Сколько франция сопротивлялась гитлеру


ПОЧЕМУ ФРАНЦИЯ ТАК БЫСТРО СДАЛАСЬ ГИТЛЕРУ: amarok_man

Накануне Второй мировой войны армия Франции считалась одной из самых мощных в мире. Но при прямом столкновении с Германией в мае 1940 года французов хватило на считанные недели сопротивления.

Бесполезное превосходство

К началу Второй мировой войны Франция располагала 3-й по количеству танков и самолетов армией в мире, уступая только СССР и Германии, а также 4-м после Британии, США и Японии военно-морским флотом. Общая численность французских войск насчитывала более 2 млн. человек.

Превосходство французской армии в живой силе и технике перед силами вермахта на Западном фронте было бесспорным. К примеру, ВВС Франции включали в себя около 3300 самолетов, среди которых половина была новейшими боевыми машинами. Люфтваффе могли рассчитывать только на 1186 самолетов.

С прибытием подкрепления с Британских островов – экспедиционного корпуса в количестве 9 дивизий, а также авиачастей, включавших 1500 боевых машин – преимущество над германскими войсками стало более чем очевидным. Тем не менее, за считанные месяцы от былого превосходства союзных сил не осталось и следа – хорошо обученная и имеющая тактическое превосходство армия вермахта заставила в конечном итоге капитулировать Францию.

Линия, которая не защитила

Французское командование предполагало, что немецкая армия будет действовать как и во время Первой мировой войны – то есть предпримет атаку на Францию с северо-востока со стороны Бельгии. Вся нагрузка в этом случае должна была лечь на оборонительные редуты линии Мажино, которую Франция начала строить в 1929 году и совершенствовала вплоть до 1940 года.

На строительство линии Мажино, протянувшейся на 400 км., французы потратили баснословную сумму – около 3 млрд. франков (или 1 млрд. долларов). Массированные укрепления включали в себя многоуровневые подземные форты с жилыми помещениями, вентиляционные установки и лифты, электрические и телефонные станции, госпитали и узкоколейные железные дороги. Орудийные казематы от авиабомб должна была защитить бетонная стена толщиной в 4 метра.

Личный состав французских войск на линии Мажино достигал 300 тыс. человек.По мнению военных историков, линия Мажино, в принципе со своей задачей справилась. На ее максимально укрепленных участках прорывов немецких войск не было. Но германская группа армий «Б» обойдя линию укреплений с севера, основные силы бросила на ее новые участки, которые строились на болотистой местности, и где возведение подземных сооружений было затруднено. Там сдержать натиск немецкий войск французы не смогли.

Капитуляция за 10 минут

17 июня 1940 года состоялось первое заседание коллаборационистского правительства Франции, возглавляемого маршалом Анри Петэном. Оно длилось всего 10 минут. За это время министры единодушно проголосовали за решение обратиться к немецкому командованию и просить его о прекращении войны на территории Франции.

Для этих целей использовали услуги посредника. Новый министр иностранных дел П. Бодуэн через испанского посла Лекерика передал ноту, в которой французское правительство просило Испанию обратиться к германскому руководству с просьбой о прекращении военных действий во Франции, а также узнать условия перемирия. Одновременно предложение о перемирии через папского нунция было направлено Италии. В тот же день Петэн по радио обратился к народу и армии, призвав их «прекратить борьбу».

Последний оплот

При подписании договора о перемирии (акта капитуляции) между Германией и Францией Гитлер с опаской смотрел на обширные колонии последней, многие из которых готовы были продолжать сопротивление. Этим и объясняются некоторые послабления в договоре, в частности, сохранение части военно-морского флота Франции для поддержания «порядка» в своих колониях.

Жизненно заинтересованной в судьбе французских колоний была и Англия, так как угроза их захвата германскими силами оценивалась высоко. Черчилль вынашивал планы о создании эмигрантского правительства Франции, которое бы предоставило фактический контроль над французскими заморскими владениями Британии.Создавший оппозиционное режиму Виши правительство генерал Шарль де Голль все свои усилия направил на овладение колониями.

Однако администрация Северной Африки отклонила предложение присоединиться к «Свободной Франции». Совсем иное настроение царило в колониях Экваториальной Африки – уже в августе 1940 года к де Голлю присоединяются Чад, Габон и Камерун, что создало генералу условия для формирования государственного аппарата.

Ярость Муссолини

Осознав, что поражение Франции от Германии неизбежно Муссолини 10 июня 1940 года объявил ей войну. Итальянская группа армий «Запад» принца Умберто Савойского силами свыше 300 тыс. человек при поддержке 3 тыс. орудий начала наступление в районе Альп. Однако противостоящая им армия генерала Ольдри успешно отражала эти атаки.

К 20 июня наступление итальянских дивизий стало более ожесточенным, но им удалось лишь немного продвинуться в районе Ментоны. Муссолини был в ярости – его планы захватить к моменту капитуляции Франции большой кусок ее территории потерпели крах. Итальянский диктатор уже начал готовить воздушный десант, но одобрения на эту операцию от германского командования не получил.22 июня было подписано перемирие между Францией и Германией, а через два дня такое же соглашение заключили Франция и Италии. Так, с «победным конфузом» Италия вступила во Вторую мировую войну.

Жертвы

В ходе активной фазы войны, длившейся с 10 мая по 21 июня 1940 года, французская армия потеряла около 300 тыс. человек убитыми и раненными. Полтора миллиона попали в плен. Танковые корпуса и ВВС Франции были частично уничтожены, другая их часть досталась вооруженным силам Германии. Одновременно Британия ликвидирует французский флот, чтобы избежать его попадания в руки вермахта.

Несмотря на то, что захват Франции произошел в короткие сроки, ее вооруженные силы давали достойный отпор германским и итальянским войскам. За полтора месяца войны вермахт потерял более 45 тыс. человек убитыми и пропавшими без вести, около 11 тыс. были ранены.Французские жертвы немецкой агрессии могли быть не напрасными, если бы правительство Франции пошло на ряд уступок, выдвинутых Британией взамен на вступление королевских вооруженных сил в войну. Но Франция предпочла капитулировать.

Париж – место сближения

По договору о перемирии Германия оккупировала только западное побережье Франции и северные области страны, где находился Париж. Столица была своего рода местом «французско-германского» сближения. Здесь мирно уживались немецкие солдаты и парижане: вместе ходили в кино, посещали музеи или просто сидели в кафе. После оккупации оживились и театры – их кассовый сбор вырос в три раза по сравнению с довоенными годами.

Париж очень быстро стал культурным центром оккупированной Европы. Франция жила как прежде, словно не было месяцев отчаянного сопротивления и несбывшихся надежд. Германской пропаганде удалось убедить многих французов, что капитуляция – это не позор страны, а дорога в «светлое будущее» обновленной Европы.

источник : http://aloban75.livejournal.com/1776253.html

amarok-man.livejournal.com

25 тыс. против фашистов, сотни тысяч — против Красной Армии

Французское Сопротивление с легкой руки писателей и «киношников» прочно укоренилось в массовом сознании, как одна из важнейших составляющих борьбы с нацизмом в Европе. Однако в качестве «страны-победительницы нацизма» Франция слишком быстро утратила историческую память. Например, сегодня лишь 8% потомков франков и галлов знают о том, какой вклад внес Советский Союз в победу над Гитлером. А ведь в 1945-м больше половины французов — 57%, уверенно называли «главным победителем» Рейха именно СССР. Складывается такое впечатление, что бабушки и дедушки в Париже и Марселе не очень охотно рассказывали своим внукам о войне, вот они и выросли, искренне веря в попсовые сказки Голливуда.

Но почему же Францию накрыл такой «заговор молчания»? Почему участники победы над нацизмом стеснялись своих подвигов? К сожалению, на то есть свои причины, на которых в советские времена Москва великодушно не акцентировала внимание. И, может быть, зря. Помнили бы во Франции о некоторых аспектах своего участия во Второй мировой, возможно, и антироссийские санкции бы накладывать постеснялись бы…

Нужно сказать, что Франция вступила во Вторую мировую войну задолго до ее официального начала. В сентябре 1938 года премьер-министр Эдуард Даладье был одним из политиков, которые поддержали в ходе переговоров в Мюнхене оккупацию Чехословакии немцами, поляками и венграми, а также выступавших за «крестовый поход против большевизма», если СССР посмеет защищать Прагу от Гитлера.

