления, Т. сословие, в лице своих просвещенных представителей, принимало участие в выработке программы нововведений. Зажиточные горожане, руководимые адвокатом Жувенелем, перешли на сторону короля во время восстания Кабоша. Солидарность между Т. сословием и королевской властью постепенно дала городскому классу огромную силу. Уже в конце XV в. и в начале XVI Т. сословие не только представляло из себя могучий, дружный (хотя и не всегда) промышленный класс, но оно занимает почти все должности до канцлера-хранителя печати включительно. Отсюда же брались всякого рода чиновники в финансовой администрации. Только губернаторство, комендантство, чины в военной и морской службе, придворные должности — исключительно давались привилегированным. Церковные и судейские должности давали честолюбивому буржуа одинаковые привилегии с дворянством, а в XVI ст. образовывается много семейств, возведенных в дворянство, благодаря тому, что богатые буржуа покупали не только дворянские поместья, но и общественные должности, а с ними и право получить дворянское звание. Рост городского сословия был противоположен во Франции росту города, так как города постепенно лишились здесь своего самоуправления, перестав быть суверенными коммунами и подпав под административную опеку. Развитие капиталистического производства, характеризующее новое время, дает мощь капиталистической буржуазии, которая во всем опережает землевладельческое дворянство, и все более и более делается необходимой для государства, нуждавшегося в деньгах. Вот почему Т. сословие выходит из средних веков сильным и уверенным в своем значении. Блестящую роль играло Т. сословие на штатах 1560 г., представив широкий наказ. Такой же наказ был представлен им и в 1576 г., где, среди разных других вопросов, делается попытка ограничить вторжение администрации в муниципальную жизнь. И в знаменитом мятеже 1588 г., Т. сословие играло первую роль, выступив в генеральных штатах против королевской власти и гугенотов. Ко времени царствования Генриха III влияние и значение Т. сословия еще более выделяется и еще ярче виден антагонизм между привилегированными и Т. сословием, вызванный оскорбительным для третьего сословия приниженным состоянием его представителей. В своих требованиях на генеральных штатах 1614—15 гг. Т. сословие обрисовало картину бедственного состояния народа. Первые два сословия находились в собрании с покрытыми головами, а Т. сословие представлялось королю без шляп, на коленях. Дворяне сами заявили, что разница между ними и Т. сословием та же, что между господами и лакеями. На этом собрании Т. сословие выразило требование созыва генеральных штатов через каждые 10 лет. Штаты, как известно, не собирались до 1789 г., но 1615 г. в истории Т. сословия занимает важное место, так как показывает, с одной стороны, политическое ничтожество Т. сословия в XVII в., а с другой — вскрывает громадное влияние Т. сословия как моральное, так и социальное. В XVIII в. отношения между феодальной аристократией и горожанами сделались вполне определенными. Законы против роскоши в моде уже исчезли, и буржуа в темном платье старинного покроя был таким же барином, как и дворянин. И правительство, и высшие классы — теперь в руках Т. сословия. Оно распоряжается богатством, вытеснив дворянство в центральной и местной администрации; оно, по выражению Тэна, «всеобщий кредитор». Бедность и гордость сделались уделом большинства дворян. Т. сословие было «всем»: парламентские советники, адвокаты, денежная аристократия, судейское сословие, литераторы и ученые — составляли главную его силу. Но в политическом отношении Т. сословие было «ничто». XVIII в., выдвинувший таких «буржуа», как Вольтер, Руссо, Дидро и др., есть век торжества буржуазии, которая стала передовым классом нации, интеллигенцией, и требовала, как гражданского равенства, так и политической свободы. В начале XVII в. Франция получала с привилегированных 23 %, а с Т. сословия 77 %, перед революцией духовенство платило государству в виде налогов не более 1/4 своих доходов, дворянство — около 1/6 а Т. сословие — 2/3 своих доходов. Вся масса налогов и повинностей ложилась на Т. сословие, на долю которого приходилось около 1/3 всей земельной собственности, при населении в 25 милл. людей, из которых привилегированных считалось 250 тыс. Но и среди Т. сословия наблюдается неравномерность в распределении повинностей. Некоторые должности создавали привилегию для буржуа чисто личного характера, были и привилегии местные, а богатые буржуа разными путями избавлялись от налогов. Имея главную силу в капитале, буржуазия была привилегированной в сравнении с