Террор во франции 1793


Французская революция. Краткая история большого террора

«Революция, как бог Сатурн пожирает своих детей», — так говорит Дантон в пьесе Бюхнера «Смерть Дантона». Так, согласно «Истории жирондистов» Альфонса де Ламартина, сказал Пьер Виктюрниен Верньо, вступая на эшафот. Последние слова — после того, как он стал свидетелем казней своих близких друзей и соратников: Бриссо, Жансонне, Буайе-Фонфред и многих других. Верньо повели к гильотине последним, и тогда он, по свидетельствам современников, изрёк свою крылатую фразу.

Между 2 июня 1793-го и 27 июля 1794-го революция пожирала своих детей — да и своих врагов — с особой жадностью. Этот период вошёл в историю как «Эпоха террора» или просто «Террор» (фр. la Terreur). Своего апогея террор достиг в июне и июле 1794-го; эти два месяца известны как «Великий террор» (фр. la Grande Terreur). Предлогом Террора стало обострение конфликта между двумя фракциями Национального конвента, высшего законодательного и исполнительного органа Первой французской республики: жирондисты боролись с якобинцами.

Партия жирондистов (фр. Girondins) получила своё название в честь департамента Жиронда, от которого члены партии в 1791 году избрались в Законодательное собрание. Жирондисты стояли на левых, республиканских позициях, но на гораздо менее радикальных, чем якобинцы. До террора жирондисты фактически контролировали Национальный конвент, однако восстание 31 мая 1793 года положило этому конец. Якобинцы, самые ярые революционеры, разожгли пламя «народного» мятежа, обвинив жирондистов во всех промахах революции. Франция тогда страдала от глубокого экономического кризиса, и парижские санкюлоты (революционно настроенные нищие) подхватили лозунг борьбы с Жирондой. Под их напором власть жирондистов пала, утвердилась диктатура Комитета общественного спасения. Поначалу комитет был лишь одним из многочисленных комитетов Национального конвента. В апреле 1792-го революционная Франция объявила войну Австрии, и Комитет общественного спасения собрали для осуществления военной и дипломатической деятельности.

Изначально война и считалась основной причиной Террора, однако не могла быть единственной. До сих пор сложно сказать, почему революция так радикально повернула именно в 1793–94 годах. Общественность возмущалась тем, что революционные программы по созданию социального равенства и ликвидации нищеты не работали; в ответ меры только ужесточали, и случались новые волнения — все революционные проекты проваливались с треском. К апрелю 1793-го Комитет общественного спасения объединил в своих руках (то есть руках немногих воинствующих якобинцев) практически всю исполнительную власть в стране, постоянно расширяя собственные полномочия. Конвент рассматривал Комитет как необходимую и временную меру, реакцию на гражданскую войну и интервенцию.

Тем не менее Национальный конвент практически не управлял Комитетом, а руководство Комитета — своими трибуналами на местах. Часто террор рассматривается как метод устрашения и перевоспитания; таким образом, он представляется реакцией на контрреволюционные выступления. Лион, Бретань, Вандея, Нант и Марсель кипели роялистскими настроениями; революционеры в Париже ощущали себя в осажденной крепости, особенно после того как прусская армия перешла через Рейн. Больше внешних врагов революционеры опасались заговоров. Слухи о повсеместном заговоре дворян, роялистов и умеренных революционеров не соответствовали реальности, но вполне соответствовали представлениям якобинцев. Ужас, который радикалы ощущали перед тайным внутренним врагом, для них оправдывал насилие не только против открытой контрреволюции, но и против всех инакомыслящих. Террор стал ответом не только на конкретные дела, но и на не отданную революции совесть.

2 июня 1793-го радикалы окончательно укрепили свои позиции в Конвенте, требуя крупномасштабных чисток, закрепления цен на хлеб и других политических и экономических преобразований. Обладая поддержкой национальной гвардии, они вынудили Конвент арестовать 29 лидеров жирондистов. 13 июля был убит Жан-Поль Марат — один из самых ярких и влиятельных якобинцев, известный своей зажигательной риторикой. Его гибель послужила предлогом для дальнейшего расширения власти якобинцев. Дантона, который в августе 1792-го руководил восстанием против короля, изгнали из Комитета; вскоре его роль взял на себя Робеспьер, быстро ставший неформальным лидером. Он продвигал идею радикальной борьбы со всеми врагами революции, как внешними, так и внутренними.

Определённую роль в этих событиях сыграла классовая составляющая. Санкюлоты скинули власть жирондистов, установив якобинскую диктатуру. Якобинцы отождествляли себя с санкюлотами, а те рассматривали уличное насилие как важное политическое право. Характерный эпизод — зверства санкюлотов в сентябре 1792-го, задолго до начала Террора, когда 2000 человек, включая священников и монахинь, насильно вырвали из тюремного заключения и предали уличной «справедливости», что означало попросту массовое убийство. Конвент считал такие сцены недопустимыми, но это означало лишь одно — власть должна была сама взять в руки оружие и перенаправить гнев санкюлотов в «правильное» русло. Правительство объявило главной целью скорейшее вооружение армии и преодоление голода.

Для этого ввели максимальные цены (фр. maximum général) — сначала на хлеб, затем и на другие товары. Это позволило Конвенту дёшево скупать зерно, раздавая его нищим. Комитет общественного спасения с особой яростью боролся со всеми, кто не подчинялся экономическим реформам и смел продавать зерно по более высоким ценам или прятать его. В каком-то смысле отголоски этих процессов видны в советской продразвёрстке.

Низкие цены дали нищим санкюлотам пропитание — поэтому парижская голытьба с самого начала яро поддержала Террор. Из санкюлотов набрали военизированные формирования, «революционные армии», которые отбирали зерно у крестьян. И здесь можно провести параллель с советской политикой — французские земледельцы воспринимали появление городской нищеты с оружием примерно так же, как российские крестьяне реагировали на продотряды в 1918–1922 годах. Степень озлобления только росла, люди всё чаще брали оружие в руки, чтобы бороться с республиканской властью, а значит и террор расширялся.

17 сентября 1793-го появился «Закон о подозрительных» (фр. Loi des suspects). Этот указ Комитета общественного спасения привёл к существенному ограничению личных свобод и вызвал новый всплеск революционной паранойи. Теперь любой человек, который своим поведением, связями или в письмах выказывал симпатию к «тирании и федерализму», объявлялся «врагом свободы» и «подозрительным». Это касалось дворян, членов старой администрации, конкурентов якобинцев в Конвенте, родственников эмигрантов и в целом всех, кто «недостаточно показал свою погруженность в революцию». Воплощение закона в жизнь поручили отдельным комитетам, а не органам правоохранения. Якобинцы перевернули одну из основных аксиом юриспруденции: по «Закону о подозрительных» обвиняемый должен был сам доказывать, что невиновен. В это время Робеспьер сказал одну из своих знаменитых фраз: «Никакой свободы врагам свободы». Историк Дональд Греер подсчитал, что число объявленных «подозрительными» достигало 500 тысяч.

