Королева франции анна русская


Анна Ярославна: какой была русская королева Франции

19 мая 1051 года, в день Пятидесятницы, в Реймском соборе – месте коронации и венчаний французских королей – празднично звонили колокола. Они оповещали народ о королевской свадьбе. Генрих I из династии Капетингов брал в жены дочь «короля Георга из земли рутенов».

Девушке, стоявшей перед алтарем рука об руку с уже немолодым по тем временам мужчиной, предстояло стать одной из самых ярких личностей в бурной французской истории, королевой Анной Русской. Нам она известна как Анна Ярославна.

Что предшествовало свадьбе

Анна родилась, предположительно, около 1031-го или 1036 года. Она была младшей дочерью великого князя киевского Ярослава Владимировича, в крещении получившего имя Георгий. Ярослав Владимирович, прозванный Мудрым, прославился свой активной внешней политикой и многочисленными союзами в государями Европы, которые он заключал самым надежным в ту пору способом – посредством брачных уз. Сам Ярослав был женат на шведской принцессе Ингегерде, получившей в крещении имя Ирина. Свою сестру Ярослав выдал замуж за польского короля Казимира, старшую дочь Елизавету – за норвежского короля Харальда Сурового, вторую дочь — Анастасию – за венгерского короля Андраша I. Сыновья Ярослава тоже были женаты на иноземных принцессах.

Анне повезло меньше всех. Франция, раздираемая феодальными войнами, в ту пору еще не была столь сильным королевством, как в более поздние времена. Первоначально Ярослав хотел выдать Анну за германского императора Генриха III, и это был бы, безусловно, более выгодный брак, но не получилось. И тут в Киев нагрянули послы из Франции.

Королю Генриху I в то время было уже сильно за сорок лет — возраст по тем временам почти старческий. Он был один раз женат и овдовел. Супруга умерла при родах, вместе с ней умер и неродившийся наследник. Королю нужен был сын. Но к тому времени в Европе сложилась весьма непростая ситуация: все короли, герцоги и князья были в родстве между собой, и Папа Римский, дабы прекратить кровосмесительные союзы, объявил, что отлучит от Церкви всякого, кто сочетается браком с родней ближе седьмого колена. Поэтому выбор пал на русскую принцессу. Она была знатна, состояла в родстве с многими королевскими домами, о могуществе и богатстве ее отца ходили легенды. К тому же до короля дошла молва о том, что Анна очень хороша собой.

После свадьбы

Уже через год молодая жена родила королю наследника, которого назвали Филиппом. После этого у королевской четы было еще трое детей.

О том, как складывались отношения между Генрихом и Анной, судить сложно, поскольку хронисты, подробно описывая военные походы и политические неурядицы, редко останавливали свое внимание на частной жизни. Все, что известно о годах, когда Анна сидела на королевском троне рядом со своим мужем, основано на легендах, преданиях и более поздних романтических вымыслах. Говорят, что народ прозвал Анну «рыжей» — за золотой цвет ее волос. Этот же цвет тщательно выписан и на средневековых миниатюрах, изображающих Анну. Говорят, что она была очень образована, во всяком случае, на фоне французского королевского двора, где нередко знатные сеньоры не умели читать. В Реймсе хранится Евангелие, написанное кириллицей. Это так называемое Реймское Евангелие, на нем присягали во время коронации все французские короли после Генриха I. Согласно легенде это Евангелие привезла из Киева Анна. Во многих документах, вышедших из канцелярии короля, стоит надпись: «В присутствии жены моей Анны» или «С согласия жены моей Анны», что свидетельствует о серьезном влиянии на короля со стороны молодой супруги. Есть и письмо Папы Николая II, датируемое 1059 годом, в котором сказано: «Слух о ваших добродетелях, восхитительная дева, дошел до наших ушей, и с великою радостью слышим мы, что вы выполняете в этом очень христианском государстве свои королевские обязанности с похвальным рвением и замечательным умом». Многие историки склонны считать этот текст подлинным, но с небольшой оговоркой: письмо не столько восхваляет Анну, сколько указывает на ее чрезмерное рвение в государственных делах и рекомендует ей быть несколько скромнее.

Анна – вдова

В 1060 году Генрих умер. Регентом при малолетнем Филиппе был назначен Бодуэн Фландрский. Анна не была отстранена от управления королевством и сохранила влияние при дворе. Она участвовала в поездках юного короля по его владениям, на документах появлялась ее подпись кириллицей «Анна реина» («королева Анна»). А потом Анна вновь вышла замуж.

Счастливый брак

Рауль де Крепи был настоящим наказанием для французского королевского дома. Он относился к числу самых знатных сеньоров Франции. Его владения составляли едва ли не половину тогдашней Франции. Всю свою жизнь проведя в распрях с соседями, Рауль де Крепи не очень-то опасался и самого короля, поскольку был богаче и сильнее монарха. В Анну он был, по-видимому, влюблен давно. Она овдовела, когда ей было около 30 лет, и оставалась по-прежнему красивой, желанной и богатой. От мужа ей достались в наследство город Санлис и владения между Ланом и Шалоном.

Однажды во время охоты, которую Анна очень любила, пылкий граф де Крепи похитил вдовствующую королеву и увез в один из своих многочисленных замков.

Разгорелся страшный скандал. Рауль, который приходился родственником покойному королю, был женат. Эту проблему он разрешил довольно просто: обвинил свою жену в прелюбодеянии и добился развода. Гораздо хуже был тот факт, что Анна была матерью короля Франции. Она покинула и Филиппа, и других своих детей, младшему из которых не было и семи лет. У архиепископа Реймского Жерве были основания писать Папе: «Наша королева вступила в новый брак с графом Раулем, из-за чего король и весь двор в большом горе». Дело усугубила жалоба оболганной первой жены Рауля, с которой она обратилась в Рим.

