Наполеон что сделал для франции


Император лоскутной Европы

Ведь сам Наполеон и его деяния долгое время были (да и до сих пор остаются) примером для подражания и источником вдохновения для многих политиков разных стран и времен. Всем более или менее понятно, что имеется в виду, когда кого-то называют Наполеоном или говорят о наполеоновских планах. В двух словах – имеются в виду планы великие. А Наполеонами называют, как правило, личностей большого размаха, наделенных выдающимися талантами и удачно применяющими их в своем деле… Но почему так? Это как раз и интересно. Ведь тут мы имеем дело с одним из тех странных случаев, когда посмертная историческая судьба персонажа перечеркнула и заставила забыть те реальные дела, которыми этот персонаж отличился в реальной истории…

Проследим же, какова была реальная роль Наполеона для Франции и Европы, а заодно и для России, и каковы на самом деле были те результаты, к которым привела та эпоха, которую принято сейчас называть наполеоновской. Наполеон и Франция. Наполеон был не слишком знатен: второй сын мелкого дворянина. Так что ни на какие особенно большие карьерные успехи он мог бы и не рассчитывать, если бы не Великая французская революция. Которая сломала все сословные перегородки, и в сложившихся новых условиях Бонапарт легко смог проявить свои природные таланты. Ну и удачливость, конечно, сыграла определенную роль. Сначала он удачно выбрал специальность артиллериста. Потом несколько раз удачно оказался в нужное время в нужном месте (например, под мятежным Тулоном в 1793 году, затем во главе войск, подавлявших роялистский бунт в Париже в 1795 году, во главе итальянской армии в кампании 1797 года).

Жак Луи Давид. «Переход Наполеона через перевал Сен-Бернар в Альпах»

Логика постреволюционного развития неумолимо подталкивала Францию к диктатуре. Кандидатов на роль диктатора было немало, но в силу обстоятельств и его личной удачливости фигура Бонапарта в 1799 году оказалась безальтернативной. Ему не повредила даже провальная экспедиция в Египет. Бросив армию на берегах Нила, Бонапарт вернулся во Францию не как дезертир, но как спаситель отечества. И захватил власть, не встретив никакого сопротивления. Занял должность первого консула и тут же закрепил свой диктаторский статус поправками к конституции, которые были формально утверждены всенародным голосованием.

От Бонапарта ожидали, что он быстро наведет порядок, и он эту задачу в принципе выполнил. Создал централизованную систему бюрократического управления, а органы законодательной власти сделал сугубо декоративными. А также ввел в действие знаменитый Кодекс Наполеона, юридически оформивший основы буржуазного уклада.

В ходе революционных войн Наполеон присоединил к Франции богатые и стратегически значимые территории нынешней Бельгии и рейнского левобережья. Жители этих территорий издавна находились под сильным влиянием французской культуры и отнеслись к завоевателям, упразднившим феодальные порядки, совершенно лояльно. В перспективе можно было рассчитывать на полную ассимиляцию населения завоеванных земель, как это произошло в Эльзасе, исконно немецком, но совершенно офранцуженном к концу XVII века.

Эти территориальные приобретения увеличили ресурсный потенциал Франции в такой мере, что в перспективе она могла бы стать самым могущественным и богатым государством Европы. Но сначала надо было закрепить завоевания и добиться дипломатического оформления новых границ Франции.

Армия создавала власть. И рождала славу

В 1800 году Бонапарт одержал очередную победу при Маренго, открывшую путь к почетному миру с Австрией, заключенному в феврале 1801 года. В марте 1802 года в Амьене был заключен мир с Англией. Диктатор, захвативший власть силой, доказал, что может эффективнее использовать эту власть на благо народа, чем правители, народом избиравшиеся. Став кумиром нации, Наполеон Бонапарт провозгласил себя императором Франции. Но… не смог или не захотел отказаться от новых войн и завоеваний. Мир с Англией рухнул уже через год после его подписания, очередная война с континентальными монархиями началась в 1805 году.

На самом деле все наполеоновские захваты 1805-1811 годов были совершенно бесполезны для Франции и французского народа. Наполеон завоевывал и принуждал к повиновению европейские страны, создавая огромную лоскутную империю, соизмеримую по масштабам с державой Карла Великого. Эта империя, по замыслу ее создателя, должна была господствовать во всем мире, но после похода на Россию рухнула.

В безумных войнах Бонапарта Франция потеряла миллионы человеческих жизней. На поля последних битв кампании 1814 года Наполеон выводил полки рекрутов, не достигших совершеннолетия. Крах Наполеона стал крахом Франции: ее могущество было обрушено, и она вернулась в свои дореволюционные границы, испытав унижение оккупации и реставрации династии Бурбонов, навязанной оккупантами.

В 1815 году Наполеон, сосланный на остров Эльба, попытался восстановить свою власть. Франция заплатила за эту попытку десятками тысяч солдат, убитых при Ватерлоо, новыми унижениями и территориальными потерями...

Свою корону Наполеон всегда держал в руках. До последнего...

Наполеон и Европа. В мемуарах, написанных на острове Святой Елены, Наполеон пытался оправдать роковой поход 1812 года против России соображениями высшего блага. Свергнутый император изобразил былые замыслы как проект объединения Европы в некое сообщество государств, в рамках которого соблюдались бы права народов, а все спорные вопросы решались бы на международных конгрессах. Тогда прекратились бы войны, а армии сократились бы до размеров гвардейских частей, развлекающих парадами благонравных монархов. То есть Наполеон как бы предвосхитил конструкцию нынешнего Европейского Союза.

К сожалению, обо всех этих благородных намерениях никто не знал, когда Наполеон Бонапарт реально распоряжался судьбами Европы. И его действия никак не связываются с замыслами, которые он задним числом приписывал себе на Святой Елене.

Возникшая из крови и грязи завоевательных войн наполеоновская Европа напоминала не Евросоюз, а варварские империи раннего Средневековья. Вокруг Франции образовалась пестрая мозаика из покоренных, униженных и ограбленных государств, соединенных вместе лишь силой французского оружия. На престолах сидели марионетки французского диктатора: его назначенцы, ненавидимые подданными, либо представители старых династий, втайне ненавидевшие своего владыку.

Самым наглядным образцом наполеоновского произвола стала его политика в Испании. Испанцы симпатизировали Франции, король Карлос был надежным союзником Наполеона. При Трафальгаре испанцы и французы вместе сражались против англичан. Но своенравный император не нуждался в союзниках, ему нужны были только вассалы. Он решил передать испанский престол своему брату Жозефу (не отмеченному какими-либо талантами и заслугами), а Карлоса вместе с его наследником Фердинандом заманил на французскую территорию и заключил под стражу.

Наполеон на острове Святой Елены писал, что хотел создать Евросоюз

Гордые испанцы не покорились навязанному им монарху. Наполеон оккупировал Испанию, захватил Мадрид, но так и не сломил до конца сопротивление испанского народа, поддержанное английскими войсками, высадившимися на Пиренейском полуострове.

В 1813-1814 годах народы Европы приветствовали русские войска и войска других стран из антифранцузской коалиции как освободителей от наполеоновской тирании. Достойным наследником этой тирании стал пресловутый Священный союз. Объединившиеся в этом союзе монархи подавили несколько революций, но не могли сдержать подъем самосознания народов, ускоренный пертурбациями наполеоновской эпохи. Доминантой европейского развития стал процесс формирования национальных государств. Народы Европы решительно размежевывались в течение всего XIX века, чтобы через столетие, пройдя сквозь многие войны, вернуться к идее общеевропейского единства.

Наполеон и Россия. В 1799 году итальянские победы Александра Суворова дискредитировали некоторых популярных генералов Французской республики и вызвали в правящих кругах Парижа панику. Это помогло Бонапарту захватить власть. Став первым консулом, он ухватился за идею союза с императором Павлом, при помощи которого собирался организовать поход в Индию, подвластную британцам.

Наполеон на поле Бородино. Может, уже тогда зародились первые сомнения...

Затем в течение многих лет император Наполеон рассматривал Россию как враждебное государство. Так он думал (и действовал соответствующим образом) даже в 1807-1811 годах, когда состоял в формальном союзе с императором Александром I. Затевая в 1812 году поход на Россию, Наполеон собрал объединенную армию из всех стран подвластной ему Европы, которая должна была добиться полной победы, согласно всем канонам европейского военного искусства. Европейская стратегия Наполеона, однако, спасовала перед стратегией Михаила Кутузова, подкрепленной народной войной в специфических условиях России, с ее густыми лесами, редкими городами и населением, не желавшим покоряться завоевателям.

Слава победы над Наполеоном стала главным и, по существу, единственным трофеем, ценным для России. Территориальные приобретения Александра I на западной границе принесли России больше проблем, чем выгод.

Принято считать, что война с Наполеоном стала одной из главных причин появления в России тайных обществ, итогом деятельности которых стало восстание декабристов со всеми его неоднозначными последствиями. Но еще больше появлению декабристов содействовала послевоенная политика Александра I. Победитель деспотичного властителя Европы старательно разыгрывал роль общеевропейского благодетеля. Александр не потребовал возмещения убытков от варварского нашествия на Россию. Полякам, а также финнам он даровал конституционные права и автономии. К Финляндии присоединил Карельский перешеек, принадлежавший России со времен Петра I. Латышских и эстонских крестьян царь освободили от крепостной зависимости. И так далее.

Два императора Наполеон и Александр I в Тильзите: договорились, чтобы взаимно обмануть...

Но для русских подданных Александра все оставалось без изменений: крепостничество, аракчеевщина, произвол – и никаких разговоров про конституцию. Копируя на свой лад ошибки Наполеона, император Александр демонстрировал пренебрежительное отношение к русскому народу и к национальным интересам России. Такая политика не могла не инициировать протестные настроения в самых широких слоях русского общества, ощутившего свою силу после общенародной победы в войне «противу двунадесяти языков». Бонапартизм. Стендаль как-то признался, что вновь полюбил Наполеона, ненавидя тех, кто пришел ему на смену. Времена бесцветного деспотизма последних Бурбонов создавали богатую почву для ностальгических воспоминаний о былом величии Французской империи. Из такой ностальгии родился бонапартизм – как особая идеология и соответствующее политическое течение.

Французская нация – самая великая нация Европы. Поэтому Франция должна в Европе главенствовать. Чтобы этого достигнуть, нацию должен возглавить великий лидер. Примерно так в упрощенном виде можно артикулировать основы бонапартистского мировоззрения. Авторитарные методы управления государством в соединении с приоритетным использованием военной силы для решения внешних проблем – таков типовой политический инструментарий бонапартизма.

Наполеона III: отблеск славы дяди упал на племянника почти на 20 лет...

Отсвет славы Наполеона I упал на его племянника Луи Наполеона, обладавшего задатками хваткого авантюриста. Дорогу к власти ему расчистила революция 1848 года, и драма наполеоновской империи была повторно сыграна – в стиле трагикомедии с оттенками фарса. В роли главного героя – Наполеон III (так его титуловали, признавая Наполеоном II никогда не царствовавшего сына первого императора).

Луи Наполеон был избран президентом Второй республики, затем, как водится, совершил государственный переворот и в декабре 1852 года возложил на себя императорскую корону. Он мог бы считаться неплохим правителем: умиротворил страну, способствовал промышленному росту, поощрял искусство, перестроил Париж, придав ему современный облик. Экономика процветала, элита купалась в золоте, кое-что перепадало и простому люду. В конце своего правления Наполеон III даже несколько ослабил жесткость диктаторского режима.

Мифология бонапартизма требовала «блеска кровопролитий». Наполеон Малый не имел вкуса к военному делу и на полях сражений чувствовал себя неуютно. Однако воевал часто: вместе с Англией против России, вместе с Пьемонтом – против Австрии, вместе с Австрией и Испанией – против мексиканских республиканцев. Французские войска оккупировали Рим, высаживались в Ливане.

Войны создавали обманчивый призрак могущества Второй империи, но не приносили значительных территориальных выгод Франции. Стремясь хотя бы немного продвинуть границы к заветным рейнским берегам, Наполеон III впутался в сложную дипломатическую игру, где его противником стал фанатичный прусский патриот Отто фон Бисмарк, объединявший Германию истинно наполеоновскими средствами – «железом и кровью». Итогом опасной игры стал разгром Второй империи во франко-прусской войне 1870-1871 годов. Бонапартизм вторично (и окончательно) потерпел крах в реальной политике, но его идеологические посылы и политические приемы вошли в практику многих последующих претендентов на мировое господство и особую миссию в мировой истории.

Таким Наполеон будет будоражить умы любителей власти всегда...

Идея величия французской нации, отобразившись в кривом зеркале германо-французского антагонизма XIX века, способствовала утверждению пангерманской мифологии, из которой выросла доктрина о «высших» и «низших» расах со всеми ее последствиями, проявившимися в полной мере в опустошительных войнах XX века...

...Уже 240 лет прошло со дня рождения Наполеона, 188 лет назад он покинул мир живых, но порой кажется, что тень беспокойного корсиканца все еще ходит по земле. Эта тень наведывается в кабинеты власть имущих и нашептывает сладкие мысли о великой империи добра, которая непременно должна руководить всем миром, диктовать законы, судить и бомбить неправильные народы...

telegrafua.com

Сайт об Импраторе Франции Наполеоне I

 

Нарбонн, Коленкур, Фуше, Савари, Бертье, почти все маршалы убеждали императора заключить мир. Все было напрасно. Савари, министр полиции, которого Наполеон сделал герцогом Ровиго, осмелился сказать императору, что народ измучен бесконечными войнами и, чего доброго, может наконец обозлиться даже и на своего обожаемого монарха. На это министру полиции ведено было молчать и «не вмешиваться в то, чего он не знает».

 

10 августа кончилось перемирие, а II августа Меттерних заявил, что Австрия объявляет Наполеону войну.

 

Ликование в Лондоне и в русско-прусском лагере было полное. Силы коалиции теперь явно превышали силы Наполеона.

 

Приближалась развязка кампании 1813 г. Наборы за наборами следовали и в России, и в Пруссии, и в Австрии. Подтягивались резервы, напрягались все силы. Англия снова широко раскрывала свою казну и не скупилась на золото для подкрепления коалиции, как не скупилась она и на усиление армии Веллингтона в Испании. У коалиции была теперь армия с резервами численностью почти в 850 тысяч, у Наполеона (тоже с резервами) - около 550 тысяч.

 

Главнокомандующим всех союзных сил был назначен австрийский фельдмаршал Шварценберг. Его Наполеон не боялся нисколько. У русских не было уже ни Кутузова, ни Багратиона, а остальных русских генералов в их массе французский император после 1812 г. все-таки не стал уважать больше, чем прежде. Его мнение о некоторых участниках Смоленска и Бородина было довольно высоким, но в общем главный русский штаб Наполеон ставил очень низко. Он считал сплошь нелепыми, например, действия русского командования во время его отступления от Москвы, твердо убежден был и не переставал до конца жизни повторять, что только необъятные пространства, пожар Москвы, страшные морозы, его собственная ошибка, заключавшаяся в занятии Москвы и долгой стоянке там, привели поход к неудаче, а русские генералы, русские стратеги и тактики будто бы ничего не сумели сделать, чтобы воспользоваться хоть сколько-нибудь толково счастливейшими для них обстоятельствами. Русских же солдат теперь, в 1813 г., он ставил еще выше, чем ставил их уже после Эйлау, в 1807 г., выше, чем всех других солдат враждебных армий.

 

Что касается пруссаков, то у них, как и у австрийцев и у русские, Наполеон не видел сколько-нибудь страшных для себя соперников в военном искусстве. Но он знал, что, по совету Бернадотта, бывшего наполеоновского маршала, а теперь, в 1813 г., в качестве шведского наследного принца - врага Наполеона, Александр I и союзные монархи упросили явиться к ним на помощь генерала Моро, талантливого полководца, которого в 1804 г. привлекли и обвинили по делу о заговоре против Наполеона и которого Наполеон выслал тогда из Франции. Моро с тех пор проживал в изгнании в Америке. Непримиримый враг Наполеона, Моро прибыл в лагерь Александра как раз к возобновлению военных действий после провала попытки мирных переговоров в Праге. «Не нападайте на те части армии, где сам Наполеон, нападайте только на маршалов»,- таков был первый совет, данный генералом Моро Александру и его союзникам. Нужно сказать, что, судя по всему, неладно было до душе у генерала Моро, хоть он и утешал себя соображением, что сражается не против Франции, а против ее деспота. Русский генерал князь Репнин был свидетелем потрясающей сцены. Моро встретился с одним французским пленным, старым солдатом, и заговорил с ним. Тот узнал французского полководца, теперь помогающего врагам Франции. Солдат отступил от Моро на несколько шагов и вскричал: «Да здравствует республика!» В бывшем республиканском генерале солдат видел теперь изменника, с которым не захотел разговаривать. Александр I осыпал генерала Моро знаками величайшего внимания и почтения, непременно хотел предоставить ему первую роль. Русский император считал, что, во-первых, только один Моро и может быть достойным противником Наполеона по своим стратегическим дарованиям, а во-вторых, что присутствие Моро в союзном стане может поселить некоторые колебания во французской армии, так как у Моро до тех пор была репутация безупречного республиканского генерала, без вины запутанного в дело Жоржа Кадудаля к изгнанного Наполеоном. Но для французской солдатской массы в этот момент слова: Франция, империя, император, родина, сливались в единое целое, которое противопоставлялось неприятелю, интервентам, роялистам, эмигрантам; и расчет царя был неправилен. Морально генерал Моро перестал существовать для наполеоновских солдат, как только он прибыл в неприятельский лагерь. Александр хотел, чтобы Моро стал главнокомандующим всех союзных армий вместо Шварценберга. Сам Моро предлагал, чтобы главнокомандующим числился Александр, а он, Моро, был бы начальником штаба и фактически верховным руководителем. Но случилось все иначе.

 

Первая большая битва по возобновлении кампании произошла при Дрездене 27 августа 1813 г. Наполеон одержал здесь одну из блестящих побед. Убитыми, ранеными, пленными союзники потеряли около 25 тысяч человек, а Наполеон - около 10 тысяч. Союзная армия частями отступила в порядке, а некоторые корпуса бежали с поля битвы, преследуемые по пятам кавалерией. С обеих сторон действовала артиллерия, и вся битва происходила при неумолкаемом грохоте 1200 орудий. В разгаре боя, когда левое крыло союзников было уже совершенно разгромлено, Наполеон в центре взял на себя непосредственное руководство артиллерийским огнем. На небольшой возвышенности Ронникс он заметил в неприятельском расположении группу всадников, на которую прежде всего и велел одной из своих батарей направить огонь. В центре этой группы всадников оказался император Александр, а рядом - генерал Моро, впервые тут выступивший в качестве руководителя союзных войск. И одно из первых ядер, пущенных в эту группу по приказу Наполеона, раздробило генералу Моро обе ноги. Он скончался несколько дней спустя. Во французской и в союзной армиях была распространена легенда, будто Моро был убит ядром, которое лично выпустил, подойдя к батарее, Наполеон, разглядев и узнав в подзорную трубу «изменника». Так или иначе, разгром частей союзной армии, сражавшихся у Дрездена, был полный, и сразу же лишиться Моро, наилучшего своего стратега, было для союзников дополнительным тяжким ударом.

 

Союзники, разбитые под Дрезденом, несколькими дорогами отступали к Рудным горам. В следующие дни маршалы Мармон, Виктор, Мюрат, Сен-Сир, генерал Вандамм, преследуя союзников, взяли еще несколько тысяч русских, пруссаков и австрийцев в плен. Но Вандамм слишком увлекся преследованием и оторвался от главных сил авангарда; 20 и 30 августа в битве при Кульме Вандамм был разбит, ранен и взят в плен с частью своего отряда. Это приободрило растерявшихся было после Дрездена союзников. Упорствовать, не мириться с Наполеоном после поражений - это был тоже один из советов, который Моро успел дать союзникам перед своей внезапной гибелью. Союзники видели, что если военный гений Наполеона не изменился, то солдаты у него уже не те. 18-й 19-летние юноши не могли заменить те непобедимые, железные легионы, с которыми он воевал в Египте, в Сирии, с которыми он завоевал Европу, даже те войска, с которыми ходил в Москву и костями которых он усеял поля сражений. Наполеон тоже это знал. Он видел перед собой и еще одну трудность. Собственно его классическое правило, вошедшее потом во все учебники стратегии и тактики, гласило, что секрет военного искусства заключается в том, чтобы быть сильнее неприятеля в нужный момент в нужном месте. И сам же он теперь, когда все зависело от этой кампании в Саксонии, нарушал это правило. Где был Даву, один из лучших его маршалов, с большим отрядом? Расстреливал купцов в Гамбурге. Где были значительные отряды пехоты, артиллерии, кавалерии, которые так пригодились бы Наполеону для близившейся решительной битвы? В Данциге, в северной Германии, в южной к средней Италии, в Испании. Созвать их к себе значило бы самому разрушить великую империю, державшуюся теперь исключительно cилой этих гарнизонов, не собирать их значило тоже разрушить империю, потерпев неминуемое поражение от союзников, у которых теперь, после смерти Моро, нет хороших генералов, но почти вдвое больше солдат, чем у него.