В 1939 году французы и британцы гарантировали безопасность Польше и активно поддержали ее в решение не заключать никаких соглашений с Советским Союзом, толкнув тем самым СССР на подписание договора о ненападении с Германией (у Москвы просто не оставалось другого выхода). Однако когда Гитлер напал на Польшу, французы и британцы своих варшавских союзников банально «слили», вступив в войну с Третьим рейхом только на бумаге… Сидение в окопах друг напротив друга франко-британских и немецких войск в истории принято называть Странной войной. Но отсиживаться в кустах до бесконечности у Парижа не вышло.

Весной 1940-го дошел черед и до него. 10 мая гитлеровские войска развернули наступление на Бельгию, Голландию и Францию (позже некоторую поддержку Третьему рейху окажет фашистская Италия). Нужно сказать, что в Париже войну уже привыкли воспринимать как некое увлекательное приключение: дамы носили шляпки в стиле «милитари» и ридикюли в виде противогазных сумок, а патриотизм носил показной характер. Воевать же и умирать французы не желали.

Несмотря на то, что силы англо-франко-польского контингента были вполне сопоставимы с силами наступавших на них гитлеровских войск, союзники сопротивлялись вяло, а местами просто бежали. К 4 июня нацистами были оккупированы Бельгия и Нидерланды, два французских армейских корпуса — окружены и сдались в плен в полном составе, а 338 тысяч военнослужащих союзников эвакуировались с севера Франции в Великобританию.

12 июня капитулировали 10-й французский корпус и 51-я британская горная дивизия («Шотландская»). 14 июня союзники без боя отдали гитлеровцам Париж. 22 июня сдалась и 2-я группа армий в районе линии Мажино. В тот же день Франция официально признала поражение. Немцы настояли на том, чтобы акт о капитуляции был подписан в Компьенском лесу, в том самом вагоне, в котором примерно за 22 года до этого, Германия признала себя побежденной в Первой мировой войне.

Единственные, с кем французы смогли повоевать более ли менее успешно, — это итальянцы. На юге наследники Наполеона занимали весьма удобные позиции, и поэтому войскам дуче удалось продвинуться там на совсем небольшое расстояние, в результате чего по итогам кампании Италия получила лишь чуть более 800 километров французских земель. «Приз» Германии был посерьезнее — более половины территории, ранее подконтрольной Парижу, отошла в оккупационную зону, а на оставшихся землях было создано марионеточное коллаборационистское государство. На протяжении будущего года французская экономика на полную мощность работала на реализацию планов Гитлера по подготовке к нападению на Советский Союз.

 

За оккупацию трех западноевропейских стран гитлеровцы с итальянцами заплатили примерно 45 тысячами жизней своих военных. Для сравнения, в одном только Сталинграде нацистов с союзниками погибло около полумиллиона — в 11 раз больше… Французская армия потеряла убитыми за пять недель войны около 96 тысяч человек. В плен же нацистам сдалось около полутора миллионов военнослужащих.

Что характерно, во Франции, где были весьма сильны крайне правые настроения, население встретило гитлеровцев очень тепло. Еще до войны нацисты успели «прикормить» местных журналистов и руководство организаций, в которые входили участники империалистической войны. В 1940-м первые — пели оды Адольфу Гитлеру, а вторые — объединились в коллаборационистский Французский легион комбатантов (Légion française des combattants), в который входило около 900 тысяч членов (не считая «попутчиков» из примкнувших организаций). С 1941 и по 1945 год тысячи французских добровольцев воевали против Красной Армии на Восточном фронте.

Именно 638-й французский полк был единственной «не немецкой» частью, принимавшей участие в битве за Москву на стороне Гитлера. С 1943 года французские подразделения возникли в составе Ваффен СС — в 1945-м на их базе сформировали дивизию СС «Шарлемань», остатки которой в апреле 45-го участвовали в битве за Берлин, защищая здания Рейхстага и Рейхсканцелярии.

Кроме того, тысячи французов вошли в состав коллаборационистской «милиции». Жители Франции приняли беспрецедентно активное (как для «оккупированного» народа) участие в Холокосте. Своими силами они выявляли евреев и передавали их в немецкие концлагеря. В общей сложности, наследники Руссо и Вольтера отправили в лагеря смерти около 76 тысяч евреев. В общей же сложности жертвами Холокоста стали на территории Франции около 120 тысяч человек.

Что же касается французского Сопротивления, то оно, мягко говоря, было очень сильно мифологизировано, и именно «французским» назвать его было проблематично. До момента открытия Второго фронта общее количество партизан в «Сопротивлении» составляло, по данным историков, не более 20 — 25 тысяч человек. Из них около 3 тысяч — были советскими гражданами (бывшими военнопленными). Также в рядах Сопротивления воевало значительное количество евреев, представителей российской эмиграции, армян (бежавших от геноцида в Турции) и воинов-интернационалистов, покинувших Испанию после победы Франко. И это — на 41 миллион населения. Для сравнения: на оккупированной части Советского Союза проживало от 70 до 84 миллионов человек (всего в два раза больше, чем во Франции), а в составе партизанских отрядов сражалось около миллиона бойцов (в 50 раз больше, чем в рядах французского Сопротивления вместе со всеми иностранными союзниками). Конечно, здесь нужно сделать скидку на то, что расовая теория нацистов предполагала кардинально различное будущее для славян и французов. Однако получается, что за идеалы свободы, независимости, демократии и гуманизма французы массово воевать отнюдь не желали…

Вот, собственно, и вся цена любви просвещенных европейцев к свободе и демократии: тысячами ехать убивать русских, украинцев и белорусов на Восток, отправлять в лагеря смерти евреев, сдавать гестапо соседей-коммунистов, кормить эсэсовцев круассанами и продавать модные шляпки их спутницам. Ах да. Еще их развлекать. Многие известные французские певцы и актеры активно снимались и выступали именно в годы нацистской оккупации.

Когда в 1945-м о чудовищных преступлениях нацизма заявили на весь мир, французам стало очень стыдно. Однако свой стыд они обратили не в суды над сексотами гестапо, сотрудниками коллаборационистской администрации и соучастниками Холокоста, а в издевательства над дамочками, сожительствовавшими с немецкими военными. Те, кто еще за несколько месяцев до этого сами чистили сапоги офицерам СС, перепугано озираясь, брили этим женщинам головы, плевали им в лицо и избивали вместе с маленькими детьми.

Высадившиеся в 1944 году в Нормандии американцы считали, что французы «должны» им и свой долг забирали, разграбляя дома и насилуя француженок. Французские же военные (в том числе — темнокожие бойцы колониальных частей) стали первыми мародерами и насильниками на территории Германии.

Французы прекрасно отдавали себе отчет в том, кто на самом деле сломил хребет гитлеровской Германии. И они очень не хотели, чтобы победители доставили скелеты из парижских шкафов. Поэтому Франция быстро стала самой просоветской страной в Западной Европе. Память о советских воинах увековечивали в топонимике, французы массово записывались в коммунистическую партию. Однако когда прошло немного времени, и подул другой ветер, французы дружно переориентировались на иную внешнеполитическую силу. И теперь они голосуют за неолибералов, говорят о ключевом вкладе США в победу над Гитлером и накладывают санкции на потомков тех, благодаря кому у них вообще есть собственное государство…

Пусть это будет жестоко, но, по большому счету, до каждого француза нужно донести историю о том, как начальник Верховного командования Вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, увидев представителей Франции на подписании Акта о капитуляции в 1945 году, саркастично бросил: «Как?! И эти тоже нас победили что ли?». И именно с советской стороны Кейтелю тогда сказали, что да, «и эти тоже»…

 

 

http://svpressa.ru/post/article/175348/

pandoraopen.ru

КАК ЕВРОПА «героически сопротивлялась» Гитлеру

КАК ЕВРОПА «героически сопротивлялась» Гитлеру

10 апреля отмечается Международный день движения Сопротивления. День посвящен всем, кто противодействовал нацистам, фашистам и японским агрессорам во время Второй мировой войны (1939-1945) на территориях, оккупированных войсками Третьего рейха и его союзников .