В итоге в 1062 году Рауля де Крепи отлучили от Церкви. Новобрачным было запрещено появляться при дворе. Однако влюбленные наслаждались свободой, охотой и предавались разнообразным забавам в богатых владениях графа де Крепи. Через 9 лет, когда началась война с Фландрией и королю понадобились сильные союзники, с дерзкого графа сняли отлучение — пара вернулась ко двору. В 1074 году граф Рауль де Крепи умер — Анна вновь стала вдовой.

Конец жизни

После своих скандальных похождений Анна не просто вернулась ко двору в статусе королевы-матери, но и возвратила себе былое влияние. Есть сведения о том, что она управляла дворцовым хозяйством. Дни свои Анна окончила в основанной ею обители святого Винсента в Санлисе около 1089 года. Есть легенда, что она вернулась на родину.

umnaja.ru

какой была русская королева Франции — Рамблер/новости

19 мая 1051 года, в день Пятидесятницы, в Реймском соборе — месте коронации и венчаний французских королей — празднично звонили колокола. Они оповещали народ о королевской свадьбе. Генрих I из династии Капетингов брал в жены дочь «короля Георга из земли рутенов».

Девушке, стоявшей перед алтарем рука об руку с уже немолодым по тем временам мужчиной, предстояло стать одной из самых ярких личностей в бурной французской истории, королевой Анной Русской. Нам она известна как Анна Ярославна.

Что предшествовало свадьбе

Анна родилась, предположительно, около 1031-го или 1036 года. Она была младшей дочерью великого князя киевского Ярослава Владимировича, в крещении получившего имя Георгий. Ярослав Владимирович, прозванный Мудрым, прославился свой активной внешней политикой и многочисленными союзами в государями Европы, которые он заключал самым надежным в ту пору способом — посредством брачных уз. Сам Ярослав был женат на шведской принцессе Ингегерде, получившей в крещении имя Ирина. Свою сестру Ярослав выдал замуж за польского короля Казимира, старшую дочь Елизавету — за норвежского короля Харальда Сурового, вторую дочь — Анастасию — за венгерского короля Андраша I. Сыновья Ярослава тоже были женаты на иноземных принцессах.

Анне повезло меньше всех. Франция, раздираемая феодальными войнами, в ту пору еще не была столь сильным королевством, как в более поздние времена. Первоначально Ярослав хотел выдать Анну за германского императора Генриха III, и это был бы, безусловно, более выгодный брак, но не получилось. И тут в Киев нагрянули послы из Франции.

Королю Генриху I в то время было уже сильно за сорок лет — возраст по тем временам почти старческий. Он был один раз женат и овдовел. Супруга умерла при родах, вместе с ней умер и неродившийся наследник. Королю нужен был сын. Но к тому времени в Европе сложилась весьма непростая ситуация: все короли, герцоги и князья были в родстве между собой, и Папа Римский, дабы прекратить кровосмесительные союзы, объявил, что отлучит от Церкви всякого, кто сочетается браком с родней ближе седьмого колена. Поэтому выбор пал на русскую принцессу. Она была знатна, состояла в родстве с многими королевскими домами, о могуществе и богатстве ее отца ходили легенды. К тому же до короля дошла молва о том, что Анна очень хороша собой.

После свадьбы

Уже через год молодая жена родила королю наследника, которого назвали Филиппом. После этого у королевской четы было еще трое детей.

О том, как складывались отношения между Генрихом и Анной, судить сложно, поскольку хронисты, подробно описывая военные походы и политические неурядицы, редко останавливали свое внимание на частной жизни. Все, что известно о годах, когда Анна сидела на королевском троне рядом со своим мужем, основано на легендах, преданиях и более поздних романтических вымыслах. Говорят, что народ прозвал Анну «рыжей» — за золотой цвет ее волос. Этот же цвет тщательно выписан и на средневековых миниатюрах, изображающих Анну. Говорят, что она была очень образована, во всяком случае, на фоне французского королевского двора, где нередко знатные сеньоры не умели читать. В Реймсе хранится Евангелие, написанное кириллицей. Это так называемое Реймское Евангелие, на нем присягали во время коронации все французские короли после Генриха I. Согласно легенде это Евангелие привезла из Киева Анна. Во многих документах, вышедших из канцелярии короля, стоит надпись: «В присутствии жены моей Анны» или «С согласия жены моей Анны», что свидетельствует о серьезном влиянии на короля со стороны молодой супруги. Есть и письмо Папы Николая II, датируемое 1059 годом, в котором сказано: «Слух о ваших добродетелях, восхитительная дева, дошел до наших ушей, и с великою радостью слышим мы, что вы выполняете в этом очень христианском государстве свои королевские обязанности с похвальным рвением и замечательным умом». Многие историки склонны считать этот текст подлинным, но с небольшой оговоркой: письмо не столько восхваляет Анну, сколько указывает на ее чрезмерное рвение в государственных делах и рекомендует ей быть несколько скромнее.

Анна — вдова

В 1060 году Генрих умер. Регентом при малолетнем Филиппе был назначен Бодуэн Фландрский. Анна не была отстранена от управления королевством и сохранила влияние при дворе. Она участвовала в поездках юного короля по его владениям, на документах появлялась ее подпись кириллицей «Анна реина» («королева Анна»). А потом Анна вновь вышла замуж.