 

Безвыхедные, глубокие противоречия обступали Наполеона. Дорога на Берлин оказалась затрудненной. Бернадотт с шведской армией и Бюлов счастью прусской отбросили французские дивизии, где было очень много баварских, саксонских н других германских вассалов Наполеона, которые с каждым днем становились все ненадежнее, дезертировали сотнями и просто не хотели сражаться против других немцев ради неведомых им целей Наполеона. Маршал Удино был отброшен 23 августа у Гроссберена от путей наступления на Берлин. Макдональд потерпел поражение на реке Кацбах, на путях в Силезию. Мюрат 4 сентября напал и обратил в бегство Блюхера, но не уничтожил его корпуса. Маршал Ней потерпел 6 сентября неудачу при Денневице. На немецких солдат своей армии Наполеон теперь уже не мог никак положиться: Ней только потому должен был отойти, что саксонцы, бывшие у него в отряде, массой бежали без всякого прямого повода. Наполеон был недоволен и маршалами. «Генералы и офицеры утомлены войной, и у них нет той подвижности, которая заставляла их делать великие дела»,- писал он военному министру Кларку 8 сентября 1813 г., приказывая озаботиться укреплением и снабжением прирейнских крепостей.

 

Сентябрь кончился без решающих событий, но и Наполеон и союзники желали еще до зимы сразиться в генеральном бою. Национально-освободительное движение все больше и больше охватывало Германию. Появились добровольческие партизанские отряды, организованные Тугендбундом и другими патриотическими ассоциациями. Молодая буржуазия, студенчество Пруссии, Саксонии, государств Рейнского союза, Вестфалии увлекались теперь идеей освобождения Германии от иноземного завоевателя.

 

Наполеон усиленно готовился к осенней кампании. Но он уже наперед учитывал, что если даже он будет победителем, то война не окончится немедленно: ведь он твердо решил не идти ни на какие уступки и понимал, что и союзники со своими громадными резервами, даже если потерпят поражение, не захотят признать себя побежденными. И вот он сделал новое распоряжение: призвать под знамена в империи еще 280 тысяч молодых людей, причем из этого числа 160 тысяч призывников 1815 г., т. е. совсем почти подростков. Предсказание Меттерниха осуществлялось: почти дети уже направлялись в казармы.

 

С первых же чисел октября начались сложные маневрирования враждебных армий с отдельными мелкими стычками, атаками и отступлениями. Деятельность Наполеона, направляющего, контролирующего, изобретающего ежедневно новые и новые уловки и военные хитрости, была в эти роковые для него дни изумительная.

 

Русские в это время вторглись в Вестфальское королевство Жерома Бонапарта, и король бежал. Бавария отпала от союза с Наполеоном и примкнула к коалиции. Наполеону нужно было скорее дать генеральный бой и победить. Он так говорил, но не мог не понимать зловещего смысла того факта, что вассалы независимо от результатов грядущих боев уже стали изменять ему.

 

16 октября 1813 г. на равнине у Лейпцига началась величайшая из битв на протяжении всей наполеоновской эпопеи, «битва народов», как ее тогда же назвали в Германии. Наполеон на лейпцигских полях три дня - 16, 18 и 19 октября- сражался с коалицией, состоявшей из русских, австрийцев, пруссаков и шведов. В собственной его армии были, кроме французов, поляки, саксонцы, голландцы, итальянцы, бельгийцы, немцы Рейнского союза. К началу битвы у Наполеона было 155 тысяч, у союзников-220 тысяч человек. Когда спустилась ночь, обе стороны в общем не дрогнули, и сражение оказалось не решенным. Потери Наполеона за этот первый день составляли почти 30 тысяч человек, потери союзников - около 40 тысяч. Ждали следующего дня. Подкрепления прибывали всю ночь и к Наполеону и к союзникам. Но Наполеон получил ко второму даю битвы подкрепление в 15 тысяч, а к союзникам подошла северная армия Бернадотта и Беннигсена с 110 тысячами человек. Рано утром Наполеон объезжал вчерашнее поле битвы в сопровождении Мюрата. Мюрат указал ему, что со времени Бородина не было такой массы убитых. Наполеон думал в эти утренние часы 17 октября об отступлении, но в конце концов решил остаться. Он велел привести к себе взятого накануне в плен австрийского генерала Мервельдта. Он заговорил с ним о мире с Австрией. Мервельдт сказал, что он знает, что Австрия и сейчас хочет мира и что если Наполеон согласился бы «для счастья всего света и Франции» на мир, то мир сейчас бы мог быть заключен.

 

Весь день 17 октября прошел в уборке раненых, в приготовлениях к продолжению битвы. Наполеон после долгих колебаний решил отойти к линии реки Заале. Но он не успел привести это намерение в исполнение, как разгорелось на рассвете 18 октября новое сражение. Соотношение сил еще более круто изменилось в пользу союзников. Потеряв 16 октября около 40 тысяч человек, они получили огромные подкрепления 17-го и в ночь на 18-е, и в битве 18 октября у них было почти в два раза больше войск, чем у Наполеона. Битва 18 октября была еще страшнее, чем та, которая происходила 16-го, и тут-то, в разгаре боя, вдруг вся саксонская армия (подневольно сражавшаяся в рядах Наполеона) внезапно перешла в лагерь союзников и, мгновенно повернув пушки, стала стрелять по французам, в рядах которых только что сражалась. Но Наполеон продолжал бой с удвоенной энергией, несмотря на отчаянное положение.

           

Когда смерклось и бой стал утихать, снова обе стороны остались друг против друга, и опять не было решительной развязки. Но в ночь с 18 на 19-е она наступила. Наполеон после новых страшных потерь и измены саксонцев уже не мог больше держаться. Он решил отступать. Отступление началось ночью и продолжалось весь день 19 октября. Наполеон с боем отступал из Лейпцига и за Лейпциг, теснимый союзниками. Бои были необычайно кровопролитны вследствие того, что на улицах города и предместий и на мостах теснились густые толпы отступавших войск. Наполеон приказал, отступая, взорвать мосты, но саперы по ошибке взорвали их слишком рано, и около 28 тысяч человек не успели перейти, в том числе поляки. Их начальник, маршал Понятовский, командир польского корпуса, утонул раненый, пытаясь переплыть верхом реку Эльстер. Преследование, впрочем, скоро прекратилось. Наполеон ушел со своей армией и двинулся по направлению к Рейну.

 

Общие потери французов за 16-19 октября были равны по крайней мере 65 тысяч человек, союзники тоже потеряли около 60 тысяч. Долгие еще дни страшные вопли тяжелораненых оглашали лейпцигские поля и разложение трупов наполняло окрестности невыносимым зловонием. Не хватало рабочих рук, чтобы очистить поле, и медицинского персонала, чтобы подать помощь искалеченным и раненым.

 

Наполеон отступал от Лейпцига к границам Франции, к той черте, которая отделяла ее от германских государств до начала наполеоновских завоеваний, к линии Рейна. Во французской живописи неоднократно этот именно момент и события начала 1814 г. служили темами для художников, причем в центре их внимания был Наполеон. Гениальная кисть Мейссонье уловила настроение императора. Он едет на боевом коне между своими гренадерами и угрюмо к чему-то присматривается, чего не видят глаза гренадер. В эти дни конца октября и начала ноября 1913 г., между концом кампании в Саксонии и началом кампании во Франции, в этом человеке совершалась огромная и несомненно мучительная борьба, о которой он не говорил с окружавшей его свитой, ехавшей за ним между поредевшими рядами конных гренадер старой гвардии, но которая отражалась на его суровом лице и в угрюмых глазах.

 

Впервые Наполеон должен был понять, что великая империя рушилась, что распался пестрый конгломерат стран и народов, который он столько лет старался огнем и мечом спаять в единую империю. Вот с ним распрощался

 

Мюрат, его маршал, его начальник кавалерии, герой многих битв, которого он сделал сам королем неаполитанским. Мюрат уехал в Неаполь, и Наполеон знал, что он уехал для измены и уже тайно перешел на сторону коалиции, чтобы сохранить свой трон. Вот назначенный им в Испанию брат его, король Жозеф, вытесняется англичанами и испанскими повстанцами с Пиренейского полуострова. Из Касселя уехал другой брат его, король вестфальский Жером. В Гамбурге Даву осажден русскими и пруссаками. Власть французов в Голландии шатается. Англия, Россия, Австрия, Пруссия не успокоятся, пока не сведут Францию к прежним границам. Великой империи, созданной им, наступает конец, она растаяла.

 

У него было еще около 100 тысяч человек, из них 40 тысяч вполне вооруженных, остальных еще нужно было вооружить и вводить в кадры. У него еще были гарнизоны ив Данциге, и в Гамбурге, и разбросанные там и сям в еще покорных ему частях Европы- в общем от 150 до 180 тысяч человек. Юноши-призывники 1815 г., взятые в войска в 1813 г., поспешно обучались в лагерях.

 

Наполеон еще не складывал оружия. Он думал о новой предстоявшей стадии борьбы, и когда заговаривал с маршалами, прерывая свое угрюмое молчание, то делал это затем, чтобы отдать новые распоряжения. Он решил теперь отпустить папу в Рим; он позволил испанскому королю Фердинанду VII, которого держал в плену пять лет, вернуться в Испанию. Понадобились 125 тысяч потерянных обеими сторонами людей на лейпцигском поле, и главное понадобилось отступление от Лейпцига, чтобы Наполеон наконец примирился с мыслью, что уже не поправить ему одним ударом всего, что случилось, не загладить Бородина, московского пожара, гибели великой армии в русских снегах, отпадения Пруссии, Австрии, Саксонии, Баварии, Вестфальского королевства, не ликвидировать Лейпцига, испанской народной войны, не сбросить Веллингтона с англичанами в море. Еще в июне, июле, августе этого страшного 1813 года он мог кричать на Меттерниха, топать на него ногами, спрашивая, сколько он денег получил от англичан, оскорблять австрийского императора, провоцировать Австрию, срывать мирные переговоры, впадать в бешенство от одной мысли об уступке Иллирии на юге или ганзейских городов на севере, продолжать жечь английские конфискованные товары; расстреливать гамбургских сенаторов,-словом, вести себя так, будто он вернулся в 1812 г. из России победителем и будто речь идет теперь, в 1813 г., лишь о наказании взбунтовавшейся Пруссии. Но после Лейпцига, приближаясь к границам старой Франции, ведя следом за собой несметные полки врагов, он должен был перестроить все эти навыки своей политической мысли. Речь шла о вторжении неприятеля во Францию, о защите своих территорий.

 

По пути к Рейну ему пришлось еще при Ганау (30 октября) пробиваться с оружием в руках сквозь баварско-австрийские отряды, и когда 2 ноября 1813 г. император вошел в Майнц, то при нем было лишь около 40 тысяч боеспособных солдат. Остальные вошедшие в Майнц толпы безоружных, изнуренных, больных людей, тоже еще числившихся в армии, можно было смело не считать.

 

В середине ноября Наполеон был в Париже. Кампания 1813 г. кончилась, и начиналась кампания 1814 г. Подводя итоги, Франция могла видеть, что за полумиллионом (приблизительно) погибшей великой армии 1812 г. следовала гибель новых сотен тысяч, набранных и истребленных в 1813 г.

 

А война свирепела все сильнее и сильнее, и орудия гремели уже у границ Франции. В стране опять возник экономический кризис вроде того, который существовал в империи в первой половине 1811 г. Но на этот раз не было и не могло быть попыток смягчить безработицу правительственными субсидиями, не было и надежд на скорое прекращение безработицы. В 1813 г., пока Наполеон воевал в Германии, парижская полиция стала замечать (и отмечать в своих сообщениях) явление, о котором говорили, правда сдержанно, уже в 1811 г.: рабочие явно роптали, раздражались, начинали произносить, по донесениям полиции, «мятежные слова».

 

Подавленные долгим железным гнетом военного деспотизма и почти не выступавшие организованно уже больше 18 лет (с жерминаля и прериаля 1795 г.), рабочие предместья начинали роптать по мере обострения нужды и безработицы. Но все же и в 1813 г. дело не дошло не только до восстания в рабочих кварталах столицы, не только до выступлений, напоминающих хоть отдаленно жерминаль и прериаль, но даже до крупных демонстраций. И не только потому, что шпионаж был доведен до совершенства еще при Фуше и поддерживался при его преемнике Савари, герцоге Ровиго, и не только потому, что наружная полиция была представлена в изобилии и конные патрули разъезжали по городу, и особенно по Сент-Антуанскому и Сен-Марсельскому предместьям, по улице Муффтар, по кварталу Тампль, и днем и ночью. Не потому также, что не было причин к самым горьким, к самым раздраженным чувствам рабочей массы против правительства. Эти причины были. Наполеон - автор «рабочих книжек», ставивших рабочего человека в положение прямой зависимости,- ведь эти книжки отдавали рабочего в полную власть хозяина; Наполеон, ежегодно требовавший налога крови сначала взрослых сыновей, а потом 18-летних юношей и хоронивший их сотнями тысяч на далеких полях мировых побоищ; Наполеон, удушивший даже и тень какой бы то ни было возможности для рабочего отстаивать себя от эксплуатации хозяев,- не имел никаких прав на расположение со стороны рабочих масс.

 

Но теперь, когда к французским границам приближалось, как в начале революции, вражеское нашествие, когда это вражеское нашествие шло затем, чтобы восстановить господство аристократии и посадить на престол Бурбонов, среди рабочих царили растерянность и недоумение. Образ залитого кровью деспота, ненасытного властолюбца вдруг куда-то отодвинулся. На сцену выступила опять ненавистная роялистская нечисть, эти эмигранты-изменники. Они снова идут на Францию и на Париж и, прячась в обозе иноземного нашествия, уже наперед мечтают о восстановлении дореволюционного строя и изрыгают хулу на все, что было сделано революцией.

 

Что же делать? Восстать в тылу Наполеона и этим облегчить врагам подчинение Франции их воле и водворение Бурбонов?

 

Рабочая масса не восстала в конце 1813 г. и в начале 1814 г., хотя за все наполеоновское царствование ей не приходилось так страдать, как в это время.

 

Настроение буржуазии было иное. Промышленники в большинстве своем еще готовы были поддерживать Наполеона. Они знали лучше других, чего желает и ждет Англия и как трудно будет бороться им с английской конкуренцией вне и внутри страны, если Наполеон потерпит поражение. Крупная торговая буржуазия, финансисты, биржа давно уже жаловались на невозможность жить и работать при непрерывной войне и при произволе, возведенном в систему. Давно уже начал катастрофически сокращаться внешний рынок; теперь не менее катастрофически сократился и внутренний рынок. Деньги были, но они «прятались»: это явление наблюдалось самыми разнообразными свидетелями. Денежные тузы уже утратили надежду на то, что в наполеоновское царствование когда-либо прекратятся войны, а после катастрофы великой армии в России, и особенно после провала пражских мирных переговоров и Лейпцига, мысль о неизбежном поражении императора не позволяла и мечтать о сколько-нибудь устойчивом кредите, о торговых сделках и больших заказах и закупках. Нетерпение, горечь, уныние, раздражение охватили эту (очень значительную) часть буржуазии. Она быстро отходила от Наполеона.

 

Что касается деревни, то там Наполеон еще мог бы найти опору. Непрерывными рекрутскими наборами, всей массой физических и материальных издержек Наполеон опустошил французскую деревню, и все же масса собственнического крестьянства (кроме Вандеи) особенно страшилась политических перемен, которые несло с собой нашествие. Для крестьянства в его подавляющей массе Бурбоны означали возрождение феодализма, с властью сеньоров, с несвободой земли, с отнятием как церковных, так и конфискованных у эмигрантов земельных имуществ, раскупленных участками буржуазией и крестьянами в эпоху революции. Под страхом лишиться с таким трудом завоеванного права на безраздельное владение своими участками земли крестьянство готово было и дальше терпеть все последствия завоевательной, грабительской внешней политики Наполеона. Наполеон оказывался для деревни более терпим, чем старый феодальный строй, который несли с собой Бурбоны.

 

Наконец, была еще небольшая, но влиятельная кучка: старая и новая аристократия. Старая (даже часть ее, служившая Наполеону), конечно, была всегда ближе к Бурбонам, чем к нему. Новая - маршалы, графы, герцоги, бароны, созданные Наполеоном, щедро осыпанные золотом и всяческими императорскими милостями,- тоже далеко не единодушно поддерживала императора. Они были просто утомлены той жизнью, которую должны были вести. Они жаждали использовать свои огромные материальные ресурсы как полагается подлинным аристократам: пожить в почете и с комфортом, относя свои недавние военные подвиги в область приятных воспоминаний. «Вы не желаете больше воевать, вам хочется погулять в Париже»,- раздраженно сказал император в 1813 г. одному из своих генералов. «Да, ваше величество, я ведь так мало в своей жизни гулял в Париже!» - с горечью ответил тот. Жизнь на бивуаках, среди вечных опасностей, под картечью, а главное, в вечной грандиозной азартной игре со смертью так измучила и утомила их, что самые храбрые и стойкие, как Макдональд, Ней, Ожеро, Себастьяни, Виктор, самые преданные, как Коленкур или Савари, начинали прислушиваться к намекам и инсинуациям Талейрана и Фуше, которые уже давно во мраке и под шумок терпеливо и осторожно готовили измену.

 

Таково было положение, таковы были настроения, когда, проиграв 16-19 октября в Лейпциге так блистательно начатую весной кампанию 1813 г.. Наполеон явился в ноябре в Париж и стал подготовлять новые силы, с которыми должен был встретить двигавшееся на Францию нашествие европейских народов.

 

«Пойдемте бить дедушку Франца»,- говорил маленький римский король, повторяя со всей серьезностью трехлетнего ребенка фразу, которой научил его Наполеон, обожавший своего сына. Император неудержимо смеялся, слушая эти слова, которые ребенок повторял, как попугай, не понимая их смысла. Между тем дедушка Франц, по мере приближения союзных армий к берегам Рейна, был в очень большой и все возраставшей нерешительности. И не только он, но и его руководитель и вдохновитель, министр Меттерних.

 

Дело было не в семейных отношениях, конечно, не в том, что Наполеон был женат на дочери австрийского императора и что наследником наполеоновского престола являлся родной внук Франца I. Были другие причины, которые заставляли австрийскую дипломатию смотреть далеко не так прямолинейно на желательный результат войны, как смотрели, например, англичане, или Александр 1, или прусский король Фридрих-Вильгельм III. Для Англии Наполеон был самым непримиримым и самым опасным из всех врагов английской державы, каких только она имела за свою полуторатысячелетнюю историю. При нем между Францией и Англией сколько-нибудь длительного мира быть не могло. Для Александра он был оскорбителем, личным, но и помимо того единственным монархом, который мог восстановить Польшу при ближайшем удобном случае. А что Наполеон, если останется на престоле, найдет и военные и дипломатические возможности наносить своим противникам страшные удары, Александр в этом нисколько не сомневался.

 

Еще в большей (и гораздо большей) степени этот же мотив руководил и прусским королем. Фридрих-Вильгельм III, которого, можно сказать, силой заставили в марте 1813 г. выступить против Наполеона, не переставал с момента этого решения буквально обмирать от страха вплоть до самого Лейпцига. Он устраивал сцены Александру, особенно после неудач - после Лютцена, после Бауцена, после Дрездена: «Вот я опять на Висле!» - в отчаянии повторял он. Его и Лейпциг не очень успокоил. Этот панический, похожий на суеверие страх перед Наполеоном был тогда очень распространен. Даже после Лейпцига, после потери почти всех завоеваний, с истощенной, отчасти уже ропщущей Францией в тылу. Наполеон казался настолько страшен, что Фридрих-Вильгельм III без ужаса не мог и помыслить о том, как по окончании войны и по уходе союзников ему, прусскому королю, придется снова жить рядом с таким соседом, как Наполеон.

 

У Австрии не было всех этих мотивов, какие были у Англии, у Александра, у Фридриха-Вильгельма, считавших, что если на этот раз коалиция оставит Наполеона на престоле, то все кровопролития 1812 и 1813 гг. окажутся абсолютно бесполезными. Меттерних вовсе не желал, чтобы Россия осталась без должного противовеса на западе. Ему хотелось, чтобы в Европе остался Наполеон, уже не страшный для Австрии, но очень неприятный для России в качестве возможного союзника Австрии.

 

Меттерних и Франц I снова решили попробовать договориться с Наполеоном. И вот Меттерниху, который мог очень сильно пугать союзников угрозой выхода Австрии из коалиции, удалось вынудить у Англии, России и Пруссии согласие снова предложить Наполеону мирные переговоры на таких условиях: он отказывается от завоеваний (и без того потерянных) и прекращает войну; ему остается Франция в тех границах (с очень малыми изменениями), которые она получила по Люневильскому миру 1801 г. Союзные монархи находились во Франкфурте. Меттерних пригласил бывшего во Франкфурте задержавшегося там французского дипломата Сент-Эньяна, и в присутствии лорда Эбердина, представителя Англии, и Нессельроде, представителя России, который тут же объявил, что передает также мнение Гарденберга, канцлера Пруссии, наполеоновскому дипломату было поручено отправиться к императору и передать ему мирное предложение союзных держав. Люневильский мир 1801 г. был в свое время результатом победоносной войны. Наполеону оставалась, следовательно, великая держава, которую он создал в 1801 г., после французских побед при Маренго и при Гогенлиндене. Уже на самом краю пропасти, после страшных катастроф 1812 и 1813 гг., под непосредственной угрозой вторжения союзников во Францию, неожиданно явился шанс на спасение. Наполеон оставался повелителем первоклассной державы.

 

Сент-Эньян прибыл в Париж 14 ноября 1813 г. с предложениями союзных держав.

 

Наполеон не хотел сразу высказаться. Он был погружен в самую кипучую, лихорадочную деятельность по новым наборам, по всесторонней подготовке новой войны. Нехотя, с оговорками он согласился начать переговоры и одновременно еще больше усилил энергию по подготовке новой армии.