Движение Сопротивления было организовано при участии жителей оккупированных территорий, противостоявших немецким войскам, и отличалось многообразием форм борьбы против оккупантов. Самыми распространенными были: антифашистская агитация и пропаганда, издание подпольной литературы, забастовки, диверсии и саботаж на транспорте и на предприятиях, выпускавших продукцию для оккупантов, вооруженные нападения для уничтожения предателей и представителей оккупационной администрации, сбор разведывательных данных для армий антифашистской коалиции, партизанская война. Высшей формой движения Сопротивления было всенародное вооруженное восстание, которое охватывало целые регионы и могло привести к освобождению части территории от захватчиков. Наибольший размах движение Сопротивления приобрело на территории Советского Союза, Югославии, Греции и ряде других стран. В некоторых странах движение сопротивления переросло в национально-освободительную войну против фашистских захватчиков. В Югославии и Албании национально-освободительная война против оккупантов слилась с гражданской войной против внутренней реакции, выступавшей против освободительной борьбы своих народов.

Честь и хвала тем героям, которые в условиях оккупации и победы коллаборационистов, продолжали оказывать сопротивление врагу. Однако не стоит забывать, что европейское движение Сопротивления сильно преувеличено, за некоторым исключением (сербы, греки и т. д.). При этом в настоящее время сильно преувеличенные мифы о европейском Сопротивлении, которое якобы оказало большой урон гитлеровцам, стали частью ревизии Второй мировой войны в интересах Запада.

Масштабы европейского Сопротивления (исключая территорию СССР-России, Югославии и Греции) были весьма сильно преувеличены в идеологических и политических целях ещё во время существования социалистического блока стран во главе с СССР. Тогда хорошим тоном было закрывать глаза на то, что многие государства были участниками гитлеровского блока или сдались гитлеровцам практически без сопротивления. Сопротивление в этих странах было минимальным, особенно по сравнению с поддержкой, которую они оказали нацистской Германии. По сути, Адольф Гитлер тогда создал прообраз современного Евросоюза, но идеологически тогдашний Европейский союз стоял на позициях нацизма, фашизма и расизма (нынешний — на принципах толерантности, политкорректности и либерального фашизма). Экономические, демографические и военные ресурсы Европы были объединены с целью уничтожения советской россии. Большая часть западной Европы просто легла под Гитлера, так как это было в интересах хозяев Запада, которые собственно и создали проект «Третий рейх».

В некоторых государствах видимость сопротивления возникла только при приближении Красной Армии (Венгрия, Австрия и Чехия), и когда открыли т. н. Второй фронт, в других оно было минимальным. В Польше основой движения сопротивления была армия Крайова, которая подчинялась польскому правительству в изгнании и верховному главнокомандующему польских вооружённых сил, находившемуся в Великобритании. Основной целью Армии Крайова было восстановление польского государства при поддержке Великобритании и США. То есть большая часть польского сопротивления ориентировалась на Запад. Поляки рассматривали СССР как второго врага, вместе с Германией. Однако в годы существования Советского Союза этот факт старались не выпячивать, чтобы не обижать союзников и европейских «партнеров», включая братские социалистические страны.

Исключениями в Европе были только Югославия, Албания и Греция (не считая Советский Союз), где Сопротивление приняло широкий размах и народный характер.

Вторгаясь в пределы той или иной европейской страны, вермахт встречал способное удивить своей нерешительностью и слабостью сопротивление. Особенно это было удивительно тем, что вермахт ещё был в стадии становления и достиг хорошего боевого уровня только к весне 1941 года. Так, вторжение в Польшу началось 1 сентября 1939 года, и уже через несколько дней серьёзное сопротивление было сломлено. Уже 17 сентября польское военно-политическое руководство бежало из страны, бросив войска, которые ещё продолжали сопротивление. Дания 9 апреля 1940 года выкинула белый флаг практически сразу. Уже через час после начала операции правительство и король отдали приказ вооружённым силам не оказывать сопротивление немецким войскам и капитулировали. Норвегия, при поддержке союзников (в основном британцев), продержалась больше, до начала июня 1940 г. Нидерланды капитулировали течение первых пяти дней войны — 10-14 мая 1940 г. Бельгийская кампания продолжалась с 10 по 28 мая 1940 г. Практически моментально пала Франция, особенно если вспомнить кровопролитные и упорные битвы Первой мировой войны: немецкие войска начали захват страны 5 июня 1940 г., и уже 14 июня капитулировал Париж. 22 июня было подписано перемирие. А в Первую мировую войну Германская империя четыре года тщетно пыталась разгромить Францию. Борьба с Англией на море и в воздухе на второй фронт явно не тянула. Гитлер был уверен, что ему дадут возможность спокойно разгромить Россию за летнюю кампанию 1941 года. Судя по всему, хозяева Англии дали ему обещание, что настоящего второго фронта не будет (таинственный полёт Рудольфа Гесса в Англию).

Это позволяло фюреру избежать повторения сценария Первой мировой войны, когда Германии пришлось биться на два фронта, и в итоге она проиграла эту войну. В 1941 году Германия могла сосредоточить все силы на Восточном (Русском) фронте. Отсюда и полная уверенность германской военно-политической верхушки и всех ведущих политиков Запада, что это будет «молниеносная кампания», что СССР рухнет за несколько месяцев, если не недель.

Начало немецкого блицкрига в Европе получило во Франции «странная война», в Германии — «сидячая война», а в Соединенных Штатах — «мнимая» или «призрачная война». Реальная война, не на жизнь, а на смерть, началась в Европе лишь 22 июня 1941 года, когда столкнулись возглавляемая Германией европейская (западная) цивилизация и русская (советская) цивилизация. Кратковременные же схватки армий той или иной европейской страны с вермахтом более походили на соблюдение ритуального «обычая», нежели на действительную битву за свою землю. Мол, нельзя же просто впустить врага в свою страну, необходимо соблюсти видимость сопротивления. Де-факто западноевропейские элиты просто сдали свои страны, так как гитлеровская Германия должна была возглавить новый «крестовый поход» на Восток.

Понятно, что власть нацистов, где-то сравнительно мягкая, а где-то жесткая, вызывала сопротивление тех или иных общественных сил и групп в европейских странах. Сопротивление гитлеровскому режиму имело место и в самой Германии, в самых различных социальных группах — от потомков прусской аристократии, потомственных военных до рабочих и коммунистов. На Адольфа Гитлера не раз покушались. Однако это германское Сопротивление не было сопротивлением всей страны и народа в целом. Как и в большинстве других оккупированных немцами стран. Датчане, норвежцы, голландцы, чехи, словаки, хорваты, французы и прочие европейцы первоначально чувствовали себя в «общеевропейской империи» неплохо. Более того, значительная часть наиболее пассионарной (активной) части населения поддержала Гитлера, в частности, молодые люди активно вступали в войска СС.

К примеру, совершенно ничтожным, при значительном населении, было движение Сопротивления Франции. Так по данным тщательного исследования Бориса Урланиса о людских потерях в войнах («Войны и народонаселение Европы»), в движении Сопротивления за пять лет погибли 20 тысяч французов (из 40-миллионного населения Франции). Притом за этот же период погибло от 40 до 50 тысяч французов, то есть в 2-2,5 раза больше, которые воевали за Третий рейх! При этом частенько действия французского Сопротивления описывается так, что кажется, что оно сопоставимо с битвой за Сталинград. Этот миф поддерживался ещё в Советском Союзе. Мол, нас поддерживала вся Европа. Хотя в реальности большая часть Европы, как и при Наполеоне, выступила против русских!

Серьёзное сопротивление «Вечному рейху» во главе с Германией имелось только в Югославии, Албании и Греции. Правда, в той же Югославии было мощное коллаборационистское движение, вроде хорватских усташей. Сопротивление на Балканском полуострове объясняется ещё сохранившейся глубокой патриархальностью этой окраины Западной Европы. Культурно-цивилизационный код балканских народов ещё не был полностью вестернизирован, подавлен западной матрицей. Сербам, грекам и албанцам были чужды порядки, который устанавливал Третий рейх. Эти страны и народы по своему сознанию и образу жизни к середине XX столетия во многом не принадлежали к европейской цивилизации.

