Потери франции в мали


Война в Мали

11 января 2013 года Франция начала воен­ную операцию в Мали. Как объяснили француз­ские официальные лица, «в ответ на призыв о помощи от властей этого африканского государ­ства».

До недавнего времени Мали, по свидетельствам проживавших там европейцев, была одним из самых спокойных мест на Земле. Однако, сейчас эта страна оказалась в эпицентре новой глобальной «войны с терроризмом».

 

ПРЕДПОСЫЛКИ И НАЧАЛО ВОЙНЫ В МАЛИ

Мали – аграрная страна в северной части Африки, на севере граничит с Алжиром, на западе – Сенегалом, Гвинеей, Кот-д’Ивуаром, Буркина-Фасо, и Нигером — на юге. Территория страны в три с половиной раза превышает Германию. Значительную ее часть занимает пустыня Сахара. Выхода к морю Мали не имеет.

Население составляет 12 млн. человек. 90% населения - мусульмане. На севере страны, в Сахаре, обитают белые кочевники-скотоводы – туареги, которые не являются мусульманами. Отношения с черным населением страны у них натянутые. Тем не менее, открытых стычек до недавнего времени не было.

Уровень благосостояния и промышленного развития страны очень низкий, 50% населения страны неграмотны, большинство живет натуральным хозяйством. До 1960 г. Мали была французской колонией.

Война в Мали началась в январе 2012 года, когда туареги подняли восстание с целью создать свое независимое государство. После ряда успешных боестолкновений с правительственными войсками они установили контроль над северной частью Мали, провозгласив на этой территории свое государство Азавад. Повстанцам удалось сбить правительственный МиГ-21 из ПЗРК; были захвачены населенные пункты Менака, Тессалит, Ньяфунке, Аджельхок и Лере, а также две военных базы с хранящимся на них оружием. По слухам, восстание срежиссировали сами французы. Оружие для повстанцев поставлялось из Ливии, которая, после падения режима Каддафи, по словам одного наблюдателя, превратилась в «большой оружейный базар под открытым небом».

22 марта 2012 в Мали произошел военный переворот. Демократически избранный президент Амаду Тумани Туре был свергнут военными. Власть была передана профранцузски настроенному «президенту переходного периода» Дионкунда Траоре. Что интересно, организатор путча, капитан Амаду Айя Санного, ранее получил военную подготовку в США. Санного объяснил необходимость свержения действующей власти тем, что она не предприняла решительных мер для подавления туарегского восстания. Тем не менее, свержение правительства не помогло сдержать восстание, напротив, война в Мали набирала обороты, страна была ввергнута в еще больший хаос.

В своей борьбе против центральной власти туареги временно объединились с исламистской организацией «Аль-Каида в Исламском Магрибе» (AQIM). Ранее эта хорошо вооруженная преступная организация базировалась в Алжире, и называлась «Салафистской группой воинов и проповедников» (GSPC, по французскому произношению). В 2007 г. она вобрала в свой состав «Ливийскую исламскую боевую группу» (LIFG), которая принимала активное участие в дестабилизации обстановки в Ливии. Лидер LIFG джихадист Абдельхаким Белхадж в 80-х гг. обучался сотрудниками ЦРУ в рамках программы подготовки моджахедов в Афганистане, а во время событий в Ливии его люди стояли в первых рядах так называемых «Бригад Триполи». В последние два года вооруженным силам Алжира удалось вытеснить «Аль-Каиду в Исламском Магрибе» в северную часть Мали.

Уже через 10 дней после переворота туареги совместно с исламистами отбили у вооруженных сил Мали крупные населенные пункты Кидаль, Гао и Тимбукту. Почти сразу же США и Франция потребовали восстановления гражданского правительства в Мали, и через подконтрольную им организацию ЭКОВАС (Экономическое сообщество стран Западно Африки) подвергли страну экономической блокаде. Этим они еще больше ослабили центральную власть Мали  в борьбе с повстанцами, и углубили бедственное положение в стране.

Несмотря на декларированную Парижем защиту территориальной целостности Мали, многие зарубежные наблюдатели отмечают, что причину нынешнего конфликта следует искать в природных богатствах, которыми располагает эта страна. Там очень много золота, добывае­мого на юго-западе страны. Имеется также уран, есть месторождения молибденовых руд, бокситов. Северные районы считаются перспективными для нефтегазоразведки. Большую часть этих богатств контро­лируют французские компании, которые в последнее время испытывают все большее конкурентное давление со стороны Китая. Таким образом, корни вооруженного конфликта, скорее всего, содержатся в столкновении американо-французских и китайских интересов на этой слаборазвитой, но богатой природными ресурсами территории.

 

НАПРАВЛЕНИЕ ФРАНЦУЗСКИХ ВОЙСК В МАЛИ – ОПЕРАЦИЯ «СЕРВАЛ»

В начале 2013 года повстанцы стали угрожать малийской столи­це - г. Бамако, и Париж самостоятельно принял решение о защите ма­лийской государственности.

15 января на заседании Совета Безопасности (СБ) ООН все его члены признали, что Франция «действует в духе резо­люции 2085», которая санкционирует развертывание Африканской международной миссии по поддержке Мали (АФИСМА). Вместе с тем поспешность действий Парижа явилась для всех неожиданностью, так как международное сообщество уже определило порядок разрешения этого конфликта, при том что вопрос об интервенции Франции в Мали никем никогда и нигде не обсуждался. За несколько месяцев до начала операции многие африканские лидеры даже заявляли о том, что наземная миссия в республике должна выполняться только африканскими силами, поскольку времена, когда Европа решала проблемы Африки, прошли.

Французские военнослужащие высаживаются в Мали

Еще осенью 2012 года главы 15 государств-членов ЭКОВАС обратились к международному сообществу за помощью в восстановлении территориальной целостности Мали. На саммите, проведенном в Нигерии, было принято решение направить в эту страну воинский контингент численностью 3300 человек. Большую часть военнослужащих решили выделить Нигерия, Буркина-Фасо и Нигер. 20 декабря 2012 года СБ ООН санкционировал развертывание в Мали этих сил. В принятой резолюции отмечалось, что Африканский союз предоставит для этого военнослужащих, а Европейский союз окажет им тыловую поддержку. В документе не указывались сроки начала операции, но, по заявлению некоторых официальных лиц из СБ, это могло бы произойти не ранее второй по­ловины 2013 года. В конце декабря 2012 года Евросоюз принял ре­шение направить в Мали своих военных в начале 2013-го. Основной целью этой миссии, как заявило руководство ЕС, должно стать содей­ствие в повышении боевых возможностей малийских ВС. Предполага­лось, что миссия будет включать всего 400 военнослужащих.

Операция, получившая название «Сервал», началась с нанесения ударов боевыми самолетами ВВС Франции по наземным объектам исламистов, в первую очередь по тренировочным лагерям и складам. Около 550 французских военнослужащих высадились в Бамако.

11 января армия Мали при поддержке французских войск отбила у исламистов г. Кона. Наблюдатели отметили, что участвующие в конфликте стороны сразу же понесли потери - в первый день исламисты сбили французский вертолет (пилот погиб). Только в боях за г. Кона погибли 11 военнослужащих армии Мали, 60 получили ранения. Потери боевиков зарубежные источники оценивают в сотни человек, правозащитники заговорили о гибели мирных жителей в результате бомбардировок.

Тем не менее, туарегские повстанцы продолжили наступление и 14 января захватили город Диабали в 400 км от столицы. 15 января колонна из нескольких десятков французских бронетранспортеров выехала из Бамако к линии фронта. 16 января французские подразделения впервые после начала операции вступили в прямое наземное боестолкновение с отрядами боевиков в окрестностях г. Диабали. 18-19 января французские подразделения совместно с армией Мали освободили города Диабали и Кона.

После ввода французских войск в Мали обстановка в регионе резко обострилась. Алжир закрыл свою границу с этой страной. Мавритания развернула армейские части вдоль рубежей с Мали, в ряд районов страны направлены подкрепления, увеличилось число контрольных вылетов боевой авиации. Алжир и Марокко разрешили использовать свое воздушное пространство для полетов самолетов французских ВВС.

Боевики нескольких группировок, требуя отмены алжирским руковод­ством своего решения, захватили заложников на нефтегазовом ком­плексе Ин-Аменас в пустыне Сахара, расположенном в 100 км от ли­вийской границы и в 1200 км от столицы Алжира. В результате анти­террористической операции алжирских военных почти все они были уничтожены. При этом погибла и часть заложников, среди которых были как алжирцы, так и иностранцы.

После первых дней операции «Сервал» Париж решил увеличить численность своего воинского контингента в Мали сначала до 2500 человек, а чуть позже - уже до 4 тыс. В Мали были переброшены подразделения Французского Иностранного Легиона: 2-й парашютный и 1-й кавалерийский полки (2 R.E.P. и 1 R.E.C.).

Как результат - резко возрос поток перебрасываемых боеприпасов и средств МТО из Европы в Мали. Так как Франция проводит эту операцию само­стоятельно - вне рамок НАТО, ее возможности по воздушным пере­броскам не обеспечивают потребности развертываемой группировки. Некоторые страны стали оказывать ей помощь своими военно-транспортными самолетами. Германия направила на помощь Франции два военно-транспортных самолета С-130, Испания – 1 С-130.

Помимо прочего Париж обратился к мировому сообществу с просьбой о срочной финансовой помощи в проведении операции «Сервал». По оценкам независимых военных экспертов, первые четыре недели войны в Мали обошлись Франции уже в 70 млн. при том что ЕС профинансировало эту операцию на сумму 50 млн евро.

 

ДАЛЬНЕЙШИЙ ХОД БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В МАЛИ

Быстро продвигаясь вперед, французские войска начали освобождать от повстанцев населенные пункты. О каком-либо крупном сопротивлении не сообщалось. По словам министра обороны Франции Жана-Ива Ле Дриана, исламисты обстреливали французов ракетами, но безрезультатно. В ответ французскими войсками убиты десятки исламистов.

В этой войне у французов появился неожиданный союзник – туареги. Опасаясь расправ со стороны армии Мали, они решили заручиться поддержкой французов – в обмен на свою лояльность.

21 января франко-малийские войска взяли г. Дуэнца на дороге к Гао; 26 января взят оплот исламистов г. Гао (в нем имеется аэропорт и мост стратегического значения); 27 января – г. Тимбукту; 30 января – г. Кидаль.

В конечном итоге стало ясно, что отряды исламистов оставили все крупные города в Мали и растворились в пустыне. Война в Мали вступила в новую фазу – партизанскую.

11 февраля Гао был неожиданно вновь захвачен исламистами. Полицейский участок в городе был сожжен. Чтобы вернуть контроль над городом, французы были вынуждены четыре часа вести его артиллерийский обстрел, а затем вести уличные бои с исламистами. После этого военнослужащие на блокпостах в Гао подверглись атакам террористов-смертников. Было ранено два солдата.

Освободив от боевиков все крупные города на севере Мали, французские войска совместно с союзниками начали операцию по ликвидации баз исламистов в горном масиве Ифогас вблизи границы с Алжиром. На помощь французской армии пришел контингент из Чада численностью 1800 человек. Один из отрядов чадского спецназа возглавил генерал Махамат Идрис Деби Итно — сын президента Чада Идриса Деби. Туареги, знающие местность, предоставляли французам разведывательную информацию, наводя их на базы и склады укрывшихся в массиве боевиков. Операция обернулась неожиданно высокими потерями для контингента из Чада – 23 погибших.

4 марта международные силы отрапортовали о ликвидации в Ифогасе одного из лидеров группировки «Аль-Каида» в странах исламского Магриба» - Абдельхамида Абу Зейда, люди которого похищали и убивали иностранных заложников в Западной Африке, и Мохтара Бельмохтара, организатора захвата алжирского газового комплекса в Ин-Аменасе, а также 40 их сторонников. Заслуга ликвидации двух особо опасных террористов принадлежит чадским военным.

В ответ боевики «Аль-Каиды» продолжили партизанскую войну. 17 марта было сообщено о гибели французского военнослужащего в бою на севере Мали. Как оказалось, это пятый французский солдат, погибший в ходе боевых действий в Мали. Примерно в это же время в районе г. Тесалит недалеко от алжирской границы  был подорван французский военный автомобиль. Трое военнослужащих получили ранения. Вблизи г. Гао разорвалось 5 ракет, но при этом никто не пострадал. 20 марта исламисты сообщили о казни французского гражданина Филиппа Вердона, захваченного ими в 2011 году. Очевидно, что до стабилизации ситуации пока далеко, и партизанская война в Мали продолжится.