 

«Погодите, погодите,- говорил он, ни к кому не обращаясь и неустанно шагая по своему кабинету,- вы скоро узнаете, что я и мои солдаты, мы не забыли наше ремесло! Нас победили между Эльбой и Рейном, победили изменой... Но между Рейном и Парижем изменников не будет...»

 

Эти слова разносились по Франции и по Европе. Никто из знавших Наполеона не верил в успех мирных предложений союзников. Ежедневно новые и новые формирования проходили перед испытующим взором императора и направлялись на восток, к Рейну. Близился конец великой трагедии.

Евгений Викторович Тарле

napoleon.ucoz.ua

Научно-популярная статья о Наполеоне Бонапарте. История его времени и современность.

Наполеон – самая загадочная и противоречивая фигура в истории. Человек, о котором два столетия спорят ученые и художники. Какую роль он сыграл в мировой истории поможет разобраться Евгений Понасенков – историк и режиссер.

Я думаю самое важное для нас – это понять, что означает жизнь Наполеона. Не в бытовом смысле. За 20 лет изучения Наполеона я понял, что первые мои идеи и мысли, как понимание Наполеона оказались самыми правильными. Настоящая яркая история – это романтика. Представьте себе остров Корсика. Маленький остров, ничего особенного. Рождается мальчик, один из 13 детей. Поскольку в те годы была высокой детская смертность, то выжило 8. У Карла Бонапарта и Летиции Ромалино было всего 8 детей, которые выжили. И вот один мальчик, который родился на Корсике, вдруг, неожиданно для ученых историков того времени становится тем человеком, который возглавил Францию. Представьте географию: Корсика, Париж, потом вся Италия, Египет. Европейские столицы до нашего многострадального города Москвы.

Исторических личностей нельзя изучать с точки зрения материальных процессов. В отличие от социально-экономических процессов, которые развиваются по К. Марксу, развитие некоторых людей происходит на другом уровне, и их судьбы происходят под силой трения каких-то иных процессов, которые пока мы не можем зафиксировать. Мы не можем их зафиксировать с точки зрения науки, но как правильно сказал Ницше: «Если бы не было искусства, мы бы никогда не прикоснусь к истине». Не только бы не познали, а даже не прикоснулись. Когда мы слушаем Верди, Малера, Чайковского, мы может быть не все можем сформулировать, но в нас уже истина входит. Она прикасается к нам каким-то образом. Мы ее понимаем подсознательно или на втором плане зрения, как угодно. Так и здесь. Наполеона можно понимать через музыку, Наполеона можно понимать, прежде всего, через такое понятие, как раз драматургия пьесы. С моей точки зрения (и это еще было до того, как я стал заниматься театром, стал режиссером), история Наполеона – это спектакль. Это пьеса, написанная, наверное, самой фантазией мировой истории. Есть такая равнодействующая силы, которую я бы назвал мировой историей. И прав был Набоков, который сказал гениальную фразу: «Не надо совершать недобросовестной попытки проникнуть в следующее по качеству измерение». Производство консервов.

Это как раз к вопросу о существовании общественного процесса, который изучается одним образом, и о существовании других процессов и людей другого свойства. Их судьбы сначала пишутся, а потом режиссируются тем смыслом, существом, которое мы не можем сейчас определить. Но это есть. И нам надо понять для чего это делается.

Действительно, представьте себе Наполеона чисто статистически, по теориям разных вероятностей, невероятностей Эйнштейна и его коллег. Если помножить количество сражений Наполеона на количество пуль, снарядов, на количество адъютантов, которых убивало не перед ним, а буквально рядом с плечом.  Или на лошадей, которых подкатившийся под них снаряд,  разрывал просто в клочья, а Наполеон оставался, вдруг, стоять, причем без единой царапины. У него были ранения, но не в тех случаях,  когда убивало под ним лошадь.

Это необъяснимые факты. Я уже не говорю про наемных убийц. Вы знаете про взрыв адской машины роялистами. С другой стороны – якобинцы. Огромное количество наемных убийц шастало по Европе. Самые странная и самая страшная ситуация – 100 дней Наполеона. После первой ссылки на Эльбе, он высаживается в бухте Жуан и идет до Парижа и без единого выстрела занимает вновь трон Франции. Причем Людовик 18 –вернувшийся король, посылает против идущего на Париж Наполеона корпуса, полки. И не нашлось ни одного роялиста, ни одного психа, который (это же очень просто) выстрелил бы. Потому что уже были ситуации, когда полки ощетинились стволами, а Наполеон выходит вперед, расстегивает сюртук и говорит: «Стреляйте». И никто этого не сделал.  Я думаю не только потому, что они такие сознательные, или потому что такие трусы. Но скорее трусы, чем сознательные. Не только уж такая любовь. Действительно, люди за год правления бурбонов, когда снова поняли, что такое Наполеон, что он сделал для Франции. Но поразительно, что не нашлось ни психов, ни подлецов, ни наемных. Следовательно есть какая-то высшая сила (это я делаю научное заключение после всего, что я сказал), которая его от этого оберегала для какой-то цели.

Собственно говоря, я думаю, что надо подходить ко всему с точки зрения эстетики. 100 дней Наполеона – это уже некий момент исторический, немного лишний. Потому что все преобразования, которые он сделал за 15 лет правления, за год они бы не изменились. За эти 3 месяца,  которые он был у власти.

Для чего это нужно? Здесь я уже говорю не как историк, а как режиссер. Это очень красиво. Это очень красивая мизансцена. Это очень красивая кода, если мы говорим о музыке. Завершающая часть. Следовательно вот эта пьеса писалась неким эстетом. Дальше 100 дней закончились. Ватерлоо, св. Елена. Давайте не будем отрывать св. Елену от всего остального. Родился на острове, жил, как остров. Настолько гениальный, настолько одинокий, что фактически Наполеон – это метафора острова.

Первая ссылка на остров. Не крепость, какая-то тюрьма, а остров. И, наконец, самый отдаленный остров, потому что это уже южная Атлантика (это ж надо как бояться надо было), это св. Елена. То есть метафора острова.  Опять-таки, метафора, и, опять-таки, пьеса. Что еще любопытно. Обратите внимание, что Наполеон, которого они привыкли видеть странным, толстым, с такой челочкой. Как с картины Верещагина, который его не видел, но очень серьезно изучал и был некрофилом, как известно. (Действительно выдающийся художник. Но, чем гениальнее человек, тем он специфичнее).  Анонс: «О смерти«.

Большую часть своей жизни, где-то лет до 40, Наполеон отличался невероятной, в общем-то, с точки зрения античности, красотой лица и рук. И даже фигурой, где-то до 35 лет. Начнем с того, что он не был маленького роста, как считают они. Кто-то пишет: 1,57; 1,59; 1,60. Поскольку у нас есть все метрики из военной школы у нас есть огромное количество измерений. Каждый месяц а его измерял Констан – камердинер. И на св. Елене, когда обмывали тело. Эти измерения говорят о том, что он был 1,70. Это для конца 18, начала 19 века  очень здорово. Это очень здорово, это хороший показатель, я вам хочу сказать. Для примера средний рост жителя Советского Союза процветающей страны в 60-е годы был 1, 64 с половиной. Это рост товарища Ленина и Венеры Милосской. Как появился миф, что он маленького роста? Действительно его звали «маленький капрал», но откуда это пошло? Гренадеры, усачи, ветераны армии, которых он получил в первую свою итальянскую кампанию. Там уже были опытные солдаты, даже совсем старики. Они называли его так из-за возраста.

«Пти» (Petit) – это и маленький, и маленький по возрасту. Если вы заметили на картине, где Наполеон, а сзади гренадеры. Действительно, элитная рота гвардии которая была в охране Наполеона.  Эти гвардейцы, они по уставу своему были изначально не меньше 1,80 плюс колоссальная гренадерская шапка. Представьте себе, что это такое. Это за 2 метра! Конечно по сравнению с ними Наполеон казался меньше ростом. Маршалы у него были самые разные: 1,60 начальник главного штаба Бертье, очень высокие: Ожеро, Массена, Мюрат – 1,90. Это тоже играло роль для картин, для изображения маленького роста Наполеона. Но это исключения, которые только подтверждали правило. Потому что средний рост наполеоновской армии – 1,60 м.

Третий момент – это карикатуры. Как англичане рисовали Наполеона? Англичане, которые нагло владели морями мира, и Ротшильд владел деньгами всего мира. Что такое наполеоновские войны? Я не имею права вам этого говорить, потому что закроют и канал и меня. Но банкиры Ротшильды не последнюю роль сыграли. Английская карикатура – мир представляет собой маленький земной шарик и на нем малюсенький Наполеон, который хочет захватить его.

Вот эти 2 вещи сыграли злую шутку, и мы думаем, что Наполеон маленького роста. Ни в одних мемуарах вы не встретите слова: «Вошел человек маленького роста». Нигде. Потому что в голову не могло такое написать  людям того времени, которые сами были ниже его ростом. Анонс: «Энергия Вселенной«

Идеальная красота, идеальные пропорции лица. Если мы возьмем портрет работы Жерара, одна из авторских копий которой висит в ГМИ им. Пушкина или картину Луи Давида, набросок к коронационному портрету Наполеона и сравните ее с любым эталоном из греческого зала у той же Антоновой и получите полную идентичность. Идеальной красоты руки, об этом писали все мемуаристы. Пальцы, пропорции тонкие, все невероятное. И, конечно, фигура. Он был очень худой в молодости, потом нормальный до сорока лет. Позже начались проблемы с обменом веществ, связанные с нервами. Представляете, что такое поднять на себе Европу? Я поражаюсь, как после этого можно было дожить до пятидесяти двух лет.

Кроме того, он обладал колоссальной энергией, как бы сейчас сказали – харизмой. Это его роднит и сближает со всеми великими. Любого великого человека от не великого отличает колоссальная энергия. Есть люди убогие, тоже с животной энергией, но она не одухотворена. Творческая энергия, совмещенная с внутренними вибрациями. Когда подходишь к таким артистам, как Нуриев, Доминго, то чувствуются вибрации. Это было и у Наполеона. И поэтому он мог спать по 4 часа. Поэтому мог в кампанию в прусскую, польскую 1806-1807 г по 4-5 дней не спать, как и потом в 1814 году, когда громил тылы союзников которые прорывались к Парижу. У него  было 40 тыс. у них было 300 тыс. Он по тылам бегал, их оттягивал громил по 100 тыс. 40 тысячами. Не спал по 4 дня. Это колоссальная энергия и без этого невозможно вершить судьбы  мировой истории. Это все к тому, что Наполеон был произведением эстетского толка. И один из самых красивых портретов Наполеона, где и он очень красив, и портрет замечательный, это Жан Антуан Гро «Бонапарт на Аркольском мосту». Есть 4 авторских копии, одна из них в Эрмитаже. Это курьез. У меня есть приятели – театральные эстеты, и они влюблены в этот портрет. Не в Алена Делона, не в Бреда Пита, а в этот портрет. Это о чем-то говорит?

Если говорить о красоте, то не вся его семья отличалась красотой, хотя все были с правильными чертами лица. Но Паолетта, Полина Бонапарт, ее ваял Канова, великий скульптор того времени, Микеланджело того времени. И на вилле Боргезе в Риме находится эта уникальная скульптура. Она лежит в позе Венеры. И, действительно, если Канова ваяет сестру Наполеона в позе Венеры, то она красива была немыслимо.

Здесь я перехожу к другой важной теме. Что такое генетика? Это хорошо. Это все очень важно. Но что она не дает? Вот 13 детей у родителей Наполеона, из них 8 выжило. К сожалению для Бонапарта 8 выжило. И ни один из них, кроме Наполеона не обладал гениальностью. Все были почти бездарными.

Так все, например Лукино Висконти – великий режиссер. Да, его братья – 800 лет до этого аристократов, владели Миланом. Но ни в одном из них нет гения Висконти, нет духа. Душа вселяется. Это отдельная тема. Потому что есть генетика одна и генетика другая. Генетика души – это отдельная генетика и тоже можно научно доказать. Вот, пожалуйста, братья. Если вы видели сестру Рудольфа Нуриева, это тоже отдельная тема. Там тоже не Марго Фонтейн.

Мы остановились на том, что биографию рассказать невозможно, но можно понять контекст.

Говорят, что революция – это мама Наполеона, хотя мама его Летиция Ромалино. Но кто тогда папа? Я считаю, что отец его – это его собственный гений, те силы, которые его вели по жизни. И безусловно, духовный его отец – это его колоссальное желание самообразовываться. С юности, с детства он читал книги тоннами. Он знал наизусть древние трактаты, он сам очень много писал. Это мало исследованная тема, потому что Наполеон – публицист, Наполеон – историк и Наполеон – журналист, это вообще одна отдельная тема. Потому что он был блистательным оратором, блистательным аналитиком, обладал немыслимой памятью. Потому что он помнил, не то что там генералов, офицеров, старших-младших офицеров. Он помнил их по именам и в лицо, в каком бою отличился. Когда писал мемуары на святой Елене, он помнил все свои кампании: сколько дюймов, метров, какой мост был когда взят и т.д. Он был миникомпьютер, выражаясь пошло. Сейчас у всех ведь это есть а раньше, только у кого надо. Знаете, чем компьютер отличается? Столько-то триллиардов операций в секунду производит. Но ведь смысл не в том сколько вариантов решений в секунду предложить, а чтобы найти единственно верный. Так, как рисовал Леонардо, как решал Наполеон. Компьютер же не знает такой единственно верный, как Леонардо. Вообще Наполеон был бедный человек. У него не было компьютера, не было интернета. Он не смотрел телеканал «Дождь», в общем, как и Первый канал не смотрел. И человек был малообразованный в этом плане, глубоко несчастный. Но тем не менее, мы сейчас говорим о нем. Анонс: «Тупик Эволюции.«

И, переходя к следующей теме, поскольку на нас надвигается юбилей, я должен объяснить, как этот юбилей стал возможен. Как Наполеон сидел в Париже, и чего он делал там, где Лужков правил. Непонятно. Все на самом деле ясно и не сложно. Была французская революция в 1789 году. Соответственно и феодальная Европа не смогла стерпеть новых порядков. И Англия – давний соперник Франции, в экономическом плане торговом, должна была этим воспользоваться. И Англия этим воспользовалась.

Потому что на каждые сто тысяч солдат, континентальных европейцев, которые шли против Франции, британские олигархи, платили 250 тысяч фунтов стерлингов золотом. А для России, страны у которой всегда были проблемы с бюджетом. И мало кто знает, что Екатерина вторая которая заняла деньги аж в Голландии (ближе не нашли места). Мы же с голландским долгом рассчитались только в 1898 году. Значит деньги были нужны. Был один менеджер – Александр I. Менеджер высшего звена. Соответственно подумайте, куда шли деньги английские. Целенаправленно. Сейчас тоже хотят, чтобы не разбазаривали по разным товарищам, а чтобы целенаправленно шли.  Так вот, Александр I, который ненавидел своего папу. (А папа и бабушка хотели друг друга убить). Екатерина II не пережила всех своих любовников, а потом убили Павла I. За что? Он при всей своей эксцентричности, был человек глубоко интеллектуальный и понимал, что с Францией надо дружить. У Франции нет с Россией никаких проблем в плане геополитических границ, в плане конкуренции торговой, экономической, как, допустим, во Франции и Англии. Надо дружить. И он понимал, что Наполеон этого хочет. Потому что для Наполеона это вообще была идея фикс – союз с Россией, чтобы восстать против Англии. Наполеон делал для этого все, посылал посольства.

И даже за счет французской республики, обмундировал пленных русских солдат, плененных во время похода Суворова, и послал их в Россию обратно. То есть он делал все для союза, и этот союз пытался осуществить Павел I, за что был убит на деньги Англии, окружающими товарищами. Кстати деньги передавала княгиня Львова, светская дама. Женщина мировой истории, деньги передавала на убийство. Убили Папу, а Александр I понимал, что над ним висит дамоклов меч, с одной стороны. С другой стороны – звонкая монета, и с третьей стороны – самое важное. Черт с ним, с Папой и со звонкими монетами. Александр I был колоссально завистливым человеком. Ну как же, во-первых, урожденный монарх (ладно, что убил Папу). Потом представляете, вообще вот такой сушей править, а там непонятно что. Он понимал, что там народ просвещенный, как он говорил, а тут нет. Он не уважал русский народ и по-русски плохо говорил, и не любил писать. И когда русские вошли в Париж в 1814 году с союзниками, он же запретил появляться офицерам на улицах Парижа. И гарнизон был русский не в Париже, почему там и начались эпидемии.  Потому что Александр презирал Россию. А тут Наполеон занимает такую цивилизованную прекрасную Францию.

Плюс, у Александра был воспитатель, швейцарец Лагарп. И тот его образовывал на античности. Александр I думал, что он Агамемнон, Бред Пит под Троей. Вот он представлял себя Бредом Питом, а тут не получается. У всех образованных аристократов стоял бюст Наполеона, тогда еще консула. Не Александра. Александра это напрягало. И с каждым годом это ухудшалось, потому что Наполеон там победил, здесь сделал. Гражданский кодекс, Франция реформируется, а в России все как обычно. Зависть. И поэтому Александр I стал первой жертвой Англии и одним из двигателей создания коалиции 1805 года. Я хочу сказать, что начались антифранцузские коалиции в 1792 году. Когда Наполеон был нищим, я подчеркиваю, офицером, просто нищим офицером. И он, через несколько лет придя к власти, по коллективным внутриполитическим причинам унаследовал все эти антифранцузские коалиции. Причем происходил практически замкнутый круг. Когда французские генералы отбивали от границ Франции интервентов, коалиционеров: Австрию, Пруссию и т.д. (много было союзников антифранцузских). И естественно это очень бесило тех кто начал войну.

Их поражения по их территории, деньги и т.д. и т.д. Именно вот это замкнутый круг. Они сами – те, кто начали войну, они же и бесились, что она идет не так как им хочется. И возбуждались против Франции. Это очень важно понять, что сами же виноваты те – от России до Австрии и Пруссии. И сами же говорили, что Наполеон и Франция такие плохие. Вот логика человеческая. И Наполеон, как самая яркая фигура, конечно отождествлялся с Францией и с войнами в которых он побеждал. Поэтому их и назвали наполеоновские войны. Хотя можно было их назвать антифранцузские войны, а не антинаполеоновские, как их называют. В учебнике МГУ, где я имел неосторожность учиться, профессора пишут в учебнике… (это, как в анекдоте «Как править миром незаметно для санитаров»). Так вот они пишут: «Антинаполеоновские войны начались в 1792 году». То есть вся Европа в едином порыве решила найти во Франции товарища младшего офицера и против него сражаться. Вот это учебник МГУ, я хочу сказать. Я про другие учебники вообще молчу.

Таким образом мы поняли, что Наполеон унаследовал импульс антифранцузских интервенций, коалиций и лишь пытался замириться и потом бороться с ними. В общем-то, они прекратились на какое-то время после Маренго. Это где-то 1800-1801 год. Соответственно с Австрией мир, потом мир с Англией. С Россией какие-то переговоры. Потом Павла убивают. Это заканчивается. Александр I пока сам разбирался в России, Наполеон во Франции – было маленькое затишье. Потом что происходит? 1805 год – третья антифранцузская коалиция. Вот мы говорим – Неман 1812 год. Как Наполеон оказался на Немане? Наполеон спокойно во Франции сидит. В этот момент Александр сколачивает коалицию антифранцузскую, в которую входит в том числе и Австрия. Армия товарища Кутузова идет сквозь всю Австрию к границам Франции. А там, я хочу напомнить, уже был Суворов. Вот я нашим ученым задаю всегда вопрос: «Что товарищ Суворов делал у границ Франции в 1899 году? Что Кутузов делал, направляясь во Францию»? А здесь документы третьей коалиции – это соглашение между союзниками. И они все опубликованы. Не просто где-то в архиве лежат. Это история дипломатии под редакцией чуть ли не политбюро и Громыко. И там в этих документах написаны все те пункты которые были осуществлены Венским конгрессом 1814-1815 годов. То есть, это фактически интервенция. Насильственная смена власти в стране. Это интервенция 1805 года.

Мы должны понять от 1792 года, через 1805 год, и далее через 1812 до 1814 года – это единая цепочка. И французские генералы сначала, потом уже товарищ Наполеон, как генерал, потом как консул, потом как император, они отбивали коалиции от своих границ, Но они же могли ждать в Париже? Сколько можно. Если бы они ждали в Париже, то случился бы 1814 год сразу. И отбивая от границ (пишут: вся Европа под игом Наполеона. Под каким игом? Пруссия и Австрия были лишены своего монарха или самостоятельности? Нет. Наполеон прошел насквозь и по глупости уходил обратно в Париж. Там были какие-то приобретения, контрибуции небольшие. Но по с равнению с тем что Австрия четыре раза воевала с Наполеоном в итальянскую кампанию, Маренго, 1805 год, 1809 год. После поражения под Аустерлицем. Австрия. Он что аннексировал ее, сменил монарха? Ничего подобного. Четыре раза за десять лет страна идет войной на Францию, и Франция такая добрая что ничего такого не делает.

Вот мы должны это понимать. Ведь никакой аннексии в Европе не было. Но в бытовом представлении это есть. И, надо сказать, что вот эта коалиция 1805 года очень показательная. Кутузов идет к границам Франции, Наполеон гонит Кутузова по долине Дуная к Аустерлицу. Затем Аустерлиц, который русско-австрийская армия под командованием героя Советского Союза Кутузова проигрывает.