Помимо террора в столице и в подконтрольных Конвенту регионах особой жестокостью отличались карательные походы против французов, поднявших против якобинцев оружие. К примеру, Жан-Батист Каррье, один из самых кровавых комиссаров Конвента, устроил массовые убийства в Нанте. Он приказал казнить множество жителей города — подозреваемых в симпатиях к роялистам или просто недостаточно преданных революции. Приговорённых погружали на специальные корабли, которые после топили в реке Луаре. Каррье глумливо называл это «национальной ванной». Всего республиканцы убили таким образом больше четырёх тысяч человек, в том числе целые семьи, вместе с женщинами и детьми. Кроме того, комиссар приказал расстрелять 2600 жителей окрестностей города.

В октябре Лион поднялся против якобинской власти и прогнал местную администрацию. Восстание подавили, после короткой осады город пал, началась волна террора. Власти отправили в Лион «Комиссию народной справедливости» с приказом отомстить мятежникам. Чтобы оценить масштаб революционной злобы, можно взглянуть на указ, который Бертран Барер протолкнул в Конвенте. В нём говорилось, что Лион нужно лишить имени (его стали бы называть «Освобождённый город») и стереть с лица земли. Собирались уничтожить 600 зданий; в реальности снесли 50. Около двух тысяч человек казнили официально, множество людей без суда и следствия убили солдаты. Роялистское Вандейское восстание привело к смерти 150 тысяч человек; они погибли от самой войны, карательных экспедиций, голода («адские колонны» из Парижа сжигали поля) и эпидемий.

Апофеозом Террора стал «Закон о Революционном трибунале от 22 прериаля Второго года Французской республики, единой и неделимой», также известный как «Прериальский закон». С него начался период, именуемый «Большим Террором» или, до начала одноимённых событий в СССР, «Красным Террором».

Сам закон состоял из 22 статей. Первые три описывали реструктуризацию Революционного трибунала. В новой версии трибунал состоял из председателя, четырёх заместителей, общественного обвинителя, двенадцати судей и пятидесяти присяжных заседателей. Трибунал разделялся на «секции», состоящие из трёх судей и девяти присяжных. Следующая часть закона ввела в оборот термин, который, как и многое другое из истории Французской революции, обрёл новое, ещё более печальное значение в СССР: «враг народа». Именно наказание «врагов народа» провозглашалось целью Периальского закона. Следующие статьи, пресловутые пятая и шестая, наполнили этот режущий слух любого приличного человека термин извращённым смыслом. Врагом народа становился любой человек, который «силой или хитростью» стремился к «уничтожению общественной свободы». Под этим подразумевались самые разные вещи. Любое намерение изменить существующий строй (независимо от того, хотел ли человек реставрации Бурбонов или конституционной реформы) приравнивалось к измене и «уничтожению свободы». Всех поднявших оружие против якобинской власти приравняли к «военным изменникам» — изменником теперь считался не только французский дворянин в австрийской армии, но и нищий вандейский крестьянин, топором зарубивший бойца «адской колонны». Врагами народа объявили и людей, занимавшихся «дезориентацией народа», склоняя последний к политически неверным действиям — то есть к отступлению от генеральной линии партии. Под это определение попадали люди, распространяющие информацию, которая могла вызвать «упадок духа нации» («паникёры и трусы должны истребляться на месте» — советское руководство переосмыслило этот опыт в печально известном приказе № 227). «Распространение дезинформации», «введение в заблуждение общественного мнения» — закон содержал множество похожих определений, и все они приводили к одному и тому же: «враг народа — тот, кто против Робеспьера».

Седьмая статья вполне ясно говорила о том, что полагается делать с врагами народа: смертная казнь. За каждое из перечисленных выше действий предусматривался лишь один вид наказания — гильотина. При этом процесс расследования разлагался до полного абсурда, включая допущение в суде «моральных доказательств»; от судей требовали полагаться на «справедливость». Вообще, в качестве улик и доказательств принимали любые сведения, вплоть до слухов и анонимных доносов. При этом право задерживать «контру» имел любой гражданин республики. Несложно догадаться, как это повлияло на общественный порядок и социальный климат. Допросы обвиняемых происходили публично, свидетели защиты не допускались (институт защиты отменили целиком). Даже свидетелей обвинения вызывали не всегда, часто опуская этот момент как «ненужную формальность». Обвинение почти всегда равнялось приговору: доносчик не мог отказаться от своих показаний, общественный обвинитель не имел права освободить обвиняемого, судья не мог прекратить дело без разрешения Комитета общественного спасения.

Этот закон хотя и исполнялся со всей строгостью революционного времени, с самого начала вызывал смешанные чувства. Комитет общественного спасения не одобрил текст закона, внесённого от его имени; Комитет общественной безопасности о нём даже не уведомили. Прериальский закон имел широкие политические последствия. Диктатура Робеспьера стала реальностью, он обладал практически неограниченной властью и правил на основе чрезвычайных полномочий. Террор усиливался, якобинцы стали убивать даже друг друга и в конце концов на пике «красного террора» произошёл Термидорианский переворот, положивший конец правлению Робеспьера. 27 июля 1794 года солдаты национальной гвардии схватили революционного диктатора и его ближайших сподвижников. На следующий день их без суда и следствия объявили вне закона и казнили — самый ревностный приверженец гильотины сам оказался на эшафоте. Комитет общественного спасения лишился власти; спустя четыре дня Конвент отменил Прериальский закон. Эпоха Террора кончилась — революцию удалось затормозить.

Результатом Террора стали около 16,500 официальных смертных приговоров, из них 2500 в Париже. Жертвы, убитые без суда или в тюрьме, не входят в эту цифру. Всего таких около 40 тысяч, но и в это число не входят десятки, а то и сотни тысяч жертв в провинции, где карательные отряды Комитета общественного спасения безжалостно выжигали всё, что считали остатками контрреволюции. Около 85% убитых принадлежали к Третьему сословию, из них 28% крестьян и 31% рабочих. 8,5% жертв были аристократами, 6,5% людьми духовного звания. С начала Террора более 500 тысяч человек арестовали, а более 300 тысяч изгнали. Из 16,500 официальных смертных приговоров 15% приходились на Париж, 19% на юго-восток страны, а 52% на запад (в основном на Вандею и Бретань).

В краткосрочной перспективе Террор сплотил силы Конвента, позволил преодолеть внутренние разногласия и напрячь все силы для победы над внешними врагами. Но если смотреть дальше, то кровавая вакханалия существенно ослабила революцию. С одной стороны, многие из её вождей, в том числе популярных и талантливых, стали жертвой гильотины. С другой — идеи «Свободы, Равенства, Братства» утонули в крови десятков тысяч невинно убитых. Это произвело впечатление не только внутри Франции — вся Европа сотряслась от страха перед Террором. Многие симпатизанты революции, взглянув на её наглядные результаты, отвернулись от либеральных идей.

Сложно переоценить роль Террора в истории. Впервые массовые репрессии превратились из стихийного феномена или реакции на конкретные события в государственный резон. Правящая партия — «авангард революции» — приняла на себя роль народа, выступая и верша суд от его имени. Впервые в истории врагами объявляли не отдельных людей или группировки, а целые классы, целые сословия, целые слои населения (а иногда и целые регионы, как Вандею). Там, где режимы старого типа пользовались подкупом, прекращали репрессии после военного разгрома мятежников и казни зачинщиков, в редких случаях разрушали сопротивлявшиеся с особой жестокостью города, там революционный террор провозгласил насилие самоцелью. Карл Маркс в 1848 году назовёт «революционный террор» самым быстрым и эффективным способом разрушения старого общества; Сталин отметил этот отрывок nota bene.