Сроки завершения операции «Сервал» не определены. Несмотря на оптимистические заверения французских политиков уже сейчас видно, что Париж не до конца просчитал все риски и возможные последствия боевых действий. При том что французский контингент в Мали начнет сокращаться уже с апреля,  противостояние с экстремистами займет не один месяц. И, как отмечают политики соседних с Мали государств, если все же экстремисты при поддержке миро­вого сообщества будут выбиты с территории этой африканской страны, то они переберутся в сопредельные регионы, и успех антитеррористической операции окажется мнимым и временным.

www.modernarmy.ru

Война в Мали - Мастерок.жж.рф

 

На первый взгляд Мали кажется маловероятным местом, где страна НАТО во главе с нео-колониальным французским правительством социалистического президента Франсуа Олланда затеет то, что некоторые называют новой Тридцатилетней войной против терроризма.

Мали — страна с населением около 12 миллионов, по площади в три с половиной раза превышает Германию, не имеет выхода к морю, расположена в значительной степени в пустыне Сахара в центре западной Африки, граничит с Алжиром на севере, Мавританией — на западе , Сенегалом, Гвинеей, Кот-дИвуаром, Буркина-Фасо и Нигером — на юге. Незадолго до того, как начались все эти направляемые США попытки дестабилизации ситуации, в Мали провели некоторое время мои знакомые. Они называли Мали одним из самых спокойных и красивых мест на земле. Девяносто процентов населения страны — мусульмане различных убеждений. Мали имеет натуральное сельское хозяйство, неграмотность среди взрослых — почти 50%. Тем не менее, эта страна оказалась вдруг в центре новой глобальной «войны с терроризмом».

20 января премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон объявил о странной решимости своей страны посвятить себя борьбе с «угрозой терроризма» в Мали и Северной Африке. Кэмерон заявил: «Будем реагировать в течение лет и даже десятилетий, а не месяцев, и требуется такая реакция, которая… имеет абсолютно железные решения…» [1] Великобритания в период своего колониального расцвета никогда не была заинтересована в Мали. До завоевания независимости в 1960 году Мали была французской колонией.

Французские военные на борту американского транспортного самолета перед вылетом в Мали из Марселя, 24 января 2013. (Фото Claude Paris | Reuters):

 

11 января, после более чем года закулисного давления на соседний Алжир с целью вынудить его ко вторжению в соседнюю Мали, Олланд при поддержке США решился на прямую французскую военную интервенцию. Его правительство начало серию воздушных ударов по повстанцам на севере Мали — против фанатичной салафистской банды джихадистских головорезов, называющей себя «Аль-Каида в исламском Магрибе» (AQIM). Поводом для оперативных действий французов стал военный шаг со стороны небольшой группы исламских джихадистов из туарегов Ансар-ад-Дин, связанной с большим AQIM. 10 января Ансар-ад-Дин при поддержке других исламистских групп напала на южный город Konna. Это был первый раз с момента восстания туарегов в начале 2012 года, когда повстанцы-джихадисты вышли за границы традиционной территории туарегов в северной пустыне на территории распространения исламского закона на юге Мали.

Как отметил французский журналист Тьерри Мейсан, французские войска были удивительно хорошо подготовлены: «президент переходного периода Дионкунда Траоре (Dioncounda Traore) объявил чрезвычайное положение и призвал Францию на помощь. Париж вмешался в течение нескольких часов, чтобы предотвратить падение столицы Бамако. Елисейский дворец уже дальновидно-заблаговременно разместил в Мали 1-й парашютно-десантный полк морской пехоты («колонисты») и 13-й парашютный драгунский полк, вертолеты от COS (Командование сил специальных операций), три Mirage 2000D, два Mirage F-1, три C135, один Hercules C130 и один C160 Transall». [2] Удобное совпадение, конечно.

К 21 января транспортные самолеты ВВС США начали доставлять сотни французских элитных солдат и военной техники в Мали, якобы, чтобы повернуть вспять вышедшую из-под контроля ситуацию с продвижением террористов на юге к столице Мали. [3] Министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан сообщил журналистам число военнослужащих в Мали достигло 2000, добавив, что «около 4000 военнослужащих будут мобилизованы для этой операции». [4]

 

Французские истребители Миражи приземлились в аэропорту Бамако, Мали, 17 января 2013. (Фото Jeremy Lempin, ECPAD | AP):

 

Но есть верные признаки, что французские намерения в Мали весьма далеки от гуманитарных целей. В телевизионном интервью каналу France 5 Ле Дриан небрежно признался: «Целью является общее завоевание Мали. Мы не оставим ни одного очага сопротивления». И президент Франсуа Олланд заявил, что французские войска будут оставаться в регионе достаточно долго, «чтобы победить терроризм». Соединенные Штаты, Канада, Великобритания, Бельгия, Германия и Дания, все сказали, что поддерживают французскую операцию против Мали. [5]

Сама Мали, как большая часть остальной Африки, богата сырьем. Она имеет большие запасы золота, урана и совсем недавно (хотя западные нефтяные компании пытаются скрыть это) открыта нефть, много нефти. Французы предпочитали игнорировать огромные ресурсы Мали, поддерживая в этой бедной стране натуральное сельское хозяйство. В период правления свергнутого демократически избранного президента Амаду Тумани Туре впервые правительство начало систематическую картографию огромных подземных богатств. По словам предыдущего министра горнодобывающей промышленности Мамаду Игоря Диарра, малийская земля содержит медь, уран, фосфаты, бокситы, драгоценные камни и, в частности, большой процент золота в дополнение к нефти и газу. Таким образом, Мали является одной из наиболее богатых сырьевыми ресурсами стран мира. Страна уже является одним из ведущих золотодобытчиков непосредственно после Южной Африки и Ганы. [6] Две трети электроэнергии Франции составляет атомная, и новые источники урана являются существенными. В настоящее время Франция привлекает значительный импорт урана из соседнего Нигера.

Теперь картина становится немного сложнее.

 

Пулевое отверстие в автомобиле повстанцев-туарегов. Он был уничтожен с воздуха французскими самолетами. По крайней мере, так утверждают французы. Мали, 24 января 2013. (Фото Eric Gaillard | Reuters):

 

Согласно обычно надежным источникам из бывших американских военных экспертов, близко знакомых с ситуацией и говорящих на условии анонимности, американский и натовский спецназ фактически обучал те же самые группы «террористов», чья деятельность теперь служит оправданию неоколониального вторжения в Мали Франции при поддержке США. Главный вопрос состоит в том, зачем Вашингтон и Париж обучали террористов, против которых они теперь действуют, чтобы уничтожить их в «войне с терроризмом»? Были ли они действительно удивлены нехваткой лояльности своих студентов? И что стоит за поддержанным американским AFRICOM французским завоеванием Мали?

 

Останки автомобилей боевиков-исламистов. 18-19 января 2013 французские и малийские войска взяли под свой контроль города Дибали и Кона. (Фото Jerome Delay | AP):

 

Правда о том, что на самом деле происходит в Мали, AFRICOM и странах НАТО, в частности, во Франции подобна геополитическому «Victoria`s Secret» ( http://ru.wikipedia.org/wiki/Victorias_Secret — прим.перев.) — то, что вы думаете, что вы видите, безусловно, не то, что вы получите.

Нам неоднократно говорят в последние месяцы, что некоторая организация, называющая себя «Аль-Каида», официально обвиненная правительством США в качестве виновницы за обрушение трех башен Всемирного торгового центра и в проделывании зияющей дыры в стене Пентагона 11 сентября 2001, перегруппировалась.

Согласно популярным статьям в СМИ и заявлениям различных чиновников из правительств стран НАТО, оригинальная группа Усамы бен Ладена, скрывавшаяся, как мы должны верить, где-то в пещерах Тора-Бора в Афганистане, по-видимому, применила современную бизнес-модель и раздает официальные франшизы «Аль-Каиды» в стиле чего-то вроде «Макдональдса терроризма» от «Аль-Каиды в Ираке» до Ливийской исламской боевой группы в Ливии, а теперь вот и «Аль-Каиды в исламском Магрибе».

Я даже слышал о том, что новая «официальная» франшиза «Аль-Каиды» только что была выдана DRCCAQ или «Христианской (sic!) Аль-Каиде Демократической Республики Конго». [7] Такой вот кульбит, который напоминает одну столь же странную секту под названием «Евреи за Иисуса», созданную еще хиппи во времена войны во Вьетнаме. Может быть, у архитекторов всех этих темных групп так мало воображения?

 

Французские военные патрулируют улицы пешком и на бронетранспортерах в городе Нионо в центральной части Мали, 20 января 2013. (Фото Jerome Delay | AP):

 

 

Если верить официальной версии, то «Аль-Каида в Исламском Магрибе» ( AQIM для краткости) виновна во всех бедах Мали. Сама загадочная AQIM фактически является продуктом нескольких закулисных работ. Первоначально она базировалось в Алжире через границу от Мали и называла себя «Салафистской группой воинов и проповедников» (GSPC согласно его французскому имени).

В 2006 году глава «Аль-Каиды» в отсутствии Усамы бен Ладена египетский джихадист Айман аль-Завахири публично объявил о предоставлении алжирской GSPC франшизы «Аль-Каиды». Название было изменено на «Аль-Каида в Исламском Магрибе», и в течение последних двух лет алжирские контртеррористические операции вытеснили их по пустыне через границу в северную часть Мали. AQIM — немного больше, чем хорошо вооруженная преступная группа, которая получает свои деньги от транзита южноамериканского кокаина через Африку в Европу или от от торговли людьми. [8]

Год спустя, в 2007 году, предприимчивый аль-Завахири добавил еще один кирпичик к своей бандитской цепи, когда он официально объявили о слиянии между Ливийской исламской боевой группой (LIFG) и AQIM.

LIFG была сформирована ливийским джихадистом по имени Абдельхаким Белхадж. Белхадж в 1980-х годах прошел подготовку в ЦРУ в рамках финансируемой США подготовки моджахедов в Афганистане вместе с другим стажером ЦРУ по имени Усама бен Ладен. В сущности, как отмечает журналист Пепе Эскобар, что » с тех пор для всех практических целей LIFG и AQIM были одним и тем же, а Белхадж был и есть его [Усамы — при.перев.] эмир». [9]

 

Местные жители особо не против присутствия французских военных, машут им руками. Город Дибали, 24 января 2013. (Фото Eric Gaillard | Reuters):

 

Стало еще интереснее, когда мы обнаружили, что люди Белхаджа, которые, как пишет Эскобар, стояли в первых рядах берберского ополчения с гор к юго-западу от Триполи, так называемые «Бригады Триполи», прошли тайное обучение в течение двух месяцев у спеназа США. [10]

LIFG сыграл ключевую роль в свержении Каддафи, превратив Ливию сегодня в то, что один наблюдатель описывает как “самый большой в мире оружейный базар, происходящий на открытом воздухе”. То самое оружие, как сообщается, растекается из Бенгази в Мали и другие различных целевые горячие точки дестабилизации. В том числе, как подтвердила недавно экс-госсекретарь Хиллари Клинтон, оружие морем доставляется из Ливии в Турцию, где передается иностранным террористам-наемникам, направляемым в Сирию, чтобы подпитывать ее разрушение. [11]

Так что же делает этот необычный конгломерат, глобализированная террористическая организация LIFG-GPSC-AQIM, в чем их цели в Мали и за ее пределами, и как это удовлетворяет целям AFRICOM и французов?

 

Около фургона на контрольно-пропускном пункте в Нионо, 21 января 2013. (Фото Joe Penney | Reuters):

 

События в прежде мирной демократической Мали начали становиться очень странными 22 марта 2012 года, когда малийского президента Амаду Тумани Туре свергли и отправили в изгнание после военного переворота всего за один месяц до запланированных президентских выборов. Туре ранее установил многопартийную демократическую систему. Согласно представителю AFRICOM, лидер путча, капитан Амаду Айя Саного, получил военную подготовку в США, в форте Benning, Джорджия и на базе Корпуса морской пехоты в Quantico, Вирджиния. [12] Сэного утверждал, что военный переворот был необходим, потому что правительство Туре не делало достаточно усилий, чтобы подавить туарегское восстание в северном Мали.

Как указывает Мейсан, военный переворот против Туре в марте 2012 года был подозрительным во всех отношениях. Никому неизвестная группа под названием CNRDRE (на английском языке: Национальный комитет по восстановлению демократии и восстановлению государства) свергла Туре и заявила о намерении восстановить в Мали закон, а на севере — порядок.

«Это привело к большой путанице,» — продолжает Мейсан, — «поскольку путчисты были не в состоянии объяснить, как они своими действиями улучшили бы ситуацию. Свержение президента было еще более странно, поскольку президентские выборы должны были состояться через пять недель и уходящий президент уже не мог принимать участия в них. CNRDRE состоит из офицеров, которые прошли обучение в Соединенных Штатах. Они остановили избирательный процесс и передали власть одному из своих кандидатов, которым оказался франкофил Дионкунда Траоре. Эта ловкость рук была узаконена ЭКОВАС (Экономическое сообщество западноафриканских государств), президентом которого является никто иной, как Алассан Уаттара, который был приведен к власти в Кот-дИвуаре французской армией годом ранее».