Счастливый брак

Рауль де Крепи был настоящим наказанием для французского королевского дома. Он относился к числу самых знатных сеньоров Франции. Его владения составляли едва ли не половину тогдашней Франции. Всю свою жизнь проведя в распрях с соседями, Рауль де Крепи не очень-то опасался и самого короля, поскольку был богаче и сильнее монарха. В Анну он был, по-видимому, влюблен давно. Она овдовела, когда ей было около 30 лет, и оставалась по-прежнему красивой, желанной и богатой. От мужа ей достались в наследство город Санлис и владения между Ланом и Шалоном.

Однажды во время охоты, которую Анна очень любила, пылкий граф де Крепи похитил вдовствующую королеву и увез в один из своих многочисленных замков.

Разгорелся страшный скандал. Рауль, который приходился родственником покойному королю, был женат. Эту проблему он разрешил довольно просто: обвинил свою жену в прелюбодеянии и добился развода. Гораздо хуже был тот факт, что Анна была матерью короля Франции. Она покинула и Филиппа, и других своих детей, младшему из которых не было и семи лет. У архиепископа Реймского Жерве были основания писать Папе: «Наша королева вступила в новый брак с графом Раулем, из-за чего король и весь двор в большом горе». Дело усугубила жалоба оболганной первой жены Рауля, с которой она обратилась в Рим.

В итоге в 1062 году Рауля де Крепи отлучили от Церкви. Новобрачным было запрещено появляться при дворе. Однако влюбленные наслаждались свободой, охотой и предавались разнообразным забавам в богатых владениях графа де Крепи. Через 9 лет, когда началась война с Фландрией и королю понадобились сильные союзники, с дерзкого графа сняли отлучение — пара вернулась ко двору. В 1074 году граф Рауль де Крепи умер — Анна вновь стала вдовой.

Конец жизни

После своих скандальных похождений Анна не просто вернулась ко двору в статусе королевы-матери, но и возвратила себе былое влияние. Есть сведения о том, что она управляла дворцовым хозяйством. Дни свои Анна окончила в основанной ею обители святого Винсента в Санлисе около 1089 года. Есть легенда, что она вернулась на родину.

Сообщение Анна Ярославна: какой была русская королева Франции появились сначала на Умная.

news.rambler.ru

Русская королева Франции Анна Ярославна французов мыться научила

Несмотря на обилие лекарств на прилавках аптек, люди часто предпочитают руководствоваться «бабушкиными» советами, что часто приводит к нехорошим последствиям. 

Тепло За неимением обезболивающих средств раньше многие болезни лечили теплом. Вариантов было несколько – от горячего куриного яйца до мешочков с солью и грелок. И действительно, после такого лечения боль утихала. К тому же, чем может навредить обычное тепло?

  Оказывается, может. Дочь моей подруги часто страдала ячменями. Вместо того, чтобы обратиться к окулисту или хотя бы просто поддерживать глазик ребенка в чистоте, она старательно выгревала уже созревший ячмень «сухим теплом».   На собственном опыте знаю, что вне зависимости от лечения ячмень все равно созреет и «прорвет». Увы, однажды прогревание ни к чему хорошему не привело – он-то прорвал, но не наружу, а внутрь. Пришлось долечиваться, но уже в хирургии.   В чем же дело? Все просто — тепло стимулирует жизнедеятельность бактерий, которых в ячмене (точнее, в его содержимом) содержится в изобилии. Естественно, от тепла их становится больше, что же в этом хорошего?   Аналогичный вред может принести прогревание гайморита, отита и прочих локальных воспалительных процессов. Я до сих пор помню глаза моего врача-лора, когда бабушка спросила ее относительно прогревания яйцом воспаленных гайморовых пазух.    Стерильность   Не менее опасно и применение нестерильных материалов там, где за чистотой следует следить очень строго. Например, на открытых ранах или на поврежденных слизистых оболочках.   Особенно опасно делать самим глазные капли, капли для носа, спринцевания и т.д. Здесь, на Алимеро, я однажды читала рекомендации капать в глаза сок черники для улучшения зрения. Только вот не могу понять, почему бы просто не съесть эту чернику? Зачем подвергать риску  органы зрения?   Еще один случай из личного опыта: несколько лет назад впервые в жизни у меня появился фурункул. Не устояв перед маминым напором, я все-таки приложила к нему печеный лук. До сих пор ругаю себя за это, потому что на следующий день я уже лежала на операционном столе и слушала лекцию хирурга об опасности подобных методов.   Не могу не вспомнить про еще одну свою подругу, у которой воспалился лимфоузел под мышкой. Болезнь крайне неприятная, ощущения ужасные. Как и подобает взрослой девушке с высшим образованием, она обратилась за помощью к бабке-целительнице. Та, естественно, сказала, что это порча, причем, сделала ее знакомая женщина, которую она первую встретит по дороге домой.   И вот, возвращается она с «лечения» и встречает в метро меня! Начинает рассказывать, что надеялась встретить дома злюку-свекровь или соседок под подъездом, а тут я! Сбой программы бабка не объяснила, предложила лишь несколько сеансов выкатывания и заговаривания. Увы, сбой произошел опять, и опять все закончилось в хирургии.  Кашель   У детей это едва ли не самый часто встречающийся симптом болезни. Именно симптом, который нужно лечить в составе комплексной терапии, ведь его причина – в заболевании определенных органов.   Однажды мы с дочерью стояли у кассы. Внезапно дочь закашлялась и бабушка настоятельно посоветовала подышать над вареной картошкой «минут 15, не меньше» и потом стандартное – «парить ножки, а лучше в горячей ванне хорошенько пропарить».   Казалось бы, что может быть ужасного в обычном водяном паре? Увы, может. Дело в том, что маленькие дети (до 2-3 лет) часто не в состоянии самостоятельно отхаркивать мокроту.   А что делает горячий пар? Правильно, разжижает и увеличивает ее в объеме, но организм не в состоянии ее отхаркивать. Хуже может быть только уложить ребенка в кровать после таких процедур – в таком положении и задохнуться недолго.   Еще одно средство – теплое молоко с медом. Как-то мы с мамой одновременно заболели то ли ангиной, то ли стоматитом, уже и не помню точно. Я сразу же начала лечение аптечными спреями с антисептическим и антибактериальным эффектом, мама же пошла греть молоко. Стоит ли говорить, кто быстрее выздоровел, а у кого дело дошло до трахеобронхита.   Врач маму пожурил, объяснив, что мед хоть и обладает слабовыраженным антисептическим эффектом, но против бактерий и палочек он бессилен. Ну а молоко – прекрасная среда для их жизнедеятельности и размножения, вот потому и опустилась инфекция ниже, в бронхи.  Зубная боль   С ней я знакома лично и встречались мы не один раз. Впервые это произошло классе в девятом, когда у меня жутко воспалился канал (как потом оказалось). Но бабушка настояла на том, чтобы я наложила повязку из рубленого чеснока на запястье. Причем, непременно на противоположное сторону от проблемного зуба (болел левый – повязка на правой руке).     Боль прекратилась. Но, во-первых, прекратилась она буквально на один день. Как сейчас помню, это была пятница и потом мне пришлось мучиться целых два дня, чтобы попасть к доктору аж в понедельник. А во-вторых,у меня был жуткий ожог на коже запястья.     Как видите, за примерами ходить далеко не надо, в моей семье их предостаточно. Я настаиваю на современной медицине с применением лекарственных препаратов. Потому что, увлекаясь народными средствами, мы часто теряем самое ценное – время. И тогда болезнь запускает и на лечение требуется гораздо больше сил, времени и денег. источник