Ещё до Сталина Ленин и Троцкий сделали террор государственной стратегией. «Ни одно революционное правительство без смертной казни не обойдётся», — так говорил Ленин, прекрасно понимая, что никакой «объективности», никаких «законов истории» для обоснования революции не существует. Историческую параллель даже не приходится проводить — сам Ленин вовсе не отказывался от сравнения с якобинцами, и неслучайно одним из первых монументов, построенных в советской Москве, стал памятник Робеспьеру. Красная, как кровь, нить связывает Комитет общественного спасения и «чрезвычайку»; одним голосом кричали жертвы Робеспьера и жертвы Троцкого. Русский народ, как и французы, оказался в плену озлобленных утопистов, которые реагировали на гибельность своих идей фанатичным неистовством. Смертная казнь для тех, кто замечает очевидный разрыв революционной религии с реальностью — вот суть террора.

Категории: Мир| Contra Historia

Метки: большой террор, история, террор, французская революция

aktiv.com.ua

Эпоха террора (Французская революция)

Эпо́ха Терро́ра, также известна как «Террор» (фр. la Terreur) — период массовых казней в течение одного года и одного месяца после начала Великой французской революции (с 5 сентября 1793 по 27 июля 1794 года (9 термидора II года)). Францию со всех сторон опутали предатели, эти ядовитые насекомые, распространяющие бесстыдство, фальшь, подлость. Из-за них рассыпалась в прах мечта о государстве и обществе, которые разделяли бы единую систему ценностей, о законах, позволяющих сохранить достоинство и братство и опирающихся с 1789 года на потребность творить добро, — так говорили якобинцы, радикальные революционеры[1].

Террор представлял собой период насилия в ходе конфликта между соперничающими политическими группировками (жирондисты и якобинцы), в течение которого якобинцами были осуществлены массовые казни «врагов революции». Количество убитых насчитывалось от 16 000 до 40 000, во многих случаях записи не сохранились, или имелись неточные данные. Под лезвием гильотины (ставшей символической «бритвой нации») закончили свои жизни Людовик XVI (казнённый ещё в январе 1793 года), Мария Антуанетта, герцог Орлеанский (гражданин Филипп Эгалите), лидеры жирондистов (Жак-Пьер Бриссо, Пьер Верньо, мадам Ролан), дантонистов (Жорж Жак Дантон), эбертистов (Жак-Рене Эбер, Пьер Гаспар Шометт) и фельянов (Антуан Барнав, Жан Сильвен Байи), химик Антуан Лавуазье, поэт Андре Шенье и многие другие.

В 1794 году революционная Франция была погружена в существующие и вымышленные заговоры с внутренними и внешними врагами. На территории Франции революционное движение лишило местное дворянство их наследственных привилегий. Римско-католическая церковь также выступала против революции, в результате которой священнослужители стали государственными работниками и давали присягу на верность нации (см. Гражданское устройство духовенства). Помимо всего первая французская республика участвовала в серии революционных войн с соседними державами. Развитие гражданской войны и вторжение иностранных войск на территорию страны вылилось в политический кризис и увеличение соперничества между жирондистами и более радикальными якобинцами. Последние при поддержке парижского населения, в конечном итоге, сгруппировались в парламентскую фракцию «верхов». Французское правительство для подавления внутренней контрреволюционной деятельности и привлечения дополнительных вооружённых сил создало Комитет общественной безопасности, который под руководством Максимилиана Робеспьера принял свой окончательный вид 6 сентября 1793 года.

Посредством Революционного Трибунала лидеры Террора, обладая широкими диктаторскими полномочиями, использовали их для применения массовых казней и политических репрессий. После увеличения количества репрессий в июне и июле 1794 года (период, называемый фр. «La Grande Terreur», «Большой террор»), их деятельность закончилась в результате переворота 9 термидора II года (27 июля 1794 года), в ходе так называемой «термидорианской реакции», после которого несколько лидеров Эпохи Террора были казнены, в том числе Сен-Жюст и Робеспьер.

Литература

  • Генифе П. Французская революция и Террор. // Французский ежегодник 2000: 200 лет Французской революции 1789—1799 гг.: Итоги юбилея. — М.: Эдиториал УРСС, 2000.
  • Томас Карлейль. История французской революции. Книга IV. ТЕРРОР

Ссылки

  1. ↑ Адам Михник "Экстремисты моральной революции. " / "Россия в глобальной политике". Фонд исследований мировой политики
  • Ю. В. Гусева. Террор в годы Великой французской революции.
  Великая французская революция 1789 год 1790 год 1791 год 1792 год 1793 год 1794 год 1795 год 1796 год 1797 год 1799 год

Бунт против Ревельона (26—28 апр.) • Возобновление Генеральных штатов (5 мая) • Созыв Учредительного собрания (17 июня) • Клятва в зале для игры в мяч (20 июня) • Взятие Бастилии (14 июля) • Всеобщая паника (19 июля — 6 авг.) • Отмена привилегий правящих классов (4 авг.) и начало эмиграции • «Декларация прав человека и гражданина» (26 авг.) • Поход на Версаль (5 окт.) • Клубы времён революции (с 19 окт.) • Конфискация церковного имущества (2 нояб.)

Роспуск парламентов (февр. — июль) • Уничтожение дворянства и феодальных прав • Новый церковный порядок (12 июля)

Запрет стачек (14 июня) • Бегство короля в Варенн (ночь 20—21 июня) • Расстрел на Марсовом поле (17 июля) • Пильницкая декларация (27 авг.) • Конституция (3 сент.) • Конституционная монархия (4 сент. 1791 — 21 сент. 1792)

Конфискация имущества эмигрировавших (30 марта) • Объявление войны Австрии (20 апр.) • Восстание шуанов (весна 1792 — 1800) • Революционное правительство Парижа (июнь) • Демонстрация 20 июня • Манифест герцога Брауншвейгского (25 июля) • Восстание и штурм Тюильри (10 авг.) • Сентябрьские убийства • Сражение при Вальми (20 сент.) • Национальный конвент, упразднивший монархию (20 сент. 1792 — 26 окт. 1795) • Первая французская республика (22 сент.) • Комитет общественной безопасности (2 окт. 1792 — 26 окт. 1795) • Суд над Людовиком XVI (10—26 дек.)