Алассан Уаттара, получивший образование в области экономики в США, является бывшим высокопоставленным чиновником МВФ, который в 2011 году победил соперника на президентских выборах с французской военной помощью. За свое рабочее место он обязан французскому спецназу.

На момент этого военного переворота беспокойство, о котором идет речь, исходило от этнического племени туарегов, светской, кочевой группы скотоводов, которые потребовали независимости от Мали в начале 2012 года.

Восстание туарегов, по слухам, обеспечивалось оружием и финансировалось Францией, в свое время репатриировавшей ранее участвовавших в боевых действиях в Ливии туарегов с целью отколоть север Мали вдоль границы с Алжиром от остальной части страны и объявить его под властью шариата. Так продолжалось с января по апрель 2012 года, ровно до того момента, пока воинственные туареги-кочевники не двинулись прочь от своих кочевий в центральной Сахаре и границ Сахеля — огромной пустыни между Ливией и Алжиром, Мали и Нигером. Что позволило алжирско-ливийской LIFG/AQIM и их сообщникам из джихадистского Ансар-ад-Дин выполнить грязную работу для Парижа.

 

Французы нашли во дворе дома боеприпасы, принадлежащие, как они думают, повстанцам-туарегам, с которыми они воюют. Город Дибали, 23 января 2013. (Фото Joe Penney | Reuters):

 

В 2012 году в своей борьбе за независимость от Мали, туареги заключили сомнительный союз с джихадисткой AQIM. Обе группы ненадолго объединились с Ансар-ад-Дин, еще одной исламистской организацией, возглавляемая Иядом Аг Хали. Ансар-ад-Дин, как полагают, имеет связи с AQIM, которую возглавляет двоюродный брат Аг Хали — Хамада Аг Хама. Ансар-ад-Дин хочет введения строгих законов шариата на всей территории Мали.

Три основные группы кратко объединились в тот момент, когда после военного переворота в марте 2012 года страна была ввергнута в хаос. Лидером переворота был Амаду Айя Саного, который получил военную подготовку в США, в форте Benning, Джорджия и на базе Корпуса морской пехоты в Quantico, Вирджиния. В причудливой игре событий, несмотря на уверения, что переворот был вызван неспособностью гражданского правительства сдержать восстание на севере, в течение всего десяти дней после вступления в должность Сэного малийские вооруженные силы потеряли контроль над региональными столицами Кидаль, Гао и Тимбукту. Агентство Рейтер описал этот фарсовый переворот как «захватывающий самострел».[16]

Антиконституционный переворот в Мали вызвал серьезные санкции против центрального военного правительства. Членство Мали в Африканском союзе было приостановлено; остановили помощь Всемирный банк и Африканский банк развития. США наполовину сократили сумму в $140 миллионов, который они посылают каждый год для поддержки страны, т. е. Было сделано все, чтобы созданный хаос в Мали сделал для правительства фактически невозможным ответить на растущую потерю территории на севере.

 

Французы встречают неизвестный автомобиль на контрольно-пропускном пункте в городе Дибали, 21 января 2013. (Фото Joe Penney | Reuters):

 

Часть IV: Террор-Антитеррор

Все последующее было словно списано с вырванной страницы из учебника для повстанцев британского бригадного генерала Франка Э. Китсона, проводившего в 1950-х британские операции Мау Мау в Кении. Джихадистское восстание на севере и одновременный военный переворот в столице привели к ситуации, в которой Мали была немедленно изолирована и подвергнута экономическим санкциям.

Выступая с неприличной поспешностью, США и Франция, контролирующие ЭКОВАС, потребовали от лидеров переворота восстановления гражданского правления. 26 марта США отрезали всю военную помощь этой бедной стране, обеспечивая максимальный хаос, пока джихадисты проводили свой основной прорыв на юг. Затем на саммите 2 апреля в Дакаре члены ЭКОВАС закрыли свои границы с неимеющей выхода к морю Мали и наложили серьезные санкции, включая отключение доступа к региональному банку, практически гарантировав возможность того, что Мали скоро будет неспособна заплатить за существенные поставки, включая бензин.

Те же самые вооруженные силы, которые «обучают» террористов, также обучают «антитеррористов». Это кажется причудливым противоречием в политике только до тех пор, когда мы не ухватим суть американо-британских методов нерегулярной войны, активно используемых с начала 1950-х гг.

Этот метод Франк Э. Китсон первоначально назвал «Ведение боевых действий низкой интенсивности». «Ведение боевых действий низкой интенсивности», как эти действия называются в одноименной книге [17,] включает в себя использование подлога, внедрение двойных агентов, провокаторов, и использование перебежчиков в народных движениях, таких как борьба колоний за независимость в 1950-х гг.

Этот метод иногда называют «Gang/Counter-Gang». Суть его в том, что дирижеры из спецслужб или военных оккупационных сил, будь то британская армия в Кении или ЦРУ Афганистане, де-факто управляют действиями обеих сторон во внутреннем конфликте, создавая небольшие гражданские войны или войны между бандами с целью распылить реальное легитимное движение и создать предлог для введения внешней военной силы, то, что США теперь лицемерно переименовали в «миротворческие операции».

 

Кругом иностранные военные. В настоящее время численность французских войск в Мали составляет почти 4 000 человек. (Фото Jerome Delay | AP):

 

В своем расширенном курсе по американской военной истории со времен интервенции во Вьетнам Грант из US Air War College открыто говорит, что «Ведение боевых действий низкой интенсивности» — это «война другими словами». [19]

Впервые за более чем полвека мы начинаем узнавать кровавые следы не очень хорошо замаскированный французской колонизации бывшей французской Африки, на этот раз используя террор Аль-Каиды в качестве плацдарма для оправдания военного присутствия. Французские войска, вероятно, останутся, чтобы помочь Мали в “операции по поддержанию мира”. США полностью поддерживают Францию в рамках своей AFRICOM. И «Аль-Каида в исламском Магрибе» своими высказываниями делает полномасштабное военное вмешательство НАТО возможным.

Вашингтон утверждал, что был застигнут врасплох военным переворотом. Согласно сообщениям в печати, конфиденциальная внутренняя проверка в AFRICOM, завершившаяся в июле 2012 года, сделала вывод, что переворот развернулся слишком быстро для американских специалистов по анализу разведывательных данных, чтобы обнаружить любые ясные предупредительные знаки. “Переворот в Мали прогрессировал очень быстро и с очень небольшим предупреждением,” — сказал представитель AFRICOM полковник Том Дэвис. “Искра вспыхнула в рядах младшего офицерского состава, который в конечном счете а сверг правительство, а не на более высоком уровне, где предупредительные знаки, возможно, были бы более легко замечены.” [20] Очень сомнительно. В конфиденциальном интервью «Нью-Йорк Таймс» один офицер Сил Специальных операций с этим не согласился, сказав: “Это назревало в течение пяти лет. Аналитики уверились в своих предположениях и не видели больших перемен, в то время как из Ливии прибывало много оружия и все больше исламских боевиков…»

 

Французские военные на боевом посту. Город Севарэ, Мали, 24 января 2013. (Фото Jerome Delay | AP):

 

Более точным кажется, что AFRICOM тщательно пестовал кризис в течение пяти лет с момента начала операции в конце 2007 года. Мали для Пентагона — ничто иное, как очередной кирпичик в милитаризации всей Африки с использованием в качестве проводника сторонних сил (Франции) для грязной работы. Главная цель — захват таких стратегических ресурсов, как руда, нефть, газ, уран, золото или железо. Стратегической мишенью является Китай и быстро растущее за последние десятилетия китайское деловое присутствие в Африке. Целью AFRICOM является выдавливание Китая из Африки или, по крайней мере, подрубить на корню его независимый доступ к африканским ресурсам. Экономически независимый Китай, как считают в различных офисах нео-консервативных мозговых центров Пентагона и Вашингтона, может стать политически независимыми Китаем. Не дай Бог! Так они полагают.

 

Малийские солдаты в городе Гао, 21 февраля 2013. (Фото Frederic Lafargue | AFP | Getty Images):

 

Операция в Мали — лишь верхушка огромного африканского айсберга. AFRICOM, Африканское командование США, был создан в правление президента Джорджа Буша в конце 2007 года. Его главная цель заключается в борьбе с резко растущим китайским экономическим и политическим влиянием в Африке. В Вашингтоне забили тревогу в октябре 2006 года, когда председатель КНР созвал исторический саммит Пекине, Форум по китайско-африканскому сотрудничеству (FOCAC), на который в китайскую столицу прибыли около пятидесяти глав африканских государств и министров. В 2008 году, в преддверии двенадцатидневной поездки по восьми странам Африки (третьей такой поездки с момента вступления в должность в 2003) Председатель КНР Ху Цзиньтао объявил о трехлетней трехмиллиардной программе льготного кредитования и расширении помощи Африке. Эти средства добавились к $ 3 млрд. в виде займов и $ 2 млрд в экспортных кредитах, о которых Ху объявил до этого.

Торговля между Китаем и африканскими странами росла взрывными темпами в последующие четыре года, в то время как французское и американское влияние на «черный континент» пошло на убыль. Торговля Китая со странами Африки достигла $ 166 млрд. в 2011 году, по данным китайской статистики, а африканский экспорт в Китай (в первую очередь ресурсы для китайской промышленности) в течение последних десяти лет вырос с $ 5,6 млрд до $ 93 млрд. В июле 2012 года Китай предложил африканским странам 20 миллиардов долларов в виде займов в течение ближайших трех лет, удвоив объем, обещанный в предыдущие три года. [22]

Заставить AFRICOM заработать как можно скорее стало насущным геополитическим приоритетом для Вашингтона. AFRICOM начал свою работу 1 октября 2008 года из штаб-квартиры в Штутгарте, Германия. Поскольку администрация Буша-Чейни подписала директиву о создании AFRICOM в феврале 2007 года, это стало прямым ответом на успешную африканскую экономическую дипломатию Китая.

AFRICOM определяет свою миссию следующим образом:“Африканское Командование несет административную ответственность за американскую военную поддержку американской государственной политики в Африке, чтобы включать военное взаимодействие с вооруженными силами 53 африканских стран». Они допускают работу в тесном сотрудничестве с американскими посольствами и Государственным департаментом во всей Африке, необычное допущение, которое также включает USAID: “Американское Африканское Командование предоставляет персонал и логистическую поддержку финансируемым государственным департаментом действиям. Персонал Командование работает в тесном сотрудничестве с американскими посольствами в Африке, чтобы координировать программы обучения с целью улучшить способность африканских стран обеспечивать безопасность».

 

Владелец магазина пытается потушить свой магазин на главном рынке в Гао, 23 февраля 2013. Магазинчик был уничтожен во время боев между исламистами, с одной стороны, и французской и малийской армиями с другой. (Фото Joe Penney | Reuters):

 

Выступая 27 октября 2008 года перед International Peace Operations Association в Вашингтоне, округ Колумбия, генерал Уорд Кип, командующий AFRICOM определил миссию командования как «[выполнять] во взаимодействии с другими государственными органами США и международными партнерами устойчивые обязательства по обеспечению безопасности путем совместных военных программ, военно-спонсорских мероприятий и других военных операций, направленных на укрепление стабильности и безопасности африканского континента для поддержки внешней политики США». [24]

Различные источники в Вашингтоне открыто заявляли, что AFRICOM был создан для борьбы с растущим присутствием Китая в Африке, а также возрастающими успехами Китая по обеспечению долгосрочных экономических сырьевых соглашений со странами Африки в обмен на китайскую помощь, а также соглашений о разделе продукции и роялти. Согласно информированным источникам, китайцы были гораздо хитрее. Вместо того, как это делает Запад через МВФ, предлагать жесткую экономию и экономический хаос, Китай предлагает крупные кредиты, льготные кредиты на строительство дорог и школ в целях создания доброй воли.

Доктор Дж. Питер Фам, ведущий вашингтонский инсайдер и советник Госдепа и Министерства обороны США, открыто говорит, что среди целей AFRICOM есть цель «защиты доступа к углеводородам и другим стратегическим ресурсам, которые в Африке в изобилии … задача, которая включает в себя обеспечение от уязвимости этих природных богатств и гарантирует, что никакими другими заинтересованными третьими сторонами, такими как Китай, Индия, Япония или Россия, не будут получены монополии или льготы».