vsac.mirtesen.ru

Как русская королева Франции Анна Ярославна французов мыться научила

Как русская королева Франции Анна Ярославна французов мыться научила

Русская девушка Анна Ярославна - королева Франции. Она осуществила революцию в чужой для себя стране. Именно она научила французский двор читать и писать ещё в XI веке. Это она познакомила французов с баней и заставила во время приёма пищи пользоваться столовыми приборами. Анна вела переписку с Папой Римским. Подданные чужой для неё Франции боготворили Анну и называли её Рыжей Агнессой.

Анна Ярославна подписывалась так: «Анна Ръина». Некоторые переводят это от французского «roi» «королева Анна», что неправильно. Слово «Ръина» надо переводить с русского «Ра», что означает «Русская», или «царица», что одно и то же.

Анна Ярославна родилась около 1024 года. В это время вся Русь была грамотной. Вспомним хотя бы берестяные грамоты этого года, которых найдено множество. Анна – младшая из трёх дочерей киевского князя Ярослава Мудрого, супруга французского короля Генриха I и королева Франции.

Анна выросла при княжьем дворе в Киеве и получила хорошее образование. 19 мая 1051 она вышла замуж за овдовевшего Генриха I, от которого у неё впоследствии родились дети.

Итак, очень интересное письмо Анны Ярославны.

«Здравствуй, разлюбезный мой тятенька! Пишет тебе, князю всея Руси, верная дочь твоя Анечка, Анна Ярославна Рюрикович, а ныне французская королева. И куды ж ты меня, грешную, заслал? В дырищу вонючую, во Францию, в Париж-городок, будь он неладен!

Ты говорил: французы — умный народ, а они даже печки не знают. Как начнется зима, так давай камин топить. От него копоть на весь дворец, дым на весь зал, а тепла нет ни капельки. Только русскими бобрами да соболями здесь и спасаюсь. Вызвала однажды ихних каменщиков, стала объяснять, что такое печка. Чертила, чертила им чертежи — неймут науку, и все тут. «Мадам, — говорят, — это невозможно». Я отвечаю: «Не поленитесь, поезжайте на Русь, у нас в каждой деревянной избе печка есть, не то что в каменных палатах». А они мне: «Мадам, мы не верим. Чтобы в доме была каморка с огнем, и пожара не было? О, нон-нон!» Я им поклялась. Они говорят: «Вы, рюссы, — варвары, скифы, азиаты, это у вас колдовство такое. Смотрите, мадам, никому, кроме нас, не говорите, а то нас с вами на костре сожгут!»

А едят они, тятенька, знаешь что? Ты не поверишь — лягушек! У нас даже простой народ такое в рот взять постыдится, а у них герцоги с герцогинями едят, да при этом нахваливают. А еще едят котлеты. Возьмут кусок мяса, отлупят его молотком, зажарят и съедят.

У них ложки византийские еще в новость, а вилок венецейских они и не видывали. Я своему супругу королю Генриху однажды взяла да приготовила курник. Он прямо руки облизал. «Анкор! — кричит. — Еще!» Я ему приготовила еще. Он снова как закричит: «Анкор!» Я ему: «Желудок заболит!» Он: «Кес-кё-сэ? — Что это такое?» Я ему растолковала по Клавдию Галену. Он говорит: «Ты чернокнижница! Смотри, никому не скажи, а то папа римский нас на костре сжечь велит».

В другой раз я Генриху говорю: «Давай научу твоих шутов «Александрию» ставить». Он: «А что это такое?» Я говорю: «История войн Александра Македонского». — «А кто он такой?» Ну, я ему объяснила по Антисфену Младшему. Он мне: «О, нон-нон! Это невероятно! Один человек столько стран завоевать не может!» Тогда я ему книжку показала. Он поморщился брезгливо и говорит: «Я не священник, чтобы столько читать! У нас в Европе ни один король читать не умеет. Смотри, кому не покажи, а то мои герцоги с графами быстро тебя кинжалами заколют!» Вот такая жизнь тут, тятенька.