К странам с сильным Сопротивлением обычно причисляют Польшу. Однако если внимательно рассмотреть ситуацию в Польше придется признать, что здесь, как и во Франции, действительность сильно приукрашена. По данным, которые собрал советский демограф Урланис, в ходе югославского Сопротивления погибли около 300 тыс. человек (из примерно 16-миллионого населения страны), в ходе албанского Сопротивления — около 29 тыс. человек (из всего 1 млн. населения Албании). В ходе же польского Сопротивления погибло 33 тыс. человек (из 35 млн. населения Польши). Таким образом, доля населения, погибшего в реальной борьбе с нацистами в Польше, в 20 раз меньше, чем в Югославии, и почти в 30 раз меньше, чем в Албании. Получается, что в целом польский народ смирился с участью «германского слуги», часть надеялась, что «Запад им поможет». Это и не удивительно, так как до начала Второй мировой войны, польская «элита» считала главным врагом СССР и пропаганда соответствующим образом настраивала общество. Кроме того, слабость Сопротивления в Польше была связана с тем, что поляки уже давно стали частью западной цивилизации. Католический Рим уже давно превратил славянскую Польшу в «таран», направленный против русского народа. Поэтому для поляков, хотя они и ненавидели немцев, мечтая о «Великой Польше» в том числе и за счёт земель Германии, вхождение в состав «общеевропейской империи» не было неприемлемым. Поляки уже стали частью европейской цивилизации. Их сознание было искажено, подавлено западной «матрицей». Не зря поляки почти тысячелетие были злейшими врагами русских, инструментом в руках Ватикана, а затем Франции и Британии (теперь США).

Стоит отметить, в число погибших в реальной борьбе не входят люди, которые гитлеровцы уничтожили как «расово неполноценных». В той же Польше немцы истребили 2,8 млн. евреев из 3,3 млн. живших там до начала оккупации. Этих людей просто истребили. Их сопротивление было минимальным. Восстание в Варшавском гетто не стоит преувеличивать. Это была бойня, а не война. Более того, в истреблении «недочеловеков» (русских, сербов, цыган и евреев) самое активное участие приняли не только немцы одурманенные нацистской пропагандой, но и представители других народов — хорваты, венгры, румыны, прибалтийские и украинские нацисты и т. д.

Преувеличение европейского Сопротивления первоначально имело политическое и идеологическое значение. В СССР не хотели портить образ западных «партеров» и союзников по Варшавскому блоку, и поддерживали миф о «героическом сопротивлении Европы» насилию Гитлера. А после развала Советского Союза, когда всяческое очернение СССР-России стало нормой и выгодным делом заслуги европейского Сопротивления стали ещё более мифологизированы, чтобы умалить роль Красной империи и СССР в Великой войне. Вплоть до полного фэнтези, вроде «Бесславных ублюдков», снятых режиссёром Квентином Тарантино, где группа американских солдат еврейского происхождения своим ответным террором наводит ужас на Третий рейх и даже «уничтожает» верхушку Германии во главе с Гитлером. И подобные фантазии осваивает молодежь, которая уже познает историю по голливудским фильмам, они в итоге становятся общепринятым мнением.

В действительности почти вся континентальная Европа к 1941 году так или иначе, без особых потрясений вошла империю Гитлера. Италия, Испания, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Венгрия, Словакия (отделенная от Чехии), Финляндия и Хорватия (отделенная от Югославии) — совместно с Германией вступили в войну с СССР, послав на Восточный фронт свои войска. Правда, Дания и Испания, в отличие от других стран, сделали это без официального объявления войны.

Остальные страны Европы хоть и не приняли прямого, открытого участия в войне с Советским Союзом, но так или иначе «работали» на Третий рейх. Так Швеция и Швейцария экономически поддерживали Германию, их промышленность работала на рейх, были местом для «отмывания» золота, серебра, драгоценностей и другого добра, награбленного в Европе и СССР. При нацистах Европа стала экономическим целым — «Евросоюзом». Франция дала Третьему рейху такие запасы нефти, что их хватило на начало кампании в СССР-России. От Франции Германии достались большие запасы оружия. Взимание с Франции оккупационных расходов обеспечивало армию численностью в 18 млн. человек. Это позволило Германии не проводить экономическую мобилизацию перед нападением на СССР, продолжить строительство сети автомобильных дорог. Началось осуществление грандиозных планов Гитлера по созданию нового Берлина — столицы объединенной Европы, «Вечного рейха».

Когда знаменитый полководец (позднее ставший президентом) США Дуайт Эйзенхауэр вступил в войну во главе англо-американских войск в Северной Африке в ноябре 1942 года, то должен был сначала воевать не с германской, а 200-тыс. французской армией под началом министра обороны Франции Жана Дарлана. Правда, французское командование, ввиду явного превосходства сил союзников, вскоре приказало войскам прекратить сопротивление. Однако в этих боях уже успело погибнуть около 1200 американцев и англичан, более 1600 французов. Конечно, честь и хвала бойцам де Голля, летчикам эскадрильи «Нормандия — Неман». Но в целом Франция легла под немцев и не сильно от этого страдала.

Интересны сведения о «общеевропейской армии», которая воевала с СССР. Национальную принадлежность всех тех, кто погиб на Восточном фронте, определить трудно или практически невозможно. Однако национальный состав военнослужащих, которых Красная Армия взяла в плен в ходе войны, известен. Из общего количества в 3,7 млн. пленных основную массу составляли немцы (включая австрийцев) — 2,5 млн. человек, 766 тыс. человек принадлежали участвовавшим в войне странам (венгры, румыны, финны и т. д.), но ещё 464 тыс. человек — это французы, бельгийцы, чехи и представители других официально не воевавших с нами стран.

Мощь вермахта, вторгшегося в Советский Союз, обеспечивали миллионы высококвалифицированных работников всей континентальной Европы. Только на территории самой Германской империи трудилось более 10 млн. квалифицированных рабочих из различных европейских стран. Для сравнения: в СССР-России в 1941 году имелось 49 млн. мужчин 1890-1926 гг. рождения (из 196,7 млн. человек населения в целом). Опираясь на всю Европу (более 300 млн. человек), Берлин смог мобилизовать на войну почти четверть всех немцев. В Советском Союзе во время Великой Отечественной войны призвали 17% населения (причем не все из них побывали на фронте), то есть каждого шестого, иначе в тылу не осталось бы необходимых для работы на промышленных предприятиях квалифицированных мужчин).

Более или менее заметное сопротивление появилось в Западной Европе только когда стало очевидно, что европейские орды во главе с Германией не сломят СССР, и основные силы Третьего рейха терпят поражение на Русском фронте.

xn--b1agop3c.xn--p1acf

25 тыс. против фашистов, сотни тысяч — против Красной Армии

22 июня 1940 года Париж официально сдался гитлеровской Германии

Французское Сопротивление с легкой руки писателей и «киношников» прочно укоренилось в массовом сознании, как одна из важнейших составляющих борьбы с нацизмом в Европе. Однако в качестве «страны-победительницы нацизма» Франция слишком быстро утратила историческую память. Например, сегодня лишь 8% потомков франков и галлов знают о том, какой вклад внес Советский Союз в победу над Гитлером. А ведь в 1945-м больше половины французов — 57%, уверенно называли «главным победителем» Рейха именно СССР. Складывается такое впечатление, что бабушки и дедушки в Париже и Марселе не очень охотно рассказывали своим внукам о войне, вот они и выросли, искренне веря в попсовые сказки Голливуда.

Но почему же Францию накрыл такой «заговор молчания»? Почему участники победы над нацизмом стеснялись своих подвигов? К сожалению, на то есть свои причины, на которых в советские времена Москва великодушно не акцентировала внимание. И, может быть, зря. Помнили бы во Франции о некоторых аспектах своего участия во Второй мировой, возможно, и антироссийские санкции бы накладывать постеснялись бы…

Нужно сказать, что Франция вступила во Вторую мировую войну задолго до ее официального начала. В сентябре 1938 года премьер-министр Эдуард Даладье был одним из политиков, которые поддержали в ходе переговоров в Мюнхене оккупацию Чехословакии немцами, поляками и венграми, а также выступавших за «крестовый поход против большевизма», если СССР посмеет защищать Прагу от Гитлера.

Сталин отказался от плана превентивного удара, если вообще он когда-либо предусматривал такой вариант

В 1939 году французы и британцы гарантировали безопасность Польше и активно поддержали ее в решение не заключать никаких соглашений с Советским Союзом, толкнув тем самым СССР на подписание договора о ненападении с Германией (у Москвы просто не оставалось другого выхода). Однако когда Гитлер напал на Польшу, французы и британцы своих варшавских союзников банально «слили», вступив в войну с Третьим рейхом только на бумаге… Сидение в окопах друг напротив друга франко-британских и немецких войск в истории принято называть Странной войной. Но отсиживаться в кустах до бесконечности у Парижа не вышло.