Казнь Людовика XVI (21 янв.) • Вандейская война (1793—1796) • Революционный трибунал (9 марта 1793 — 31 мая 1795) • Комитет общественного спасения (6 апр. 1793 — 26 окт. 1795 года) • Парижское восстание и падение жирондистов (31 мая — 2 июня) • Эпоха террора (27 июня 1793 — 27 июля 1794) • Убийство Марата (13 июля) • Всеобщая мобилизация (23 авг.) • Закон о подозрительных (17 сент.) • Культ Разума (осень 1793 — весна 1794) • Республиканский календарь (5 окт. 1793 — 1 янв. 1806) • Суд и казнь Марии-Антуанетты (15—16 окт.) • Казнь жирондистов (31 окт.) • Массовые казни в Нанте (октябрь 1793 — февраль 1794) • Антиклерикальные законы (весь год)

Казнь эбертистов (24 марта) • Казнь монтаньяров Дантона и Демулена (5 апр.) • Культ Верховного Существа как государственная религия (10 июня) • Закон 22 прериаля (10 июня) • Термидорианский переворот (27 июля) • Казнь Робеспьера (28 июля) • Эпоха белого террора (осень) • Закрытие Якобинского клуба (11 ноября)

Жерминальское восстание (1 — 13 апр.) • Прериальское восстание (20 — 23 мая) • «Марсельеза» — национальный гимн (14 июля) • Конституция III года (22 авг.) • Вандемьерский мятеж (3 — 5 окт.) • Заговор равных (нояб.) • Директория (1795–1799) (Совет пятисот и Совет старейшин)

Директория ставит генерала Бонапарта во главе Итальянской армии (2 марта 1796) • Мода при Директории (1795—1799)

Переворот 18 фрюктидора (4 сент.) • Раштаттский конгресс (дек.)

Переворот 30 прериаля (18 июня) • Переворот 18 брюмера (9 нояб.) • Консулат (9 нояб. 1799 — 18 мая 1804) • Конституция VIII года (24 дек.)

Фригийский колпак • Комиссары • Бумажные деньги ассигнаты (1789—1796) и территориальные мандаты (1796—1797) • Дехристианизация Франции (1789—1801) • Газета Марата (1789—1793) • «Агенты Питта и Кобурга» • «Размышления англичан» (1790) •Революционная армия (1792—1804) • Местные управления (1793—1800) • Ассамблеи (1793—1799) • Чёрная банда

Эпоха террора (Французская революция) Информация о

Эпоха террора (Французская революция)Эпоха террора (Французская революция)

Эпоха террора (Французская революция) Информация Видео

Эпоха террора (Французская революция) Просмотр темы.

Эпоха террора (Французская революция) что, Эпоха террора (Французская революция) кто, Эпоха террора (Французская революция) объяснение

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

241-242 – Террор Робеспьера - Русская историческая библиотека

241. Якобинская диктатура

После падения жирондистов, из которых потом многие были казнены (между ними г-жа Ролан, мужественно отказавшаяся от данного ей друзьями яда), а некоторые кончили жизнь самоубийством (в их числе Кондорсе), господами положения сделались якобинские террористы с Робеспьером во главе. В это время Францией управлял Комитет общественного спасения, распоряжавшийся государственной полицией (Комитетом общей безопасности) и конвентскими комиссарами в провинциях, которые везде организовали из якобинцев революционные комитеты. Ближайшим помощником Робеспьера был Сен-Жюст, совсем еще молодой человек, мечтавший водворить во Франции спартанские государственные и общественные порядки. Сам Робеспьер был узкий и педантический фанатик, сухой и безжалостный, с головою, наполненною формулами из «Общественного договора» Руссо, и с высокопарными фразами в напыщенных речах о добродетели и счастье человечества. Он был убежден в безусловной правоте своих идей и считал врагами человеческого рода всех думавших иначе, нежели он. Люди его партии составили новую конституцию, основанную на самом широком народовластии, но хотя конституция 1793 г. и была принята всенародным голосованием, господствовавшая партия решила не вводить ее, пока не будут устранены все враги республики. Якобинцы опирались главным образом на мелких ремесленников и на рабочих столицы, в пользу которых Конвент издал закон о максимуме цен на продукты под угрозою обвинения в государственном преступлении всякого, кто стал бы продавать продукты дороже или вовсе не пускать их на рынок.

242. Правление конвента

Конвент со страшною энергией и быстротою подавил восстания в провинциях. В это время при осаде Тулона, предавшегося было англичанам, особенно отличился молодой артиллерийский поручик Наполеон Бонапарт. При усмирении восстаний и заговоров, часто мнимых, совершены были страшные жестокости. В Лионе пленников расстреливали картечью, и самый город хотели срыть до основания; в Нанте несчастные жертвы целыми толпами топились в Луаре. Революционный суд действовал безостановочно, приговаривая к гильотине ежемесячно целые сотни «подозрительных»или уличенных в противодействии конвенту. Кроме многих жирондистов, погибли от топора гильотины Мария-Антуанетта, «гражданин Эгалите», Мальзерб, когда-то министр и адвокат Людовика XVI перед конвентом, химик Лавуазье, бывший прежде откупщиком, поэт Шенье и многие другие известные и выдающиеся люди. Но и между самими победителями начались раздоры, сопровождавшиеся отправкою на эшафот тех из них, которые не хотели беспрекословно повиноваться Робеспьеру.

В эпоху террора в господствующей партии выделилась группа, враждебная христианству. Ей удалось осенью 1793 г. провести в конвенте замену христианского календаря республиканским, в котором летосчисление велось с провозглашения республики и для обозначении месяцев придуманы были новые названия[1]. К этому присоединилось стремление ввести во Франции, вместо католицизма, культ разума, на сторону которого стал общинный совет Парижа и который распространялся в провинциях конвентскими комиссарами. Католические церкви стали закрываться, и в соборе Парижской Богоматери в честь разума был устроен праздник, после которого и в других местах начали тоже давать подобного же рода зрелища. Робеспьер, разделявший деистические воззрения Руссо, был против этого и произносил и в конвенте, и в якобинском клубе речи против атеистов; да и Дантон также восставал против «религиозных маскарадов» как он называл празднества в честь разума. Робеспьер даже принял меры к тому, чтобы католическое богослужение все-таки могло совершаться, но он вполне разделял с последователями этого культа, во главе которых стоял цинический Эбер, веру в необходимость террора. Напротив, Дантон высказывался за прекращение террора, находя, что и без него Франция может спасти свою территорию от внешних врагов и республику от её внутренних противников. Для Робеспьера эбертисты были слишком крайними, дантонисты, наоборот, чересчур умеренными, и против тех и других он повел кампанию в конвенте. Весною 1794 года сначала Эбер и его последователи, потом и Дантон со своими сторонниками были арестованы, преданы революционному суду и казнены. После этих казней Робеспьер уже не имел соперников, опасных для его единовластия. Одною из первых его мер было установление во Франции конвентским декретом почитания Верховного Существа по мысли «гражданской религии» Руссо. Новый культ был торжественно объявлен во время особой церемонии, устроенной Робеспьером, и сам он даже разыграл при этом роль первосвященника «гражданской религии». Рядом с этим шло усиление террора: революционный суд получил тогда право судить членов самого конвента без разрешения последнего. Однажды Робеспьер потребовал новых казней, не называя, имея тех, против кого готовился выступить обвинителем. Этим напугано было большинство самих террористов, и среди них явилась мысль о необходимости низвергнуть Робеспьера и его ближайших помощников. 9-го термидора II года (по новому календарю, т. е. 27 июля 1794 года) он был арестован, и хотя общинный совет освободил его силой, Комитет общественного спасения и Конвент послали солдат и национальную гвардию снова захватить Робеспьера. Он вторично был арестован. На другой день его казнили, а с ним и его приверженцев (Сен-Жюста и др.).