 

Сгоревший во время боев рынок в городе Гао, 24 февраля 2013. (Фото Joel Saget | AFP | Getty Images):

 

В выступлении перед Конгрессом США в поддержку создания AFRICOM в 2007 году Фам, который тесно связан с нео-консервативным мозговым центром «Фонд в поддержку демократии», заявил:

«Это природное богатство делает Африку привлекательной мишенью для внимания Народной Республики Китай, чья динамичная экономика растет в среднем на 9 процентов в год в течение последних двух десятилетий, имеет почти ненасытную потребность в нефти, а также нуждается в использовании других природных ресурсов, чтобы поддерживать рост. Китай в настоящее время импортируют около 2,6 млн. баррелей сырой нефти в день, около половины своего потребления; … примерно треть этого импорта поступает из африканских источников … пожалуй, нет другого иностранного региона, конкурирующего с Африкой, в качестве объекта устойчивых стратегических интересов Пекина в последние годы …

… Многие аналитики ожидают, что Африка, особенно государства, расположенные вдоль богатой нефтью западной береговой линии, все больше будет становится театром стратегического соперничества между Соединенными Штатами и их единственным реальным почти равным конкурентом на мировой арене — Китаем, — поскольку обе страны стремятся расширить свое влияние и получить доступ к ресурсам». [25]

Для противостояния растущему китайскому влиянию в Африке Вашингтон привлек экономически слабую и находящуюся в политическом тупике Францию, пообещав ей поддержку в возрождении ее бывшей африканской колониальной империи в той или иной форме. Как становится ясно в результате франко-американского использования террористов «Аль-Каиды», чтобы свергнуть Каддафи в Ливии и теперь сеять хаос в Мали, эта стратегия заключается в содействии развязыванию этнических войн и религиозной ненависти между берберами, арабами и другими племенами и общностями в Северной Африке. Разделяй и властвуй.

Похоже, они даже кооптировали прежний французский план непосредственного управления. В своем новаторском анализе канадский геополитический аналитик и социолог Махди Дариус Наземройя пишет: «План, используемый Вашингтоном в борьбе с терроризмом в рамках Пан-Сахельской инициативы, говорит о многом. Диапазон или область деятельности для террористов, в пределах границ Алжира, Ливии, Нигерии, Чада, Мали, Мавритании и в соответствии с обозначением Вашингтона, очень похожи на границы колониального территориального образования, которое Франция пыталась создать в Африке в 1957 году. Париж планировал поддерживать такое африканское образование в Центрально-Западной Сахаре в качестве французского департамента (провинции), непосредственно связаного с Францией, вместе с прибрежным Алжиром». [26]

Французы называли его Общей организацией регионов Сахары (Organisation commune des regions sahariennes, OCRS). Она располагалась во внутренних границах Сахеля и стран Сахары: Мали, Нигер, Чад и Алжир. Париж использовал это образование, чтобы контролировать богатые ресурсами страны, использовать и эксплуатировать сырье: нефть, газ и уран. Планы были сорваны во время холодной войны. Франция была вынуждена распустить OCRS в 1962 году, из-за независимости Алжира и антиколониального настроения в Африке . [29] Нео-колониальные амбиции в Париже, однако, никуда не делась.

 

Французские военные и малийские пейзажи, 7 февраля 2013. (Фото Pascal Guyot | AFP | Getty Images):

 

Наземройя добавляет, что Вашингтон явно имел в виду эти богатые энергией и богатые ресурсами области, когда заявил, какие районы Африки должны быть «очищены» от предполагаемых террористических ячеек и группировок. По крайней мере, теперь у AFRICOM был «план» для его новой африканской стратегии. Французский Институт Международных отношений (Institut français des relations internationals, IFRI) открыто обсудил эту связь между террористами и богатыми энергией областями в в своем докладе в марте 2011. [27]

Карта, используемая Вашингтоном в борьбе с терроризмом в рамках Пан-Сахельской инициативы, показывает поле деятельности террористов внутри Алжира, Ливии, Нигера, Чада, Мали, Мавритании, в соответствии с указаниями Вашингтона. Транс-Сахарская инициатива борьбы с терроризмом (TSCTI) была начата Пентагоном в 2005 году. Мали, Чад, Мавритания, Нигер в настоящее время присоединились к Алжиру, Мавритании, Марокко, Сенегалу, Нигерии и Тунису в кольце военного сотрудничества с Пентагоном. Транс-Сахарская инициатива борьбы с терроризмом была передана Командованию AFRICOM 1 октября 2008 года. [28]

Французы не делают секрета из своей тревоги по поводу растущего китайского влияния в бывшей французской Африке. Министр финансов Франции Пьер Московичи заявил в Абиджане в декабре прошлого года, что французские компании должны перейти в наступление и бороться с растущим влиянием конкурента Китая за долю на все более конкурентных рынках Африки. «Очевидно, что Китай все больше и больше присутствует в Африке … (французские) компание, которые имеют средства, должны пойти в наступление. Они должны усиливать свое присутствие. Они должны бороться,» — заявил Московичи во время поездки в Кот-дИвуар. [30]

Очевидно, Париж имел в виду военное наступление, чтобы поддержать ожидаемый экономический натиск французских компаний в Африке.

Ф.Уильям Энгдаль, автор книг «Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый мировой порядок» и «Полный спектр доминирования: тоталитарная демократия в новом мировом порядке»

Перевод специально для сайта «Война и Мир»

 

Французские самолеты «Мираж» и «Rafale Jet Fighter» над Мали, 4 февраля 2013. (Фото Anthony Jeuland, ECPAD, French Air Force):

Между тем, Франция уже планирует начать вывод своего воинского контингента из Мали в марте 2013. Хотя сейчас операция «Сервал» еще продолжается.

Дети лазают по мавзолею императора Аскиа Мохаммада I, построенному в 1495 году. Гао, Мали, 15 февраля 2013. (Фото Jerome Delay | AP):

Французские саперы исследуют вертолет в аэропорту Гао, 9 февраля 2013. (Фото Pascal Guyot | AFP | Getty Images):

пропагандистские фотографии малийских детей с французскими флагами есть, 17 февраля 2013. (Фото Pascal Guyot | AP):

 

Солдат малийской армии с АК-47 в Гао, 25 февраля 2013. (Фото Joel Saget | AFP | Getty Images):

На контрольно-пропускном пункте в Гао, 12 февраля 2013. (Фото Jerome Delay | AP):

Здесь по очереди проверяют пассажиров и транспорт. (Фото Jerome Delay | AP):

Французские солдаты во время боев с исламистами в Гао, 21 февраля 2013. (Фото Joe Penney | Reuters):

Огонь! Малийские военные стреляют по повстанцам-туарегам, Гао, 21 февраля 2013. (Фото Joe Penney | Reuters):

Такова сегодня жизнь в Мали — жемчужине в короне Африки. (Фото Jerome Delay | AP):

Малийские подростки и колонна французских военных, Гао, 19 февраля 2013. (Фото Jerome Delay | Reuters):

Экстравагантный французский солдат рядом с бронемашиной на улице в Нионо, Мали. (Фото Issouf Sanogo | AFP | Getty Images):

 

ну и новости сегодняшнего дня:

Сильный взрыв в ночь на среду прогремел рядом с лагерем французских военнослужащих в городе Кидаль на северо-востоке Мали. О жертвах или разрушениях не сообщается.

Причину инцидента установить пока не удалось, передает РИА Новости.

Боевики-исламисты, которых войска Франции и Мали выбили из городов на севере страны, в начале февраля объявили о новой тактике борьбы с военными, включающей минирование дорог и нападение смертников.

Французские военные признали, что в ночь на среду в малийском городе Кидаль на северо-востоке страны взорвался заминированный автомобиль. Соответствующую информацию распространил представитель командования контингента Франции.

Заминированный автомобиль, за рулем которого находился террорист-смертник, взорвался у блокпоста в восточной части города, которую контролируют повстанцы-туареги из Национального движения за освобождение Азавада (НДОА), пожелавшие помочь французским военным в борьбе против исламистов в Мали. Представители НДОА сообщают, что в результате взрыва погибли не менее четырех человек.

Война продолжается …

Мы уже с вами обсуждали, КАК Европа делит КЛАДОВУЮ АФРИКИ. А я вам напомню о культурном наследии МАЛИ, пока оно еще не погребено под руинами … в далекой бухте Тимбукту. Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=13047

masterok.livejournal.com

Французская армия увязла в Мали

Франция не намерена выводить свои войска из Мали, несмотря на угрозы совершения радикальными исламистами новых терактов в Африке и Европе. Между тем, боевики в феврале пересмотрели тактику ведения войны против армейских подразделений коалиции. После того, как открытое противостояние военным стало невозможным, исламисты стали минировать дороги и организовывать атаки смертников.

Вместе с тем, эксперты опасаются усиления поддержки террористических группировок Мали из-за рубежа. Мэр освобожденного французами города Гао уже обвинил Катар в поддержке экстремистов. Военные грузы переправлялись в эту африканскую страну самолетами.

Стоит отметить, что Париж традиционно уделяет большое внимание сохранению своего влияния в Западной Африке. По мере того, как ситуация в Мали ухудшалась, Франция активизировала свои дипломатические усилия, направленные на погашение конфликта. Интересы французских кампаний, владеющих урановыми рудниками в Нигере, могли серьезно пострадать в случае распространения влияния радикальных исламистов на эту страну. Наблюдатели отмечают, что Франция также рассчитывает на участие в разработке новых месторождений урана, расположенных на севере Мали.

В январе нынешнего года французское командование начало переброску 4 тысяч солдат в Мали. Проведение операции под кодовым названием "Сервал" (дикая африканская кошка) стало возможным после того, как исполняющий обязанности президента страны Диоскунде Траоре направил в Париж соответствующий запрос о помощи. К этому времени правительственные войска были вытеснены боевиками-исламистами из города Кона. Путь на Бамако был открыт, правительство объявило о начале всеобщей мобилизации. Только опасность полного захвата страны экстремистскими группировками заставила мировое сообщество предпринять эффективные действия для разрешения малийского кризиса.

Восстание туарегов, вспыхнувшее в январе 2012 года, было спровоцировано событиями в соседней Ливии. После падения режима Каддафи ливийская армия перестала существовать как единое целое, а многочисленные вооруженные группы стали переходить границу Мали. Мятеж туарегов спровоцировал дальнейшее ухудшение ситуации в регионе. Правительство в Бамако несколько месяцев подряд беспомощно наблюдало за тем, как исламские радикалы захватывают ключевые населенные пункты в Сахеле, воспользовавшись плодами восстания туарегов.

Группировки "Ансар ад-Дин", "Движение за единство и джихад Западной Африке" и "Аль-Каида в странах исламского Магриба" провозгласили установление на захваченных территориях норм шариата. Только в декабре 2012 года Совет безопасности ООН принял резолюцию по Мали, предусматривающую иностранную военную интервенцию для оказания помощи властям в восстановлении конституционного порядка. Документ был внесен на рассмотрение Совбеза ООН по инициативе Франции. Первая же атака французских ВВС заставила исламистов начать отступление из города Гао.

Читайте также:   Кому выгоден военный конфликт в Мали 

Несмотря на первоначальные успехи сил коалиции в Мали, говорить о восстановлении мира и стабильности в этой африканской стране пока рано. В январе местные жители встречали французских солдат как освободителей. Франция готовилась передать контроль над городами Гао и Тимукту малийской армии. Предполагалось, что французские солдаты будут выведены с территории Мали уже в марте. Однако через несколько дней после освобождения города Гао здесь вновь вспыхнули ожесточенные бои с исламистами. Наиболее крупные потери понесла армия Чада, которая направила в Мали военный контингент для участия в запланированной еще в ноябре операции Экономического сообщества Западной Африки (ЭКОВАС).

22 февраля в боях на плоскогорье Адрар-Ифорас были убиты 13 военнослужащих. Ежедневные военные сводки продолжают поступать из региона. В ходе очередной локальной операции, осуществленной в минувшую субботу, было "обезврежено" не менее 15 боевиков-исламистов. "Президент республики Франсуа Олланд с глубоким прискорбием узнал о гибели накануне вечером на севере Мали солдата Первого стрелкового парашютно-десантного полка", — говорилось в заявлении Елисейского дворца. Столкновения с террористами в горном массиве, в 50 км от города Тесалит, продолжались целый день — с незначительными передышками, — сообщает "Международное французское радио (RFI) со ссылкой на армейские источники.

 Тем временем Франция продолжает подсчитывать военные расходы, вызванные интервенцией в Мали. Накануне министр обороны Жан-Ив ле Дриан заявил, что затраты на проведение военной операции "Сервал" превысили 100 миллионов евро. На днях стало известно о том, что французские военные продолжат выполнять свою миссию как минимум до июля, когда в стране состоятся парламентские выборы. Если военная кампания в Мали затянется, Франция может столкнуться с еще более серьезной террористической угрозой, которая продолжает возрастать в условиях усугубления экономической разрухи.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Николай Стариков о ситуации в Мали

www.pravda.ru

Авиация Франции в операции "Сервал" в Мали (2013) - Франция - Страна - Статьи

Полковник А. Романов

В марте 2013 года командование ВС Франции и эксперты подвели предварительные итоги операции «Сервал» за период с 11 января по 13 февраля 2013 года. За это время авиация ВС Франции совершила 970 вылетов, свыше 170 из которых завершились нанесением ракетно-бомбовых ударов по позициям противника. Для решения боевых задач (нанесение ракетно-бомбовых ударов, ведение разведки) экипажи тактических истребителей задействовались за это время свыше 200 раз.