Весной 1940-го дошел черед и до него. 10 мая гитлеровские войска развернули наступление на Бельгию, Голландию и Францию (позже некоторую поддержку Третьему рейху окажет фашистская Италия). Нужно сказать, что в Париже войну уже привыкли воспринимать как некое увлекательное приключение: дамы носили шляпки в стиле «милитари» и ридикюли в виде противогазных сумок, а патриотизм носил показной характер. Воевать же и умирать французы не желали.

Несмотря на то, что силы англо-франко-польского контингента были вполне сопоставимы с силами наступавших на них гитлеровских войск, союзники сопротивлялись вяло, а местами просто бежали. К 4 июня нацистами были оккупированы Бельгия и Нидерланды, два французских армейских корпуса — окружены и сдались в плен в полном составе, а 338 тысяч военнослужащих союзников эвакуировались с севера Франции в Великобританию.

12 июня капитулировали 10-й французский корпус и 51-я британская горная дивизия («Шотландская»). 14 июня союзники без боя отдали гитлеровцам Париж. 22 июня сдалась и 2-я группа армий в районе линии Мажино. В тот же день Франция официально признала поражение. Немцы настояли на том, чтобы акт о капитуляции был подписан в Компьенском лесу, в том самом вагоне, в котором примерно за 22 года до этого, Германия признала себя побежденной в Первой мировой войне.

Единственные, с кем французы смогли повоевать более ли менее успешно, — это итальянцы. На юге наследники Наполеона занимали весьма удобные позиции, и поэтому войскам дуче удалось продвинуться там на совсем небольшое расстояние, в результате чего по итогам кампании Италия получила лишь чуть более 800 километров французских земель. «Приз» Германии был посерьезнее — более половины территории, ранее подконтрольной Парижу, отошла в оккупационную зону, а на оставшихся землях было создано марионеточное коллаборационистское государство. На протяжении будущего года французская экономика на полную мощность работала на реализацию планов Гитлера по подготовке к нападению на Советский Союз.

За оккупацию трех западноевропейских стран гитлеровцы с итальянцами заплатили примерно 45 тысячами жизней своих военных. Для сравнения, в одном только Сталинграде нацистов с союзниками погибло около полумиллиона — в 11 раз больше… Французская армия потеряла убитыми за пять недель войны около 96 тысяч человек. В плен же нацистам сдалось около полутора миллионов военнослужащих.

Что характерно, во Франции, где были весьма сильны крайне правые настроения, население встретило гитлеровцев очень тепло. Еще до войны нацисты успели «прикормить» местных журналистов и руководство организаций, в которые входили участники империалистической войны. В 1940-м первые — пели оды Адольфу Гитлеру, а вторые — объединились в коллаборационистский Французский легион комбатантов (Légion française des combattants), в который входило около 900 тысяч членов (не считая «попутчиков» из примкнувших организаций). С 1941 и по 1945 год тысячи французских добровольцев воевали против Красной Армии на Восточном фронте.

Именно 638-й французский полк был единственной «не немецкой» частью, принимавшей участие в битве за Москву на стороне Гитлера. С 1943 года французские подразделения возникли в составе Ваффен СС — в 1945-м на их базе сформировали дивизию СС «Шарлемань», остатки которой в апреле 45-го участвовали в битве за Берлин, защищая здания Рейхстага и Рейхсканцелярии.

Кроме того, тысячи французов вошли в состав коллаборационистской «милиции». Жители Франции приняли беспрецедентно активное (как для «оккупированного» народа) участие в Холокосте. Своими силами они выявляли евреев и передавали их в немецкие концлагеря. В общей сложности, наследники Руссо и Вольтера отправили в лагеря смерти около 76 тысяч евреев. В общей же сложности жертвами Холокоста стали на территории Франции около 120 тысяч человек.

Что же касается французского Сопротивления, то оно, мягко говоря, было очень сильно мифологизировано, и именно «французским» назвать его было проблематично. До момента открытия Второго фронта общее количество партизан в «Сопротивлении» составляло, по данным историков, не более 20 — 25 тысяч человек. Из них около 3 тысяч — были советскими гражданами (бывшими военнопленными). Также в рядах Сопротивления воевало значительное количество евреев, представителей российской эмиграции, армян (бежавших от геноцида в Турции) и воинов-интернационалистов, покинувших Испанию после победы Франко. И это — на 41 миллион населения. Для сравнения: на оккупированной части Советского Союза проживало от 70 до 84 миллионов человек (всего в два раза больше, чем во Франции), а в составе партизанских отрядов сражалось около миллиона бойцов (в 50 раз больше, чем в рядах французского Сопротивления вместе со всеми иностранными союзниками). Конечно, здесь нужно сделать скидку на то, что расовая теория нацистов предполагала кардинально различное будущее для славян и французов. Однако получается, что за идеалы свободы, независимости, демократии и гуманизма французы массово воевать отнюдь не желали…

Вот, собственно, и вся цена любви просвещенных европейцев к свободе и демократии: тысячами ехать убивать русских, украинцев и белорусов на Восток, отправлять в лагеря смерти евреев, сдавать гестапо соседей-коммунистов, кормить эсэсовцев круассанами и продавать модные шляпки их спутницам. Ах да. Еще их развлекать. Многие известные французские певцы и актеры активно снимались и выступали именно в годы нацистской оккупации.

Когда в 1945-м о чудовищных преступлениях нацизма заявили на весь мир, французам стало очень стыдно. Однако свой стыд они обратили не в суды над сексотами гестапо, сотрудниками коллаборационистской администрации и соучастниками Холокоста, а в издевательства над дамочками, сожительствовавшими с немецкими военными. Те, кто еще за несколько месяцев до этого сами чистили сапоги офицерам СС, перепугано озираясь, брили этим женщинам головы, плевали им в лицо и избивали вместе с маленькими детьми.

Высадившиеся в 1944 году в Нормандии американцы считали, что французы «должны» им и свой долг забирали, разграбляя дома и насилуя француженок. Французские же военные (в том числе — темнокожие бойцы колониальных частей) стали первыми мародерами и насильниками на территории Германии.

Французы прекрасно отдавали себе отчет в том, кто на самом деле сломил хребет гитлеровской Германии. И они очень не хотели, чтобы победители доставили скелеты из парижских шкафов. Поэтому Франция быстро стала самой просоветской страной в Западной Европе. Память о советских воинах увековечивали в топонимике, французы массово записывались в коммунистическую партию. Однако когда прошло немного времени, и подул другой ветер, французы дружно переориентировались на иную внешнеполитическую силу. И теперь они голосуют за неолибералов, говорят о ключевом вкладе США в победу над Гитлером и накладывают санкции на потомков тех, благодаря кому у них вообще есть собственное государство…

Пусть это будет жестоко, но, по большому счету, до каждого француза нужно донести историю о том, как начальник Верховного командования Вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, увидев представителей Франции на подписании Акта о капитуляции в 1945 году, саркастично бросил: «Как?! И эти тоже нас победили что ли?». И именно с советской стороны Кейтелю тогда сказали, что да, «и эти тоже»…

Святослав Князев

https://svpressa.ru/post/ar...

https://cont.ws/@contemplator/647698

myhistori.ru

Миф о «общеевропейском сопротивлении» гитлеровской Германии » Военное обозрение

10 апреля отмечается Международный день движения Сопротивления. Движением Сопротивления во время Второй мировой войны называли подпольную и повстанческую борьбу народов Европы против гитлеровской Германии и её союзников. Надо сказать, что о европейском движении Сопротивления, которое якобы нанесло огромный урон Третьему рейху, много сказано и написано. А в настоящее время сильно преувеличенные мифы о европейском Сопротивлении стали частью ревизии Второй мировой войны в интересах Запада.

Масштабы европейского Сопротивления (исключая территорию Советского Союза) были весьма сильно преувеличены в идеологических и политических целях ещё во время существования социалистического блока стран во главе с СССР. Тогда хорошим тоном было закрывать глаза на участие ряда европейских стран в гитлеровской коалиции и почти полное отсутствие Сопротивления в этих государствах. В ряде государств (Венгрия, Австрия и Чехия) видимость сопротивления возникла только при приближении Красной Армии, в других оно было минимальным. Однако в годы существования Советского Союза этот факт старались не выпячивать, чтобы не обижать союзников и европейских «партнеров».