[1] Осень: вандемьер, брюмер и фример; зима: нивоз, плювиоз, вантоз; весна: жерминаль, флореаль, прериаль; лето: мессидор, термидор и фрюктидор. Месяцы были по 30 дней и разделялись на декады. Этот календарь просуществовал во Франции официально до 1806 г.

rushist.com

Великая Французская революция

Начало Великой Французской революции

В 1788-1789 гг. во Франции нарастал общественно-политический кризис. И кризис в промышленности и торговле, и неурожай 1788 г., и банкротство государственной казны, разоренной расточительными тратами двора Людовика XVI (1754-1793), не были главными причинами революционного кризиса. Главная причина, вызвавшая широкое, охватившее всю страну недовольство существующим положением вещей, заключалась в том, что господствовавший феодально-абсолютистский строй не соответствовал задачам экономического, социального и политического развития страны.

Примерно 99 процентов населения Франции составляло так называемое третье сословие и лишь один процент привилегированные сословия – духовенство и дворянство.

Третье сословие было в классовом отношении неоднородно. В его состав входили и буржуа-зия, и крестьянство, и городские рабочие, ремесленники, беднота. Всех представителей третьего сословия объединяло полное отсутствие политических прав и стремление изменить существую-щий порядок. Все они не хотели и не могли дальше мириться с феодально-абсолютистской монар-хией.

После ряда неудачных попыток король должен был объявить о созыве Генеральных штатов – собрания представителей трех сословий, не собиравшихся уже 175 лет. Король и его приближен-ные надеялись с помощью Генеральных штатов успокоить общественное мнение, получить необ-ходимые средства для пополнения казны. Третье сословие связывало с их созывом надежды на политические перемены в стране. С первых же дней работы Генеральных штатов возник конфликт между третьим сословием и первыми двумя из-за порядка заседаний и голосования. 17 июня соб-рание третьего сословия провозгласило себя Национальным собранием, а 9 июля – Учредитель-ным собранием, подчеркивая этим свою решимость установить в стране новый общественный строй и его конституционные основы. Король отказался признать этот акт.

В Версаль и Париж стягивались верные королю войска. Парижане стихийно поднимались на борьбу. К утру 14 июля большая часть столицы была уже в руках восставшего народа. 14 июля 1789 г. вооруженная толпа освободила узников Бастилии – крепости-тюрьмы. Этот день стал началом Великой французской революции. За две недели старый порядок был уничтожен по всей стране. Королевская власть сменилась революционно-буржуазной администрацией, начала фор-мироваться Национальная гвардия.

Несмотря на различие классовых интересов, в борьбе против феодально-абсолютистского строя объединились буржуазия, крестьянство и городское плебейство. Возглавила движение бур-жуазия. Общий порыв нашел отражение в принятии Учредительным собранием 26 августа Декла-рации прав человека и гражданина. В ней провозглашались священными и неотчуждаемыми пра-вами человека и гражданина свобода личности, свобода слова, свобода совести, безопасность и сопротивление угнетению. Таким же священным и нерушимым было объявлено и право собст-венности, был обнародован декрет, объявляющий все церковное имущество национальным. Учре-дительное собрание утвердило новое административное деление королевства на 83 департамента, уничтожило старое сословное деление и отменило все титулы дворянства и духовенства, феодаль-ные повинности, сословные привилегии, упразднило цехи. Провозгласило свободу предпринима-тельства. Принятие этих документов означало, что царству феодально-абсолютистской монархии приходит конец.

Аграрные преобразования в ходе Великой французской революции.

Новое аграрное законодательство

В результате восстания 10 августа 1792 г. власть в столице перешла фактически в руки революционной Коммуны Парижа. Законодательное собрание объявило Людовика XVI только временно отрешенным от власти, но по настоянию Коммуны король и его семья подверглись аресту. Был издан декрет о созыве Национального Конвента, в борах которого могли участвовать все мужчины, достигшие 21 года, без всякого Деления граждан на «активных» и «пассивных».

Законодательное собрание назначило новое правительство - Временный исполнительный совет, состоявший из жирондистов: единственным якобинцем в совете был Дантон.

После победоносного восстания 10 августа, показавшего, какие огромные силы таятся в народе, было невозможно медлить с рассмотрением требований крестьянства.

Законодательное собрание, еще недавно пренебрежительно откладывавшее рассмотрение сотен крестьянских петиций, теперь с поспешностью, выдававшей его страх перед грозной силой народного гнева, занялось аграрным вопросом.

14 августа Законодательное собрание приняло декрет о разделе общинных земель. Конфискованные земли эмигрантов было разрешено сдавать мелкими участками от 2 до 4 арпанов (примерно от 0,5 до 1 га) в бессрочное владение за годовую ренту или передавать в полную собственность с уплатой наличными. На следующий день было принято постановление о прекращении всех судебных преследований по делам, связанным с бывшими феодальными правами. 25 августа Законодательное собрание постановило отменить без выкупа феодальные права тех владельцев, которые не могли юридически их доказать соответствующими документами.

Аграрное законодательство августа 1752 г., удовлетворившее часть требований крестьянства, было прямым результатом свержения монархии.

Правление жирондистов (1792–1793 гг.).

Жирондистское правительство пыталось покрыть расходы на войну увеличением выпуска бумажных денег. Количество выпущенных в обращение ассигнатов оказалось очень велико. Это привело к их резкому обесценению и, как следствие этого, к стремительному росту цен на товары, в особенности продовольственные. Зажиточные крестьяне и крупные торговцы-оптовики, скупавшие зерно, придерживали хлеб, не выпускали его на рынок, рассчитывая нажиться на дальнейшем повышении цен. В результате хлеб, а вслед за ним и другие продукты потребления стали вовсе исчезать из продажи или продавались из-под полы, по спекулятивным ценам.

На почве голода и лишений росло недовольство рабочих, мелких ремесленников, сельской и городской бедноты. С осени 1792 г. в Париже, в провинциальных городах и сельских местностях развернулось массовое движение. Рабочие устраивали стачки, требуя улучшения условий труда и введения твердых цен (максимума) на продукты питания. В Туре и некоторых других городах беднота силой добивалась установления твердых цен на хлеб.

Требование максимума стало к началу 1793 г. всеобщим требованием плебейских масс. Оно поддерживалось многочисленными петициями, обращенными к Конвенту, и активными массовыми действиями - выступлениями на улицах, нападениями на магазины и продовольственные склады, столкновениями с властями и торговцами.

Выразителями настроений плебейских масс являлись парижские секции, особенно секции плебейских кварталов, неоднократно выступавшие перед Конвентом с петициями об установлении твердых цен на предметы продовольствия. Наиболее отчетливо формулировал это требование один из видных деятелей клуба кордельеров, бывший священник Жак Ру, в первые годы революции близкий к Марату и скрывавший его от преследований. Вместе с Жаком Ру выступали среди народных масс его сторонники Теофиль Леклерк, Варле и др. Жирондисты, ненавидевшие Жака Ру и других народных агитаторов, дали им прозвище «бешеные», которым когда-то во Флоренции окрестили самых яростных приверженцев Савонаролы. Наряду с максимумом на все продукты питания «бешеные» требовали решительного обуздания спекуляции и ажиотажа. Они осуждали крупную собственность и имущественное неравенство.

Якобинцы вначале высказывались против максимума и относились отрицательно к агитации «бешеных», но, понимая необходимость решительных революционных мероприятий и активного участия народных масс в борьбе против контрреволюции и интервенции, с апреля 1793г. изменили свою позицию и стали выступать за установление твердых цен. Одновременно они предложили для покрытия растущих военных расходов ввести чрезвычайный налог на крупных собственников в виде принудительного займа.