А еще приезжали к нам сарацины. Никто, кроме меня, сарацинской молвою не говорит, пришлось королеве переводчицей стать, ажно герцоги с графами зубами скрипели. Да этого-то я не боюсь, мои варяги всегда со мной. Иное страшно. Эти сарацины изобрели алькугль (араб. — спирт), он покрепче даже нашей браги и медовухи, не то что польской вод

Вот за этим тебе, тятенька, и пишу, чтобы этого алькугля на Русь даже и одного бочонка не пришло. Ни Боженьки! А то погибель будет русскому человеку. За сим кланяюсь тебе прощавательно, будучи верная дочь твоя Анна Ярославна Рюрикович, а по мужу Anna Regina Francorum».

Вот такие письма писала русская королева домой, в Россию. И надо было христианской церкви потом довести Россию до такого уровня, когда пришлось завозить французов для того, чтобы уже они образовывали российскую знать.

Но усилиями Анны Ярославны неандертальская Франция недолго продержалась среди цивилизованных стран. Сегодня это уже страна третьего мира…

Источник

wakeupnow.info

Анна Ярославна. Русская королева Франции. Глава 6. Нелюбовь (Валерия Добрава, 2014)

Глава 6

Нелюбовь

– Готье, ну почему я, почему он снова меня покинул? – рыдала Анна на плече у своего духовника. От него у нее не было секретов. Одного не ведала девушка – какие чувства вызывает в бедном мужчине, посвятившем свою жизнь Богу. Он сгорал от страсти еще там, в Новгороде. И с годами его жажда обладания этой необыкновенной женщиной лишь возрастала. Он каждую ночь молитвами и постом усмирял свою грешную плоть, которая восставала при одном лишь взгляде бездонных голубых глаз. Как мог Генрих не видеть сей божественной красоты у себя под носом? От кого он снова и снова бежал в свои бесчисленные походы?

– Дорогая моя Анна, будьте терпеливы. Просите помощи у Бога, и он вам поможет.

– Как тут мне может помочь Бог, если я не привлекаю своего мужа как женщина? Ах, Готье, я снова надоедаю вам со своими супружескими проблемами.

Анна раздраженно осмотрела себя в зеркале. Ее синее бархатное платье, расшитое диковинными цветами, туго обтягивало стройный стан. Толстая коса, в которую были искусно вплетены жемчужные бусины, лежала на полуобнаженных плечах.

– К чему все эти бесполезные наряды, призванные возбуждать и услаждать мужские взоры?! Как бы мне хотелось облачиться в простое монашеское одеяние и запереться от всего мира, посвятив себя молитвам и постам, – с горечью восклицала Анна.

– Не стоит сетовать на свою судьбу. Она у тебя одна и далеко не самая худшая, – наставлял Готье, вынимая из своей бездонной сумы книги. – Вот, посмотри, как ты и просила, я принес тебе новые романы и исторические хроники.

– Ты же знаешь, я не читаю романы, – Анна презрительно отодвинула от себя несколько завлекательно разукрашенных книг и с жадностью накинулась на том в потрепанном переплете. – Будет, чем отвлечь себя ночью.

Готье печально покачал головой. Ему совсем не нравилось то, что происходило с его госпожой. Хоть она и королева, а тоже женщина. Женщина, у которой есть свои потребности. И если король в ближайшее время не обратит на нее внимание, то она найдет его еще у кого-нибудь. И тут епископ не лелеял тщетных надежд. Этот кто-то будет молодым и красивым юношей, а не увядшим стариком, как он. Готье, вздохнув, посмотрел на Анну. В утренних солнечных лучах она чудо как была хороша. Розовеющее лицо в облаке золотистых волос.

– Ну, какой урок ты приготовил мне сегодня? Опять будешь мучить меня церковными догматами или развлечешь рассказами о весельчаке-монахе?

Анна села за стол, сложив руки на коленях, как покорная ученица. На ее губах блуждала шаловливая улыбка. Прошло уже два года со дня ее свадьбы, а она все еще была почти ребенком – все ее королевские обязанности заключались в присутствии на скучных светских приемах, да в обучении у Готье истории и политики Франции. Истории королевских браков подчас были интересней любых романов. Отец Генриха Роберт Благочестивый был три раза женат. Первым браком по настоянию отца на старой и нелюбимой Сусанне Итальянской. Между ними было двадцать лет разницы, но она принесла в приданое земли, так нужные французской короне.

– Но однажды на пиру Роберт увидел жену своего соратника по боевым походам – Берту, и навсегда с первого взгляда полюбил эту женщину. Она была совсем не молода и имела уже восьмерых детей, но имело ли это значение, когда в сердце пылал огонь. После смерти ее мужа будущий король принял решение развестись с первой женой и соединиться, наконец, с тайной возлюбленной. Но его отец Гуго Капет категорично запретил ему это делать.

– Этот щенок вконец одурел от итальянских прелестей этой де Блуа! У него уже есть жена. И пока я жив, другой не будет, – неистовствовал король Гуго.

И действительно, как только скончался старый король, молодой развелся с Сусанной, вскоре принявшей постриг, и женился на своей Берте. Кстати, она тоже принесла немалые угодья.

– Готье, может Генрих злится, что я принесла ему так мало выгоды? Ни клочка земли, только меха да золото.