Исключениями могут быть только Югославия, Албания и Греция, где Сопротивление приняло широкий размах и народный характер. Однако это было связано с тем, что балканский регион не совсем вписывается в западную (европейскую) цивилизацию, сохраняя православную традицию и культурно-цивилизационный тип Византийской империи. В этом отношении страны Балканского полуострова ближе к русской цивилизации. Хотя в современное время вестернизация практически уже победила и на Балканском полуострове.

Господствующее понимание периода 1941-1945 гг. как противоборства СССР и Германии, схватки коммунизма с нацизмом, по сути, узко и поверхностно. Чтобы понять суть Второй мировой войны необходимо выйти на уровень цивилизаций и концепций жизнеустройства человечества (на основе справедливости и на основе паразитизма немногих над большинством). Европейская цивилизация (и западный проект в целом) является наследием рабовладельческой Римской империи. После её развала в Европе с тем или иным успехом «общеевропейскую империю» («Евросоюз») пытались восстановить империя Карла Великого, Священная Римская империя (с 1512 года — Священная Римская империя германской нации), Французская империя Наполеона и Второй рейх. С 1933 года проект «общеевропейской империи» возглавил Третий рейх.

Корни этого германского устремления к имперскому первенству уходят очень далеко в глубь истории. Не зря нацистские идеологии обращались к средневековой Германии, Священной Римской империи, империи Карла Великого и даже далее к Римской империи. Ведь именно «германцы», правда, при концептуальном и идеологическом руководстве Рима, который тогда был «командным пунктом» западного проекта, создали тысячелетие назад то, что сейчас называется «Европой», «Западом». Именно Рим и «германцы» (единого народа тогда не было) положили началом процессу «Натиска на Восток и Север». Поэтому присвоение плану войны против СССР-России названия «Барбаросса», по прозвищу императора Священной Римской империи с 1155 года по 1190 год Фридриха I Барбароссы (Краснобородого, от итал. barba, «борода», и rossa, «красная»), имело большой смысл. Ведь именно «империя германской нации» объединила значительную часть Западной Европы и, так или иначе, правила ею в течение нескольких столетий.

Руководители Третьего рейха считали себя наследниками этой традиции. В 1938 году бескровно была захвачена Австрия. В соответствии с Мюнхенским соглашением произошла аннексия Судетской области. В сентябре 1939 года Германия начала боевые действия и к июлю 1940 года она фактически объединила под своей властью почти всю континентальную Европу. Только балканская окраина — Греция и Югославия, была захвачена в апреле 1941 г.

Притом, вторгаясь в пределы той или иной европейской страны, вермахт встречал способное удивить своей нерешительностью и слабостью сопротивление. Особенно это было удивительно тем, что вермахт ещё был в стадии становления и достиг хорошего уровня только к весне 1941 года. Так, вторжение в Польшу началось 1 сентября 1939 года и уже через несколько дней серьёзное сопротивление было сломлено. Уже 17 сентября польское военно-политическое руководство бежало из страны, бросив войска, которые ещё продолжали сопротивление. Дания 9 апреля 1940 года сдалась практически сразу. Через час после начала операции правительство и король отдали приказ вооружённым силам не оказывать сопротивление немецким войскам и капитулировали. Норвегия, при поддержке союзников (в основном британцев), продержалась больше, до начала июня 1940 г. Нидерланды капитулировали течение первых пяти дней войны — 10-14 мая 1940 г. Бельгийская кампания продолжалась с 10 по 28 мая 1940 г. Моментально пала Франция: немецкие войска начали захват страны 5 июня 1940 г., и уже 14 июня капитулировал Париж. 22 июня было подписано перемирие. Хотя в Первую мировую войну Германская империя четыре года тщетно пыталась разгромить Францию.

Не зря начало германского блицкрига в Европе получило во Франции «странная война», в Германии — «сидячая война», а в Соединенных Штатах — «мнимая» или «призрачная война». Реальная война, не на жизнь, а на смерть, началась в Европе лишь 22 июня 1941 года, когда столкнулись возглавляемая Германией европейская цивилизация и русская (советская) цивилизация. Кратковременные же схватки армий той или иной европейской страны с вермахтом более походили на соблюдение ритуального «обычая», нежели на действительную битву за свою землю. Мол, нельзя же просто впустить врага в свою страну, необходимо соблюсти видимость сопротивления. Западноевропейские элиты просто сдали свои страны, так как гитлеровская Германия должна была возглавить новый «крестовый поход» на Восток.

Понятно, что власть нацистов, где-то сравнительно мягкая, а где-то жесткая, вызывала сопротивление тех или иных общественных сил и групп в европейских странах. Сопротивление гитлеровскому режиму имело место и в самой Германии, в самых различных социальных группах — от потомков германской аристократии, потомственных военных до рабочих коммунистов. На Адольфа Гитлера не раз покушались. Однако это германское Сопротивление не было сопротивлением всей страны и народа в целом. Как и в большинстве других оккупированных немцами стран. Датчане, норвежцы, голландцы, чехи, словаки, хорваты, французы и прочие европейцы первоначально чувствовали себя в «общеевропейской империи» неплохо. Более того, значительная часть наиболее пассионарной (активной) части населения) поддержала Гитлера, в частности, молодые люди активно вступали в войска СС.

К примеру, совершенно ничтожным, при значительном населении, было движение Сопротивления Франции. Так по данным тщательного исследования Бориса Урланиса о людских потерях в войнах («Войны и народонаселение Европы»), в движении Сопротивления за пять лет погибли 20 тысяч французов (из 40-миллионного населения Франции). Притом за этот же период погибло от 40 до 50 тысяч французов, то есть в 2-2,5 раза больше, которые воевали за Третий рейх! При этом частенько действия французского Сопротивления описывается так, что кажется, что оно сопоставимо с битвой за Сталинград. Этот миф поддерживался ещё в Советском Союзе. Мол, нас поддерживала вся Европа. Хотя в реальности большая часть Европы, как и при Наполеоне, выступила против русской цивилизации.

Реальное сопротивление «общеевропейской империи» во главе с Германией имелось только в Югославии, Албании и Греции. Правда, в той же Югославии было мощное коллаборационистское движение, вроде хорватских усташей. Сопротивление на Балканском полуострове объясняется ещё сохранившейся глубокой патриархальностью этой окраины Западной Европы. Культурно-цивилизационный код балканских народов ещё не был полностью вестернизирован. Сербам, грекам и албанцам были чужды порядки, который устанавливал Третий рейх. Эти страны и народы по своему сознанию и образу жизни к середине XX столетия во многом не принадлежали к европейской цивилизации.

К странам с сильным Сопротивлением часто причисляют Польшу. Однако если внимательно рассмотреть ситуацию в Польше придется признать, что здесь, как и во Франции, действительность сильно приукрашена. По данным, которые собрал советский демограф Урланис, в ходе югославского Сопротивления погибли около 300 тыс. человек (из примерно 16-миллионого населения страны), в ходе албанского Сопротивления — около 29 тыс. человек (из всего 1 млн. населения Албании). В ходе же польского Сопротивления погибло 33 тыс. человек (из 35 млн. населения Польши). Таким образом, доля населения, погибшего в реальной борьбе с нацистами в Польше, в 20 раз меньше, чем в Югославии, и почти в 30 раз меньше, чем в Албании.

Видимо, слабость Сопротивления в Польше была связана с тем, что поляки уже давно стали частью европейской цивилизации. Католический Рим уже давно превратил Польшу в «оружие», направленное против Руси, русской цивилизации. Поэтому для поляков, хотя они и ненавидели немцев, мечтая о «Великой Польше» в том числе и за счёт земель Германии, вхождение в состав «общеевропейской империи» не было неприемлемым. Поляки уже стали частью европейской цивилизации.

В число погибших в реальной борьбе не входят люди, которые гитлеровцы уничтожили как «расово неполноценных». В то же Польше немцы истребили 2,8 млн. евреев из 3,3 млн. живших до начала оккупации. Этих людей просто истребили.

Таким образом, стоит помнить, что сильное преувеличение европейского Сопротивления, первоначально имело политическое и идеологическое значение. А после развала Советского Союза, когда всяческое очернение СССР-России стало нормой и выгодным делом заслуги европейского Сопротивления стали ещё более мифологизированы, чтобы умалить роль Красной империи в Великой войне.