Жирондисты, рьяно защищая корыстные интересы торгово-промышленной буржуазии и крупных землевладельцев, решительно отвергали эти требования, видя в них покушение на «священное право собственности» и «свободу торговли».

Антинародную политику жирондисты проводили и в аграрном вопроса. Еще осенью 1792 г. они добились фактической отмены выгодных для деревенской бедноты августовских декретов о порядке распродажи эмигрантских земель. Тем самым у крестьянства было отнято одно из его важнейших завоеваний. В апреле 1793 г. жирондисты провели в Конвенте декрет о порядке продажи «национальных имуществ», направленный против бедного и среднего крестьянства. Декрет, в частности, запрещал практиковавшиеся во многих местах временные соглашения малоимущих крестьян для совместной покупки земельного участка из фонда «национальных имуществ» с последующим его разделом между владельцами.

В ответ на эту политику жирондистов, грубо ущемлявшую интересы среднего и беднейшего крестьянства, произошли новые крестьянские выступления в департаментах Гар, Ло, Сена-и-Уаза, Марна и некоторых других. Огромная социальная сила революции - крестьянство - все еще дожидалась осуществления своих коренных требований.

Жирондисты - пособники контрреволюции

В марте 1793 г. французские войска в Бельгии, которыми командовал генерал Дюмурье, тесно связанный с жирондистами, потерпели поражение в битве при Неервиндене, после чего Дюмурье, вступив в переговоры с австрийцами, попытался двинуть свою армию в контрреволюционный поход на Париж. Потерпев в этой предательской попытке неудачу, Дюмурье бежал в лагерь противника. Ближайшим последствием измены Дюмурье, как и всей политики жирондистов, не желавших вести войну по-революционному, было отступление французских войск из Бельгии и Германии. Война была вновь перенесена на территорию Франции.

В марте 1793 г. вспыхнуло контрреволюционное восстание в Вандее, которое распространилось и на Бретань. В мятеже приняли активное участие местные крестьяне, находившиеся под сильным влиянием католической церкви и недовольные объявленной Конвентом всеобщей мобилизацией. Вскоре восстание было возглавлено дворянами-эмигрантами, получавшими помощь от Англии.

Положение республики снова стало угрожающим. Но народные массы проявили замечательную революционную энергию и инициативу. Добровольцы тысячами вступали в армию. Сознавая, что без удовлетворения главных требований народа невозможно достижение победы над врагом, якобинцы, вопреки яростному сопротивлению жирондистов, добились принятия Конвентом 4 мая 1793 г. декрета о введении твердых цен на зерно по всей Франции, а 20 мая - решения о выпуске принудительного займа.

Жирондисты ожесточенно противились этим и всем другим мероприятиям, необходимым для защиты революции и обороны страны, и, пользуясь внешними и внутренними затруднениями республики, усиливали борьбу против революционных масс Парижа и якобинцев. Еще в апреле они добились предания Революционному трибуналу, учрежденному Конвентом для борьбы с контрреволюцией, Марата - самого любимого народом революционера-демократа, изобличавшего двоедушие и предательство жирондистов. Но Революционный трибунал оправдал «друга народа», и Марат с триумфом возвратился в Конвент.

Несмотря на эту неудачу, жирондисты не отказались от намерения разгромить Парижскую коммуну и другие революционно-демократические органы. С этой целью они настояли на создании особой комиссии Конвента, так называемой «комиссии 12-ти», которая должна была возглавить борьбу против революционно-демократического движения в Париже. Жирондисты организовали контрреволюционный переворот в Лионе и попытались захватить власть в ряде других городов.

Бла-бла-бла

Восстание народных масс Парижа 31 мая - 2 июня 1793 г.

Политика жирондистов, скатившихся к контрреволюции и национальной измене, сделала неизбежным новое народное восстание. 31 мая 1793 г. секции Парижа, создавшие из своих представителей повстанческий комитет, двинулись к зданию Конвента. Вместе с санкюлотами(«Санкюлотами» («sans-culottes») тогда назывались демократические слои населения: санкюлоты носили длинные брюки, а не «кюлот» (короткие брюки), как аристократы. ) шли и отряды национальной гвардии, командование над которой было передано якобинцу Анрио.

Явившись в Конвент, представители секций и Коммуны Парижа потребовали упразднить «комиссию 12-ти» и арестовать ряд жирондистских депутатов. Робеспьер произнес обвинительную речь против Жиронды и поддержал требование парижских секций. Конвент постановил распустить «комиссию 12-ти», но не согласился на арест жирондистских депутатов.

 

Таким образом, выступление 31 мая не дало решающего результата. Борьба продолжалась. 1 июня Марат в страстной речи призвал «суверенный народ» подняться на защиту революции. С утра 2 июня 80 тыс. национальных гвардейцев и вооруженных граждан окружили здание Конвента, на которое по приказу Анрио были направлены жерла пушек. Конвент вынужден был подчиниться требованиям народа и принять декрет об исключении из своего состава 29 депутатов-жирондистов.

Народное восстание 31 мая - 2 июня нанесло окончательный удар политическому господству крупной буржуазии. Не только буржуазно-монархическая партия фельянов, но и буржуазно-республиканская партия жирондистов, также защищавшая интересы крупных собственников и боявшаяся народа, оказалась неспособной пойти на революционные меры, необходимые для решения задач буржуазно-демократической революции и для успешной борьбы с внешней и внутренней контрреволюцией. Жирондисты, как прежде фельяны, стали помехой делу революции и превратились в контрреволюционную силу. Господство Жиронды было сломлено, власть перешла к якобинцам.

 Французская буржуазная революция поднялась на высший этап. В результате восстания 31 мая - 2 июня 1793 г. во Франции установилась якобинская революционно-демократическая диктатура.

 Опа, якобинцы!

Якобинцы у власти. Оценка якобинского террора. Причины Термидора.

Якобинская революционно-демократическая диктатура

Якобинцы пришли к власти в один из самых критических моментов Французской революции. Превосходящие силы европейской контрреволюционной коалиции со всех сторон теснили отступающие французские войска. В Вандее, Бретани, Нормандии разрастался монархический мятеж. Жирондисты подняли восстание на юге и юго-западе Франции. Английский флот блокировал французское побережье; Англия снабжала мятежников деньгами, оружием. Враги революции совершали террористические покушения на революционных деятелей. 13 июля 1793 г. был предательски убит дворянкой Шарлоттой Кордэ неустрашимый революционер, «друг народа» Марат.

Чтобы спасти республику от, казалось, неотвратимой гибели, нужны были величайшее напряжение сил народа, революционная смелость и решимость.

Организуя борьбу против иностранной интервенции и внутренней контрреволюции, передовые буржуазные революционеры-якобинцы смело опирались на широчайшие народные массы, на поддержку многомиллионных масс крестьянства и господского плебейства.

«Историческое величие настоящих якобинцев, якобинцов 1793 года - писал В. И. Ленин, - состояло в том, что они были «якобинцы с народом», с революционным большинством народа, с революционными передовыми классами своего времени»(В. И. Ленин, Переход контрреволюции в наступление, Соч., т. 24, стр. 495.)