– Земли у Генриха предостаточно. Он и ее-то не в состоянии защитить. А ты принесла ему больше, чем все сокровища мира. Ты сама сокровище, – нежно сказал епископ. И вдруг испугавшись своих слишком откровенных слов, строго добавил:

– Вот видишь, из-за тебя я потерял нить рассказа. На какой жене я остановился?

– На второй, Готье, на второй, – услужливо подсказала Анна.

– Да, бедная Берта. Она оказалась в непозволительном родстве с королем. И началась долгая битва между Робертом, защищающим свой брак, и церковью, отрицающей его. И все бы ничего. Даже отлучение не заставило монарха одуматься. Но, как в наказание, Берта не смогла выносить долгожданного сына и наследника и родила мертвого младенца. Роберт сгоряча решил, что сие есть кара Господня и, оставив возлюбленную оплакивать преждевременно погибшее дитя, поспешил сделать предложение Констанции Арльской, соблазнившись ее прелестью и молодостью. Но она оказалась настоящей ведьмой, – произнес Готье с отвращением. – Холодная, жестокая интриганка. Скупая, как черт. Бессовестная. Роберт быстро понял, какую ошибку совершил, и вернул ко двору Берту.

– Как же так? Как же они жили? Втроем. – Анна раскрыла свои огромные глаза еще шире.

– Жили. Вот так. Весь двор раскололся на две половины. Одна – за Констанцию, другая – за Берту. И бедный король – между ними. И еще его дети, подстрекаемые своей матерью, подняли мятеж. Конечно, потом они одумались и раскаялись, но здоровья это Роберту не добавило.

– Анна, Анна! Госпожа! – раздались крики, прервавшие епископа на полуслове. В дверях появилась растрепанная голова Берты, словно она только что вылезла из постели, где ночевала, как минимум, не одна.

– Ну, что еще? – раздраженно спросила королева. Она не любила, когда прерывали ее уроки. Тем более – так внезапно. И тем более Берта – эта бездельница и сладкоежка.

– Госпожа, король приехал! Я только что видела его конюха Жака. Он во дворе кормит лошадей, – протараторила Берта. – И говорит, что Генрих не в духе. Что-то там с герцогами не сладилось.

Анна резко встала, расправила платье и, бросив лишь один мимолетный взгляд в зеркало, двинулась вон из комнаты. Но не успела она переступить за порог, как столкнулась со своим мужем. Он был в грязной одежде. Его запыленное лицо выражало одну лишь нескончаемую усталость.

– Есть в этом замке хоть кто-нибудь, кто приготовит мне ванну и ужин? Куда разбежалась вся прислуга?

Анна махнула на Берту рукой, и та мгновенно скрылась, разнося новость дальше по опочивальням. Стояло раннее утро, и только королева просыпалась раньше всех. Остальная челядь и двор еще почивали, наслаждаясь свободой в отсутствие Генриха. Готье Савуар, не мешкая, тоже покинул супругов.

– Сейчас я сделаю вам ванну, мой король. А завтрак будет буквально через минуту.

Генрих обессилено опустился в кресло, в котором до него сидела жена. Его глаза закрывались. Поход в Нормандию оказался крайне неудачным. Герцоги не хотели слушать ни его слов, ни собственного разума. Они вели себя как малые дети в то время, как герцог нормандский Вильгельм отхватывал у них земли. У короля опускались руки при виде, как его королевство тает на глазах. И никакого просвета впереди. Нелюбимая жена, от которой он бежит, куда глаза глядят, лишь бы не оставаться наедине с ней. Почему она сейчас с ним так ласкова? Король захотел посмотреть на королеву, но она уже ушла наполнять ему ванну, да и веки словно налились свинцом и смыкались против его воли. Он так долго скакал верхом, не останавливаясь на отдых, что мысленно все еще сидел на своем потном разгоряченном жеребце.

– Надеюсь, Жак присмотрит за ним хорошенько. Как бы я его не загнал, моего верного Аллюра, – пробормотал уже засыпающий король.

Когда Анна вернулась со слугой, тащившим тяжелые ведра с горячей водой, Генрих уже крепко спал, положив голову на стол.

– Ох, Боже мой, что же мне теперь с ним делать? – всплеснула она руками. – Ну-ка, давай уложим его на кровать, – приказала Анна слуге, послушно поставившему ведра и принявшемся за своего господина. Вместе они с большим трудом перетащили Генриха на кровать. Король даже не шевельнулся пока жена с огромными усилиями стаскивала с него сапоги.

– Уф, хоть таким образом, но я все-таки затащила мужа в кровать, – усмехнулась про себя девушка. – Агнесс бы мной гордилась.