Надо сказать, что Кутузов – это такое изобретение Сталина, отчасти. Ведь никто в 19 веке: ни ученые, ни Толстой к нему серьезно не относились. Что такое Кутузов, как полководец? Аустерлиц проигран, Бородино проиграно, Москва сдана. Все. Вот это – Кутузов. А вот когда Сталину необходимо было оправдать гибель наступления до Москвы в 1941 г, учреждается орден Кутузова, по заказу Сталина пишется брошюра «Кутузов – великий полководец». И контрнаступление Кутузова в 1812 году полковником Жилиным. Хотя термин контрнаступление появился лишь в 1947 году двадцатого века. А Кутузов никакого контрнаступления в 1812 г не делал, потому что он был разбит под Малоярославцем, когда Наполеон вышел, а потом он шел параллельным маршем, чтобы не сталкиваться с Наполеоном и даже его выпустил под Березиной. Потому что уже имел опыт Бородина и Аустерлица. Боялся. Так вот, 1805 год: уничтожили русских и австрийцев под Аустерлицем. Наполеон не стал преследовать армию специально, потому что думал, что после этого будет мир. Ничего подобного. 1806 год – следующая война. Пруссия объявляет вместе с Россией Наполеону войну. Наполеон разбивает прусские армии. За 2 недели Пруссия разбита. Идет дальше. Потому что русские идут через бывшие польские земли. И вот кампания 1807 года. Русские опять разбиты под Фридландом и Тильзит. Вынужденный Тильзитский мир. Наполеон умудрился не то, что контрибуции и репарации после всей наглости Александра и России. Ничего подобного. России даже была подарена Белостокская область. И Александр I за такую доброту Наполеона наградил высшей наградой Российской империи Орденом Святого Андрея Первозванного. Поэтому я прошу при патриархе о Наполеоне говорить уважительно. Не у всякого из нас есть такая высокая награда. Анонс: «О нейропсихологии»

Кстати, по поводу патриарха. У нас же все трагическое и комическое близко в России. Мы же вообще страна немножко такого театра абсурда. Наполеон – католик. Ему Русская Православная церковь в лице товарища Синода, объявляла анафему и отлучала от церкви православной дважды. В 1806 году, видимо за поражение под Аустерлицем, когда он не стал преследовать русских. Когда же мы сами пошли на Францию. И в 1812 году. Дважды. А знаете почему дважды? Потому что на этап поцелуев на Немане с Александром I на плоту, анафема была отменена. И была мизансцена, которую вполне мог бы Роман Виктюк срежиссировать. Вот такая была сцена между Александром и Наполеоном. И на это время отменили анафему генералу Бонапарту, а потом вернули. Любопытно под каким предлогом. Наполеон во время консульства уравнял в гражданских правах иудеев. Соответственно Наполеон пособник кого? Убийц Христа. И за это со всех папертей, наши попы говорили: «Бонапарт – убийца Христа». Понятно, что все это по указке Александра I, потому что церковь у нас всегда была министерством.

Тем не менее, если уж мы заговорили об иудеях, то поговорим о реформах. Наполеон конечно не только великий полководец, но и прежде всего человек, который основал современную Францию и Европу. Я хочу это подчеркнуть и на этом настаивать. Эпоха блистательного консульства. Это, наверное, самая невероятная пора в политической истории Европы, когда за буквально 4 года, с такой силой, и четкостью и принципиальностью была реформирована какая-то ни было внутриполитическая система. В данном случае французская.

Все понимаем, что такое гражданский кодекс Наполеона. До Наполеона во Франции действовала обычное французское право, так называемое. 320 региональных кодексов. То есть в каждой деревне свой кодекс. Обычное германское право (верхнерейнских и нижнерейнских губерний Франции), римское право на Юге, древнеримское (там какие-то останки, которые были местным законодателем вплетены). Чего только не было. И все это вместе действовало. Наполеон это все унифицировал. На основе кодекса Юстиниана – это рецепция восприятия римского права, был за несколько месяцев заготовлен новый кодекс. Над ним работали профессиональные юристы, Наполеон многие статьи писал и редактировал. Потом все эти статьи посылались в местные департаменты, там изучались, согласовывались. И в итоге мы получили уникальный кодекс, который без всяких изменений действовал до 1936 года и сейчас на 90 % действует во Франции. И примерно количество статей и принципов на 70 % во всей Европе, включая Россию. В России он действует конечно исключительно номинально. Надо сказать вот что вот эта реформа, которая не имеет аналогов в мировой истории: заново, фактически с нуля создать гражданское право – это уникально. Это главный памятник Наполеону. Он сам это понимал.

Что дальше происходит в эпоху консульства? Организован и учрежден Наполеоном французский банк. Причем система этого французского банка, его действия, не изменяется до сих пор. Совсем не изменяется. Очень просто придумано. Как принимаются решения? Часть правления – государственные чиновники, и 15 человек аукционеров-частников. Они принимают совместные коллегиальные решения. Идеальная ситуация. И банк действует. Блистательно действует. Далее – разделение на казначейство и министерство экономики. Казначей собирает деньги, второй человек вкладывает и распределяет куда, что надо делать. И есть счетная палата, которая следит. Все это очень строго. Наполеон спал 4 часа, потому что он это еще и контролировал. Это не наша система. Дальше – дикая инфляция. Обмен бумажных денег эквивалентом металлическим.  Введение золотого наполеондора за которые французские солдаты могли все что угодно купить в Европе, когда путешествовали, кроме одной страны России, поскольку здесь рыночной экономики не было. Вот когда они вошли, дошли до Смоленска. До Смоленска им там в Витебске везде все продавали. А вот, когда они вошли в Смоленск и думали, что как в Европе можно еду купить за золото – черта с два. Потому что, оказывается, у нас ярмарочная система. Два раза в год, причем в Нижнем Новгороде, и еще дальше. Они поняли, что попали.

Так вот, дальше: ирригация, строительство портовой системы, дороги, дороги через Альпы, дороги во Франции, перепланировка Парижа, улица Риволи главная. Оказывается никому не приходило в голову за многие века мировой истории, что если по улице с одной стороны дома будут четные, а с другой – нечетные, так будет легче искать. Это пришло в голову только Наполеону. Это его изобретение. Никому не приходило в голову во Франции, что административная структура конторы, не может заниматься одновременно пожарными делами, ирригацией, строительством и ремонтом дорог и т.д. Он разделил отдельно пожарников, отдельно тех, кто строит дороги. Это тоже не приходило людям в голову. И это касается всего. Помимо того он сам написал устав «Комеди Франсэз» французского театра, который действует и поныне. Помимо того, что он теоремы в геометрии, задачи в математике – это тоже его открытие и изобретение. Это все отдельная тема. Почему он и был избран членом французской академии. Причем не как у нас тут автоматом дают кандидатские, докторские, членство, а настоящее.

То, что сделал Наполеон для Франции – это абсолютная фантастика. И для чего были нужны 15 лет, чтобы отбиваться от этих интервентов европейских? Чтобы вот это все закрепить так, чтоб никакой белый террор и контрреформы при бурбонах уже ничего не смогли бы изменить. И не смогли изменить они самое главное, что сделал Наполеон. Почему во всех крестьянских домах во Франции всегда висели лубочные портреты Наполеона? Потому что Наполеон дал всем собственность. Вот то, что сделала французская революция – это был хаос и бардак, и маразм. А когда пришел Наполеон, он понял, что каждому нужно дать бумажку и закрепить то, чем он владеет на данный момент. И он им это все дал. Вот в этом великая заслуга Наполеона – собственность. Потому что без собственности нет свободы ни личности, ни общества, ни политической. Главная проблема России, что власть и собственность не разделены до сих пор. В этом трагедия России и счастье Франции, что Наполеон собственность эту дал, узаконил и всячески нормативно разделил.

Мы выяснили, что Наполеон реформировал и основал фактически современную Францию. Мы поняли, что он унаследовал импульс антифранцузских коалиций, которые начались задолго до того, как он стал во главе страны. И в череде этих антифранцузских коалиций и войн конечно стоит и 1812 год. Юбилей этой войны мы будем праздновать. В этой связи с юбилеем, я хочу подумать, воспользовавшись ситуацией, об образе врага. Потому что конечно Наполеон для русского обывателя – враг. Как в «Гусарской балладе» у Рязанова: «Гроза военная накрыла наше небо. 12-го в ночь форсировали Неман нежданно Бонапартовы войска».  Во-первых, не нежданно. Русские армии стояли на границе с 1810 года с великим герцогом варшавским. 2 года стояли. Плюс к этому у нас были соглашения коалиционные со Швецией, Англией, Испанией. И юридически война началась за 3 месяца до 12 июня, по новому стилю 24-го, сейчас уже, наверное, 25-го. Потому что, когда шла оккупация шведской Померании, а Швеция была в оборонительно-наступательном союзе с Россией. Соответственно официально мы в состоянии войны уже были. Конечно французский посол затребовал паспорта. И до этого еще русский затребовал. И была миссия Нарбона к Александру, который просил: «Давайте не будем воевать». Надо сказать, что Александр, как всегда, как дурень, очень мало понимал в военном деле. Он проиграл Аустерлиц, потом Фридланд, он опять хотел воевать с Наполеоном, опять идти на Францию. Но ренегат Бернадотт, маршал, который приглашен был в Швецию наследным принцем, он сказал Александру очень правильную вещь.

Он сказал, что вы же понимаете, что с Наполеоном сражаться в открытом честном бою вы не можете, таланта не хватает. Зато у вас есть огромные территории, ужасный климат, полное отсутствие дорог. Воспользуйтесь. И многие русские генералы с немецкими фамилиями это понимали. И Пушкин знал, что стихотворение «Полководец», «план задуманный глубоко». План Барклая де Толли потом реализовывал товарищ Кутузов, который еще обвинил после Бородина Барклая в рапорте Александру I, что он виноват в оставлении Москвы (хотя Кутузов проиграл Бородино), потому что Смоленск оставлен. Хотя Смоленск был оставлен, потому что мы тоже там проиграли. Это была большая тактическая операция, отступление, которая производилось с ведома Александра и по плану Александра. Он как сказал: «Я лучше отступлю до Камчатки, чем помирюсь с Наполеоном». Наполеон или я. Вместе мы не можем властвовать. У Александра была вот эта колоссальная зависть. Даже одно, когда русские вошли в Париж, он отправился танцевать с Жозефиной в гарнизон – Фрейд. В спальню к Наполеону заходил Фрейд. Заказал свой портрет Жерару, придворному живописцу Наполеона – Фрейд. Все же понятно.

Вообще Александр был лысый с детства фактически, белобрысый, перекошенный и полуглухой. Прелесть была. Но он был фантастически хитрый и галантный в обращении. И даже Наполеон писал, что если бы Александр был женщиной, он бы в него влюбился. Вы знаете, как Александр закончил.  Сошел с ума. И по 12 часов молился перед образами, стоял на коленях, когда понял, что место Наполеона ему в Европе не занять. Есть версия, что потом он не умер, а куда-то отправился. Так или иначе, в последние годы он не правил, а занимался религиозным мракобесием. Это итоги. Так вот кампания в России – образ врага. Как вы видите, мы заманили Наполеона сюда. Потому что Россия не собиралась выполнять условия Тильзитского мира, а Тильзитский мир был достигнут после Аустерлица, после Фредланда, после того, как Россия, учитывая Суворова, трижды шла интервенцией на Францию. И Россия не хотела исполнять условий союза, причем выгодных для России. Поразительное дело. Поэтому ответственность лежит на России, на Александре. Конечно никакие крестьяне не знали, что в политике происходит, и крестьяне того времени не знали, что происходит на соседнем хуторе. Говорят «Отечественная война». Какая? Большинство в России было крепостных. Необразованные, неграмотные, сознание нулевое.

Для них французы и турки были одни и те же люди, потому что басурмане по вере. Они же не понимали, что французы и турки разные этнонациональные группы. Более того, эта темнота была немыслимая.  Когда отменили крепостное право, то говорили, что его отменили потому, что Наполеон, так хочет. Это в фольклоре сохранилось. Причем, не Наполеон III, который тогда уже был во Франции, а тот Наполеон, который, видимо, не умер на св. Елене. И Чичикова, как вы знаете, признали за Наполеона. Об этом шутили. У Гоголя это есть. Сознание русского населения простого – это полная дикость. О какой отечественной войне?

Смоленский тракт дошел до Москвы. Полчища наполеона (какие там полчища?). Вошло сначала 450 тысяч потом еще 150 тысяч. 600 тысяч. Это на одном русском поле могло уместиться. Больше выходит на (не скажу какие парады) в Берлине. Понимаете, 600 тысяч Наполеон ввел и на всю эту колоссальную территорию. Он на гарнизоны больше потратил. До Смоленска 200 тысяч уже болело дизентерией, оттого, что нечего было есть. Наполеон дошел до Москвы без армии не потому, что военные потери. Потому что не боевые потери. Сражаться-то было не с кем. Одно Бородино, которое русские проиграли. Если бы Россия поднялась, она просто задавила бы эти 600 тысяч. А ведь ратники не хотели идти в ополчение, рубили себе руки. А дворяне и помещики давали только конечных больных, самых плохих в ополчение. Почему? Потому что первое ополчение Александр созвал в 1806 году, чтобы идти интервенцией во Францию. Это было создано 600 тысяч ратников. Без всякого угрозы родине. Это Александр I, как хозяин страны, как крепостник главный собрал 600 тысяч. И их не вернули хозяевам-помещикам.

Почему и не хотели помещики в 1812 году давать. Их всех в рекрутчину на 25 лет отправили. Служить. Вы понимаете в чем же дело было? Это же дикость абсолютная. Поэтому еще надо призадуматься, кто главный враг России. Может быть не там а где-то, а где-то в другом месте? И когда я в последние дни пытаюсь ходить по Москве, а это делать невозможно. Я уже несколько пар ботинок выбросил, потому что сколото, везде сбит асфальт и кладутся в разные стороны кирпичики. Где-то блоггеры пишут, что это очередная супруга нового мэра владеет производством кирпичиков. Я не знаю, чего блоггеры пишут. Вы знаете, что Москву тогда сжег Ростопчин, генерал-губернатор? Потом величайший урон нанес по количеству снесенных зданий другой мэр. Сейчас, значит, уничтожение асфальта, замена на кирпичики. Знаете, я иногда, когда хожу по Москве, вообще удивляюсь. Неужели тут были французы? Я не верю, что здесь были европейцы. Сейчас приедет Пласидо Доминго, тоже, по-видимому, галлюцинация будет. Он приезжал сюда. Один раз у него бы тепловой удар был в 2001 году, а потом в 2002 году, когда он пел рождественский концерт, там было минус 30. В России же как – мороз.

Кутузов вывел из Тарутинского лагеря под Москвой, где стоял целый месяц, собирая резервы, 130 тысяч солдат. А Вильно – современный Вильнюс привел, соответственно, 27 тысяч солдат. 100 тысяч, большая часть которых не боевые потери. Холодно, есть нечего. Даже для своих. Смоленский тракт, там 8 метров. Вот такая узкая полоска растянулась. Какая Отечественная война? В некоторых губерниях вообще не слышали, что кто-то вошел в Россию. А сейчас юбилей. И в каждой провинции будет разыграно Бородинское сражение из бюджета (из нашего карманчика). Где-то ставят памятник какому-то безымянному парню, который завел французов в болото. Но это научно не зафиксировано, но памятник будет. И там будет написано, что «завел в болото». В Смоленске власти недавно чем прославились? Они хотели поставить мемориальную доску и реставрировать особняк в котором останавливался Кутузов во время контрнаступления 1812 года. Маленькая проблема – Кутузов в Смоленске не был в это время. Но им поздно сказали, сейчас уже деньги наверное вернули. Еще будет замечательная вещь – поезд памяти. Знаете, что это? Ветераны войны должны отправиться на поезде со школьниками на Бородинское поле. Это Указ правительства №1287. На это деньги выделены, ребята. Значит с тех времен достал где-то ветеранов. Если моего деда-ветерана посадить без маминой машины в поезд в июле или зимой и отправить на Бородино – это выгодный для ЖКХ вариант избавиться.

И как мне сказал один приятель из правительства, когда объявили, что ветеранам дают квартиры (ветераны умирают, их с каждым годом меньше становится), как только сказали, то их больше оказалось. Как только сказали, что дают квартиры, то ветеранов больше оказалось в стране по новой переписи. А тут 1812 год. Тут вообще какая статистика может появиться!  Юбилей – страшное дело. И еще что появилось?  Вернулись эти…с золотом, мобильниками и машинами. Попы. И прямо на бородинском поле в 21 веке на юбилее Бородина они заявляют: «Мы сражались с Антихристом». Они забыли, что на антихристе орден святого Андрея Первозванного. Это же поразительное дело, причем в 21веке. Так что, когда пишут, что война нанесла урон России. Хочу сказать, что понятно, что этот Александр I и сделал, который получал на это деньги от Англии. Во-вторых, любопытная история. Западные губернии требовали компенсации от правительства России за то, что постой брали, живность для корма, лошадей для армии, разрушенные села. И эти дела продлились до 60-х годов 19 века. Ничего не компенсировали. С одной стороны видна нерасторопность правительства. А с другой стороны, какой патриотизм, что судились с государством до 60-х годов. Уже дети судились, чтобы вернули деньги.

Итак, судьбы великих людей режиссируются наверху. Это высокая драматургия. И прав был Гете. Люди искусства, вот все эти гении – они все понимали. Поэтому Пушкин написал стихотворение о Наполеоне: «И миру вечную свободу из мрака ссылки завещал», гражданский кодекс понимая по этим. Лермонтов – нет более проникновенного стихотворения чем перевод из Цедлица «Воздушный корабль». Нет более тонкой нежности, чем в стихотворениях Мицкевича к Наполеону. Гете гениальную фразу из всех произнес. Он назвал не биография, не жизнь, а житие. Житие Наполеона, как откровение святого Иоанна. Все знают, что там кроется что-то еще, но никто не знает, что именно. В этом и притягательность тайны. На самом деле Гете встречался с Наполеоном однажды, когда были переговоры между Наполеоном и Александром в Эрфурте. Это 1808 год. И он провел несколько часов беседы с Наполеоном. Был под впечатлением этих бесед всю жизнь. Не рассказывал о них особенно, не распространялся. Звал Наполеона мировой душой. Когда критиковали Наполеона, говорил: «Не трогайте моего императора». А вы понимаете, что Гете не просто гений, но еще и мудрый человек. Уж если мудрец такое говорит! Это дорогого стоит. Причем Гетте уже того возраста. Это пожилой, умудренный летами гений, который встретил другого немолодого человека и понял его исторически и философски. Наполеон всегда был на коне и будет на коне. Те, кто его критикуют, называют врагом, они кем были, тем и останутся.

Вопросы

Вы, по-видимому, считаете, что гений и злодейство это совместимые вещи. Помните ли вы сцену с Наполеоном у Клайва Льюиса «Расторжение брака»?

Е. Понасенков:

Вы правы в плане этой сцены. В чем проблема любой личности в истории: «И гений – парадоксов друг». Любая тема парадоксальна, тем более гениальная. Злодейство есть примитивное, то что происходит у нас на улицах Москвы, а есть злодейство, которое носит художественный эстетский смысл. Помимо отрицательного, оно имеет форму. Что такое искусство? Это форма и содержание. В искусстве важно не только «что», но и «как». Можно просто дать пощечину, и быть гадом. А можно перед этим станцевать, как Нуриев и потом дать пощечину. И это будет «Лебединое озеро». Конечно, Наполеон – человек не идеальный. Он иногда преступал нормы общественной морали и поведения. Этот человек – представитель буржуазного общества, которое прогнило насквозь.

Вот уже десять лет занимаюсь Наполеоном. Накопилась масса вопросов. Хочу задать два. Первый, как к режиссеру. Считаете ли вы образ Наполеона актуальным для современного кинематографа, будут ли к нему еще обращаться, и вообще следует ли к нему обращаться в кино? И второй вопрос. Вы говорили о юбилее 1812 года. Считаете ли вы это моментом консолидирующим французов и русских, как две нации или это момент разобщающий?

Е. Понасенков:

Я отвечу сразу и четко. В кино и литературе, везде к Наполеону будут обращаться всегда. Это великая трагедия для Наполеона на 90%. Потому что такие фильмы как «Наполеон и Жозефина», или «Ватерлоо» Бондарчука – это единицы. А мерзость, похабщина и некачественная ахинея, которой сейчас пестрят экраны – это убого и примитивно. Да. Будут обращаться. И не талантливо обращаться.

По поводу юбилея. Никакой юбилей не консолидирует и не разобщает. И там, и там на это давно наплевать. Понимаете, большинству населению на это наплевать. Это не хорошо и не плохо. Но вы ошибаетесь, вы говорите: 2 нации – русские и французы. Но в России нет наций. В империи наций не существует по определению. Она конечно должна быть, но у нас много чего должно быть. У нас пароходы должны плавать не с 56 года.

Я хотел уточнить, в современной Франции как относятся к Наполеону?

Е. Понасенков:

Очень по-разному. Французский поэт Мишель де Ги. Несколько лет назад, мы говорили с ним, он приезжал презентовать свой сборник стихов. Он называл Наполеона диктатором. Как вся французская интеллигенция.  Французы себя вообще ведут проституировано по отношению к своим гениям. Это надо честно сказать. Потом все ушли. Мы остались наедине. И тогда он сказал: «Знаете, вы правы полностью. И про Наполеона, и про эмигрантов». Вот что такое французское отношение.

Я полагаю, что ваши коллеги преимущественно не разделяют вашу точку зрения?