Аграрное законодательство якобинцев

Сразу же по приходе к власти якобинцы пошли навстречу требованиям крестьянства. Декретом 3 июня Конвент установил льготный порядок продажи конфискованных земель эмигрантов малоимущим крестьянам - мелкими участками с рассрочкой платежа на 10 лет. Через несколько дней Конвент декретировал возвращение крестьянам всех отнятых помещиками общинных земель и порядок раздела общинных земель поровну на душу населения по требованию трети жителей общины. Наконец, 17 июля, осуществляя главное требование крестьянства, Конвент принял постановление о полном, окончательном и безвозмездном уничтожении всех феодальных прав, повинностей и поборов. Феодальные акты и документы подлежали сожжению, а хранение их наказывалось каторгой.

Это была «действительно революционная расправа с отжившим феодализмом...»(В. И. Ленин, Грозящая катастрофа и как с ней бороться, Соч., т. 25, стр. 335), - как писал В. И. Ленин. Хотя были конфискованы только земли эмигрантов, а не всех помещиков, и крестьянство, особенно беднейшее, не получило земли в том размере, к какому оно стремилось, все же оно полностью избавилось от веками порабощавшей его феодальной зависимости.

Крестьянство после новых аграрных законов решительно перешло на сторону якобинской революционной власти. Крестьянин - солдат республиканской армии дрался теперь за свои кровные интересы, которые слились воедино с великими задачами революции. В этих новых экономических и социальных условиях и заключался в конечном счете источник замечательного мужества и отваги армий Республики, героизма, поражавшего современников и оставшегося навсегда памятным в сознании народов.

Конституция 1793 г.

С такой же революционной решительностью и быстротой якобинский Конвент принял и представил на утверждение народа новую конституцию. Якобинская конституция 1793 г. делала большой шаг вперед по сравнению с конституцией 1791 г. Это была самая демократическая из буржуазных конституций XVIII и XIX вв. В ней нашли отражение идеи Руссо, которыми так увлекались якобинцы.

Конституция 1793 г. устанавливала во Франции республиканский строй. Высшая законодательная власть принадлежала Законодательному собранию, избираемому всеми гражданами (мужчинами), достигшими 21 года; важнейшие законопроекты подлежали утверждению народом на первичных собраниях избирателей. Высшая исполнительная власть предоставлялась Исполнительному совету из 24 человек; половина членов этого Совета ежегодно подлежала обновлению. Принятая Конвентом новая Декларация прав человека и гражданина объявляла правами человека свободу, равенство, безопасность и собственность, а целью общества-«всеобщее счастье». Свобода личности, вероисповедания, печати, подачи петиций, законодательной инициативы, право на образование, на общественную помощь в случае нетрудоспособности, право на сопротивление угнетению - таковы были демократические принципы, провозглашенные конституцией 1793 г.

Конституция была поставлена на утверждение народа - первичных собраний избирателей - и одобрена большинством голосов.

Революционное правительство

Ожесточенная классовая борьба заставила, однако, якобинцев отказаться от практического осуществления конституции 1793 г. Крайняя напряженность внешнего и внутреннего положения республики, сражавшейся с многочисленными и непримиримыми врагами, необходимость организовать и вооружить армию, мобилизовать весь народ, сломить внутреннюю контрреволюцию и искоренить измену - все это требовало крепкого централизованного руководства.

Максимилиан Робеспьер. Портрет работы неизвестного художника.

Еще в июле Конвент обновил созданный ранее Комитет общественного спасения. Дантон, игравший до этого руководящую роль в Комитете и все более проявлявший примиренческое отношение к жирондистам, был отстранен. В состав Комитета в разное время были выбраны обнаруживший непреклонную волю к подавлению контрреволюции Робеспьер и полные революционной энергии и смелости Сен-Жюст и Кутон. Выдающийся организаторский талант в создании вооруженных сил республики проявил избранный в Комитет крупный математик и инженер Карно.

Фактическим руководителем Комитета общественного спасения стал Робеспьер. Воспитанный на идеях Руссо, человек твердой воли и проницательного ума, неустрашимый в борьбе с врагами революции, далекий от всяких личных корыстных расчетов, Робеспьер - «Неподкупный», как его прозвали, приобрел огромный авторитет и влияние, стал на деле вождем революционного правительства.

Комитет общественного спасения, подотчетный Конвенту, превратился под руководством Робеспьера в главный орган якобинской диктатуры; ему подчинялись все государственные учреждения и армия; ему принадлежало руководство внутренней и внешней политикой, делом обороны страны. Большую роль играл также реорганизованный Комитет общественной безопасности, на который возложена была задача вести борьбу с внутренней контрреволюцией.

Конвент и Комитет общественного спасения осуществляли свою власть при посредстве комиссаров из числа депутатов Конвента, которые направлялись на места с чрезвычайно широкими полномочиями для подавления контрреволюции и реализации мероприятий революционного правительства. Комиссары Конвента назначались и в армию, где они проводили огромную работу, заботились о снабжении войск всем необходимым, контролировали деятельность командного состава, беспощадно расправлялись с изменниками, руководили агитацией и т. д.

Большое значение в системе революционно-демократической диктатуры имели местные революционные комитеты. Они следили за выполнением директив Комитета общественного спасения, вели борьбу с контрреволюционными элементами, помогали комиссарам Конвента в осуществлении стоявших перед ними задач.

Видную роль в период революционно-демократической диктатуры играл якобинский клуб с его разветвленной сетью отделений - провинциальными клубами и народными обществами. Большим влиянием пользовались также Парижская коммуна и комитеты 48 секций Парижа.

Таким образом, сильная централизованная власть в руках якобинцев сочеталась с широкой народной инициативой снизу. Мощное движение народных масс, направленное против контрреволюции, возглавлялось якобинской революционно-демократической диктатурой.

Всеобщий максимум. Революционный террор

Летом 1793 г. обострилось продовольственное положение республики. Городские низы испытывали невыносимую нужду. Представители плебейства, в частности «бешеные», выступили с критикой политики якобинского правительства, а также конституции 1793 г., считая, что она не обеспечивает интересов бедноты.

«Свобода,- говорил Жак Ру,- пустой призрак, когда один класс может безнаказанно изнурять другой класс голодом». «Бешеные» требовали введения «всеобщего максимума», смертной казни для спекулянтов, усиления революционного террора.

Якобинцы ответили на критику «бешеных» репрессиями: в начале сентября Жак Ру и другие вожди «бешеных» были арестованы. В этих репрессиях против представителей народа сказалась буржуазная природа даже таких смелых революционеров, как якобинцы.

Но плебейство оставалось важнейшей боевой силой революции. 4-5 сентября в Париже произошли крупные уличные выступления. Главными требованиями народа, в том числе рабочих, активно участвовавших в этих выступлениях, были: «всеобщий максимум», революционный террор, помощь бедноте. Стремясь сохранить союз не только с крестьянством, но и с городским плебейством, якобинцы пошли навстречу требованиям санкюлотов. 5 сентября было принято постановление об организации особой «революционной армии» для «приведения в исполнение всюду, где это понадобится, революционных законов и мер общественного спасения, декретированных Конвентом». В задачи революционной армпи входило, в частности, содействовать снабжению Парижа продовольствием и бороться со спекуляцией и укрывательством товаров.