В действительности почти вся континентальная Европа к 1941 году так или иначе, без особых потрясений вошла империю Гитлера. Италия, Испания, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Венгрия, Словакия (отделенная от Чехии), Финляндия и Хорватия (отделенная от Югославии) — совместно с Германией вступили в войну с СССР, послав на Восточный фронт свои войска. Правда, Дания и Испания, в отличие от других стран, сделали это без официального объявления войны.

Остальные страны Европы хоть и не приняли прямого, открытого участия в войне с Советским Союзом, но так или иначе «работали» на Третий рейх. Так Швеция и Швейцария экономически поддерживали Германию, были местом для «отмывания» золота, серебра, драгоценностей и другого добра, награбленного в Европе и СССР. При нацистах Европа стала экономическим целым — «Евросоюзом-1». Франция дала Третьему рейху такие запасы нефти, что их хватило на начало кампании в СССР-России. От Франции Германии достались большие запасы оружия. Взимание с Франции оккупационных расходов обеспечивало армию численностью в 18 млн. человек. Это позволило Германии не проводить экономическую мобилизацию перед нападением на СССР, продолжить строительство сети автомобильных дорог. Началось осуществление грандиозных планов Гитлера по созданию нового Берлина — столицы объединенной Европы, «Вечного рейха».

Когда знаменитый полководец (позднее ставший президентом) США Дуайт Эйзенхауэр вступил в войну во главе англо-американских войск в Северной Африке в ноябре 1942 года, то должен был сначала воевать не с германской, а 200-тыс. французской армией под началом министра обороны Франции Жана Дарлана. Правда, французское командование, ввиду явного превосходства сил союзников, вскоре приказало войскам прекратить сопротивление. Однако в этих боях уже успело погибнуть около 1200 американцев и англичан, более 1600 французов.

Интересны сведения о «общеевропейской армии», которая воевала с СССР. Национальную принадлежность всех тех, кто погиб на Восточном фронте, определить трудно или практически невозможно. Однако национальный состав военнослужащих, которых Красная Армия взяла в плен в ходе войны, известен. Из общего количества в 3,7 млн. пленных основную массу составляли немцы (включая австрийцев) — 2,5 млн. человек, 766 тыс. человек принадлежали участвовавшим в войне странам (венгры, румыны, финны и т. д.), но ещё 464 тыс. человек — это французы, бельгийцы, чехи и представители других официально не воевавших с нами стран.

Мощь вермахта, вторгшегося в Советский Союз, обеспечивали миллионы высококвалифицированных работников всей континентальной Европы. Только на территории самой Германской империи трудилось более 10 млн. квалифицированных рабочих из различных европейских стран. Для сравнения: в СССР-России в 1941 году имелось 49 млн. мужчин 1890-1926 гг. рождения (из 196,7 млн. человек населения в целом). Опираясь на всю Европу (более 300 млн. человек), Берлин смог мобилизовать на войну почти четверть всех немцев. В Советском Союзе во время Великой Отечественной войны призвали 17% населения (причем не все из них побывали на фронте), то есть каждого шестого, иначе в тылу не осталось бы необходимых для работы на промышленных предприятиях квалифицированных мужчин).

topwar.ru

Миф о «общеевропейском сопротивлении» гитлеровской Германии › Блог › Фонтанка.ру

Миф о «общеевропейском сопротивлении» гитлеровской Германии

"10 апреля отмечается Международный день движения Сопротивления. Движением Сопротивления во время Второй мировой войны называли подпольную и повстанческую борьбу народов Европы против гитлеровской Германии и её союзников. Надо сказать, что о европейском движении Сопротивления, которое якобы нанесло огромный урон Третьему рейху, много сказано и написано. А в настоящее время сильно преувеличенные мифы о европейском Сопротивлении стали частью ревизии Второй мировой войны в интересах Запада.

Масштабы европейского Сопротивления (исключая территорию Советского Союза) были сильно преувеличены в идеологических и политических целях ещё во время существования социалистического блока стран во главе с СССР. Тогда хорошим тоном было закрывать глаза на участие ряда европейских стран в гитлеровской коалиции и почти полное отсутствие Сопротивления в этих государствах. В ряде государств (Венгрия, Австрия и Чехия) видимость сопротивления возникла только при приближении Красной Армии, в других оно было минимальным. Однако в годы существования Советского Союза этот факт старались не выпячивать, чтобы не обижать союзников и европейских "партнеров".

Исключениями могут быть только Югославия, Албания и Греция, где Сопротивление приняло широкий размах и народный характер. Однако это было связано с тем, что балканский регион не совсем вписывается в западную (европейскую) цивилизацию, сохраняя православную традицию и культурно-цивилизационный тип Византийской империи. В этом отношении страны Балканского полуострова ближе к русской цивилизации. Хотя в современное время вестернизация практически уже победила и на Балканском полуострове.

Господствующее понимание периода 1941-1945 гг. как противоборства СССР и Германии, схватки коммунизма с нацизмом, по сути, узко и поверхностно. Чтобы понять суть Второй мировой войны необходимо выйти на уровень цивилизаций и концепций жизнеустройства человечества (на основе справедливости и на основе паразитизма немногих над большинством). Европейская цивилизация (и западный проект в целом) является наследием рабовладельческой Римской империи. После её развала в Европе с тем или иным успехом "общеевропейскую империю" ("Евросоюз") пытались восстановить империя Карла Великого, Священная Римская империя (с 1512 года — Священная Римская империя германской нации), Французская империя Наполеона и Второй рейх. С 1933 года проект "общеевропейской империи" возглавил Третий рейх.

Корни этого германского устремления к имперскому первенству уходят очень далеко в глубь истории. Не зря нацистские идеологии обращались к средневековой Германии, Священной Римской империи, империи Карла Великого и даже далее к Римской империи. Ведь именно "германцы", правда, при концептуальном и идеологическом руководстве Рима, который тогда был "командным пунктом" западного проекта, создали тысячелетие назад то, что сейчас называется "Европой", "Западом". Именно Рим и "германцы" (единого народа тогда не было) положили началом процессу "Натиска на Восток и Север". Поэтому присвоение плану войны против СССР-России названия "Барбаросса", по прозвищу императора Священной Римской империи с 1155 года по 1190 год Фридриха I Барбароссы (Краснобородого, от итал. barba, "борода", и rossa, "красная"), имело большой смысл. Ведь именно "империя германской нации" объединила значительную часть Западной Европы и, так или иначе, правила ею в течение нескольких столетий.

Руководители Третьего рейха считали себя наследниками этой традиции. В 1938 году бескровно была захвачена Австрия. В соответствии с Мюнхенским соглашением произошла аннексия Судетской области. В сентябре 1939 года Германия начала боевые действия и к июлю 1940 года она фактически объединила под своей властью почти всю континентальную Европу. Только балканская окраина — Греция и Югославия, была захвачена в апреле 1941 г.

Притом, вторгаясь в пределы той или иной европейской страны, вермахт встречал способное удивить своей нерешительностью и слабостью сопротивление. Особенно это было удивительно тем, что вермахт ещё был в стадии становления и достиг хорошего уровня только к весне 1941 года. Так, вторжение в Польшу началось 1 сентября 1939 года и уже через несколько дней серьёзное сопротивление было сломлено. Уже 17 сентября польское военно-политическое руководство бежало из страны, бросив войска, которые ещё продолжали сопротивление. Дания 9 апреля 1940 года сдалась практически сразу. Через час после начала операции правительство и король отдали приказ вооружённым силам не оказывать сопротивление немецким войскам и капитулировали. Норвегия, при поддержке союзников (в основном британцев), продержалась больше, до начала июня 1940 г. Нидерланды капитулировали течение первых пяти дней войны — 10-14 мая 1940 г. Бельгийская кампания продолжалась с 10 по 28 мая 1940 г. Моментально пала Франция: немецкие войска начали захват страны 5 июня 1940 г., и уже 14 июня капитулировал Париж. 22 июня было подписано перемирие. Хотя в Первую мировую войну Германская империя четыре года тщетно пыталась разгромить Францию.