Е. Понасенков:

Почему? Профессор Троицкий из Саратова, один из крупнейших специалистов в России – разделяет. Есть телебеседы с профессором Сахаровым, который почетный президент, директор Института российской истории РАН – он полностью разделяет мою точку зрения, касательно 1812 года. Как ни странно, самые крупные ученые, они разделяют. Есть сейчас те товарищи, которые подсуетились. Но это было всегда. Всегда ложились под государство, хотели получить гранты от государства.

Вы путешествовали по местам болевой славы Наполеона?

Е. Понасенков:

Я очень люблю Париж – это его боевая слава. Москва – это тоже боевая слава Наполеона.

http://color-foto.com

color-foto.com

Подробная Биография Наполеона

 

Наполеон Буонапарте (Бонапарт) родился 15 августа 1769 года в Аяччо, в семье адвоката Карло Буонапарте, происходившего из мелкопоместного корсиканского дворянства, и Летиции Рамолино, принадлежавшей к старинному патрицианскому роду. Карло Буонапарте, у которого из двенадцати детей выжило восемь, в награду за лояльность к Франции получил возможность отдать старших сыновей, Жозефа и Наполеона, в 1779 году в колледж. Наполеон через два месяца перешел в военную школу в Бриене. В 1784 году, получив звание кадета, он продолжил обучение в военной школе в Париже. Через год Наполеон был произведен в лейтенанты артиллерии и отправлен в престижный полк ла Фер. Бонапарт служил в Валансе и Оксонне. Его работоспособность была феноменальной: на сон ему требовалось не более 4-5 часов в сутки. Он много читал, продолжал заниматься самообразованием. Во время Великой французской революции (1789-1794) Наполеон встал на сторону жирондистов. 16 сентября 1793 года комиссия Конвента поручила Бонапарту командование артиллерией. При штурме Тулона Наполеон, возглавлявший один из отрядов, был ранен. После взятия города комиссия Конвента произвела его в бригадные генералы. Падение диктатуры Робеспьера, казалось, поставило карьеру тулонского героя под угрозу. Как друг якобинцев он был арестован, но вскоре освобожден. В поисках нового назначения он познакомился с депутатом Баррасом. По его поручению Наполеон разгромил мятеж роялистов 13 вандемьера (5 октябра 1795 года). Награда не заставила себя ждать. Баррас стал одним из лидеров Директории, а Наполеон возглавил парижский гарнизон. В это же время он женился на вдове генерала прекрасной креолке Жозефине Богарнэ, которая была на шесть лет старше его. В 1796 году Директория назначила Наполеона главнокомандующим Итальянской армией. Его поход завершился большой и неожиданной победой. Герой итальянской кампании жаждал славы миротворца, прекрасно понимая, что тем самым он приобретет популярность во Франции и упрочит свое положение перед Директорией. Однако вести переговоры с Австрией Директория поручила тридцатилетнему Анри Кларку. Но Бонапарт не хотел упускать своего шанса. В феврале 1797 года Бонапарт подписал с папой Пием VI мирный договор, по которому последний лишился значительной части своих владений. 7 апреля 1797 года в замке Эггенвальд, расположенном в Штирии, Наполеон начал переговоры, завершившиеся 18 апреля подписанием прелиминарного (предварительного) мирного договора с Австрией. Как писал Талейран, прелиминарный договор был "явно выгодным для венского двора". Австрийцы, терпевшие в Италии в 1796-1797 годах жестокие военные поражения от французских войск, потерявшие Бельгию, с полным основанием считали чудом сохранение целостности своего государства. Но Директория рассчитывала получить еще и Рейнскую область. Секретные статьи договора, о которых в Париже даже не знали, предусматривали ликвидацию Венецианской республики. Бонапарт затеял опасную игру. За грубое нарушение правительственных инструкций Директория должна была отстранить его от руководства армией и предать суду. Однако население Парижа с восторгом встретило известие о подписании прелиминарного мира. Победы в Италии, разгром Австрии принесли Бонапарту широкую известность. "Какой человек наш Бонапарт! Ему еще нет 28 лет, а над его головой все виды славы - слава войны, слава мира, слава сдержанности, слава благородства: он имеет все". Так писал 10 мая 1797 года о молодом генерале Талейран. После государственного переворота 18 фруктидора (4 сентября 1797 года) Баррас и его сторонники дали Бонапарту полномочия на подписание мира с Австрией. Он был заключен 18 октября 1797 года в Кампоформио. На этот раз австрийцы отдавали Франции почти весь левый берег Рейна, а также всю Ломбардию. Когда в декабре 1797 года Бонапарт вернулся в Париж, он был уже политической фигурой, имевшей немалый вес. Его популярность была огромна. 5 марта 1798 года Директория дала согласие Бонапарту на египетскую экспедицию. Египет нужен был Наполеону как база для создания новой колониальной империи Франции. Речь шла о политике, рассчитанной на длительную перспективу. Египетская кампания Наполеона не имела военно-политического успеха. Тем не менее его возвращение в Париж стало настоящим триумфом. Население, напуганное угрожающим положением Франции, видело в нем единственного спасителя и встречало его ликованием. Воспользовавшись слабостью Директории, Наполеон 18-19 брюмера (9-10 ноября) 1799 года совершил государственный переворот, установив режим диктатуры в форме Консульства. Во главе государства стояли три консула. Первый консул - Бонапарт - получал фактически диктаторские полномочия. Как и оба соконсула, он избирался Сенатом на десять лет. При выборе министра внешних сношений у Бонапарта не было сомнений. Им стал Талейран, безусловно, один из самых выдающихся дипломатов эпохи. Впрочем, прерогативу принятия основных дипломатических решений, особенно имевших принципиальное значение, Бонапарт оставлял за собой. По свидетельству одного из ближайших его сотрудников Редерера, в течение всех 15 лет власти Наполеона в вопросах дипломатии только ему одному принадлежала "решающая инициатива". Вскоре же после государственного переворота, приведшего его к власти, Наполеон Бонапарт обратился к монархам Англии, Австрии и России с предложением скорее прекратить военные действия, разумеется, на условиях сохранения за Францией всех ее завоеваний, то есть "естественных границ" - Бельгии, Голландии и левого берега Рейна. Бонапарт вряд ли надеялся, что его противники пойдут навстречу сделанным им по отдельности мирным предложениям. Но он руководствовался хорошо известным дипломатическим приемом, подсказанным ему, возможно, Талейраном, - готовясь к продолжению войны, как можно больше твердить о своих мирных побуждениях. Талейран говорил: "Если результаты задуманного похода будут удачны, предлагавший мир приобретет право на суровое обхождение с побежденными, если же, наоборот, последует неудача, предлагавшему мир не придется опасаться упрека в том, что он сам накликал беду". Уильям Питт Младший категорически отверг сделанные Англии мирные предложения. Австрия и Россия, со своей стороны, также ответили отказом. Весной 1800 года, тайно собрав крупную армию около швейцарской границы, Бонапарт через Сен-Бернар двинул ее в Северную Италию и 14 июня нанес австрийской армии у Маренго поражение. 3 декабря 1800 года в Германии наполеоновский генерал Моро заставил капитулировать австрийскую и баварскую армии. Бонапарт принял австрийского канцлера Кобенцля в Тюильри, в гостиной, расположенной у входа в прежний королевский кабинет. Большую часть мебели из салона заранее вынесли. В углу поставили небольшой стол, за которым должен был сидеть Бонапарт. В глубине комнаты, достаточно далеко от стола, находились две или три кушетки. Было уже 9 часов вечера. Гостиную освещала лишь лампа, стоявшая на столе первого консула. Австриец вошел в сопровождении Талейрана. Бонапарт, сидевший со своими бумагами за столом, быстро встал и затем сразу же вновь сел. У Кобенцля, растерявшегося от такого приема, оставались две возможности: либо отойти к дальним кушеткам, либо стоять. Впрочем, выбора не было - оставалось только последнее. Как писал Талейран, каждый был поставлен "на свое место или по крайней мере на место, предназначенное каждому первым консулом". А тот не собирался церемониться с посланцем австрийского императора. 9 февраля 1801 года Жозеф Бонапарт и Людвиг Кобенцль подписали в Люневилле мирный договор, условия которого оказались для Австрии более тяжелыми, чем по соглашению в Кампоформио. Договор закреплял за Францией Бельгию и левый берег Рейна и, кроме того, лишал Австрию части приобретенных ею в 1797 году бывших венецианских владений. На Апеннинском полуострове теперь снова безраздельно распоряжались французы. Правительство Бонапарта принудило неаполитанских Бурбонов подписать во Флоренции мирный договор с Францией. Через год после Люневилля Бонапарт переименовал Цизальпийскую республику в Итальянскую и объявил себя ее президентом. Победа при Маренго развязала руки первому консулу. Сразу после этого сражения, в июне 1800 года, он передал папе предложение начать переговоры о восстановлении католицизма во Франции. Идея конкордата принадлежала самому первому консулу. Она созрела у него уже ко времени прихода к власти. "Я взвесил все значение религии и решил ее восстановить. Но с трудом можно поверить, какое сопротивление я вынужден был преодолеть, чтобы восстановить католицизм". Конкордат, по замыслу Бонапарта, должен был полностью подчинить ему целую армию служителей культа, присягающих правительству и оплачиваемых за счет государственного бюджета. 17 июля 1801 года конкордат был подписан. Стороны договорились, что религиозный культ будет публичным в соответствии с правилами, "которые правительство сочтет необходимыми в интересах общественного спокойствия". Епископы будут назначаться с одобрения правительства. Бонапарт установил контроль над католической церковью во Франции и обеспечил себе ее содействие. Церемония обнародования конкордата состоялась в пасхальный день 18 апреля 1802 года в соборе Парижской богоматери... Разгром Австрии совпал с крутой переменой в дипломатических отношениях между Францией и Россией. Внимательно следя за разногласиями между Россией и Англией, Бонапарт летом 1800 года предпринял широкий дипломатический маневр, направленный на то, чтобы еще больше отдалить друг от друга своих главных противников. Стремясь завоевать расположение Павла I и склонить его к началу сепаратных мирных переговоров, первый консул распорядился возвратить на родину русских пленных, захваченных в кампании 1799 года. После того как в сентябре 1800 года англичанам удалось захватить Мальту, Павел I пошел на разрыв с Лондоном и приступил к созданию антианглийской коалиции, в которую должны были войти Дания, Швеция, Пруссия. Как в Петербурге, так и в Париже франко-русскому сотрудничеству придавали в это время решающее значение. "Я желаю видеть скорый и неизменный союз двух могущественнейших наций в мире", - писал Бонапарт Павлу 21 декабря 1800 года. Он настаивал на подписании мира между Россией и Францией и на "распределении" границ различных государств. Бонапарт поставил перед собой задачу использовать союз с Россией, чтобы обеспечить Франции господство в Германии, гарантировать ей границы по Рейну и, наконец, сохранив соперничество Австрии и Пруссии, лишить их политических и военных преимуществ. Павел хотел "распоряжаться всею Немецкою империей". После гибели Павла I переговоры с Францией продолжил новый российский царь Александр I. 8-10 октября 1801 года были подписаны два важнейших документа: договор о мире и секретная конвенция между Францией и Россией. Бонапарт соглашался в ней на русское посредничество в вопросе о вознаграждении сардинского короля и князей Германской империи за отторгнутые у них Францией владения, а также признавал созданную адмиралом Ушаковым на Ионических островах "Республику семи островов", обещал не покушаться в будущем на целостность владений неаполитанских Бурбонов и совместно с Россией "обеспечить свободу морей". 9 октября Бонапарт подписал и с турками мирный договор, согласно которому Франция обязалась возвратить Турции Египет, которым фактически уже не владела. Все эти уступки, сделанные России и Турции, помогли Бонапарту заключить мир с Англией, лишившейся теперь своих последних союзников на континенте. Тем более что в феврале 1801 года оставил пост премьер-министра Вильям Питт Младший, ярый противник французской политики гегемонии. Соглашение о прекращении военных действий было подписано в Лондоне 1 октября 1801 года, а 25-27 марта 1802 года в Амьене был заключен мирный договор между Англией, с одной стороны, и Францией и ее союзниками - Испанией и Батавской республикой - с другой. Направляя в Амьен для ведения переговоров своего брата Жозефа, Бонапарт заранее ограничивал рамки будущего мирного соглашения. Представителю британского правительства, старому генералу Корнуэльсу, пришлось признать все сделанные Францией после 1792 года приобретения: и захват Бельгии и левого берега Рейна, и создание "дочерних" республик - Батавской, Цизальпийской и Лигурийской. Остров Мальта переходил к ордену иоаннитов. Англия обещала вернуть почти все завоеванные колонии Франции, Египет вновь попадал под власть султана, Минорка отходила к Испании. Франция со своей стороны обязывалась вывести войска из Неаполя, Рима и с острова Эльбы. Амьенский договор закреплял в интересах Франции нарушенное ею политическое равновесие и по существу отдавал западноевропейский континент в руки Бонапарта, ставшего в 1802 году пожизненным "первым консулом". Однако Бонапарт вовсе не собирался честно выполнять взятые на себя обязательства и не помышлял замыкаться в границах, установленных Амьенским договором и русско-французской секретной конвенцией. Уже в августе 1802 года к Франции была присоединена Эльба, а в сентябре - октябре Пьемонт и Парма. В то же время были увеличены французские гарнизоны в южноитальянских портах. В октябре французские войска оккупировали Швейцарию, превращенную в "дочернюю" Гельветическую республику. В Германии влияние Франции распространялось на восток, а ряд южногерманских государств (Бавария, Вюртемберг, Баден, Гессен) стали ее послушными вассалами. Англия не спешила оставлять свой главный опорный пункт в Средиземном море - Мальту. В связи с этим отношения между Парижем и Лондоном вновь обострились. Еще в середине февраля английский посол в Париже лорд Уитворт сообщал в Лондон о том, что Наполеон позволяет себе грубо с ним обращаться, а 13 марта на дипломатическом приеме прямо угрожал Англии войной в случае дальнейших проволочек с эвакуацией с Мальты. "Итак, вы хотите войны, - кричал он на Уитворта, - англичане хотят войны, но если они первые обнажат шпагу, пусть знают, что я последний вложу ее в ножны... Мальта или война!" Дальнейшие переговоры оказались безрезультатными, так же как и предпринятая Россией попытка примирить спорящие стороны. 12 мая 1803 года Уитворт покинул Париж, а 22 мая между Англией и Францией возобновились военные действия. Вторжение французских войск в Ганновер и неудача русского посредничества между Англией и Францией летом 1803 убедили русское правительство в невозможности ограничить экспансию Франции в Средиземноморье и в Центральной Европе дипломатическими средствами, в необходимости противопоставить этой экспансии систему оборонительных союзов европейских государств. Окончательный разрыв между Францией и Россией был ускорен расправой Бонапарта над одним из отпрысков бурбонского дома, герцогом Энгиенским, обвиненным в покушении на жизнь первого консула и расстрелянным 21 марта 1804 года во рву Венсенского замка, под Парижем. Герцог Энгиенский был последним представителем мужской линии рода Конде. Прошло менее двух месяцев, и указом от 18 мая 1804 года сенат провозгласил Наполеона Бонапарта императором французов. Не довольствуясь титулом императора Франции, Наполеон 18 марта 1805 года объявил себя королем Италии, а в июне того же года присоединил к Франции Геную и Лукку. Дезинформация была одним из важных элементов подготовки захватов Бонапарта в Европе. Талейран выступил в сенате с докладом о создании Итальянского королевства. Это была дипломатическая увертюра к очередному спектаклю, который состоялся в знаменитом мраморном Миланском соборе 26 мая 1805 года - второй коронации Наполеона, на голову которого возложили корону Ломбардских королей. "Бог мне ее дал, несчастье тому, кто ее коснется!" По старинной традиции эти слова прозвучали под сводами исторического собора. Разрыв дипломатических отношений между Россией и Францией ускорил создание 3-й коалиции европейских держав против наполеоновской Франции. К сентябрю 1805 года в нее входили Россия, Англия, Швеция, Дания и Королевство Обеих Сицилий, Турция. Армии третьей коалиции двинулись к французским границам. Наполеон решил опередить их, не дать возможности русским и австрийским силам объединиться. 20 октября 1805 года австрийцы, окруженные в Ульме, капитулировали. Казалось, победа Наполеона была полной. Но на следующий день после сражения при Ульме, 21 октября, у мыса Трафальгар, расположенного на северо-западе от Гибралтарского пролива, эскадра адмирала Нельсона разгромила объединенный франко-испанский флот. Международное значение этого события было огромным. Англия надолго стала неуязвимой для французского вторжения. В ноябре французы заняли Вену. 2 декабря около селения Аустерлиц в Моравии французские войска нанесли сокрушительное поражение соединенным армиям России и Австрии, заставив императора Франца немедленно просить о мире. Когда в Вену пришла весть о битве под Аустерлицем, прусский министр Гаугвиц бросился в Шенбруннский дворец к Наполеону с поздравлениями. "Фортуна переменила направление ваших поздравлений", - насмешливо заметил Наполеон и потребовал заключить оборонительно-наступательный союз. 15 декабря 1805 года Гаугвиц поставил свою подпись под срочно подготовленным французской стороной документом. Талейран писал Наполеону, что в результате этого французская империя станет обладательницей не только юга, но и севера Германии. Однако Бонапарт не был склонен доверять Пруссии. Уже через несколько недель после встречи с Гаугвицем он сообщал Талейрану, что не хочет значительного увеличения территории Пруссии, так как это сделало бы ее "более опасной" не только для России, но и для Франции. Пройдет всего лишь полгода, и Пруссия вновь переметнется в лагерь противников императора французов, тем самым полностью доказав правоту его опасений. С Габсбургами после Аустерлица можно было вообще больше не церемониться: 26 декабря 1805 года в Прессбурге (Братиславе) был подписан новый, третий по счету мирный договор, согласно которому Австрия признала все французские приобретения в Западной Европе и, кроме того, уступала Наполеону, как королю Италии, Венецианскую область, Истрию и Далмацию. Германским союзникам Франции она уступала Тироль и ряд других областей, выплачивала Франции сорокамиллионную контрибуцию. Гегемонии Австрии в Германии пришел конец. 6 августа 1806 года Франц сложил с себя звание германского императора. Священная Римская империя германской нации, таким образом, окончила свое многовековое существование под ударами французского оружия. Между Рейном и Эльбой прочно утверждалась власть Наполеона I. Старинная мечта Ришелье и Мазарини, казалось, вот-вот осуществится. 12 июля 1806 года из 16 западных германских государств был создан Рейнский союз, во главе которого стоял Наполеон в качестве "протектора". Согласно союзным договорам, заключенным с Францией, каждый член нового союза обязывался поставлять воинские контингенты в армии французского императора. Создание Итальянского королевства и Рейнского союза заложило основу новой огромной империи, напоминавшей о временах Карла Великого. К концу 1805 года полное сокрушение военной мощи Австрии и оттеснение России создавали предпосылки для попыток распространения французского господства на Ближний и даже Средний Восток. Захват Далматинского побережья Адриатического моря позволял теперь Наполеону оказывать постоянное давление на балканские провинции Турции. Вместе с тем после изгнания из Неаполя Бурбонов (январь 1806 года) Франция получала также и все западное побережье Адриатики, от Венеции до Отранто. К осени 1806 года стало, однако, очевидным, что французской дипломатии не удастся договориться о мире ни с Россией, ни с Англией. "Я не могу иметь реальный союз ни с одной из великих держав Европы; союз, который я имею с Пруссией, основан на страхе". Написав эти строки Талейрану 12 сентября 1806 года, Наполеон не мог предвидеть, что через месяц французские войска померяются силой с прусской армией. Прусский двор, напуганный созданием Рейнского союза, вновь примкнул к антифранцузской коалиции и 1 октября направил в Париж ультиматум с требованием в десятидневный срок отвести войска Франции за Рейн. Наполеон ответил стремительным наступлением. 14 октября в двух сражениях - под Йеной и Ауэрштедтом - прусские войска потерпели поражение. 27 октября французская армия вступила в Берлин. Разгром Пруссии приблизил Наполеона к его основной цели - сокрушению могущества Англии. В Берлине Наполеон завершил подготовку знаменитого декрета, объявившего континентальную блокаду. Это была грандиозная попытка "завоевать море мощью земли", - так оценил Наполеон свой план в письме брату королю Голландии Людовику. 21 ноября он подписал декрет, запрещавший всем зависимым и подвластным странам какие-либо сношения с Англией и ее колониями. Наполеон решил сломить ее сопротивление, закрыв для английских товаров европейские рынки. Отныне требование строжайшего соблюдения правил континентальной блокады Англии всеми зависимыми от Франции государствами стало одной из главнейших задач дипломатии Наполеона. Однако этот план подрывал экономику не только Англии, но и других европейских стран, в том числе самой Франции. Поэтому никакие силы не могли задержать ее крушения. Тем временем Наполеон продолжал надеяться на франко-русское сближение. "Когда две такие державы, как Франция и Россия, хотят мира, лучшим средством для достижения этой цели являются прямые действия", - писал он в марте 1807 года Талейрану. В первой половине 1807 года Бонапарт несколько раз ставил вопрос о мирных переговорах одновременно с Россией и Англией. Но понимания не нашел. Положение изменилось после 14 июня 1807 года, когда в сражении при Фридланде русские войска потерпели поражение и отступили за Неман. Пруссия была разгромлена, четвертая коалиция распалась. Александру I пришлось теперь круто изменить курс своей внешней политики и направить к Наполеону своего представителя князя Лобанова-Ростовского с просьбой о мире. 25 июня в прусском городке Тильзите начались переговоры между императорами России и Франции. Сближение двух императоров - "блестящий эпизод" (слова Талейрана) в жизни Наполеона. Бонапарт как победитель предложил Александру I свои условия. Последнему ничего не оставалось, как подписать 7 июля два важнейших международных документа: мирный договор с отдельными и секретными статьями и договор о союзе между двумя империями, направленный против Англии. В центре внимания при дипломатических переговорах, предшествовавших подписанию мирного договора, стоял вопрос о судьбе Пруссии и ее польских владений. Наполеон стремился вообще уничтожить "подлую династию" Гогенцоллернов и только по настоянию Александра I согласился на возвращение части их бывших владений. Почти все польские земли Пруссии отходили от нее, и из них образовывалось новое Великое герцогство Варшавское. Через два дня после подписания основных франко-русских документов, 9 июля, в Тильзите был заключен и франко-прусский мирный договор, лишавший Фридриха Вильгельма III его заэльбских, западных, а также польских восточных владений. Пруссия уменьшалась и по территории, и по населению почти вдвое, обязывалась примкнуть к континентальной блокаде и уплатить огромную контрибуцию. Но крах захватнической политики Наполеона был уже не за горами. В мае 1808 года начались народные восстания в Мадриде, Картахене, Сарагосе, Мурсии, Астурии, Гренаде, Балахосе, Валенсии. 6 июня хунта Севильи от имени всей Испании объявила Франции войну. И вскоре французы потерпели ряд тяжелых поражений. Восстала Португалия, на территории которой высадились английские войска. Поражения наполеоновских войск в Испании подорвали международные позиции Франции. В Вене воспрянули духом и начали лихорадочно вооружаться. В таких условиях новая демонстрация прочности франко-русского союза приобрела для Наполеона особое значение. Для этого он не жалел ни времени, ни денег. Свидание двух императоров состоялось в конце сентября 1808 года в Эрфурте в исключительно торжественной обстановке. Ничего со стороны Наполеона не было упущено, чтобы заставить Александра поверить в свое могущество. В его свите находились 4 подвластных ему короля и 34 князя. Эрфурт превратился в город бесконечных празднеств, зрелищ и балов. Наполеону удалось добиться продления франко-русского союза, но только ценой признания прав России на Молдавию и Валахию, а также и на Финляндию, которая тогда еще принадлежала Швеции. Однако в важнейшем для Наполеона вопросе об отношении России к Австрии Александр I проявил упорство. Он был хорошо осведомлен о затруднениях Наполеона и совершенно не был расположен помогать ему усмирять Австрию. Дискуссия по австрийской проблеме проходила в напряженной обстановке. Не добившись уступок, Наполеон закричал, бросил свою треуголку на пол, стал топтать ее ногами. Александр I, сохраняя спокойствие, заявил ему: "Вы человек горячий, я же упрям: гнев на меня не действует. Давайте беседовать, рассуждать, иначе я уеду" - и направился к выходу. Наполеону пришлось его удержать и успокоиться. Дискуссия возобновилась в более умеренном, даже дружественном тоне. Хотя эрфуртское свидание (27 сентября - 14 октября 1808 года) и закончилось подписанием 12 октября 1808 года союзной конвенции, никакого действительного укрепления франко-русского союза не произошло. В Эрфурте Наполеон окончательно решил развестись с Жозефиной и поручил Талейрану переговорить с царем о возможности женитьбы на одной из русских великих княжон. Речь шла об Анне, которой едва исполнилось 14 лет. Александр через некоторое время ответил вежливым отказом. Заключение новой конвенции с Россией позволило Наполеону бросить свои силы против непокорной Испании и снова овладеть Мадридом. Борьба за Пиренеями, однако, только еще разгоралась, когда известия о военных приготовлениях Австрии заставили Наполеона спешно возвратиться из Испании во Францию. Действительно, заручившись поддержкой со стороны Англии, образовавшей новую, 5-ю по счету коалицию против Франции, Австрия начала в апреле 1809 года военные действия на Верхнем Дунае. Но и на этот раз австрийскую армию ожидало тяжелое поражение, после которого Франц I вынужден был начать переговоры о мире. 14 октября 1809 года в Шенбруннском дворце в Вене был подписан мирный договор, по которому Наполеон присоединил почти всю Западную Галицию к герцогству Варшавскому, предоставив России лишь сравнительно небольшой Тарнопольский округ. Помимо Западной Галиции, Венский договор лишал Австрию ряда ее провинций (Зальцбурга, части Верхней Австрии и Крайны, Каринтии, Хорватии), а также совершенно отрезал ее от Адриатического моря: из австрийских земель на побережье (Триест, Фиуме и др.) были теперь образованы так называемые Иллирийские департаменты Французской империи. Шенбруннский мир 1809 года - самый крупный успех дипломатии Наполеона. После заключения Шенбруннского договора и значительного расширения герцогства Варшавского за счет Западной Галиции русско-французские отношения стали быстро ухудшаться. Полнейшей неудачей закончились и переговоры по вопросу о будущем герцогства Варшавского между Румянцевым и Коленкуром. Подписанная ими после долгих проволочек конвенция, говорившая о том, что "Польское королевство никогда не будет восстановлено", не была ратифицирована Наполеоном. Он, наоборот, в 1810-1811 годах, стремясь привлечь на свою сторону польскую шляхту, сулил ей восстановление Польши в границах 1772 года. Наполеон явно намеревался в недалеком будущем создать в восточной части Европы новое крупное и целиком зависимое от Франции королевство. Вторым вопросом, вызывавшим обострение в отношениях между Россией и Францией, был восточный. Наполеон не только не собирался разграничивать сферы влияния на Ближнем Востоке, а всеми силами стремился подчинить своему влиянию Балканский полуостров. В июле 1810 года к Франции было присоединено Голландское королевство, в декабре - швейцарская территория Валлис, а в феврале 1811 года - герцогство Ольденбургское, части герцогства Берг и королевства Ганноверского. Почти одновременно лишились своей независимости и три ганзейских города - Гамбург, Бремен и Любек. Франция становилась балтийской державой. Внешне все эти поразительные успехи выразились не только в женитьбе Наполеона на габсбургской принцессе, но и в превращении во владетельных особ его братьев и сестер, породнившихся со многими европейскими царствующими домами. Так, братья Наполеона Жозеф, Луи и Жером превратились в королей Испании, Голландии и Вестфалии, его пасынок Евгений Богарнэ стал супругом баварской принцессы, а брат Жером - вюртембергской. Многие соратники Наполеона тоже получили высокие титулы и звания. Так, его шурин Мюрат получил сперва титул герцога бергского, а затем короля неаполитанского; маршал Бертье - титул князя невшательского. Готовясь к войне с Россией, Наполеон стремился прежде всего покрепче привязать к Франции Пруссию и Австрию. Формально он достиг многого: ему удалось заставить Фридриха Вильгельма III заключить с Францией 24 февраля 1812 года секретную конвенцию, по которой Пруссия обязалась выставить для участия в войне против России 20-тысячный корпус. Австрия 14 марта 1812 года также обязалась принять участие в войне против России, выставив 30-тысячный корпус для действий на Украине. Но оба эти соглашения были подписаны под грубым давлением со стороны французских дипломатов, а сделанные в неопределенной форме обещания после победоносной войны передать Пруссии Прибалтику, а Австрии - Волынь - были не слишком соблазнительны. Политическая атмосфера все более накалялась. Наполеон, возмущенный нарушением России континентальной блокады, требовал от Александра I точного и одностороннего выполнения взятых на себя в Тильзите обязательств, а также укрепления и даже расширения союзных отношений с Францией. 27 апреля Куракин от имени царя сообщил Наполеону, что предварительным условием для этого могут явиться лишь отход французских войск из Пруссии за Эльбу, освобождение шведской Померании и Данцига, согласие на торговлю России с нейтральными странами. "Как смеете вы делать мне подобные предложения! Вы поступаете, как Пруссия перед Иеной", - кричал в ответ французский император, быстро сосредоточивавший в это время свои вооруженные силы в Пруссии и в герцогстве Варшавском, у самых границ России. Вторжение Великой армии в Россию началось 24 июня. Через четыре дня Наполеон был в древней литовской столице. Сюда прибыл к нему представитель Александра Балашов, попытавшийся убедить Наполеона прекратить вторжение. Последний ответил царскому посланцу грубым и высокомерным отказом. После отъезда Балашова из Вильно дипломатические сношения между русским и французским правительствами прекратились. Однако уже первые неудачи Наполеона, не сумевшего разгромить войска генерала Барклая-де-Толли в пограничных сражениях, заставили его искать почетного мира. После Смоленска Бонапарт впервые попытался начать переговоры с русским правительством. Отпуская пленного русского генерала Тучкова, Наполеон просил его передать царю, что "пороха сожжено достаточно" и что он готов пойти на некоторые уступки: "Вы хотите иметь кофе и сахар - вы их будете иметь". Этот зондаж французского императора не имел успеха. Захватив Москву, Наполеон предпринял еще несколько попыток вступить в мирные переговоры. Раньше такая тактика приносила ему успех. Однако Александр I не пожелал вступать в сношения с французами. Отступление в сторону Березины и Вильно привело армию Наполеона к почти полной гибели. И без того катастрофическое положение французских войск было еще более ухудшено переходом прусских войск на сторону России. Тем самым создавалась новая, 6-я коалиция против Франции. Помимо Англии и России, против Наполеона выступали теперь Пруссия, а затем и Швеция. 28 июня 1813 года в одном из дворцов Дрездена Меттерних встретился с Наполеоном. Но последний не желал ничего слышать даже о сравнительно незначительных уступках: он по-прежнему верил в свою звезду, а с принятием предложений союзников рушилась для него вся хитроумная система континентальной блокады и исчезала последняя надежда рассчитаться с Англией. Кроме того, и нарастание недовольства длительной войной внутри самой Франции заставляло Наполеона стремиться к новым внешнеполитическим успехам. Он кричал Меттерниху, что не может "показаться униженным перед своим народом": "Вы хотите все-таки диктовать мне законы! Хорошо, пусть будет война. Но до свидания - увидимся в Вене!" 10 августа Австрия вступила в 6-ю коалицию в момент, когда в Германии против Наполеона концентрировалась огромная армия, состоявшая из русских, прусских, шведских и английских контингентов. "Битва народов" произошла 16-19 октября 1813 года под Лейпцигом. Разбитые армии Наполеона вынуждены были отступить за Рейн, и вскоре военные действия были перенесены на территорию самой Франции. К утру 30 марта союзные армии вышли к укреплениям Парижа, а на следующий день, 31 марта, Александр I и Фридрих Вильгельм III во главе своих войск торжественно вступили на улицы французской столицы. Находившийся в Фонтенбло, в 90 километрах от Парижа, Наполеон вынужден был отказаться от продолжения борьбы и 6 апреля отрекся от престола в пользу своего сына; позднее он покорно направился на юг Франции, чтобы следовать дальше морем на остров Эльбу, предоставленный ему союзниками в пожизненное владение. Дипломатическая стратегия Наполеона была порождена его завоевательными войнами и обслуживала их. За победами следовали попытки реванша со стороны неудачников. "В глазах Бонапарта уступка какой-либо земли, присвоенной им и закрепленной формальным договором, была как бы отречением от короны; и для него решительно все равно, случится ли это от силы штыков или от его слабости". Это писал русский дипломат П.Я. Убри. Наполеону Бонапарту не хватало выдержки для ведения длительных и трудных международных переговоров. Считая неоспоримым военное превосходство Франции над коалицией, он прибегал к диктату и ультимативным требованиям. Наполеон прекрасно разбирался в международных отношениях. И все же в области дипломатии он иногда переоценивал собственные возможности и силы, лелеял явно несбыточные планы и т. п. Он умело использовал противоречия между отдельными враждебными Франции государствами. Так, еще во времена 2-й коалиции противоречия между Россией и Австрией, с одной стороны, и между Россией и Англией - с другой, позволили первому консулу быстро изолировать Англию и добиться заключения выгодного для Франции Амьенского мира. Позднее, во времена 3-й и 4-й коалиций, французский император не менее ловко пользовался недоверием Австрии к намерениям России, России и Англии друг к другу, для того чтобы вбить клин в отношения между союзниками, разъединить, а затем разгромить их. В марте 1815 года Наполеон предпринял отчаянную попытку восстановить свою власть. Высадившись на юге Франции во главе отряда из 1000 человек, он с триумфом прошел за три недели через всю страну и без единого выстрела занял Париж. В течение своих Ста дней Наполеон объявил всеобщую амнистию, не распространив ее только на 12 высокопоставленных деятелей, в том числе и на Талейрана, отказавшегося занять пост министра иностранных дел. Правда, в конце апреля он предпринял еще одну попытку подкупить Талейрана и Меттерниха. В письме от 22 апреля он поручает Коленкуру тайную миссию: "Уполномачиваю Вас предоставить князю Беневентскому гарантии возвращения имущества, если он будет вести себя, как француз, и окажет мне некоторые услуги. Господин Сен-Леон может также предложить господину Меттерниху от 1 до 10 миллионов, если Австрия отойдет от коалиции и начнет преследовать... свои подлинные интересы..." Наполеон заявил, что принимает условия Парижского мира от 30 мая 1814 года, но все уже было напрасно. Попытка разбить коалицию тоже не дала результата. Военные силы союзников, частично уже демобилизованные, срочно приводились в состояние боевой готовности. После военных и дипломатических приготовлений 26 мая 1815 года союзники объявили Наполеону войну. У Наполеона был разумный замысел разбить союзников поодиночке, прежде чем соберутся вместе их основные силы. Он выступил против Веллинггона, и 18 июня 1815 года у деревушки Ватерлоо, неподалеку от Брюсселя, проиграл главную битву своей жизни. Трагическая осечка маршала Груши, блуждавшего со своим войском вместо того, чтобы в решающую минуту вступить в бой там, где его с нетерпением ожидал император, и, наоборот, появление Блюхера с прусской конницей в тот момент, когда солдаты Веллингтона теряли последние силы под дождем на превратившемся в болото поле боя, завершили катастрофу Наполеона, поставив крест на его последнем великом бунте. 22 июня он отрекается от императорства во второй раз в пользу своего сына. Однако это уже никого не интересовало. В октябре 1815 года английский фрегат "Нортумберленд" привез Наполеона к скалистому острову, на 300 метров поднимавшемуся над морем, - к острову Святой Елены. Там находился военный гарнизон и проживало несколько семей бывших заключенных. Здесь Наполеон останется жить как государственный узник, здесь он будет терзаться, ссориться, обольщать жен офицеров, размышлять о прошлом, пока не умрет в вынужденном бездействии 5 мая 1821 года. Согласно его завещанию, саркофаг с его останками был помещен в часовне парижского Дворца Инвалидов (1840).