Контртеррористическая операция, получившая название «Сервал», началась с нанесения боевыми самолетами ВВС Франции ударов по наземным объектам террористов, в первую очередь по тренировочным лагерям и складам. Около 500 французских военнослужащих высадились в Бамако. Наблюдатели отмечали, что участвовавшие в конфликте стороны понесли потери - в первый день был сбит французский вертолет (пилот погиб). Только в боях за г. Конна погибли 11 военнослужащих армии Мали и 60 получили ранения. Потери боевиков зарубежные источники оценивают в сотни человек, правозащитники заговорили о гибели мирных жителей в результате бомбардировок. 16 января французские подразделения впервые с момента начала операции вступили в боестолкновение с отрядами боевиков. Это произошло в окрестностях г. Диабали.

 
Эмблема контртеррористической операции ВС Франции в Мали «Сервал»
 
Карта районов проведения операции «Сервал»

После первых дней проведения операции «Сервал» французское командование решило нарастить численность своего воинского контингента в Мали сначала до 2 500 человек, а чуть позже уже до 4 тыс. В связи с увеличившимися потребностями войск в боеприпасах и средствах МТО значительно возросли нагрузки на ВТА, осуществлявшую их доставку из Европы в районы операции.

Так как Франция проводит эту операцию самостоятельно - вне рамок НАТО, ее возможности по воздушным переброскам не обеспечивают потребности развертываемой группировки. В связи с этим некоторые страны стали оказывать ей содействие своими военно-транспортными самолетами (ВТС).

Помимо прочего Париж обратился к мировому сообществу с просьбой о срочной финансовой помощи в проведении операции «Сервал». По оценкам независимых военных -экспертов, только размещение контртерористичtских сил в Мали будет стоить более 500 млн долларов, при том что ЕС профинансирует эту операцию на сумму всего 50 млн евро. Тем временем в сообществе ЭКОВАС заговорили о необходимости увеличить численность этих сил с 3 300 до 5 500 и даже до 7 500 человек.

После ввода французских войск в Мали обстановка в регионе резко обострилась. Алжир закрыл свою границу с этой страной. Мавритания развернула армейские части вдоль рубежей с Мали, в ряд районов республики были направлены подкрепления, увеличилось число контрольных вылетов боевой авиации. Алжир и Марокко разрешили использовать свое воздушное пространство для полетов самолетов французских военно-воздушных сил.

Президент Нигера также сообщил, что власти Франции в связи с возросшей угрозой нападения боевиков после начала операции направили на север его страны отряды подразделений специального назначения для охраны урановых рудников, являющихся главным источником сырья для французских АЭС. Французские силы безопасности будут охранять рудники, которые разрабатывает компания «Арева» в населенных пунктах Имурарен и Арлит. Глава Нигера заявил, что «совершенно точно может подтвердить» эту информацию.

В настоящее время группировка ВВС Франции в Мали включает: шесть тактических истребителей «Мираж-2000D» и шесть «Рафаль», два разведывательных самолета «Мираж» F. 1CR. четыре транспортно-заправочных самолета (ТЗС) C-130FR. три разведывательных БЛА «Арфан» (Harfang), ВТС С-160 «Трансалл». С-130 «Геркулес» и CN-235, действующие с ряда аэродромов: Бамако (Мали), Нджамена (Чад), Ниамея (Нигер), Дакар (Сенегал) и Абиджан (Кот-д'Ивуар).

Эта воздушная операция доказала также необходимость привлечения относительно недорогих боевых машин, поскольку тактический истребитель «Ра-фаль», который может выполнять весь спектр боевых задач, с точки зрения критерия «стоимость/эффективность» (1 ч полета) является слишком дорогим.

Помимо него, в этой миссии были задействованы ударные вертолеты SA-342M «Газель» (восемь, были переброшены чартерным рейсом Ан-124) и EC-665 «Тигр», вертолеты боевого обеспечения SA-330 «Пума» (четыре), EC-725 «Каракал». В состав сухопутной группы входили боевые машины ТВ ЕСС-90 «Сагэ».

Чтобы показать значимость этой миссии, на следующий день после ее начала президент Франции Ф. Олланд, обращаясь к нация» заявил об усилении на территории страны мер безопасности. «Я поручил премьер-министру Жан-Марку Эйро изменить в кратчайшие сроки уровень контртеррористических угроз согласно плану «Вижипират», - отметил он. Во Франции с 2005 года после терактов в Лондоне действует «красный», то есть предпоследний, уровень таких угроз. Выше его только «алый», который объявляется при высокой вероятности крупных терактов.

Одновременно из лексикона французских политиков исчезло слово «исламисты». Отныне французы воевали в Мали с террористами. Примечательно, что, отвоевывая вместе с малийцами территорию страны, французские наземные подразделения почти никогда не вступали в непосредственный контакт с противником.

Вначале по зоне, куда направлялись военные, наносились авиаудары, после чего спецназ проводил разведку боем. Как правило, боевики сдавали города, не оказывая сопротивления, а туареги, когда французские войска высадились в северо-восточной области Кидаль, вообще отказались от требований предоставления независимости и заявили о намерении сотрудничать с центральными властями.

В зарубежных СМИ сообщается, что стоимость боевого применения тактического истребителя «Рафаль» составляет 14 тыс. евро в час, «Ми-раж-200(Ш» - 7-8 тыс., вертолетов «Газель» -1,6 тыс. и «Тигр»-11 тыс.; авиационных средств поражения, в частности ПТУР «Хот», - 40 тыс. евро. Вот почему применение Столетов «Мираж» F.1CR должно снизить затраты на проведение длительной операции за рубежом.

В Мали применялось не только высокоточное оружие, а, учитывая количество легкопоражаемых наземных целей, экипажи самолетов «Мираж» F.1CR брали в качестве основной бомбовой нагрузки четыре 500-фунтовые неуправляемые авиабомбы Мк.82 с неконтактными взрывателями DSU-33.

Операция также показала возросшую потребность в средствах воздушного наблюдения. Французские специалисты задействовали три БЛА «Арфан», два из которых развернуты в Нигере. К концу марта общий налет данных аппаратов в районе проведения операции «Сервал» составил около 1000 ч. Полеты осуществляются днем и ночью продолжительностью около 20 ч. Разведывательная информация с борта аппаратов поступает командирам наземных подразделений. Налажено также взаимодействие с самолетами ВВС и ВМС Франции. По сообщению министерства обороны страны, БЛА «Арфан» в Мали применяются с января 2013 года. Экипажи операторов и наземных техников входят в состав эскадрильи 1/33 «Бел-форт». Первый полет состоялся 18 января.

Однако этого количества аппаратов явно недостаточно. Для круглосуточного наблюдения по двум направлениям необходимо иметь как минимум пять беспилотных аппаратов. БЛА «Арфан» применялись для наблюдения за районами аэродромов и городов, где должны были высадиться парашютисты.

В то же время подобные средства нужны, чтобы обнаруживать местоположение повстанцев, отыскивать места с нарастающей активностью, а также сопровождать конвои (специальные операции) на больших территориях Центрального и Северного Мали. Кроме того, французские БЛА не имеют вооружения, и поэтому на обнаруженные ими цели необходимо наводить ударную авиацию. В этих случаях на помощь приходили американские БЛА. Тем более что некоторые из них, например MQ-1, оснащены АСП.

Сбором информации о перемещениях повстанческих формирований большей частью занимались экипажи британских разведывательных самолетов «Сентинел» R.1, выполнявших задачи в воздушном пространстве Сенегала. По сообщениям зарубежных СМИ, американское командование предлагало задействовать для этих целей самолет разведки наземных целей и управления нанесением ударов Е-8С системы «Джистарс».

Обнаружилась проблема и с транспортно-заправочными самолетами. Даже небольшое количество боевых самолетов, участвовавших в воздушных ударах, французские ВВС не могли обеспечить необходимым парком ТЗС. Вот почему для этих целей США направили в данный район КС-135. ТЗС собирались предоставить и другие страны.

В относительно небольшой операции «Сервал» Парижу пришлось использовать также транспортные самолеты других стран, чтобы осуществить переброску своих войск в район боевых действий.

Таким образам, сроки завершения операции «Сервал» не определены. Тем не менее уже сейчас ясно, что ВПР Франции не в полной мере проанализировало степень террористической угрозы и возможные последствия борьбы с ней, а также то, что эта борьба продлится достаточно долго. По оценке зарубежных экспертов, даже если организованные группы экстремистов будут выдавлены с территории Мали, то они рассредоточатся в сопредельных странах и успехи этой операции окажутся временными.

Зарубежное военное обозрение №2013 №5 С.57-61

 

factmil.com

46. Конфликт в Мали́

Респу́блика Мали́— государство в Западной Африке, не имеющее выхода к морю. Граничит на западе с Сенегалом, на севере — с Мавританией и Алжиром, на востоке — с Нигером, на юго-востоке — с Буркина-Фасо, на юге — с Кот-д’Ивуаром и Гвинеей. Северо-восточная часть Республики Мали контролируется исламистами из связанной с «Аль-Каидой» группировки «Ансар-ад-Дин», ранее здесь было провозглашено непризнанное Независимое Государство Азавад, власти которого после утраты контроля над этой территорией, заявили о переходе к идее автономии региона.

Дата независимости

22 сентября1960(отФранции)

Официальный язык

французский

Столица

Бамако

Крупнейшие города

Бамако,Сикасо,Мопти,Кутиала,Каес,Сегу

Форма правления

Смешанная республика

ПрезидентПремьер-министр

Ибрагим Бубакар КейтаУмар Ли

Туарегское восстание 2012—2013 годов — вооружённый конфликт между сепаратистами-туарегами, борющимися за независимость Азавада — территории на севере Мали, и армией Мали. 22 марта военные, поставившие в вину президенту неспособность подавить восстание туарегов, совершили государственный переворот. После военного переворота в Мали НДОА (Национальное движение за освобождение Азавада) взяло столицу Азавада Тимбукту и всю территорию Малийского Азавада, объявило об одностороннем прекращении огня в связи с достижением цели освобождения Азавада и 6 апреля 2012 года провозгласило Независимое Государство Азавад.

Кратко историческая справка

После неудачных восстаний 1990—1995 и 2007—2009 годов в северных районах Нигераи Мали многие туарегские повстанцы эмигрировали вЛивию, где вошли в составливийской армии. В результате репрессиий туарегов со стороны сторонниковПНС(Переходный национальный совет Ливии) часть служивших в ливийской армии туарегов вернулась в Северный Мали и способствовала созданию единой организации туарегов.

Национальное движение Азавада было создано в октябре 2011[24] в результате слияния нескольких групп, таких как Движение туарегов Северного Мали. Движение выступает за освобождение всех народов Азавада — сонгай,арабов, фульбе и туарегов.

Начало восстания

1. В январе 2012 НДОА (Национальное движение за освобождение Азавада ) подняло восстание в Малийском Азаваде.

2. В конце января 2012 НДОА объявила что его бойцы сбили МиГ-21 ВВС Мали с помощью ПЗРК(Переносной зенитно-ракетный комплекс), поставленного НАТО сторонникам ПНС(Переходный национальный совет) в Ливии. В январе повстанцы освободили три области Северного Мали от контроля правительства Мали и объявили о намерении добиваться независимости Азавада. 19 января 2012 года бойцы НДОА с территории Ливии атаковали Менаку, Тессалит, Ньяфунке и Аджельхок.

Освобождение Азавада

3. 4 февраля бойцы НДОА атаковали гарнизон города Кидаль. 22 марта - военный переворот. 6 апреля 2012 повстанцы провозгласили Независимое Государство Азавад. Исполнительный комитет НДОА обратился к международному сообществу с просьбой признать независимость Азавада.

4. Исламизация восстания

Вскоре после провозглашения независимости обострились противоречия между сепаратистскими (умеренными) и исламистскими (радикальными) группировками повстанцев, а 8 июня между ними начались вооружённые столкновения. К концу июня 2012 года радикальная группировка «Ансар ад-Дин» установила контроль над городами Гао и Тимбукту (ранее принадлежавших «умеренным силам).

5. 20 декабря 2012 года Совет Безопасности ООН одобрил резолюцию № 2085, которой санкционировалось развёртывание международной миссии по поддержке Мали (АФИСМА). Одной из целей миссии было названо восстановление власти правительства на севере страны.

6. Битва за Кону и французская интервенция

Битва за Кону, Операция «Сервал»

В середине января 2013 года боевики радикальных исламистских группировок начали наступление на юг страны. 10 января они захватили населённый пункт Кона. Однако уже 11 января поступила информация о том, что правительственные войска отбили атаку исламистов и заняли Кону, чему в немалой степени способствовала активная вооруженная поддержка Франции.