Не зря начало германского блицкрига в Европе получило во Франции "странная война", в Германии — "сидячая война", а в Соединенных Штатах — "мнимая" или "призрачная война". Реальная война, не на жизнь, а на смерть, началась в Европе лишь 22 июня 1941 года, когда столкнулись возглавляемая Германией европейская цивилизация и русская (советская) цивилизация. Кратковременные же схватки армий той или иной европейской страны с вермахтом более походили на соблюдение ритуального "обычая", нежели на действительную битву за свою землю. Мол, нельзя же просто впустить врага в свою страну, необходимо соблюсти видимость сопротивления. Западноевропейские элиты просто сдали свои страны, так как гитлеровская Германия должна была возглавить новый "крестовый поход" на Восток.

Понятно, что власть нацистов, где-то сравнительно мягкая, а где-то жесткая, вызывала сопротивление тех или иных общественных сил и групп в европейских странах. Сопротивление гитлеровскому режиму имело место и в самой Германии, в самых различных социальных группах — от потомков германской аристократии, потомственных военных до рабочих коммунистов. На Гитлера не раз покушались. Однако это германское Сопротивление не было сопротивлением всей страны и народа в целом. Как и в большинстве других оккупированных немцами стран. Датчане, норвежцы, голландцы, чехи, словаки, хорваты, французы и прочие европейцы первоначально чувствовали себя в "общеевропейской империи" неплохо. Более того, значительная часть наиболее пассионарной (активной) части населения) поддержала Гитлера, в частности, молодые люди активно вступали в войска СС.

К примеру, совершенно ничтожным, при значительном населении, было движение Сопротивления Франции. Так по данным тщательного исследования Бориса Урланиса о людских потерях в войнах ("Войны и народонаселение Европы"), в движении Сопротивления за пять лет погибли 20 тысяч французов (из 40-миллионного населения Франции). Притом за этот же период погибло от 40 до 50 тысяч французов, то есть в 2-2,5 раза больше, которые воевали за Третий рейх! При этом частенько действия французского Сопротивления описывается так, что кажется, что оно сопоставимо с битвой за Сталинград. Этот миф поддерживался ещё в Советском Союзе. Мол, нас поддерживала вся Европа. Хотя в реальности большая часть Европы, как и при Наполеоне, выступила против русской цивилизации.

Реальное сопротивление "общеевропейской империи" во главе с Германией имелось только в Югославии, Албании и Греции. Правда, в той же Югославии было и коллаборационистское движение, вроде хорватских усташей. Сопротивление на Балканском полуострове объясняется ещё сохранившейся глубокой патриархальностью этой окраины Западной Европы. Культурно-цивилизационный код балканских народов ещё не был полностью вестернизирован. Сербам, грекам и албанцам были чужды порядки, который устанавливал Третий рейх. Эти страны и народы по своему сознанию и образу жизни к середине XX столетия во многом не принадлежали к европейской цивилизации.

К странам с сильным Сопротивлением часто причисляют Польшу. Однако если внимательно рассмотреть ситуацию в Польше придется признать, что здесь, как и во Франции, действительность приукрашена. По данным, которые собрал советский демограф Урланис, в ходе югославского Сопротивления погибли около 300 тыс. человек (из примерно 16-миллионого населения страны), в ходе албанского Сопротивления — около 29 тыс. человек (из всего 1 млн. населения Албании). В ходе же польского Сопротивления погибло 33 тыс. человек (из 35 млн. населения Польши). Таким образом, доля населения, погибшего в реальной борьбе с нацистами в Польше, в 20 раз меньше, чем в Югославии, и почти в 30 раз меньше, чем в Албании.

Видимо, слабость Сопротивления в Польше была связана с тем, что поляки уже давно стали частью европейской цивилизации. Католический Рим уже давно превратил Польшу в "оружие", направленное против Руси, русской цивилизации. Поэтому для поляков, хотя они и ненавидели немцев, мечтая о "Великой Польше" в том числе и за счёт земель Германии, вхождение в состав "общеевропейской империи" не было неприемлемым. Поляки уже стали частью европейской цивилизации.

В число погибших в реальной борьбе не входят люди, которые гитлеровцы уничтожили как "расово неполноценных". В то же Польше немцы истребили 2,8 млн. евреев из 3,3 млн. живших до начала оккупации.

Таким образом, стоит помнить, что сильное преувеличение европейского Сопротивления, первоначально имело политическое и идеологическое значение. А после развала Советского Союза, когда всяческое очернение СССР-России стало нормой и выгодным делом заслуги европейского Сопротивления стали ещё более мифологизированы, чтобы умалить роль Красной империи в Великой войне.

В действительности почти вся континентальная Европа к 1941 году так или иначе, без особых потрясений вошла империю Гитлера. Италия, Испания, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Венгрия, Словакия (отделенная от Чехии), Финляндия и Хорватия (отделенная от Югославии) — совместно с Германией вступили в войну с СССР, послав на Восточный фронт свои войска. Правда, Дания и Испания, в отличие от других стран, сделали это без официального объявления войны.

Остальные страны Европы хоть и не приняли прямого, открытого участия в войне с Советским Союзом, но так или иначе "работали" на Третий рейх. Так Швеция и Швейцария экономически поддерживали Германию, были местом для "отмывания" золота, серебра, драгоценностей и другого добра, награбленного в Европе и СССР. При нацистах Европа стала экономическим целым — "Евросоюзом-1". Франция дала Третьему рейху такие запасы нефти, что их хватило на начало кампании в СССР-России. От Франции Германии достались большие запасы оружия. Взимание с Франции оккупационных расходов обеспечивало армию численностью в 18 млн. человек. Это позволило Германии не проводить экономическую мобилизацию перед нападением на СССР, продолжить строительство сети автомобильных дорог. Началось осуществление грандиозных планов Гитлера по созданию нового Берлина — столицы объединенной Европы, "Вечного рейха".

Когда знаменитый полководец (позднее ставший президентом) США Дуайт Эйзенхауэр вступил в войну во главе англо-американских войск в Северной Африке в ноябре 1942 года, то должен был сначала воевать не с германской, а 200-тыс. французской армией под началом министра обороны Франции Жана Дарлана. Правда, французское командование, ввиду явного превосходства сил союзников, вскоре приказало войскам прекратить сопротивление. Однако в этих боях уже успело погибнуть около 1200 американцев и англичан, более 1600 французов.

Интересны сведения о "общеевропейской армии", которая воевала с СССР. Национальную принадлежность всех тех, кто погиб на Восточном фронте, определить трудно или практически невозможно. Однако национальный состав военнослужащих, которых Красная Армия взяла в плен в ходе войны, известен. Из общего количества в 3,7 млн. пленных основную массу составляли немцы (включая австрийцев) — 2,5 млн. человек, 766 тыс. человек принадлежали участвовавшим в войне странам (венгры, румыны, финны и т. д.), но ещё 464 тыс. человек — это французы, бельгийцы, чехи и представители других официально не воевавших с нами стран.

Мощь вермахта, вторгшегося в Советский Союз, обеспечивали миллионы высококвалифицированных работников всей континентальной Европы. Только на территории самой Германской империи трудилось более 10 млн. квалифицированных рабочих из различных европейских стран. Для сравнения: в СССР-России в 1941 году имелось 49 млн. мужчин 1890-1926 гг. рождения (из 196,7 млн. человек населения в целом). Опираясь на всю Европу (более 300 млн. человек), Берлин смог мобилизовать на войну почти четверть всех немцев. В Советском Союзе во время Великой Отечественной войны призвали 17% населения (причем не все из них побывали на фронте), то есть каждого шестого, иначе в тылу не осталось бы необходимых для работы на промышленных предприятиях квалифицированных мужчин)."источник Спасибо Weller за подборку материала. И после всего этого в настоящее время Европа принимает резолюции, где нацистская Германия приравнивается к СССР. Свое участие в обеспечении вермахта всем необходимым для войны эти страны уже "забыли". Но история помнит все:

как Европа снабжала Германию

И эти страны теперь пытаются рассказать, как они "мужественно" боролись против нацистов, а некоторые из них представляют себя в роли несчастных "жертв" "сталинского режима"...

blog.fontanka.ru

? !

  79 GreShNuk

640

 

. . . , . , 300 000 . 14 1940 . 22 , , . ( ) , .

. 1942 .

?

, .

.

. , , . .

. . ?

:

1942-44 . , , , . 63 . . . , , . . .

Andre Zucca 2008

, 1944 . , , `. : « .. .. ».

pikabu.ru


Смотрите также