rodrodrod.narod.ru

«Полёт орла». Как Наполеон с горсткой солдат и без единого выстрела захватил Францию

200 лет назад, 18 июня 1815 года, Наполеон Бонапарт потерпел окончательное поражение под Ватерлоо. Битва произошла в ходе попытки Наполеона отстоять французский престол, утраченный после войны против коалиции крупнейших европейских государств и восстановления в стране династии Бурбонов. Его триумфальное возвращение власти во Франции получило название Ста дней Наполеона. Однако европейские монархи отказались признать власть Наполеона над Францией и организовали VII антифранцузскую коалицию. Эта война была несправедливой, так как французский народ поддерживал Наполеона и ненавидел режим Бурбонов. Наполеон проиграл войну сильнейшим европейским державам и был сослан на остров Св. Елены в Атлантическом океане.

Франция после Наполеона

После революции и во время правления Наполеона Бурбонов почти забыли. Они были на периферии общественно-политической жизни. Только малочисленные роялисты, в основном в эмиграции, лелеяли надежду на восстановлении их власти. Понятно, что и ненависти уже не было. Со времени казни Людовика XVI прожило целое поколение. Старое поколение не вспоминало о бывшей династии, а новое поколение знало о ней только по рассказам. Большинству населения Бурбоны казались далеким прошлым.

В ходе кампаний 1813-1814 гг. армия Наполеона потерпела поражение, в Париж вошли русские войска. Наполеон был сослан в почётную ссылку на остров Эльба в Средиземном море. За Наполеоном сохранили звание императора, он был хозяином острова. Наполеон чувствовал себя довольно вольготно. Ему и его семье предоставили довольно высокое содержание. Почётное окружение Наполеона составляли несколько генералов и несколько рот Старой гвардии (численностью около батальона). Ему подчинялось также ещё несколько частей: Корсиканский батальон, батальон Эльбы, конные егеря, польские уланы и артиллерийская батарея. Также в распоряжении Наполеона было несколько кораблей.

Прощание Наполеона с императорской гвардией 20 апреля 1814 г.

Победители определяли будущность Франции. Когда французский министр Талейран, мастер интриг, предавший Наполеона, предложил вернуть престол Бурбонам, русский император Александр Павлович отрицательно отнесся к этой идее. Александр склонялся первоначально в пользу Евгения Богарне или Бернадотта. Была вероятность передачи трона кому-либо из членов династии Бонапартов или другой династии, не Бурбонам. Венский двор и хитроумный Меттерних были не прочь регентства Марии Луизы Австрийской. Однако это противоречило интересам Англии и России.

В итоге Талейран смог добиться передачи престола Бурбонам. Он стал настаивать на принципе легитимности, законности власти. «Людовик XVIII — это принцип», — говорил Талейран. Принцип легитимности пришёлся по душе и Александру, и прусскому королю, и австрийскому императору. 3 мая 1814 года в Париж въехал новый монарх Людовик XVIII Бурбон, окруженный многочисленной свитой вернувшихся из изгнания эмигрантов.

К сожалению, брат казненного короля оказался не лучшим монархом. Он двадцать лет скитался по разным уголкам Европы, жил на содержании то у русского царя, то прусского короля, то английского правительства, состарился в бесплодных надеждах на возвращение трона, и неожиданно, когда почти все надежды были исчерпаны, вернулся в Париж. Престарелый, болезненный и пассивный король, усаженный на французский престол с помощью иностранных штыков, не мог завоевать симпатий народа. Он мог по крайней мере не вызвать ненависть людей, не ворошить старые обиды.

Однако его энергичный брат граф д’Артуа, будущий король Карл X, лидер партии крайних роялистов, с первых дней реставрации приобрел большое влияние при дворе. Под стать ему была и герцогиня Ангулемская, дочь казненного Людовика XVI. Роялисты хотели мести, почетных мест и денег. Внутренняя политика кабинета Людовика XVIII во многом стала определяться вернувшимися эмигрантами и стала реакционной, несмотря на сравнительно либеральную Хартию 1814 года. Приверженцы императора и республики, а также протестанты преследовались, свобода печати существовала только формально. Элита империи Наполеона оказалась отодвинутой на второй план, чувствовала себя обделенной. Крестьянство стало опасаться, что земли отберут, вернут феодальные и церковные налоги.

В результате стало казаться, что сравнительно небольшая группа людей, давно оторванная от родины, хочет вернуть прошлое. Если бы это зависело только от окружения Людовика XVIII, возможно, что во Франции бы установился жесткий тиранический режим. Однако русский царь Александр, да и другие союзники сдерживали радикальные настроения, так как не хотели повторения истории сначала. Французскому королю дали понять, что придется признать основные изменения, которые произошли после революции.

Людовику XVIII пришлось считаться с людьми, которые помогли взойти ему на престол. Первое правительство возглавил Талейран. Военным министром был маршал Сульт. Большинство наполеоновских генералов сохранили командные посты. Однако постепенно, укрепившись и почувствовав вкус к власти, роялисты стали теснить наполеоновскую элиту. Высшие должности заполнялись эмигрантами и их родственниками, не обладавшими никакими талантами и не имевшими никаких заслуг перед Францией. Шаг за шагом укрепляла позиции католическая церковь, занимала ведущие позиции в обществе, что раздражало интеллигенцию. Овеянное славой победой, популярное в армии трехцветное знамя — знамя французской революции было заменено белым знаменем Бурбонов. Трехцветную кокарду заменили белой кокардой с лилиями.

Люди сначала с удивлением, а затем с раздражением и ненавистью следили за деятельностью новых хозяев страны. Эти озлобленные люди, многие из которых долго прозябали в прихожих и подворотнях различных европейских столиц, очень любили деньги. Они жадно вцепились в государственный пирог. Король раздавал направо и налево должности, звания, которые приносили большой доход и не были связаны с напряженной службой. Но им было мало. Общим требованием роялистов было возвращение бывших владений, имуществ, которые перешли новым собственникам. Королевским ордонансом ту часть национальных имуществ, которые ранее конфисковали и не успели распродать, вернули бывшим владельцам.

Однако и этого им было мало. Готовили следующий шаг — отчуждение владений, которые перешли в новые руки, и передача старым владельцам. Это был очень опасный шаг, так как он наносил удар по значительному слою людей, выигравших от революции. Мероприятия роялистов, которые затрагивали материальные итоги революции и наполеоновской эпохи, вызвали сильное беспокойство и общественное раздражение. Талейран, умнейший из всех, кто предал Наполеона и помог Бурбонам занять трон, практически сразу отметил: «Они ничего не забыли и ничему не научились». Ту же мысль выразил и русский государь Александр I в разговоре с Коленкуром: «Бурбоны и не исправились, и неисправимы».

Прошло всего несколько месяцев, и новая власть не только не сблизилась с народом, наоборот, вызвала недовольство почти всех основных слоев. Новые собственники боялись за свои владения, их права ставили под сомнение. Возникла угроза нового передела собственности, уже в интересах роялистов. Крестьяне боялись, что старые сеньоры и церковники отнимут у них землю, восстановят десятину и другие ненавистные феодальные поборы. Армия была оскорблена пренебрежением и неуважением к её былым подвигам. Многие боевые генералы и офицеры постепенно были отправлены в отставку. Их места занимали дворяне-эмигранты, которые не только не отличились в боях за Францию, но и часто воевали против неё. Было очевидно, что вскоре наполеоновскую военную элиту ещё больше потеснят.