7. 13 января французские силы ударили по городам Лере, Дуэнца, Нампала, Гао

8. 16 января франко-малийские силы вступили в бой с исламистами за город Диабали

9. 16 января малийские повстанцы предприняли рейд в Алжир с требованием остановить французскую интервенцию. Они называли власти Алжира предателями, так как те поддержали операцию «Сервал», проводимую Пятой республикой. Исламисты взяли в заложники более 600 человек, в том числе иностранцев, и удерживали их на газовой станции в Ин-Аменас.

10. 18 января малийские военные объявили о восстановлении контроля за городом Кона. В тот же день франко-малийские войска установили контроль над городом Диабали

11. Падение Азавада

21 января министр Жан-Ив Ле Дриан объявил, что французские войска, не встретив сопротивления, вошли в Диабали. Также сообщалось об установлении контроля за городом Дуэнца

12. 24 − 25 января французская авиация наносила удары по позициям исламистов в городе Ансонго, сообщалось об уничтожении нескольких баз сепаратистов

13. 28 января радикальные исламисты ушли из Кидаля. Власть в городе взяли представители светского «Национального движения за освобождение Азавада» и отделившегося от «Ансар ад-Дин» «Исламского движения Азавада». Эти группировки выступают за диалог с международной коалицией. В ночь на 30 января 2013 года французский контингент высадился в аэропорту Кидаля. Перед вступлением в город французы провели переговоры с движениями, контролирующими его. Таким образом, этот последний крупный город на севере Мали был, как и Тимбукту, взят без единого выстрела.

14. 2 февраля с однодневным визитом в Мали прибыл Президент Франции Франсуа Олланд. Сначала он посетил город Севарэ, где прошла встреча с Президентом Мали Дионкудой Траоре. Затем Олланд направился в Тимбукту. 8 февраля французские и чадские войска заняли город Тессалит.

15. 8 февраля произошёл первый со времени начала французской интервенции теракт. Смертник взорвал себя на посту малийской армии в ста километрах к северу от Гао. В этот же день малийские части провели операцию против элитных подразделений армии Мали, так называемых «красных беретов», которые остались верными свергнутому президенту Амаду Тумани Туре. «Красные береты» отказывались участвовать в боях с исламистами.

16.Президент США Барак Обама объявил 22 февраля 2013 года о том, что около 100 американских военных уже отправлены в Нигер, соседнюю с Мали страну, для того чтобы помочь международным силам в Мали. Американский отряд должен будет установить военно-воздушную базу в столице Ниамей, откуда будет возможно осуществлять наблюдение за террористическими группами.

Урегулирование

17. Лоран Фабиус ещё в начале февраля заявил, что Франция не собирается оставаться в Мали на долгое время и что гарантировать единство, безопасность и суверенитет страны должны африканцы и малийцы. Вывод французских войск, начиная с марта 2013 года. План: к лету 2013 года в Мали останутся 2 из 4 тысяч военнослужащих Франции. Оставшиеся подразделения должны войти в миротворческий контингент ООН.

18. 25 апреля 2013 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 2100. Согласно ей учреждается новая миссия ООН в Мали (МИНУСМА), в которую войдут африканская миссия, основанная резолюцией № 2085 (АФИСМА), и Отделение Организации Объединенных Наций в Мали. 

19. В июне в столице Буркина-Фасо при посредничестве президента Блэза Компаоре начались переговоры между властями Мали и повстанцами-туарегами, удерживающими город Кидаль. 18 июня было достигнуто соглашение, предусматривавшее немедленное прекращение огня, разоружение вооружённых групп, передачу Кидаля под контроль официального правительства и целостность государства (туареги перестают требовать независимости Азавада от Мали). Стороны решили создать комитет из 4 представителей армии и 4 от туарегов, который будет определять сроки выполнения договора и следить за его выполнением. В течение 60 дней после выборов должен быть начат диалог, касающийся административного и территориального устройства региона. Гарантом соглашения стало международное сообщество в составе представителя Генерального секретаря ООН, Евросоюза, ЭКОВАС, Африканского союза.

!!! Вот наикратчайшее содержание конфликта

Дата

17 января 2012 года — 18 июня 2013 года[1]

Место

Северное Мали / Азавад

Итог

Перемирие

  • Восстание туарегов за независимость Азавада усугубилосьГосударственным переворотом в марте, в ходе которого был отстранён Амаду Тумани Туре

  • Северное Мали полностью захвачено повстанцами к апрелю 2012. Независимость Азавада была провозглашена «Национальным движением за освобождение Азавада» («НДОА»)[2], поддержанным на первых порах исламистами[3]

  • Радикальные исламистские группы («Ансар-ад-Дин», Аль-Каида в странах исламского Магриба, «Движение за единство и джихад в Западной Африке») выбивают «НДОА» из Северного Мали и вводят нормы шариата.

  • Франция предпринимает интервенцию, её поддерживают африканские государства и Совет Безопасности ООН

  • Восстановление контроля над регионом Правительством Мали. Перемирие между властями и светскими туарегами-сепаратистами подписано 18 июня 2013 года

  • Продолжение партизанской войны с исламистами

Противники

Мали:

Франция:

Чад:

Буркина-Фасо:

Нигер:

Нигерия:

Сенегал:

Того:

Великобритания:

Европейский союз:

США:

Независимое Государство Азавад:[17]

Моджахеды:[15]

  • Ансар ад-Дин

  • Аль-Каида в странах исламского Магриба

  • Боко харам

  • Движение за единство и джихад в Западной Африке (англ.)

  • Ансар Аль-Шариа (англ.)

Финансовая и материальная помощь,поставка оружия:

Катар[16]

Командующие

Силы сторон

20 000 - 25 000

3000[18]

3000 - 5000

Потери

97 убито (по данным на 13 февраля 2012 года[19])

около 100 убито (по данным на 20 января 2012 года[20][21])

studfiles.net

Франция воюет и в Мали, и в Сомали - Политика, В мире

И есть первые потери

13 января 2013 в 13:55, просмотров: 9081

Президент Франции Франсуа Олланд распорядился усилить меры безопасности на территории страны — прежде всего это касается транспортных сетей и общественных зданий в крупных французских городах. Это распоряжение появилось на фоне операций французских военных в Мали и Сомали, вследствие чего возрос риск нападений исламистов.

фото: Александр Астафьев

В Сомали французы попытались провести спецоперацию по освобождению заложника — французского секретного агента Дени Аллекса, находившегося в плену у боевиков с 2009 года (он прибыл в Сомали для обучения правительственных войск и был похищен исламистами в Могадишо).

Закончившуюся фиаско операцию проводила внешняя разведка DGSE. По поступающей из Сомали информации, французы высадились на нескольких вертолетах в городе Буломарер. Началась перестрелка. Оказалось, что мощь исламистов была недооцененной. В ходе боестолкновения погибли два французских военных (по другой информации, погиб один, другой пропал). Боевики же потеряли 17 человек, сообщил министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан.

Судя по всему, погиб и заложник (хотя представитель исламистского движения «Джамаат Аль-Шабааб» утверждает, что Дени Аллекс по-прежнему жив и находится в плену, как и новый их пленник – захваченный участник провалившейся спецоперации).

На другом конце Африки — в Мали, французским военным сопутствовало больше успеха, чем в Сомали. В конце прошедшей недели Франция начала военную интервенцию в свою бывшую колонию, раздираемую междоусобицей. В декабре Совбез ООН единогласно санкционировал иностранное военное вмешательство в Мали, да и малийские власти рады этому решению, называя его «историческим шагом». Напомним, что северная часть Мали была захвачена вооруженными группировками, часть из которых выступает за отделение населенных туарегами районов, а часть — связана с «Аль-Каидой». Поначалу туарегские сепаратисты, объявившие о создании на севере Мали самопровозглашенного государства Азавад (оно не получило никакого признания за рубежом), и исламисты выступали как союзники, однако довольно быстро этот альянс распался. В контролируемых исламистами районах были установлены законы шариата (практикуются публичные казни и ампутации конечностей), был разрушен ряд древних святынь в Тимбукту, считающихся памятниками культуры.

Еще несколько недель назад предполагалось, что в военной операции по мандату СБ ООН будет участвовать контингент из стран Западной Африки, входящих в Экономическое сообщество западноафриканских государств, и ожидалось, что вторжение начнется во второй половине 2013 г. Но из-за эскалации конфликта пришлось вносить коррективы. Франция начала операцию «Сервал» (дикая африканская кошка). Французские «Миражи» и вертолеты нанесли удары по позициям исламистов. При помощи французов малийским правительственным войскам удалось отбить у исламистов контроль над городом Конна. Но и в Мали не обошлось без потерь: во время военной операции был сбит французский вертолет, а его пилот получил смертельные ранения.

Исламисты используют вооружение, попавшее в Мали из Ливии после свержения Каддафи, а также оружие, захваченное у малийских войск. Боевиками широко применяются внедорожники, оснащенные крупнокалиберными пулеметами, есть у них в распоряжении и зенитное оружие.

В Интернете исламисты размещают призывы наносить удары по французским интересам в отместку за интервенцию. В частности, обсуждается возможность удара по посольству Франции в Нигере.

Тем временем на воскресенье было намечено прибытие в Мали первых воинских контингентов из западноафриканских государств, в частности, ожидается отправка солдат из Нигера, Буркина-Фасо.

www.mk.ru

Французская интервенция в Мали — обзор

Чтобы понять, что происходит в Мали, придется разбираться, что же происходит с Францией, Америкой и Европой. В какой круг проблем впутались, вольно или невольно эти державы? Почему получилось, что Франция как будто попала в расставленную ею самой ловушку? Вроде, она только то и делала, что пыталась вовлечь в новые и новые войны Америку и НАТО — сначала в Ливии, позже в Сирии. А в итоге втянулась в войну (о которой многие наблюдатели говорят, что будет она бесконечной и безысходной), да еще в одиночку, не имея практической надежды на сколько-нибудь существенную помощь.

Что Франция хотела этим показать? Во всяком случае, наверное, не переизбыток своих сил? Недавно она вывела из Афганистана последних своих воевавших солдат, оставив там лишь технический персонал. Да и война в Ливии стоила ей большого напряжения. Что же касается Мали, то еще осенью Франсуа Олланд говорил, что Франция своими руками воевать там не будет. Нежелание стран НАТО посылать своих солдат на помощь Парижу вполне объяснимо — НАТО выдохлось. В августе 2011 года National Interest в статье «Провал НАТО в Ливии» писал: «После 10 лет боевых действий в Афганистане большинство сил НАТО иссякли. Ливия ускорила распад, выкачав ресурсы до такой степени, что у некоторых союзников буквально не осталось боеприпасов и горючего, и они были вынуждены просить пополнения запасов у других. И в условиях жесткого режима экономии на обозримое будущее немногие считают приоритетом их пополнение, а уж тем более перевооружение для будущих боев».

Однако Франция продолжает разыгрывать роль мирового идеологического лидера, объявляя себя «знаменосцем» принципов Французской революции в мировой политике и защитницей прав человека во всем мире. Такова ее внешнеполитическая роль, которой она твердо придерживается уже много лет, вне зависимости от того, сколь удачно у нее это получается.

Франция как новый знаменосец

Похоже, Франция представляет дело так, что она подхватывает знамя мирового дозора из слабеющих рук Америки. «Десятилетие войн подходит к концу», — заявил в день второй инаугурации президент США Барак Обама. Франция восприняла его слова как проявление упадничества. Может быть, Америка видит мир именно так, однако, она, Франция, — совершенно иначе. Французы не сомневаются, что экстремисты продолжают готовить теракты, авторитарные и автократические режимы все так же удерживают власть с помощью насилия. Значит, кому-то надо принимать огонь на себя.

Мали - административная карта.

Карта в полном размере: http://voprosik.net/wp-content/uploads/2013/01/Мали-административная-карта.gif

«К счастью, — как пишет французское электронное издание Slate.fr, — в мире существует еще одна сверхдержава, которая обладает самыми современными военными технологиями, а также разделяет наши экономические и политические ценности. Более того, ей не чуждо стремление остановить продвижение радикальных течений, прежде всего в Северной Африке и на Ближнем Востоке. И эта держава называется... Европа». Франция считает, что Европа должна действовать первой, побуждая Америку следовать за собой. А Франция, в свою очередь, обязана оставаться знаменосцем Европы. Не случайно, продолжает издание, «французское вмешательство [в Мали] пользуется широкой национальной поддержкой. Хотя логистическое обеспечение операций, их подготовка и финальные цели навлекли на себя самую разнообразную критику, почти никто во Франции не ставит под сомнение необходимость вмешательства. Почти никто не задается вопросом: «Почему именно Франция?»