kartaslov.ru

АННА - РУССКАЯ КОРОЛЕВА ФРАНЦИИ

Русская девушка Анна Ярославна – королева Франции. Именно она научила французский двор читать и писать ещё в XI веке. Это она познакомила французов с баней и заставила во время приёма пищи пользоваться столовыми приборами. Анна вела переписку с Папой Римским. Подданные чужой для неё Франции боготворили Анну и называли её Рыжей Агнессой. Анна Ярославна родилась около 1024 года в Киеве. В это время вся Русь была грамотной. Вспомним хотя бы берестяные грамоты этого года, которых найдено множество. Анна – младшая из трёх дочерей киевского князя Ярослава Мудрого, супруга французского короля Генриха I и королева Франции. Анна выросла при княжьем дворе в Киеве и получила хорошее образование. 19 мая 1051 она вышла замуж за овдовевшего Генриха I, от которого у неё впоследствии родились дети. Итак, очень интересное письмо Анны Ярославны. «Здравствуй, разлюбезный мой тятенька! Пишет тебе, князю всея Руси, верная дочь твоя Анечка, Анна Ярославна Рюрикович, а ныне французская королева. И куды ж ты меня, грешную, заслал? В дырищу вонючую, во Францию, в Париж-городок, будь он неладен! Ты говорил: французы – умный народ, а они даже печки не знают. Как начнётся зима, так давай камин топить. От него копоть на весь дворец, дым на весь зал, а тепла нет ни капельки. Только русскими бобрами да соболями здесь и спасаюсь. Вызвала однажды ихних каменщиков, стала объяснять, что такое печка. Чертила, чертила им чертежи – неймут науку, и всё тут. «Мадам, – говорят, – это невозможно». Я отвечаю: «Не поленитесь, поезжайте на Русь, у нас в каждой деревянной избе печка есть, не то что в каменных палатах». А они мне: «Мадам, мы не верим. Чтобы в доме была каморка с огнём, и пожара не было? О, нон-нон!» Я им поклялась. Они говорят: «Вы, рюссы, это у вас колдовство такое. Смотрите, мадам, никому, кроме нас, не говорите, а то нас с вами на костре сожгут!» А едят они, тятенька, знаешь что? Ты не поверишь – лягушек! У нас даже простой народ такое в рот взять постыдится, а у них герцоги с герцогинями едят, да при этом нахваливают. А ещё едят котлеты. Возьмут кусок мяса, отлупят его молотком, зажарят и съедят. У них ложки византийские ещё в новость, а вилок венецейских они и не видывали. Я своему супругу королю Генриху однажды взяла да приготовила курник. Он прямо руки облизал. «Анкор! – кричит. – Ещё!» Я ему приготовила ещё. Он снова как закричит: «Анкор!» Я ему: «Желудок заболит!» Он: «Кес-кё-сэ? – Что это такое?» Я ему растолковала по Клавдию Галену. Он говорит: «Ты чернокнижница! Смотри, никому не скажи, а то папа римский нас на костре сжечь велит». В другой раз я Генриху говорю: «Давай научу твоих шутов «Александрию» ставить». Он: «А что это такое?» Я говорю: «История войн Александра Македонского». «А кто он такой?» Ну, я ему объяснила по Антисфену Младшему. Он мне: «О, нон-нон! Это невероятно! Один человек столько стран завоевать не может!» Тогда я ему книжку показала. Он поморщился брезгливо и говорит: «Я не священник, чтобы столько читать! У нас в Европе ни один король читать не умеет. Смотри, кому не покажи, а то мои герцоги с графами быстро тебя кинжалами заколют!» Вот такая жизнь тут, тятенька. А ещё приезжали к нам сарацины. Никто, кроме меня, сарацинской молвою не говорит, пришлось королеве переводчицей стать, ажно герцоги с графами зубами скрипели. Да этого-то я не боюсь, мои варяги всегда со мной. Иное страшно. Эти сарацины изобрели алькугль (араб. – спирт), он покрепче даже нашей браги и медовухи, не то что польской водки. Вот за этим тебе, тятенька, и пишу, чтобы этого алькугля на Русь даже и одного бочонка не пришло. Ни Боженьки! А то погибель будет русскому человеку. За сим кланяюсь тебе прощавательно, будучи верная дочь твоя Анна Ярославна Рюрикович а по мужу Anna Regina Francorum». В истории Анна Киевская осталась как прабабка почти 30 французских королей

Мой мир

Facebook

Вконтакте

Twitter

Одноклассники

hystory.mediasole.ru

Наша королева Франции. Кем была Анна Ярославна: русской или украинкой?

В целом ряде исторических документов королеву именуют «Анной Русской», или «Агнессой Русской», иногда «Анной Киевской». Но никогда — «Анной Украинской».

Новый принципиальный спор между Россией и Украиной возник вокруг исторической личности, жившей более чем тысячу лет тому назад.

Во время визита в Париж президент России Владимир Путин напомнил, что связи между двумя странами существуют очень давно: «С поездки царя Петра во Францию не началась история русско-французских отношений. Она имеет гораздо более глубокие корни. Образованная французская публика знает о русской Анне — королеве Франции».

Глава России имел в виду дочь Ярослава Мудрого Анну Ярославну, ставшую женой короля Франции Генриха I.

В России на это высказывание президента не то чтобы не обратили внимания, но не придали ему большого значения. Разве что для кого-то слова Путина стали поводом для расширения своих знаний в области истории.

Однако на Украине слова президента России вызвали настоящую истерику.

«Анна Ярославна — российская принцесса? Ой, я вас прошу»

Заместитель главы Администрации президента Украины Дмитрий Шимкив пишет на своей странице в Facebook: «Мои дорогие французские друзья, президент России Путин пытался ввести вас в заблуждение сегодня: Анна Киевская, королева Франции, из Киева, не из Москвы (в то время Москва даже не существовала)».

Посол Украины в США Валерий Чалый: «Когда В. Путин говорит от имени России о „нашем“ князе Ярославе и его младшей дочери Анне — королеве Франции, то не только пытается посягнуть на наши украинские глубокие исторические европейские корни и приписать себе, но и достичь других целей».

Координатор избирательных и парламентских программ гражданской сети «Опора» Ольга Айвазовская: «Анна Ярославна — российская принцесса? Ой, я вас прошу».

 

Глава Украинского института национальной памяти (УИНП) Владимир Вятрович для издания «Апостроф» написал целую колонку под названием «Путин присвоил киевскую княгиню с чёткой целью», в которой, в частности, говорится: «Соответственно, теперь, когда Россия пытается восстановить свой имперский статус, посягательство на украинское прошлое, на историю Киевской Руси является совершенно очевидным... Если показать, что киевская княжна Анна Ярославна, оказывается, была деятельницей русской истории, то и Киев является частью России и российской истории».