Буржуазия первоначально в своей массе была обрадована падением империи Наполеона. Закончились бесконечные войны, которые вредили торговле, освобождались морские пути, блокированные британским флотом, прекращались наборы в армию (в последние годы империи Наполеона богатые уже просто не могли вставлять вместо своих сыновей нанятых заместителей, так как мужчины просто кончились). Однако уже через несколько месяцев после падениям империи и отмены континентальной блокады торгово-промышленные круги с огорчением отметили, что королевское правительство и не думает начать решительную таможенную войну с британцами.

Интеллигенция, люди свободных профессий, юристы, писатели, доктора и т. д. также первоначально сочувствовали Бурбонам. После железной диктатуры Наполеона, казалось, что наступила свобода. Умеренная конституция была благом. Однако скоро образованные люди, воспитанные в духе французской революции, стали возмущаться засильем церкви. Церковь стала активно занимать доминирующие позиции в общественной жизни страны, подавляя вольтерьянский дух. Особенно сильно религиозные фанатики бесчинствовали в провинции, где многие чиновники назначались по рекомендации церкви.

Не прошло и полугода со времени реставрации Бурбонов, как в Париже сложилась широкая оппозиция. В неё вошёл даже бывший наполеоновский министр полиции Фуше, он несколько раз предлагал свои услуги новой власти, предостерегал об опасности близости Наполеона к Франции. Но его услуги были отвергнуты. Тогда он примкнул к антиправительственной оппозиции. При этом не все хотели возвращения к власти Наполеона. Кто-то хотел установления власти Евгения Богарне, другие предлагали передать высшую власть Лазару Карно.

Людовик XVIII

«Полет орла»

Наполеон внимательно наблюдал за политической ситуацией во Франции. У него были основания для недовольства. Не все обязательства перед ним были выполнены. Его разлучили с женой Марией Луизой и сыном. Австрийцы опасались, что сын Наполеона займёт французский престол и продолжит династию Бонапартов, враждебных Австрийской империи. Поэтому было решено превратить сына Наполеона в австрийского принца. Отца ему должен был заменить дед, австрийский император, во дворце которого воспитывался с 1814 года будущий герцог Рейхштадтский. Наполеон был оскорблен. Он не знал, то ли его бросила жена, то ли её не пускают к нему.

Не приехала к нему и первая жена Жозефина, которую он когда-то так страстно любил. Она умерла в своем дворце в Мальмезоне близ Парижа через несколько недель после прибытия Наполеона на остров Эльбу, 29 мая 1814 г. Император воспринял это известие с большой печалью.

Однако сильнее всего на решение Наполеона повлияли не личные мотивы, а политика. Этот великий человек жаждал вернуться в Большую Игру. Он внимательно следил за событиями во Франции и всё больше убеждался, что власть Бурбонов раздражает народ и армию. В то же время до него дошли вести о том, что в Вене хотят его сослать дальше, на остров Святой Елены или в Америку.

Наполеон был человеком действия, ему было 45 лет, он ещё не устал от жизни. Это был политический игрок. После некоторых раздумий он решился действовать. 26 февраля 1815 г. Наполеон вышел из Порт-Ферайо. Он счастливо миновал все сторожевые корабли. 1 марта 1815 года к безлюдному побережью бухты Жуан на южном побережье французского королевства пристало несколько небольших кораблей. С ним сошёл небольшой отряд. Вся «армия» Наполеона в это время насчитывала всего тысячу сто человек. Прибывшая таможенная стража только приветствовала императора. Канны и Грасе признали власть вернувшегося императора без какой-либо попытки сопротивления. Наполеон выпустил манифест к французам, затем были выпущены обращения к жителям Гапа, Гренобля и Лиона. Эти воззвания имели большое значение, народ поверил, что их император вернулся.

Стремительным маршем небольшой отряд горными тропами шёл на север. Чтобы избежать сопротивления, Наполеон избрал наиболее сложный путь — через Альпийское предгорье. Император хотел добиться успеха, завоевать Францию, не произведя ни одного выстрела. Наполеон не хотел сражаться с французами, путь к трону должен был быть бескровным. Он отдал приказ не открывать огонь, не прибегать к оружию ни при каких обстоятельствах. Отряд совершал большие переходы и ночевал в деревнях, где Наполеона сочувственно встречали крестьяне. Тактика Наполеона заключалась в том, чтобы на первом этапе избегать столкновений, петляя по малоизвестным дорогам и горным тропам, где можно было идти только гуськом.

Надо сказать, что крестьяне активно поддержали Наполеона. От деревни к деревни его сопровождали многотысячные толпы крестьян. На новом месте они как бы передавали императора новой группе крестьян. Слухи о возврате земли прежним хозяевам их очень взволновали. Да и церковь вела себя очень нагло. Церковники открыто проповедовали, что крестьян, некогда купивших конфискованные земли, постигнет божий гнев.

7 марта Наполеон вышел к Греноблю. В Париже о том, что Наполеон покинул Эльбу, узнали 3 марта, затем об этом узнала вся Франция. Вся страна была потрясена, а затем и Европа. Французскими войсками на юге Франции командовал старый маршал Массена. Верный присяге, Массена, узнав о высадке Наполеона, дал приказ генералу Миолиссу обнаружить и арестовать наполеоновский отряд. Генерал Миолисс долго служил под началом Наполеона и пользовался в своё время его полным доверием. Однако получилось так, что отряд Наполеона опередил войска Миолисса. То ли солдаты Наполеона шли очень быстро, то ли Миолисса не спешил. Но, так или иначе, они не встретились на узкой дорожке.

Тем временем в Париже уже паниковали. Королевское правительство предпринимало спешные меры для ликвидации угрозы. Военный министр Сульт отдал приказ 30-тыс. армии двинуться наперерез отряду Бонапарта. Однако Сульт показался подозрительному королевскому двору слишком ненадежным. Его заменил Кларк. Сам граф д’Артуа поспешил в Лион, чтобы остановить «корсиканское чудовище», как именовала Наполеона печать правящей клики. Многие были в смятении. Они не любили Бурбонов, но не хотели новой войны. Франция была истощена предыдущими войнами. Французы опасались, что успех Наполеона снова приведёт к большой войне.

В Гренобле стоял значительный гарнизон под началом генерала Маршана. Избежать столкновения было невозможно. У деревни Лафре правительственные войска перекрыли вход в ущелье. Здесь стоял авангард под началом капитана Рандома. Наполеон повёл солдат на сближение с королевскими войсками. Когда они оказались в поле видимости, он приказал солдатам переложить ружья с правой в левую руку. То есть они не могли стрелять. Один из ближайших соратников императора, полковник Малле был в отчаянии и пытался убедить Наполеона от этого безумного, по его мнению, поступка. Но Наполеон пошёл на этот смертельный риск.

Не сбавляя шага, французский император спокойно приблизился к королевским солдатам. Затем он остановил свой отряд и пошёл один, без охраны. Подойдя вплотную, он расстегнул свой сюртук и сказал: «Солдаты, узнаете ли вы меня? Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Я становлюсь под ваши пули». В ответ прозвучала команда капитана правительственных войск: «Огонь!» Однако Наполеон всё верно рассчитал. Его всегда любили в армии. «Да здравствует император!» — воскликнули французские солдаты, и отряд в полном составе перешёл на сторону Наполеона. Наполеона поддерживали местные крестьяне, рабочие предместий, которые разбили городские ворота. Император занял Гренобль без боя. Теперь у него было уже шесть полков с артиллерией.

Наполеон продолжил триумфальное шествие на север. У него была уже армия, в которую вливались крестьяне, рабочие, солдаты различных гарнизонов и горожане. Люди чувствовали в Наполеоне силу духа. Благодаря народной поддержке поход Наполеона и завершился победой. 10 марта армия Наполеона подошла к стенам Лиона. Гордый граф д’Артуа бежал из второго по величине города Франции, передав командование Макдональду. Он видел, что оставаться в городе для него опасно. Весь город Лион и его гарнизон перешёл на сторону своего императора.

Тогда против Наполеона двинули наиболее прославленного маршала Мишеля Нея. Он обещал Людовику XVIII привезти Наполеона живым или мертвым, предотвратив гражданскую войну. Королевский двор возлагал на Нея большие надежды. Армия была намного сильнее войск Наполеона. Однако Наполеон хорошо знал своего бывшего соратника. Ней был из «железной гвардии» Наполеона, «храбрейший из храбрых» не мог воевать со своим императором. Нею была отправлена короткая записка: «Ней! Иди мне навстречу в Шалон. Я вас приму так же, как на другой день после битвы под Москвой». Сторонники Наполеона убеждали Нея, что не все иностранные державы поддерживают Бурбонов, не зря англичане выпустили императора с Эльбы. Ней заколебался. 17 марта, когда обе армии встретились, Ней выхватил саблю из ножен и крикнул: «Офицеры, унтер-офицеры и солдаты! Дело Бурбонов погибло навсегда!» И армия в полном составе, без единого выстрела, перешла на сторону императора.

Теперь мощный, неудержимый поток ничто не могло остановить. Именно в те дни на Вандомской колонне появился рукописный плакат «Наполеон — Людовику XVIII. Король, брат мой! Не присылайте мне больше солдат, у меня их достаточно. Наполеон». Эта ироничная запись была правдой. Практически вся армия перешла на сторону Наполеона. Его поддержал простой народ, крестьяне, горожане и рабочие.

В ночь с 19 на 20 марта французский король с семьей в панике бежал по дороге в Лилль. Армия Наполеона только подходила к Фонтенбло, а в столице с Тюильрийского дворца уже сорвали белое знамя и заменили трехцветным. Народ высыпался на улицу. Парижане искренне радовались, пускали острые остроты в сторону сбежавшего короля и роялистов. Оставшиеся роялисты спешно прятались, срывали белые кокарды. Власть Бурбонов рухнула.

20 марта Наполеон вступил в Тюильри, встреченный восторженными людьми. Таким образом, через двадцать дней после высадки на французское побережье, Наполеон без единого выстрела вошел в Париж и стал снова главой Франции. Это была блестящая победа.

Уже 20 марта новое правительство начало работу. В него вошли старые соратники Наполеона: Коленкур был министром иностранных дел, Фуше — министром полиции, Карно — министром внутренних дел, Даву — генерал-губернатором Парижа и военным министром, Маре — секретарем (он был одним из первых секретарей первого консула).

Это был счастливый для Наполеона день. После долгих неудач и поражений, он снова одержал блестящую победу. То, что произошло во Франции, было воспринято современниками как чудо. Горстка людей за три недели, не произведя ни одного выстрела, не убив ни одного человека, захватила целую страну. Это было, видимо, одно из самых ярких приключений Наполеона. Не зря его позже назвали «полётом орла». Надо отдать должное смелости, решимости, умению рисковать и знанию политики Наполеона. Он пошёл на беспримерное предприятие и достиг успеха.

Триумф Наполеона объясняется двумя основными факторами. Во-первых, это уникальность личности Наполеона. Он отлично всё рассчитал и пошёл на разумный риск. В результате небольшой отряд, который не применял оружие, в течение трёх недель победил огромное королевство с большой армией. Огромная популярность Наполеона в народе и армии сыграли свою роль.

Во-вторых, это паразитизм и антинациональная сущность режима Бурбонов. Королевская власть в кратчайшие сроки смогла внушить к себе ненависть самых широких слоев народа. Армия, которая была крестьянской по своему составу, перешла на сторону императора. При взятии Гренобля, Лиона и в ряде других городов Наполеона активно поддержали рабочие. Городская беднота активно перешла на сторону императора в Париже. Значительная часть офицерства и генералитета, элита империи Наполеона перешла на его сторону. Буржуазия и интеллигенция были раздражены политикой королевского двора. На стороне Бурбонов никого не осталось.

Продолжение следует…

topwar.ru

Наполеон и Гитлер: дежавю или закономерность?

22 и 24 июня — эти даты знаковы не только для жителей Беларуси, но и для всего мира. В эти дни начались Великая отечественая война и отечественная война 1812 года. Казалось бы, разные эпохи, разные правители, разные политические формы правления. Однако причины этих войн и действия агрессоров настолько схожи, что напрашивается вопрос: не по одним ли лекалам готовились эти войны?

Поразительно, но даже ход обеих войн и последующие объяснения причин проигрыша чуть ли не под копирку повторяют друг друга. А ведь между войнами прошло около 130 лет.

В чём сходство до войны?

Первое сходство заключается в том, что восхождение и Наполеона, и Гитлера началось с революции. А точнее в момент, когда сама революция уже сходила на нет. Наполеон сделал себе имя уже после контрреволюции 1793 года. В те годы Наполеон ещё грезил мечтами о свободе и руководствовался трудами Жан-Жака Руссо и других философов Просвещения. Однако, придя к единоличной власти 1804 г., ни о каких революционных ценностях речи уже и не было. Свергнув монархию, Наполеон сам стал монархом, породив собственную династию в Европе. Разумеется, как и при любой абсолютистской форме правления, ни о какой свободе речи быть не могло. Наполеон подтвердил это, установив чуть ли не полную монополию на власть и СМИ.

То же повторил и Гитлер. В Германии в 1918 году произошла революция. За место ушедшей монархии боролись две идеологии: коммунизм и фашизм. Именно на фашистской идеологии и в партии национал-демократов сделал карьеру Адольф Гитлер. Под лозунгами фашизма была установлена единоличная абсолютная власть.

Затем последовало объединение по возможности как можно большей части Европы под общие знамена. Всё это достигалось либо военной силой, либо политическими и дипломатическими интригами. Наполеон под предлогом дарования свободы народу от монархии завоевал Италию, а затем и значительную часть Пруссии. Вскоре влияние Французской Империи распространилось от Испании до Швеции. В 1812 году 400-тысячная армия переступила через Неман. В состав этой армии входили не только французы, но и итальянские, прусские, австрийские и др. полки. Объединение сопровождалось дипломатической неразберихой в Европе:

Всё повторилось в 1941 году. Советскую границу пересекли не только немецкие войска, но и итальянские, румынские, чехословацкие, французские и др. Объединение произошло с помощью общей идеологической платформы, близкой многим европейским странам — фашизма против коммунизма. Как и Франция в начале XIX века, Германия не ограничилась лишь силовыми аргументами: не обошлось без дипломатических ходов и сговора с элитами некоторых стран для сплочения европейских держав против СССР (Мюнхенский сговор, «Странная война», предательское и трудно понимаемое бездействие французского правительства против агрессии Германии, о котором писал Ш. Де Голль в своих мемуарах и т.д.). Попустительство и бездействие в отношении Гитлера позволили Германии к 1941 году настроить население Европы на войну против СССР.

Плакат, призывающий французов вступать в ряды немецкой армии Изображение: topwar.ru

Следующее сходство. Обеим войнам предшествовали дипломатические неурядицы и интриги между будущими странами-агрессорами (Францией и Германией) и Великобританией. В начале XIX века Наполеон искал дружбы с Россией против Великобритании. Такой мир был почти достигнут, но смерть Павла I сорвала эти планы. Наполеон небезосновательно обвинил в срыве союза Великобританию. Вплоть до 1812 года Наполеон видел в Великобритании главного врага, который мешал Франции и России наладить дружбу. Со стороны Франции даже была предпринята авантюрная попытка континентальной блокады Великобритании, целью которой было препятствие поступлению британских товаров в Европу. Но она так и не принесла успеха. Конфликт с Туманным Альбионом ещё не был завершён, как Франция, не имея веских причин, пошла в поход против России, несмотря на Тильзитский мир и обмен любезностями между Наполеоном и Александром I.

Похожая ситуация была и в 30-х гг. XX века. Гитлер, придя к власти, изначально желал наладить отношения с Великобританией. Однако к 1940 году Германия уже вовсю бомбила Британию, считая её чуть ли ни самым главным врагом. Так же как и авантюра Наполеона с блокадой, бомбардировки острова не принесли Гитлеру должного результата — Великобритания сильно не пострадала от них. Опять же, не закончив войну на одном фронте, Германия бросилась на СССР. Опять же не помогли договоры о мире (пакт Молотова-Риббентропа). И опять без объявления войны коллективный Запад напал на СССР.

Это далеко не все параллели между двумя периодами, предшествовавшими войнам. Однако уже по ним можно заключить, что:

Во время войны

Рассмотрим также некоторые схожести уже непосредственно в военный период.

Первое совпадение в том, что обе кампании были рассчитаны на быстрое окончание войны. Наполеон, как и Гитлер, рассчитывал быстрой поступью пройти по территории России, делая ставку на мощь своей армии, стремительность и неожиданность.

Вторгшись на территорию Российской империи/СССР оба диктатора не стали активно привлекать местное население на свою сторону. В частности, Наполеон не решился поднять против царской власти нерусские народы — литовцев, латышей, эстонцев, финнов. Хотя к таким приемам он прибегал, и довольно успешно, раньше, например, в итальянской кампании 1796 года. Но в 1812 году он шёл в чужую страну как завоеватель, рассчитывающий только на силу штыка, желая силой взять то, что ему необходимо. Возможно, именно это и не позволило Наполеону использовать местное население: уж сильное было недовольство у народов Российской империи действиями пришельцев.

Что касается ВОВ, так в то время местное население, несмотря на тяготы жизни и некоторое недовольство большевиками, увидев действия захватчиков, в подавляющем большинстве вовсе в штыки приняли пришельцев. После зверств фашистов Гитлер уже и не мог рассчитывать на полноценное привлечение народов в своих целях. Да и хотел ли Гитлер вообще после войны продолжать сотрудничать с теми немногочисленными организациями, ставшими под знамена фашистов? Что бы там себе не придумывали пособники Гитлера (УПА, РОА и т.д.), но по плану «Ост» народы СССР на 75-85% должны были быть уничтожены, а сам Советский Союз должен был стать колонией Германии.

Вообще, если захватывая страны Европы, оба диктатора старались обходиться малой кровью, то в России/СССР война приобрела другой характер — это ещё один схожий момент. Продвигаясь на восток, и Наполеон, и Гитлер оставляли после себя выжженную землю. Отношение к населению было необоснованно жестокое, особенно в ВОВ. Уничтожалось не только население, но и инфраструктура и памятники архитектуры. К примеру, отступая из Москвы, Наполеон отдал приказ маршалу Мортье взорвать Кремль — какая в том была необходимость? Германия же не просто целенаправленно уничтожала памятники архитектуры, но и вывозила все наворованные ценности, произведения искусства и артефакты к себе, чего не делала в других захваченных странах (по крайней мере, не в таких чудовищных масштабах).

В самом плане стремительных кампаний прослеживается следующая закономерность. Наполеон, несмотря на желание стремительно провести войну, двигаясь к Москве, проявлял странную медлительность: на 18 суток задержался в Вильно. Эта пауза была рассчитана на то, что на Александра I будет оказано давление представителями московских родов, боящихся захвата Москвы. В частности, сестра императора Екатерина Павловна стала недвусмысленно намекать Александру на недовольство им. Дошло до того, что Александр I написал своей сестре письмо следующего содержания:

«Будете ли Вы удивлены, если я Вам скажу, что за 8-10 дней до моего отъезда [в Вильно — «Чеснок»] я был уведомлён, что операцию начнут именно с Вас и что будут приложены все усилия, чтобы представить меня в самом непривлекательном свете в Ваших глазах? .. Должны были также попробовать зародить у меня беспокойство на ваш счёт, но скоро убедились в том, что это значило бы зря терять время». [1]

Сговор между элитами России и агрессором был не без участия заинтересованных третьих сил, рассчитывающих на госпереворот в России наподобие переворота 1801 года после убийства Павла I. Наполеон не торопился идти в глубь страны, так как рассчитывал на смену Александра его братом или сестрой. Но на другой день после падения Москвы победил Александр. Наполеон после отступления из Москвы с новой силой рассчитывал на сговор, но речи о мире уже быть не могло, его планы рухнули.

Похоже, что Наполеон не имел чёткого плана, а действовал скорее интуитивно.

Интуитивность плана и расчёт на предательство и заключение выгодного для Франции перемирия подтверждается тем, что после взятия Москвы Наполеон не знал, что делать дальше. Контрнаступление русских показало, что Наполеон даже не рассчитывал зайти так далеко. Обнажились все промахи кампании, и армия Наполеона стала позорно отступать.

Изображение: img.tyt.by

Похожий сценарий ведения войны был и у Германии. Хоть «блицкриг» был хорошо спланирован (видимо были учтены ошибки Наполеона), однако также была сделана ставка на предательство элит СССР. Дойдя до Москвы и убедившись, что её не удастся взять, противник стал действовать скорее интуитивно, рассчитывая на всё то же предательство. Для Германии это вылилось в то, что были проиграны ключевые битвы: Сталинград, Курская дуга. После этого инициатива полностью перешла в руки СССР, а Германия повторила позор Наполеона.

О причинах провала Красной армии в первые месяцы войны и о предательстве Наркомата СССР читайте в статье «Брестская крепость».