В целом, Европейский Союз осуществлял военное вмешательство более чем в двух десятках конфликтов, — гордится издание. — Ему, конечно, еще далеко до результатов французов с 1960 года, но он на верном пути». Вот и сейчас, уверен анонимный автор статьи, датированной, кстати, 31 января нынешнего года, Евросоюз готов предоставить в распоряжение Франции своих солдат (?). Да, европейцы готовы отправить в воюющую страну некоторое количество своих инструкторов для обучения местной армии, но ни в коем случае не воевать. У Парижа никак не получается убедить Вашингтон обратить на Мали мало-мальски достойное внимание. Несколько американских самолетов недавно участвовали в переброске французских солдат в регион, однако, как пишет Le Figaro, американцы сначала даже потребовали было французов оплатить свою услугу («беспрецедентное требование»!) и лишь затем, нехотя, согласились оказать ее как помощь.

Мали - карта дорог.

Карта в полном размере: http://voprosik.net/wp-content/uploads/2013/01/Мали-карта-дорог.jpg

Похоже, Slate.fr всерьез мечтает видеть Европу мировым жандармом. Правда, считает издание, для этого ЕС предстоит преодолеть некоторые препятствия.

Во-первых, даже если совокупность армий всех государств-членов Евросоюза и делает его второй военной державой в мире, этого недостаточно, чтобы доминировать в хоть сколько-нибудь продолжительном конфликте. Во-вторых, некоторым европейцам (и в первую очередь немцам) нужно преодолеть оставшееся у них после Второй мировой войны предубеждение к армии. Другим (прежде всего, это касается британцев) необходимо все же осознать (как это уже ясно многим другим), что НАТО уже не представляет для США прежнего интереса. В январе возникли новые сложности, когда премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил о намерении пересмотреть отношения его страны с Европейским Союзом. Каким бы ни был исход начавшегося брожения, маловероятно, что процесс пойдет на пользу развитиюединой оборонной и внешней политики Евросоюза.

Но издание верит, что все эти препятствия преодолимы. Сейчас чрезвычайно важно сплотить Европейский Союз, хотя его возможности ограничены, а сам он переживает беспрецедентный экономический кризис. Но Франция не одинока, убеждает Slate.fr, — она просто начала действовать раньше других.

Разделение территории на иностранные концессии для геологоразведки и добычи полезных ископаемых.

Хотя такая возможность еще не рассматривается, необходимо видимо, чтобы НАТО тоже вступило в борьбу. Стремительное развитие ситуации и действия террористов по всему Магрибу, вплоть до Сомали, указывают на настоятельную необходимость последовать примеру Франции. Если Америка хочет пожинать плоды «мира в наше время» и отходит от активных военных акций, когда во многих регионах мира по-прежнему ведутся войны, какой-то другой державе придется заполнить вакуум лидерства в борьбе с терроризмом и авторитаризмом.

Но располагает ли Европа средствами для совместных действий, справедливо ставит вопрос американский Project Syndicate. В 2003 году, после начала войны в Ираке, Европа приняла стратегию, подготовленную Хавьером Соланой, тогда Высоким представителем Европейского Союза по общей внешней политике и политике безопасности. Но и в то время, когда большинство европейцев ожидали развития совместной европейской стратегии, предложение было сформулировано слишком расплывчато.

Хотя Лиссабонский договор ЕС постулирует «постоянное структурированное сотрудничество» в политике безопасности и обороны, есть институциональный аппарат политических и военных комитетов для прогнозирования, подготовки и осуществления военных операций на европейском уровне, этому механизму не хватает общей политической воли, столь необходимой для его перманентной активации.

Мавритания, Мали и Нигер - полезные ископаемые.

Карта в полном размере: http://voprosik.net/wp-content/uploads/2013/01/Мавритания-Мали-и-Нигер-полезные-ископаемые.jpg

Отсюда и непоследовательность в общей стратегии ЕС. Так, во время ливийского кризиса преемник Соланы, Кэтрин Эштон, сознательно стремилась ограничить роль ЕС до супер-НПО, сосредоточенной лишь на гуманитарной помощи и экономическом развитии. Совсем еще недавно, во время голосования по вопросу о палестинском представительстве в Организации Объединенных Наций, ЕС призвал своих членов воздержаться. Это ли убедительный способ демонстрации Европы как мирового лидера?

Европа в целом в настоящее время выделяет лишь 1,6% своего ВВП на оборону. Для сравнения, США — 4,8%. Это единственный регион мира, где военные расходы уменьшаются. Его развернутые силы крайне малы, что составляет 4% от всех военнослужащих во всем мире, у США — 14%. Военно-промышленное сотрудничество также не крепнет. И Европа не желает существенно развивать ВПК, потому что европейский проект был рожден в оппозиции к идее власти, опирающейся на военную мощь.

Американцы весьма озадачены тем, как была начата операция в Мали. То же самое касается и «целей войны» в Мали, которые до сих пор четко не сформулированы французским правительством. Недоволен Вашингтон и тем, что его лишь в самый последний момент поставили в известность об экстренном начале плохо подготовленной малийской кампании. Да еще просьба о помощи прозвучала всего две недели спустя по завершении досрочного вывода французских войск из Афганистана. И это при том, что Франция в ООН оказала серьезное давление для принятия резолюции 2085 по Мали и заявила, что сама позаботится о формировании африканского контингента для участия в операциях. В действительности же за неимением четкой дипломатической стратегии, формирование этого контингента не началось даже с началом операции «Сервал».

Население Мали.

Карта в полном размере: http://voprosik.net/wp-content/uploads/2013/01/Население-Мали.jpg

У Парижа сложились непростые отношения с Вашингтоном. США обвиняют французское руководство в высокомерии, как это уже бывало и в прошлом. Сегодня эти отношения усугубляются тем, что Париж теперь выступает просителем, да и успех операции, решение о начале которой Франция приняла единолично, зависит от внешней помощи. Тем более, что интервенция поначалу планировалась как часть европейской миссии в поддержку африканских сил. Но Франция внезапно решила (или вынуждена была) действовать самостоятельно, чтобы приостановить продвижение исламистов, угрожающих захватить Мопти — последний барьер перед столицей Бамако.

Соединенные Штаты не просто сокращают объем своих военных обязательств, но и «… отказываются от мнения, что несут основную ответственность за управление миром от своего имени, от имени европейцев и прочих союзников. Соединенные Штаты не могут провести победоносную войну против радикального исламизма, и конечно же, они не могут быть единственным участником в войне, которая ведется в основном в Восточном полушарии. Самое интересное это отсутствие США в «малийской драке», хотя Америка обеспечивает французов разведданными и оказывает иные виды поддержки, скажем, мобилизуя на эту борьбу сухопутные силы из других африканских государств.

Но Соединенные Штаты не ведут себя так, будто это их война. Они ведут себя как союзник воюющей страны, которой США могут помочь в крайнем случае, но не станут помогать, когда в такой помощи нет необходимости. А если французы не сумеют успешно провести операцию в Мали, то тогда можно оказать небольшую помощь. Изменение в подходах столь же очевидно и в Сирии, где Соединенные Штаты всячески избегают непосредственного участия, ограничиваясь небольшим и тайным содействием, а также в Ливии, где США вмешались лишь после того, как французы и британцы начали нападение, но довести его до победного конца не смогли…

Мали - полезные ископаемые

Карта в полном размере: http://voprosik.net//wp-content/uploads/2013/01/Мали-полезные-ископаемые.jpg

Изменить стратегию полностью очень трудно. Никакая страна не захочет признаваться в том, что перенапряглась, взяв на себя непосильную задачу. А именно это произошло с США в Ираке и Афганистане. Еще труднее признаться в том, что цели, поставленные президентом Джорджем Бушем в Ираке и президентом Обамой в Афганистане, были несогласованными и непоследовательными. Нет никаких сомнений, что война себя исчерпала… Мы не устраним угрозу радикального исламизма.

Применение силы для достижения недостижимой цели извращает национальную стратегию, лишает ее формы, а также вносит изменения в жизненный уклад внутри страны. Совершенно очевидно, что надо внимательно наблюдать за тем, чтобы не появилась новая организация, подобная «Аль-Каиде», имеющая глобальный размах, умелых и умудренных опытом боевиков и агентов, а также обладающая строгой дисциплиной. Но это очень сильно отличается от ответа джихадистам в Мали, где у США мало интересов и еще меньше ресурсов и возможностей ...» (Stratfor).

И Вашингтон дипломатично излагает иную причину отказа направлять войска в Мали. Так пресс-секретарь Госдепартамента Виктория Нуланд, отвечая на вопрос о планах США, заявила: «Вы же понимаете, что мы не станем напрямую поддерживать малийские вооруженные силы, пока там не восстановлена демократия, что должно выразиться в проведении выборов». Вдруг обнаруживается, что помощь в борьбе с терроризмом Соединенные Штаты могут оказывать только тем странам, где у власти всенародно избранные политики, а не военные. И это несмотря на то, что последние тоже борются с терроризмом. А как же монархии Персидского залива, совместно с США участвующие в «антитеррористических» операциях на Ближнем Востоке и в Северной Африке?!

Карта расселения туарегов

В ожидании намеченных на апрель выборов в Мали США, тем не менее, готовы оказать ограниченную помощь. В частности, Вашингтон собирается направить в регион инструкторов для обучения военнослужащих африканских стран, чьи воинские контингенты в соответствии с резолюцией СБ ООН начали прибывать в Мали. Понятно, пока США не отправят в Мали своих войск, то и НАТО не направит туда своих. В интервью для Еuronews генсек НАТО Андерс Фог Рассмусен заявил, что альянс не координирует, но приветствует операцию Франции в Мали: «Я не рассматриваю участие НАТО как организации, но ряд союзников Франции по альянсу помогают ей материально-техническим обеспечением, транспортом, системами наблюдения и разведки». А в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung генсек НАТО объявил еще прозрачней, что «НАТО не может путешествовать из страны в страну в роли всемирного полицейского и решать все проблемы».

По мнению экспертов, восстановить контроль над Мали в одиночку Парижу едва ли удастся, и военную помощь пока реально не предложили ни США, ни ЕС, ни НАТО. Многие во Франции сегодня задают вопрос: «А где Европа?» «Морально мы, конечно, не одни, — заявил бывший глава МИД Франции Ален Жюппе. — Но хотелось бы, чтобы эта солидарность выражалась в конкретных поступках».

В действительности же, Париж объявляет об увеличении французского контингента в Мали до 2,5 тысяч (сегодня он уже составляет 4000 военнослужащих), а другие европейские страны участие своих военных в боевых действиях категорически исключают. Да и на состоявшемся в Брюсселе внеочередном заседании глав МИД стран ЕС Парижу так и не удалось убедить партнеров и обратить военную операцию в Мали в европейскую.

Москва поддерживает Францию

Наряду с Америкой и некоторыми европейскими странами в переброске французских военных грузов в Мали участвуют транспортные самолеты Ан-24 российской авиакомпании «Волга-Днепр» и 224-го лётного отряда.

Коалиция и силы вторгшиеся в Мали январь 2013

«В Москве резко осуждают действия малийских экстремистов и сепаратистов, спровоцировавшие обвальную деградацию ситуации в регионе», — заявили в российском Министерстве иностранных дел. На заседании Совбеза ООН, посвященном этому вопросу, постоянный представитель Франции Жерар Аро заявил, что решение ввести войска в Мали было принято «в соответствии с международным правом и Уставом ООН». По словам французского постпреда, все члены Совбеза, в том числе Россия, признали, что Франция «действует в духе резолюции 2085». И хотя речь шла о вооруженном вторжении в суверенную страну при запутанной и совсем неоднозначной ситуации, решение Совбезом ООН было принято на редкость легко и безконфликтно. Представитель РФ при ООН Виталий Чуркин подтвердил эту информацию и сообщил, что Париж проинформировал Москву о начале военной операции в Мали.

Напомним, что власти Мали запросили военную помощь в письме к Генсекретарю ООН еще 18 сентября 2012 года. 13 октября Совет Безопасности ООН принял резолюцию, приближающую вторжение иностранных военных сил в Мали. Тогда резолюция, предложенная Францией, предоставила западноафриканским странам еще 45 дней на подготовку плана ввода войск. А 20 декабря 2012 года Совбез ООН принял резолюцию 2085, которая уже санкционирует иностранное военное вмешательство в Мали. Однако предполагалось, что операция начнется не ранее сентября 2013 года, и то в случае, если властям и контролирующим север страны экстремистам не удастся договориться.

Заметим также, что в резолюции 2085 есть прямая ссылка на статью 7 Устава ООН, которую западники так жаждут пропихнуть в любую резолюцию по Сирии, поскольку она разрешает иностранное военное вмешательство и открывает путь к интервенции. Не удается договориться по Сирии, зато легко договорились в вопросе о Мали. И у Москвы текст резолюции 2085 принципиальных возражений не вызвал. После внесения незначительных уточнений документ был принят единогласно. Угроза, исходящая от африканских исламистов и террористов, вновь сплотила Совбез ООН, расколотый по вопросам Сирии и Ирана.