народной массой. Многие города пользовались большими льготами — жители Гавра, напр., были освобождены от талии и соляного налога. Город не платил подати, свалив эту повинность на деревню, благодаря чему из деревень уходили в город. Привилегированное положение горожан вызывало в XVIII в. частые жалобы крестьян на гордость жителей городов, порождало недоверие к ним со стороны сельского населения. Это недоверие продолжалось до конца XVIII в., так как буржуазия приобретала себе сеньоральные права, и особенно любопытно, что оно сильно проявилось во время выборов 1789 г., когда крестьяне относились недоверчиво к своим собственным депутатам на бальифных собраниях. Выступив, однако, в качестве борца за «народные» права, буржуазия сыграла очень крупную роль во время великой французской революции. Франция ей обязана разрушением феодального строя общества. Высказавшись за поголовное голосование в генеральных штатах 1789 г., Т. сословие решительно потребовало уничтожения феодальных прав и аристократических привилегий. 17 июня 1789 г. исчезло старое сословное деление Франции на три чина и официально название Т. сословие тоже исчезло. Но теперь уже ясно стало распадение французского общества на два крупных класса: буржуазию и народ. Социальный антагонизм исчез, так как в политическом и юридическом смысле французская революция уравняла оба класса, но зато возник антагонизм на почве экономической, приведший в XIX в. к классовой борьбе. Результаты революции особенно выгодными оказались для буржуазии и наиболее обеспеченного крестьянства. Относясь враждебно к якобинизму, буржуазия, после его падения, выступила на путь реакции из страха перед пролетариатом («четвертым» сословием). Ее мало интересует форма правления, она подчиняется, из желания сохранить свою роль, термидорианцам и Наполеону, который обеспечивал как ее социальное положение, так и невозможность восстановления «старого порядка». В эпоху реставрации, когда наступила католико-феодальная реакция, буржуазия поднялась на защиту либеральных начал; либерализм двадцатых годов XIX в. принял чисто буржуазный характер. Вследствие высокого избирательного ценза (см. Конституция 1814 г.) буржуазия образовала особый общественный класс и приняла ту окраску, которая сохранилась за нею во второй половине XIX в., когда под буржуазией понимают уже не горожанина или плебея только, а всякого гражданина, стремящегося к политическому господству на основании обладаемого им капитала. Благородство происхождения в XIX в. заменяется обладанием собственности. Усилению буржуазия очень способствовала июльская революция, доставившая господство промышленной буржуазии. Во времена июльской монархии, этого «царства буржуазии», весьма резко обострились отношения между буржуазией и пролетариатом, выдвинувшим в качестве политической силы социализм. Буржуазия враждебно встретила опасное учение, примкнув к «манчестерской» школе политической экономии. Но и в буржуазии времен июльской монархии зародилась оппозиция против большинства — финансовой аристократии, которую оппозиционная партия мечтала лишить ее привилегированного положения. Республиканская партия предлагала заменить монархию республикой и нашла себе большую поддержку в среде мелкой буржуазии, торговцев, ремесленников и фабричных рабочих. Страх перед социальной революцией делал из буржуазии надежную опору трона Людовика-Филиппа. Начавшееся движение среди буржуазии в пользу расширения избирательного права было первыми симптомами февральской революции, произведенной совместно рабочими и буржуазией. Но победа над июльской монархией только ярче обнажила страшную противоположность между буржуазией и рабочими (фабричными и ремесленниками), которые теперь организовались против буржуазии. Результатом недовольства пролетариата были июньские дни. С этого времени и возникла во Франции принципиальная рознь между Т. и четвертым сословиями. Классическое сочинение по истории Т. сословия — Огюстена Тьерри, «Essai sur la formation et les progrès du Tiers Etat» (1850, переведено на русский яз., M., 1899); Смирнов, «Коммуна средневековой Франции» (Казань, 1873); А. Lucheire, «Les Communes françaises à l’époque des Capétiens directs» (П., 1890); J. Flach, «Les origines Communales». Целый ряд монографий по истории отдельных городов и областей. Е. Bonvalot, «Le Tiers État, d’après la charte de Beaumont et ses filiales» (П., 1884); Désmolins, «Mouvement communal et municipal au moyen âge»; Bardoux, «La bourgeoisie française»; Perrens, «La démocratie en France au moyen âge»; Giraud-Teulon, «La royauté et la bourgeoisie»; A. Babeau, «La ville sous l’ancien régime».