Гитлер после того как упустил инициативу, как и Наполеон, стал больше рассчитывать на дипломатию, чем на армию Так, сидя в бункере, он до последнего верил в провидение, а именно в то, что союзники переругаются, как это было в Семилетнюю войну 1756-1763 гг. Тогда Фридрих Великий, находясь на грани поражения, до последнего верил в то, что всё изменится. Так и случилось — после раздора в рядах союзников Пруссия смогла достичь успеха в кампании. Тогда это стало одной из главных причин возвышения Пруссии Фридриха. Гитлер рассчитывал на такой же сценарий:

«Подобно Великому Фридриху, мы ведем борьбу с коалицией, а коалиция, запомните, не есть что-то стабильное, она существует по воле горстки людей. Если бы получилось так, что Черчилль вдруг исчез, всё бы переменилось в мгновение ока». [3]

Разумеется, этот сценарий не был чистым вмешательством провидения — тайные переговоры с Германией под кодовым названием «Санрайз» работали именно на это. На этих переговорах Германия, оказавшаяся в безнадёжном положении войны на два фронта, видела реальный выход для себя в подрыве антигитлеровской коалиции и сепаратном мире с одной из ее сторон, предпочтительно — с Западом. СССР непосредственного участия в этих переговорах по планам сговора не должен был принимать. «Санрайз» и должен был стать провидением, который спас бы Германию, но переговоры были сорваны.

Одинаковы были потуги обоих диктаторов в этапы, когда война оказалась на территории их стран. В ход были пущены все средства. Наполеону удалось создать к началу 1813 года 500-тысячную армию. Это были в основном мальчики, почти дети. То же предпринял и Гитлер: ряды германской армии в 1945 году пополнили сотни тысяч мальчиков и юношей из Гитлерюгенд. Этот отчаянный ход показывает, что война с Россией/СССР была не тактической, с целью изменить расстановку сил в Европе, это была война до последнего. Однако оба диктатора предпочли пожертвовать собственным народом ради достижения так толком и не обоснованной цели похода на восток.

Подытожим параллели в ходе обеих кампаний:

Оправдание поражениям

Добравшись до Парижа, Наполеон создал легенду, охотно подхваченную другими побеждёнными генералами, о страшном противнике — «генерале Зиме». Руководство проигравшей Германии также сетовало на то, что если бы не погода и климат (мороз, размытые дороги и т.д.), то она бы не проиграла войну. В этом ещё одна схожесть кампаний: оба агрессора намеренно стали дискредитировать вклад народов России/СССР в победах.

О несостоятельности этой легенды было заявлено ещё непосредственными участниками войны: с русской стороны — Денисом Давыдовым, а с французской — Анри Бейлем (Стендалем):

«Было бы ошибкой думать, что зима в 1812 году наступила рано; напротив, в Москве стояла прекраснейшая погода. Когда мы выступили оттуда 19 октября, было всего три градуса мороза, и солнце ярко светило», — писал Стендаль. [1]

Сам Наполеон неоднократно писал Марии-Луизе о том, какая хорошая и тёплая погода держится в Москве. Да и выезжая в Париж из Сморгони, 5 декабря Наполеон двигался не на санях, а на колесах. На сани он пересел лишь через двое суток уже за Ковно. Именно там и застал французов двадцатиградусный мороз. 20 градусов мороза — это ужасный мороз для России? К примеру, во времена Карла XII, судьбу которого боялся повторить Наполеон (и всё же повторил!), мороз был сильнейшим за последние 500 лет. Говорили, что даже птицы замерзали на лету. Как бы Наполеон ни фантазировал, но 20 градусов мороза не тянет на «генерала Зиму», тем более, когда линия фронта уже не сулила побед Франции.

Иллюстрация из французского журнала Изображение: lurkmore.so

Эта легенда была создана исключительно с целью умалить подвиг русской армии и русского народа. Мол, только из-за мороза и выиграла Россия. Однако ход и события войны говорят об обратном. Народный характер войны проявился в небывалом по размаху подъёме партизанского движения. Партизанские отряды того же Дениса Давыдова, Сеславина, Фигнера, крестьянских вожаков Герасима Курина, Егора Стулова, Василисы Кожиной и многих других наносили огромный ущерб и вызвали большие потери в наполеоновской армии. Денис Давыдов писал:

«Партизанская война имеет влияние и на главные операции неприятельской армии. (…) Преграды (…), воздвигнутые и защищаемые партизанскими отрядами, способствуют преследующей армии теснить отступающую и пользоваться местными выгодами для окончательного её разрушения». [1]

Давыдов считал, что более трети пленных и транспортов французской армии было отбито действиями партизан. Хоть мороз и сыграл свою роль, но, как видно из слов Давыдова, не самую существенную.

После ВОВ легенда про мороз, хоть и продолжала жить, но всё-таки уступила место другим легендам. К сожалению, их накопилось много. Рассмотрим одну из них, а именно, что войну СССР выиграл исключительно благодаря народу, который покрыл всю несостоятельность генштаба и руководства.

Разумеется, народ и в войне 1812 года, и в ВОВ проявил невероятное мужество и героизм. Но неужели победа была бы возможна без высшего командования, дипломатов, полководцев, офицеров и командиров? Даже во времена Отечественной войны 1812 года трудно переоценить вклад учеников А. В. Суворова П. И. Багратиона, М. И. Кутузова и многих других полководцев в победу. Тот же Багратион вместе с генералами Кутайсовым, Тучковым и др. были убиты во время Бородинского сражения. Неужели без участия и жертв этих полководцев был возможен исход Бородинского сражения таким, каким он вышел? Что бы ни говорили о недальновидности Кутузова и случайности победы, но «Скифская» тактика Михаила Илларионовича — это пример вклада командования в победу. То же касается и ВОВ: без участия К. Е. Ворошилова, С. М. Буденного, И. В. Сталина и других членов Ставки Главного Командования невозможно было бы спланировать и осуществить многие военные операции; без своевременной переброски заводов из западной части СССР за Урал под руководством Л. П. Берии невозможно было бы обеспечить надёжный тыл и снабдить армию необходимыми средствами. Победа куётся не только солдатами на полях фронта, но и офицерами в штабах командования, дипломатии на дипломатических встречах и рабочими на заводах. Потому не стоит умалять как вклад народа, так и вклад командования.

Также схожей для обеих войн легендой является то, что если бы Россия/СССР проиграла войну, то их покорил бы более цивилизованный народ, который бы и привил России/СССР другую культуру государственного управления, в результате чего в стране был бы иной уровень жизни. Эту легенду выразил Ф. М. Достоевский через героя романа «Братья Карамазовы» Смердякова:

«Я всю Россию ненавижу… В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки».

Смердяковщина (Достоевский использует “говорящую” фамилию) проявилась и после ВОВ в виде расхожего лозунга «если бы нас победила Германия, то пили бы мы сейчас баварское пиво». Смердяковщина — это глупая и невежественная идеология, которая направлена на то, чтобы умалить значение побед России/СССР, предать забвению подвиги и героизм наших предков и отбить желание в дальнейшем защищать Родину.

Вывод

Отечественная война 1812 года и ВОВ готовились, развивались и закончились по схожему сценарию. Алгоритм и цели обеих этих войн отличаются от алгоритмов и целей других войн. Русско-турецкие войны, первые пять коалиций против Франции, русско-японская война, Первая мировая война и др. были войнами скорее локально-тактическими, имевшими цель перекроить политическую карту Европы и мира. Отечественная война 1812 года и ВОВ были войнами глобально-стратегическими, имевшими цель переломить конкурента по концепции мирового устройства коллективного Запада — Россию/СССР. Потому и средства для достижении победы стран-агрессоров в этих войнах были гораздо масштабнее:

Также, проигрывая «горячую» войну, Запад разворачивает информационную войну, направленную на дискредитацию народа государства-победителя. Эта информационная атака проявляется, в частности, в виде легенд и мифов о войнах, где намеренно искажаются заслуги победителей. На деле эти легенды и мифы несостоятельны и являются лишь пищей для смердяковщины. Но именно эта информационная война, искажающая правду, служит предтечей новой войны против «агрессивной» России. На деле же никакой агрессии со стороны России нет. Есть альтернативная концепция устройства мира — справедливого жизнеустройства всех народов на основе взаимоуважения, а не на основе силы и штыков. Но Запад не желает рассматривать и воспринимает её для себя как угрозу, потому и повторяется алгоритм войн на истребление России.

Изображение: cont.ws

Речь идёт не о совпадениях — налицо явная закономерность в алгоритмах этих войн. Кто-то скажет, что история имеет свойство повторяться и не более того, но это не так. История никогда не повторяется, повторяется алгоритм управленческих действий. Чтобы прервать ошибочный алгоритм, необходимо делать работу над ошибками и изучать историю, а не сочинять мифы и легенды.

Источники

  1. «Наполеон Бонапарт», А.З. Манфред, «Мысль», г. Москва, 1985 г.
  2. «Военные мемуары», Ш. Де Голль, Издательство иностранной литературы, г. Москва, 1957 г.
  3. «Гитлер и Сталин», А. Буллок, «Русич», г. Смоленск, 1994 г., том II.

Обнаружили ошибку? Выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда

Если Вам интересна эта информация — жмите "мне нравится", оставляйте комментарии и делитесь ей с друзьями в группе Вконтакте: https://vk.com/4esnok_by

Подписывайтесь на нас в Живом Журнале: http://4esnok-by.livejournal.com/,

Фейсбуке: https://www.facebook.com/groups/4esnok/

Твиттере: https://twitter.com/4esnok_by

Одноклассниках: https://ok.ru/group/54150698631417

Лучшая награда - это репост!

Вы можете поддержать общественно-политический журнал «Чеснок» финансово:

Благодарим за интерес к нашим публикациям!

Теги: Великая отечественная война, Генерал Мороз, Гитлер, Достоевский, Наполеон, Смердяковщина

Loading...

4esnok.by

Император Франции - Наполеон Бонапарт | Журнал | RETROBAZAR

24, Февраль 2012 12:48 | 11 фото | просмотров 45156

Наполеон I Бонапарт родился 15 августа 1769, в Аяччо, Корсика. Французский император (1804—1815), полководец и государственный деятель, заложивший основы современного французского государства. Этот человек замахнулся на господство над всем миром, и едва не добился своей цели.

 

БиографияНаполеон Бонапарт, французский государственный деятель и полководец, первый консул Французской республики и император французов. Окончил Бриеннское военное училище и Парижскую военную школу. С октября 1785 года служил в армии, в чине младшего лейтенанта артиллерии. С первых дней Великой французской революции Бонапарт включился в политическую борьбу. Конфликт с корсиканскими сепаратистами вынудил его в 1793 году бежать с о. Корсика во Францию, где Бонапарт стал командиром артиллерийской батареи в Ницце, а затем помощником начальника артиллерии республиканской армии. Предложенный Бонапартом план овладения Тулоном был принят, и 17 декабря 1793 года революционные войска овладели городом. В январе 1794 года за смелую инициативу и храбрость, проявленные при взятии Тулона, Бонапарт произведён в бригадные генералы и назначен начальником артиллерии Альпийской армии.После контрреволюционного переворота 9 термидора 1794 года за связи с якобинцами отстранён от должности и арестован и 15 сентября 1795 года уволен из армии. В октябре 1795 года член Директории, назначенный руководителем борьбы с монархическим заговором, взял Бонапарта в помощники. На этом посту Бонапарт проявил энергию и решительность при подавлении мятежа 1795 года, за что был произведён в дивизионные генералы и назначен командующим войсками Парижского гарнизона, а 23 феврале 1796 года — командующим армией, созданной для боевых действий в Италии. Во время итальянской кампании 1796-1797 годов проявилось не только его военное дарование, но и понимание социального аспекта войны. В Италии он опирался на антифеодальные силы, боровшиеся против австрийского господства, на итальянское национально-освободительное движение, развивавшееся под влиянием французской революции.

 

Внутренняя политикаСтав полноправным диктатором, он в корне изменил государственное устройство страны. Внутренняя политика Наполеона заключалась в укреплении его личной власти как гарантии сохранения результатов революции: гражданских прав, прав собственности на землю крестьян, а также тех, кто купил во время революции национальные имущества, то есть конфискованные земли эмигрантов и церкви. Обеспечить все эти завоевания должен был кодекс Наполеона. Наполеон провёл административную реформу, учредив институт подотчетных правительству префектов департаментов и супрефектов округов. В города и деревни назначались мэры. Был учреждён государственный Французский банк для хранения золотого запаса и бумажных денег. До 1936 года в систему управления Французским банком, созданную Наполеоном, не вносилось серьёзных изменений: управляющий и его заместители назначались правительством, а решения принимались совместно с 15 членами правления из акционеров. 28 марта 1803 года были ликвидированы бумажные деньги: денежной единицей становится франк, равный пятиграммовой серебряной монете и поделенный на 100 сантимов. Для централизации системы сбора налогов были созданы Управление прямого налогообложения и Дирекция сведённого налогообложения. Наполеон также ввёл жёсткую экономию во всех сферах. Административные и правовые нововведения заложили основу современного государства, многие из них действуют и по сей день. Тогда была создана система средних школ — лицеев и высшие учебные заведения. Прекрасно сознавая важность воздействия на общественное мнение, Наполеон закрыл 60 из 73 парижских газет, а остальные поставил под контроль правительства. Была создана мощная полиция и тайная служба. Наполеон заключил конкордат с Папой Римским и Рим признавал новую французскую власть, а католицизм объявлялся религией большинства французов. При этом свобода вероисповедания сохранялась, а назначение епископов и деятельность церкви ставились в зависимость от правительства.Эти меры заставили противников Наполеона объявить его предателем Революции, хотя он считал себя верным продолжателем её идей.

Внешняя политикаВнешняя политика Наполеона Бонапарта отвечала интересам агрессивной буржуазии и имела целью обеспечить Франции политическую и экономическую гегемонию в Европе. С приходом к власти Наполеона начинается период войн, продолжавшийся непрерывно до его свержения.Французская армия под его руководством вела войны с Австрией, Россией и другими государствами. Военные успехи французской армии при Маренго и в Аустерлицком сражении, Йена-Ауэрштедтском сражении, под Ваграмом привели к расширению наполеоновской империи. Наполеон стал повелителем всей Западной (кроме Великобритании) и Центральной Европы. Его военные успехи способствовали необычайной славе. Достигнув за 10 лет великого могущества, он заставил считаться со своей волей всех монархов Европы. Но стремительное возвышение наполеоновской Франции и победы французской армии объяснялись не столько личными качествами Наполеона и его маршалов, сколько тем, что в войнах с феодально-абсолютистской Европой Франция того периода представляла исторически более прогрессивный, буржуазный общественный строй. Это сказалось и на военной сфере, где политика Наполеона имела перевес над рутинной стратегией и тактикой армий феодальной Европы.

Отечественная война 1812 годаОтечественная война ведет свой отсчет с того момента, как армия Бонапарта вошла на территорию России. До этого у Наполеона были сплошные победы, да и в России дела сразу продвигались неплохо, поскольку русские войска не ожидали прихода французов, и находились небольшими частями по всей стране, будучи не в состоянии дать достойный отпор.Французам даже удалось захватить Москву – но москвичи, прежде чем пускать захватчиков в столицу страны, сожгли практически целиком ее, оставив в их распоряжение одно пепелище. На этом успехи французов закончились – началась жестокая русская зима, к которой совершенно не были готовы завоеватели.Отечественная война 1812 года имела одно ключевое Бородинское сражение – недалеко поселка Бородино. Великий Михаил Лермонтов даже написал одноименное стихотворение «Бородино», посвятив его этому сражению.

Бородинское сражениеБородинское сражение вовсе не закончилось победой россиян. Более того, после него казалось, что Отечественная война 1812 года полностью проиграна, а французы захватили Москву.На самом деле это был гениальный ход Кутузова, направленный на то, чтобы спасти русских воинов, и дать стране передышку. Российские власти сочли Кутузова предателем – но он сумел убедить их в правильности своих действий, и в том, что лучше сейчас впустить врага в Москву, и подготовиться к следующим действиям.Бородинское сражение показало, что российские войска сделали правильный выбор – они временно отступили, чтобы затем поражение было полностью разгромным.Французы вроде выиграли Бородинское сражение, и вступили в Москву – но что открылось перед ними? Пепелище, отсутствие жителей, еды нет, крова тоже нет. А холодная зима заставила французов вымирать от холода, долго они не выдержали и отправились в бегство. По пути отступления французов их преследовали русские войска, а встречающиеся деревни были опустошены, часто и сожжены. В результате Кутузов доказал свою позицию – по поводу того, что Бородино является его личной победой. Согласился с ним и правитель России Александр, и наградил его денежной премией и титулом. Враг был повержен – а Наполеон еще долго говорил о том, как он ошибся с нападением на Россию.

Падение империиПолитика Наполеона в первые годы его правления пользовалась поддержкой населения. Оживление в экономике вызвало рост зарплат, чему способствовали и постоянные наборы в армию. Наполеон Бонапарт был человеком революции, а окружающие его маршалы, блестящие военачальники. Но народ начинал уставать от войны, длившейся уже около 20 лет. Наборы в армию стали вызывать недовольство. К тому же в 1810 году вновь разразился экономический кризис, а войны на просторах Европы теряли смысл, затраты на них стали раздражать буржуазию. Безопасности Франции, казалось, ничто не угрожало, а во внешней политике всё большую роль играло стремление императора укрепить обеспечить интересы династии. В 1810 году Наполеон получил отказ в браке с другой сестрой Александра I, 14-летней великой княжной Анной Павловной. В этом же году Наполеон женился на дочери австрийского императора Марии-Луизе. Росла напряжённость между ними и Францией. Всё более очевидными становились противоречия между Францией и Россией. Патриотические движения ширились в Германии и Испании. Разорвав отношения с Александром I, Наполеон решился на войну с Россией. Русская кампания 1812 стала началом конца Империи. Наполеон потерпел поражение и после вступления союзников в Париж отрёкся от престола. В ночь с 12 на 13 апреля 1814 года в Фонтенбло, переживая поражение, оставленный своим двором, Наполеон решил покончить с собой. Он принял яд, который всегда носил при себе после битвы под Малоярославцем, когда только чудом не попал в плен. Но яд разложился от долгого хранения и Наполеон выжил. По решению союзных монархов он получил во владение небольшой остров Эльба в Средиземном море. 20 апреля 1814 года Наполеон покинул Фонтенбло и отправился в ссылку. Во Францию вернулись Бурбоны и эмигранты, стремившиеся к возврату своих имуществ и привилегий. Это вызвало недовольство и страх во французском обществе и в армии. Воспользовавшись благоприятной ситуацией, Наполеон бежал с Эльбы 26 февраля 1815 года и, встречаемый восторженными криками толпы, без помех возвратился в Париж. Война возобновилась, но Франция уже не в силах была нести её бремя. «Сто дней» завершились окончательным поражением Наполеона около бельгийской деревни Ватерлоо. Он был вынужден уехать из Франции и, понадеявшись на благородство правительства Великобритании, добровольно прибыл на английский военный корабль «Беллерофон» в порту Плимута, рассчитывая получить политическое убежище у своих давних врагов — англичан. Но английский кабинет министров рассудил иначе: Наполеон стал пленником англичан и под предводительством британского адмирала Джорджа Эльфинстона Кейта был отправлен на далёкий остров Святой Елены в Атлантическом океане. Там в посёлке Лонгвуд Наполеон провёл последние шесть лет жизни. Узнав об этом решении, он сказал: «Это хуже, чем железная клетка Тамерлана! Я предпочёл бы, чтобы меня выдали Бурбонам… Я отдался под защиту ваших законов. Правительство попирает священные обычаи гостеприимства… Это равносильно подписанию смертного приговора!» Англичане выбрали Святую Елену из-за её удалённости от Европы.

Брак и дети1-я жена: (с 9 марта 1796, Париж) Жозефина де Богарне (1763—1814), императрица французов. Детей не имели. В разводе с 16 декабря 1809 года.2-я жена: (с 1 апреля 1810, Сен-Клу) Мария-Луиза Габсбург-Лотарингская (1791—1847), эрцгерцогиня Австрийская, императрица французов. Имели одного сына:Наполеон II Бонапарт (1811—1832)

Приёмные дети(дети Жозефины де Богарне от 1-го брака)Евгений де Богарне (1781—1824), герцог ЛейхтенбергскийГортензия де Богарне (1783—1837), герцогиня де Сен-Ле, королева Голландии (двоюродная племянница 1-го мужа Жозефины де Богарне)Стефания де Богарне (1789—1860), великая герцогиня Баденская

Внебрачные связиВнебрачная связь с Элеонорой Денюель де Ла Пленье Сын:  Шарль Леон (1806—1881)

Внебрачная связь с Марией Лончинская, графиня Валевская (1786—1817)Сын:  Александр Валевский (1810—1868)Внебрачная связь с Альбиной де Васаль (по третьему браку Монтолон) (1779—1848)Дочь: Жозефина Наполеоне де Монтолон (1818—1819)

Смерть императора НаполеонаСостояние здоровья Наполеона ухудшалось. С 1819 года он болел чаще. Наполеон жаловался на боль в правом боку и у него опухали ноги. Его лечащий врач Франсуа Антоммарчи поставил диагноз «гепатит». Наполеон подозревал, что это рак — болезнь, от которой тоже умер его отец. В марте 1821 года состояние Наполеона ухудшилось так, что он уже не сомневался в близкой смерти. 13 апреля 1821 года Наполеон продиктовал своё завещание. Он не мог двигаться без сторонней помощи, боли стали резкими и мучительными. Наполеон Бонапарт умер в субботу, 5 мая 1821 года. Он был похоронен недалеко от Лонгвуда в местности, носящей название «Долина герани».Есть версия, что Наполеон Бонапарт был отравлен. Недавние исследования волос Наполеона показали интересные результаты. Учёные исследовали волосы не только периода последней ссылки, но и волосы 1814 года и даже 1804, когда его короновали. Исследования показали многократное превышение дозы мышьяка во всех образцах. Это даёт повод сомневаться, что Наполеона отравили.

retrobazar.com


Смотрите также