Так ООН поддержала планы по отправке около 3 тысяч африканских военнослужащих в Мали. Они должны были помочь правительству в проведении военной операции на севере, если не удастся прийти к политическому решению вопроса. Но их возможное вмешательство планировалось не раньше сентября, Совбез ООН призвал все страны оказывать поддержку «малийским силам обороны и безопасности в соответствии с их внутренними потребностями с целью восстановить власть малийского государства на всей национальной территории».

Но вот в январе ситуация неожиданно резко обострилась — исламисты начали масштабное наступление на юг страны. И Франция бросилась в бой, и 12 января Париж проинформировал Совет Безопасности ООН о начале своей военной операции в Мали.

Решение Франции (которая подменила собой западноафриканские страны) вмешаться в конфликт между правительством и боевиками в Мали для многих стало неожиданностью: ведь международные силы должны были направиться в Мали в соответствии с решением ООН не раньше осени. Однако когда боевики продвинулись на юг, взяв под контроль стратегически важный город Кона, Франция объявила о начале военной операции на севере Мали. Таким образом, войну начали еще до формального разрешения Совбеза, которое было принято лишь «задним числом» 14 января на чрезвычайном заседании Совета Безопасности ООН по конфликту в Мали, тогда только Франция и получила полную поддержку своей военной операции против исламистских боевиков. Тогда же Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, в частности, выразил надежду, что интервенция Франции поможет восстановить конституционный порядок и территориальную целостность Мали.

Вот так легко Франция заручилась поддержкой ООН на военную операцию при явном содействии России. Россия, видимо, решила оказать поддержку Франции в наименее болезненном для себя вопросе, чтобы сохранить с ней хорошие отношения.

Первая стадия войны для Франции также оказалась легкой...

Франция начинает и… выигрывает?

Это была не молниеносная война (блицкриг) в пустыне, но французские военные могут быть довольны тем, как быстро их военная операция принесла плоды. Вынужденные вмешаться в момент, когда малийская армия была на грани коллапса, французские воздушные и специальные войска помогли стабилизировать ситуацию на земле. Так французские войска обеспечивают безопасность на важных перевалочных базах для начала размещения там западноафриканских войск.

Удерживая инициативу, французские военные начали продвигаться на север. Всего через 18 дней после начала операции под кодовым названием «Сервал» французские и малийские силы вернули под контроль город Гао и захватили аэропорт в пригороде Тимбукту. Эта та война, которую нам представляют. Исламисты же как будто растворились. Один из очевидцев рассказывает: «Джихадисты разделились. Они не перемещаются большими группами. Они вышли на улицы по четыре, пять, шесть человек. Они сами живут в густонаселенных районах города». А туареги — сразу же согласились сотрудничать с французами.

Ближайшая цель Франции — остановить наступление боевиков — достигнута. Теперь африканские миротворцы могут войти в регион и приступить к поддержанию порядка на севере Мали — пока эта часть страны не вернется под полный контроль правительства. Франция помогла временным лидерам Мали в чрезвычайной ситуации. Теперь на повестке дня замена этих лидеров законным и стабильным правительством, которое сможет взять под контроль северные районы.

«В Мали нам удалось совершить нечто исключительное. Если бы мы не вышли на первую линию борьбы, Мали был бы оккупирован, и стало бы невозможно собрать эти африканские силы», — отметил Франсуа Олланд.

Впереди война с призраками

Уже 15 января Министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что операция в Мали — это вопрос нескольких недель, и отверг всякие сравнения с операцией в Афганистане. Но этому никто не поверил. И этому есть причины.

Боевики в Мали оснащены современным оружием и хорошо подготовлены, имеют большой опыт боевых действий. Их можно разделить на две большие подгруппы. Первая — это туареги, которые борются за свою независимость и признание своего государства Азавад. Вторые — это исламисты, многие из которых состоят в группе «Аль-Каида в исламском Магрибе» (AQIM), а также в связанных с ней группах «Движение за единство и джихад в Северной Африке», «Батальон подписавшихся кровью» и еще одной, отколовшейся от AQIM группировке, — «Ансар-ад-Дин», которая контролирует север страны и навязывает собственную версию шариата.

После поражения в Афганистане «Аль-Каида» отчаянно ищет по всему миру, где бы создать еще новый плацдарм для своей непримиримой борьбы с неверными. События в Мали во многом объясняются этими соображениеями, где исламисты еще и эксплуатируют «туарегский национализм». Многие из исламистов прошли через целый ряд войн: Ирак, Афганистан, Ливию, а некоторые до того еще и через Чечню. Боевой опыт у них солидный, военное мастерство отточено.

Туареги служили в армии Кадаффи, составляя часть ее элиты, и покинули ее по одним сведениям уже после разгрома ливийского лидера, по другим — в результате подкупа со стороны французов, которые пообещали им содействовать в образовании независимого Азавада.

Туареги, в основном мсульмане-сунниты с некоторой примесью африканских верований, подняли весной 2012 года восстание, отколов весь север Мали, и были на первых порах поддержаны исламистами, которые установили тут законы шариата. Однако их альянс скоро распался, и контроль над основными региональными центрами севера остался за исламистами. В довершение всего в марте 2012 года в Мали произошел очередной переворот — так что страна пребывает в хаотическом состоянии давно.

Большинство боевиков-исламистов сейчас ушли из городов в пустыню, и охота на них может оказаться очень трудной. Причем территория Мали представляет собой не просто пустыню, а преимущественно — с пещерами, где прятаться не менее удобно, чем в афганских горах. Туареги, исламисты, контрабандисты — люди, для которых государственных границ фактически не существует. Огромные территории на севере и западе Африки, разделенные под линейку в колониальные времена, фактически никем не контролируются. Все это способствует тому, что воевать на территории одной страны попросту бессмысленно. Можно взять под контроль крупные города, но добиться победы, означающей контроль над всей территорией таких государств как Мали, Алжир, Ливия или Нигер, на практике невозможно. Сколь легкой была первая фаза войны, столь трудной будет вторая — преследовать боевиков в их пещерах-убежищах в пустыне.

Исламистские боевики будут укрываться в труднодоступных районах вдоль прозрачных границ и откуда пытаться организовывать новые и новые наступления, чтобы расшатывать позиции и контроль малийских властей. Ведь сейчас войска исламистов попросту испарились перед приходом французских войск. И Франция, очевидно, должна будет нанести максимальный урон этим группировкам, прежде чем передать рутинные обязанности силам Мали и Африканского союза.

Бывший посол России в Мали Алексей Малашенко не верит в успех какого бы то ни было военного вмешательства в Мали: «Опасность ситуации в Мали заключается в том, что мы не знаем, как она будет развиваться. Это африканские талибы. Даже если французы продолжат принимать в этом участие и западная коалиция одержит победу, неизвестно, чем это может закончиться, — рассказал эксперт. — Я не верю в какое-либо вмешательство — европейское, американское или даже российское — на ситуацию в Мали это никак не повлияет, ведь это — сахарские партизаны».

Малашенко считает, что против так называемых партизан можно работать только на уничтожение. «А уничтожить их нельзя, потому что там их уже тысячи, если не больше. Поэтому вмешательство ничего не изменит. Нужно искать какие-либо новые решения. При этом уже сейчас можно сказать, что следующей будет Нигерия, а именно — север этой страны». Конфликт в Мали будет ужесточаться и расширяться на соседние страны. «Ситуация критическая. Даже если в течение следующей недели мы услышим, что западная коалиция одерживает победу, убив не одну сотню исламистов, это все равно будет означать начало африканского талибанистана», — резюмировал Малашенко.

Министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что целью Парижа является «полное освобождение» Мали от исламистских боевиков, и на меньшее Франция не согласится. В интервью французскому телевидению Ле Дриан подчеркнул, что французская армия не оставит ни одного очага сопротивления. Правда, президент Франсуа Олланд заверяет, что французские силы помогут военным Мали восстановить контроль над севером страны, но отмечает, что французский контингент не останется тут на долгий срок. Вместе с тем президент Франции утверждает, что подразделения французской армии будут находиться в Мали «столько, сколько нужно, столько, сколько потребуется для победы над терроризмом в этой части Африки», или, выступая в Дубае, повторяет, что французские войска не останутся в Мали надолго, однако пробудут там до тех пор, пока ситуация в стране не стабилизируется. И большинство аналитиков полагает, что война может затянуться не на месяцы, а на годы. По мнению наблюдателей, конфликт рискует перерасти в затяжную войну по типу афганской.

Да и французские СМИ предполагают, что военное присутствие Франции в Мали будет быстро увеличиваться и продлится долгое время. «Война в Сахеле будет долгой, так как цели ее амбициозны: полностью освободить страну, не оставив очагов сопротивления исламистов и сохранив целостность Мали», — пишет Le Figaro. Во всяком случае сроки окончания операции не установлены. Предстоит заново создать армию Мали, которая фактически развалилась в результате военного переворота. «Уничтожение исламистов будет непростым делом.

Они мастерски овладели искусством асимметричной войны. Они сумеют избежать лобовых столкновений, чтобы раствориться среди мирного населения. И они сумеют воспользоваться своим значительным преимуществом перед французской армией — безразличием к человеческой жизни», — подчеркивает обозреватель Le Figaro. — Чуть ли не 16 тысяч ПЗРК — «Стрела», «Стрела-2» и прочее — пропали со складов убитого полковника Каддафи. Скорее всего, они сейчас в Мали. Не исключен удар исламистов по французам и всем иностранцам, которые сунулись в Мали. Они превратят Мали во второй Афганистан».

«Возможности армии Мали и других стран Западной Африки, которые должны присоединиться к операции, слишком малы, чтобы переломить ситуацию. Соединенные Штаты пытались обучить армию Мали, но с треском провалились. Плохо подготовленные, слабо вооруженные, неорганизованные африканские правительственные войска смогут полноценно действовать в лучшем случае только через несколько месяцев. От уровня их компетентности будет зависеть степень военной вовлеченности французов в освобождение севера, огромной территории, почти в два раза превышающей площадь Франции. Разрешение конфликтов подобного рода вписывается в долгосрочную политику.

Полное освобождение севера Мали подразумевает, что все террористические элементы будут уничтожены, а не просто оттеснены по другую сторону пористых границ региона. Это чрезвычайно амбициозная цель», — подчеркивает Le Figaro. А бывший премьер-министр Франции Доминик де Вильпен говорит еще боле жестко: «Мы будем сражаться в одиночку, потому что у нас нет твердого малийского партнера — устранение президента в марте 2012 года и премьер-министра в декабре, распад раздробленной малийской армии, общая недееспособность государства в Мали… Так на кого мы будем опираться?»

Ситуация крайне тревожная. Может образоваться пояс нестабильности от океана до океана с центром в северном Мали. Огромная страна расколота надвое. И там, на совершенно неконтролируемых северных территориях, образовался котел, в котором варятся и сепаратисты, и террористы, и наркоторговцы. Повстанцы из связанного с Аль-Каидой «Движения за единство» и джихадисты Западной Африки пригрозили местью: Франция заплатит за военное вмешательство. Вот слова представителя повстанцев Абу Дардара: «Франция атаковала ислам. Мы ударим в сердце Франции».

По мнению британской Guardian, без должной помощи со стороны союзников по НАТО и африканских стран Франция увязнет в затяжной кампании против мятежников.

На карту поставлено многое — тем более что французская интервенция, вероятно, будет обширной. Несмотря на временную и скорую «победу» над исламистами, они хорошо вооружены и получают пополнение из Ливии через Алжир, который подавил исламистов дома, но, кажется, закрывает глаза на их транзит через свою территорию. Представляется очевидным нежелание признавать Западом эти факты, поскольку в противном случае сразу же становится ясно, что и Запад поддерживает (и поддерживал) исламистов, среди которых есть и террористы «Аль-Каиды», как это происходит в войне с режимом Башара Асада в Сирии (или раньше в Ливии, а еще раньше — в Афганистане). Возможно, поэтому сегодня никто и не хочет направлять своих солдат на помощь французам в их борьбе с исламистами (бывшими союзниками в войне против ливийского лидера) в Мали, в войне, инициированной опять же Францией…

И вот министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус заявляет, что Франция де может начать вывод войск из Мали уже в марте. Это блеф! Как же Франция покинет поле боя в самый разгар схватки? Неужели кто-то всерьез полагается на эффективность ввода в Мали африканского миротворческого контингента, пусть и под знаменами ООН? Теперь если Франция оставит Мали, то подорвет свою амбициозную мечту претендовать на роль знаменосца мирового дозора. Это грозит ей политическим и моральным фиаско. Не будут же ей всегда сходить с рук провокации по разжиганию сложных и спорных кровавых конфликтов, раслебывать которые так или иначе приходится уже другим.

Для Франции грядет момент истины.

http://www.terra-america.ru/franciya-ostaetsya-odna.aspx

voprosik.net


Смотрите также