П. К—ий.

ru.wikisource.org

Социальная структура и правовое положение населения Франции в период сословно-представительной монархии.

В конце 13-начале 14 века в экономическом развитии и социальных отношениях во Франции происходят существенные изменения. Королевский домен охватывал ¾ территории страны, а политическим и хозяйственным центром стал Париж. Развиваются товарно-денежные отношения и складывается общенациональный рынок и складывается единая этническая территориальная общность, народность. Происходит отмена личной зависимости крестьян. Пахотные земли сеньоров передавались в пользование крестьянам, за что они платили фиксированную ренту («ценз»), а такая форма землепользования называлась цензива. Крестьянин мог передавать цензиву по наследству и продать с согласия сеньора. В 14-15 веках завершилось оформление сословий. Каждое сословие имело определенные привилегии и обязанности. Все население было разделено на 3 сословия:

1. Духовенство.

2. Дворянство.

3. Третье сословие.

Духовенство.

Объединение духовенства в сословие было связано с победой королевской власти в конфликте с римскими папами за политическое верховенство. В течение века римские папы находились в прямой зависимости от французских королей. Резиденция пап была перенесена из Рима во французский город Авиньон, из чего королевская власть извлекла не мало пользы. Французское духовенство должно было жить по законам королевства и рассматривалось как часть французской нации ранее духовенство подчинялось римским папам. Короли присваивали часть доходов церкви, сократился круг лиц, попадавших под духовную юрисдикцию. Вместе с тем, за духовенством закрепились важнейшие привилегии: право получать десятину, пожертвования, оно сохранило налоговый и судебный иммунитет. Духовенство занимало высокие посты в управлении.

Дворянство.

Дворянство объединило всех светских феодалов, которые рассматривались уже не как вассалы короля, а как его слуги. Дворянство было замкнутым и наследственным сословием. Покупка поместий лицами незнатного происхождения теперь не давала им дворянского звания.

Дворянство сохранило свою основную привилегию: исключительное право собственности на землю с правом передачи по наследству. Дворяне также не платили налогов.

Третье сословие.

Третье сословие включало городское население и крестьян-цензитариев. Это сословие не имело личных привилегий и имущественных прав вообще и не было защищено от произвола королевской администрации. Третье сословие несло основное бремя налогов.

В 14 веке королевская власть приобретает новые полномочия и даже новое политическое содержание. Приоритетный сеньориальный статус короля сменился государственным. Этот статус основывался не на отношениях вассалитета, а на подчинении безусловного подданства. Престол стал наследственным в роде царствующего монарха по мужской линии. Сложилась политическая доктрина новой французской монархии. Ее исходный мотив составляло положение о том, что король располагал независимым положением и неограниченными правами. Король являлся защитником публичного мира в стране, а знать – его слугами.

Личность короля и его права охранялись особым образом, а покушение на них составило особый состав преступления. Королевские указы, которые назывались ордонансы, становятся законами.

Стремление короля к централизации вызвало оппозицию знати, а в кризисные политические моменты общественное согласие для короны было острой необходимостью. Вследствие этого возникло учреждение с чертами сословного представительства – Генеральные штаты. Впервые генеральные штаты были созваны королем в 1302 году для того, чтобы штаты поддерживали короля в борьбе с римскими папами. В генеральных штатах заседали представители трех сословий. Заседали они раздельно и принимали каждое свое решение. Обычно, король придерживался решений, одобренных двумя или тремя сословиями. Представители первых двух сословий приглашались в генеральные штаты письмом короля, а представители третьего сословия избирались. Единой организации работы генеральные штаты не имели, а их компетенция была неопределенной. В основном, они высказывались по следующим вопросам:

  1. Установление новых налогов.

  2. По мирным соглашениям или переговорам.

  3. По предложениям и просьбам от сословий к королю.

Наибольшего могущества генеральные штаты достигли в середине 14 века, когда Франция несла поражение в годы столетней войны. В 1356 году после поражения французских войск и пленения короля англичанами, регент государства Карл созвал генеральные штаты, чтобы получить их разрешение на сбор налога для выкупа короля из плена и продолжения войны, однако штаты заняли независимую позицию и передали власть комиссии из 5 человек и поручили ей провести реформу государственного управления.

Регент распустил генеральные штаты, а созванные в 1357 году генеральные штаты оказались еще более оппозиционными. Они потребовали смещения ряда должностных лиц, требовали расширения прав штатов в текущем управлении страной, установления контроля за выпуском монеты расходованием средств. Правительство принимает эти условия и в 1357 году издается Великий Мартовский Ордонанс. Генеральным штатам было предоставлено право собираться 3 раза в год по своей воле без приглашения короля. Решения штатов считались окончательными без королевского одобрения, а финансы могли расходоваться только на цели, предписанные штатами. Однако, ордонанс почти не применялся и штаты продолжали созываться по королевскому желанию.

К 14 веку большинство прежних должностей утратили свое значение. Сохранил свой статус только канцлер. Для управления финансами были созданы должности казначеев. Появляются должности тайных секретарей (секретари - нотариусы), которые вели дела королевского совета. Королевский совет стал основным органом принятия государственно-политических решений. В нем заседали вместе с легистами 42 представителя светской и духовной знати. Совет собирался 1 раз в месяц. С начала 15 века он переключился в основном на разбор судебных дел. В этот период формируется регулярная армия, а дворянство получило исключительное право на занятие офицерских должностей.

studfiles.net

Третье сословие - это... Что такое Третье сословие?

Третье сословие Третье сословие

Tiers etat

непривилегированное, податное население Франции 15-18 веков - купцы, ремесленники, крестьяне, наемные работники.

Политическая наука: Словарь-справочник. сост. проф пол наук Санжаревский И.И.. 2010.

Политология. Словарь. — РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

Смотреть что такое "Третье сословие" в других словарях:

Книги

Другие книги по запросу «Третье сословие» >>

dic.academic.ru


Смотрите также