29 сентября Конвент декретировал установление твердых цен на основные продукты питания и предметы потребления - так называемый всеобщий максимум. Для снабжения Парижа, прочих городов и армии продовольствием стали с осени 1793 г. широко практиковаться реквизиции зерна и других продовольственных товаров. В конце октября была создана Центральная продовольственная комиссия, которая должна была ведать делом снабжения и осуществлять контроль за проведением максимума. Реквизицию хлеба в деревнях наряду с местными властями производили и отряды «революционной армии», состоявшие пз парижских санкюлотов. С целью упорядочения снабжения населения по твердым ценам хлебом и прочими необходимыми продуктами в Париже и многих других городах были введены карточки на хлеб, мясо, сахар, масло, соль, мыло. Специальным постановлением Конвента разрешалось выпекать и продавать хлеб лишь одного сорта - «хлеб равенства». За спекуляцию и укрытие продовольствия устанавливалась смертная казнь.

Под давлением народных низов Конвент решил также «поставить террор в порядок дня». 17 сентября был принят закон о «подозрительных», расширявший права революционных органов в борьбе против контрреволюционных элементов. Так, в ответ на террор контрреволюционеров был усилен революционный террор.

Вскоре были преданы суду Революционного трибунала и казнены бывшая королева Мария-Антуанетта и многие контрреволюционеры, в том числе некоторые жирондисты. Революционный террор в самых различных формах стали применять и комиссары Конвента для подавления контрреволюционного движения в провинциальных городах и департаментах, особенно там, где произошли контрреволюционные восстания. Революционный террор явился тем действенным средством, которое дало революции возможность активно обороняться от своих многочисленных врагов и в относительно короткий срок преодолеть их натиск.

Революционный террор был направлен не только против политической, но и против экономической контрреволюции: он широко применялся в отношении спекулянтов, скупщиков и всех тех, кто, нарушая закон о «максимуме» и дезорганизуя снабжение городов и армии продовольствием, играл тем самым на руку врагам революции и интервентам.

 

Историческое значение якобинского террора 1793-1794 гг. замечательно охарактеризовал впоследствии А. И. Герцен: «Террор 93 г. был величествен в своей мрачной беспощадности; вся Европа ломилась во Францию наказать революцию; отечество действительно было в опасности. Конвент завесил на время статую свободы и поставил гильотину, стражей «прав человеческих». Европа с ужасом смотрела на этот вулкан и отступала перед его дикой всемогущей энергией.

Оборона страны

Война, которую вела Франция, была справедливой, оборонительнои войной. Революционная Франция оборонялась от реакционно-монархической Европы. Все живые силы народа, все ресурсы республики были мобилизованы якобинским правительством для достижения победы над врагом.

23 августа 1793 г. Конвент принял декрет, который гласил: «С настоящего момента и до тех пор, пока враги не будут изгнаны за пределы территории республики, все французы объявляются в состоянии постоянной мобилизации». Народ горячо одобрил этот декрет. За короткий срок в армию влилось новое пополнение в составе 420 тыс. бойцов. К началу 1794 г. под ружьем находилось свыше 600 тыс. солдат.

Была осуществлена реорганизация армии. Части прежней регулярной армии слились с отрядами добровольцев и призывниками. В результате возникла новая республиканская армия.

studfiles.net

Якобинская диктатура во Франции

Восстание 31 мая - 2 июня 1793 г.

Воспользовавшись народным недовольством, якобинцы стремились изгнать жирондистов из Конвента и установить свою власть.

При этом они убеждали парижан, что готовы в кратчайший срок разрешить многочисленные социально-экономические проблемы столицы и страны в целом. Марат и Робеспьер призывали к немедленному восстанию. Якобинцам удалось привлечь на свою сторону ряд батальонов Национальной гвардии.

31 мая на рассвете из Собора Парижской Богоматери снова раздались звуки набата. Совет Коммуны Парижа назначил командующим Национальной гвардией якобинца Анрио.

Вооруженные отряды подошли к Конвенту. Созданная жирондистами для расследования деятельности Коммуны «Комиссия 12-ти» была распушена.

На следующий день в Париже стало известно о кровавых событиях в Лионе, где произошли казни патриотов. Это известие дало новый толчок к восстанию.

Всю ночь 2 июня гудели церковные колокола. Днем Национальная гвардия окружила здание Конвента. Артиллеристы с зажженными фитилями навели на него свои орудия.

Сто тысяч вооруженных людей заняли соседние улицы и площади. Жирондисты и представители «болота» пытались начать переговоры с восставшими, однако к их доводам никто не прислушивался. Анрио дал команду: «Канониры, к орудиям!», Бриссо, Верньо и другие лидеры жирондистов (всего 23 депутата) были арестованы.

Таким образом, в результате событий 31 мая - 2 июня 1793 г. леворадикальные силы во главе с якобинцами фактически совершили государственный переворот и насильственным методом пришли к власти.

Установление якобинской диктатуры и организация власти.

Прежде всего, Конвент, уже якобинский, 24 июня 1793 г. принял новую конституцию. Естественными правами человека провозглашались равенство, свобода, безопасность и собственность. Конституция предусматривала свободу слова и печати, всеобщее образование, свободу отправления религиозных культов, право создания народных обществ, неприкосновенность частной собственности и свободу предпринимательства. Однако, эти демократические принципы практически не выполнялись и утонули в крови диктаторского режима монтаньяров.

По Конституции 1793 г. Франция провозглашалась единой и неделимой республикой. Избирательные права предоставлялись мужчинам, достигшим 21 года, независимо от имущественного положения. Члены Законодательного корпуса подлежали избранию простым большинством голосов. Законодательный корпус должен был состоять из одной палаты.

Заключение мира ценой уступки какой-либо части территории республики не допускалось. Конституция отвергала иностранное вмешательство в дела французского народа и провозглашала принцип невмешательства в дела других наций.

Однако, в условиях интервенции и Гражданской войны Конституция 1793 г. не была введена в действие. Для осуществления диктатуры якобинцы создали революционное правительство. Летом 1793 г. верховным органом республики был Конвент, который осуществлял в полном объеме законодательную, исполнительную и судебную власть. Комиссары Конвента в департаментах и армии имели неограниченные полномочия. Им поручалось проведение «чисток» местных органов, «восстановление революционного порядка, смещение и назначение армейских командиров». Фактически якобинцы установили политическую диктатуру.

Функции революционного правительства исполнял Комитет общественного спасения, который 27 июля возглавил Робеспьер. В его ведении были военные, дипломатические дела, продовольственное снабжение, ему были подчинены другие местные органы власти, а сам Комитет отчитывался перед Конвентом.

Робеспьер Максимилиан — деятель Французской революции. Учился на юридическом факультете Парижского университета (1780). Депутат Конвента. После казни короля в январе 1793г. стал центральной фигурой революции. Замкнутый и педантичный адвокат из Арраса обрел могущество и неограниченную власть в качестве главы революционного Комитета общественного спасения. После устранения своих бывших соратников — Дантона, Демулена и Эбера, он еще более ужесточил террор в Париже. Подчеркнуто демонстративной безупречностью, сочетавшейся с почти нечеловеческой непримиримостью, он завоевал авторитет «неподкупного». После термидорианского переворота 1794 г. был арестован и казнен.

studfiles.net


Смотрите также