Порошенко: Путин пытался украсть Анну Ярославну

В последнем своём утверждении Вятрович попал в точку, но не будем забегать вперед.

Украинская писательница Оксана Забужко: «Когда Путин на виду у целой Франции цинично, как Крым, „отжимает“ Анну Киевскую на баланс РФ, он прекрасно знает свою целевую аудиторию. Чего нельзя сказать об украинцах, которые только удивляются его наглости, не понимая, что сейчас — вот именно сейчас, уже не завтра! — нужна по этому поводу реакция украинского МИДа».

Наконец, сам президент Украины Пётр Порошенко в обращении по случаю ратификации парламентом Нидерландов Соглашения об ассоциации Украина-ЕС заявил: «Многие пытались остановить курс Украины на воссоединение с нашей европейской семьёй. Именно воссоединение, потому что исторически мы были её частью. Кстати, со времен давнеукраинского князя Ярослава Мудрого и его дочери-киевлянки Анны Ярославны, которую буквально вчера Путин пытался на глазах всей Европы украсть в российскую историю».

Историческое воровство по рецепту Ющенко

С чего вдруг такой накал страстей? Ведь переписыванием исторических личностей «на себя» грешат скорее украинские деятели. Так, например, в конце 2016 года экс-президент Украины Виктор Ющенко во время встречи со студентами Киевского университета культуры предложил пополнить список выдающихся украинцев за счёт ... россиян. «Важно иметь свой национальный Лувр и сказать, что Репин — „Репа“ — это украинский художник, а Чайковский — „Чайка“ — это украинский композитор. Достоевский — это украинский писатель. И в этот ряд можно включить ещё тысячи имён», — сказал Ющенко.

Над идеей отставного президента в России некоторые посмеялись, но большинство вообще не обратило внимания. И тут такая бешеная реакция на русские корни Анны Ярославны.

Давайте же вспомним, о ком идёт речь.

Ярослав Мудрый — князь «руссов». И никак иначе

Князь Ярослав Владимирович, прозванный Мудрым, правил в Киеве с 1016 по 1054 годы. При этом до своего вступления на киевский престол Ярослав княжил в Ростове и Новгороде, которые уж никак не назовёшь «Украиной». Но опять-таки не будем забегать вперед.

На годы правления Ярослава Мудрого пришёлся расцвет Киевской Руси (Древнерусского государства).

В одном из наших материалов мы подробно разбирали исторические термины, обозначающие Древнерусское государство.

Напомним, первое упоминание о государстве русов или росов в западных источниках появляется в середине IX века. При этом название «русь» на тот момент употребляется в отношении не всех жителей данных территорий, а лишь племенного союза, из которого вышли представители княжеской ветви Рюриковичей.

К середине X века этническое наименование «русь» становится общим для жителей земель, находящихся под властью киевского князя. Постепенно Русью начинают называть и всю страну от Новгорода до Переяславля. Поскольку объединяющей территорию является власть киевского князя, то столицей Руси становится Киев.

Термина «Киевская Русь» не существовало в природе до первой половины XIX века. Одним из первых его употребил историк Михаил Максимович в работе 1837 года «Откуда пошла русская земля». Термин употреблялся как одно из определений территории Киевского княжества, так же, как, например, территорию Суздальского княжества называли «Суздальской Русью».

Впоследствии термином «Киевская Русь» стал именоваться политический этап развития русской государственности от момента создания вплоть до периода феодальной раздробленности.

Дочери Ярослава Мудрого стали политическим активом отца

Ярослав Мудрый вёл активную международную политику и стремился к расширению связей в том числе и за счёт классической монархической схемы: династических браков.

Анастасия Ярославна стала женой короля Венгрии Андраша I. Елизавета Ярославна была отдана замуж за короля Норвегии Харальда III Сигурдарсона.

Анну Ярославну, согласно предположениям историков, отец сначала пытался выдать замуж за императора Священной Римской империи Генриха III. Когда же этот брак сорвался, киевский князь выдал дочь за злейшего врага и тёзку несостоявшегося жениха: короля Франции Генриха I.

Бракосочетание состоялось в мае 1051 года. В 1052 году Анна родила мужу наследника, будущего короля Филиппа I. В браке с королём она также произвела ещё трёх отпрысков, младший из которых, Гуго Капетинг, граф Вермандуа, станет одним из предводителей Первого крестового похода. В войнах за Гроб Господень внук Ярослава Мудрого найдёт свою смерть в 1102 году.

Жизнь самой Анны Ярославны во Франции была непростой. После смерти мужа она вторично вышла замуж, что во Франции того времени не было такой уж редкой практикой, но этот брак был с неодобрением встречен французским двором и церковью. Судя по всему, отношения со старшим сыном, ставшим королём, были тоже весьма непростыми. Влияния на Филиппа I мать не имела и последние годы жизни при дворе именовалась лишь «матерью короля», а не королевским титулом.

Тем не менее потомки Анны Ярославны столетиями правили Францией и некоторое время даже занимали английский трон.

«Дочь короля рутенов», «Анна Русская»

Есть основания думать, что в конце жизни Анна Ярославна считала себя француженкой. Но как её происхождение определяли французы?

Во французских источниках есть упоминания о том, что Анна прибыла из «земли руссов». Внук Анны, король Людовик VI, согласно французским хроникам, пожертвовал аббатству Сен-Дени «драгоценнейший гиацинт бабки, дочери короля рутенов». В целом ряде исторических документов королеву именуют «Анной Русской» или «Агнессой Русской», иногда — «Анной Киевской».

Но никогда — «Анной Украинской».

Это было невозможно, так как сам термин «Украина» как географическое понятие, а также наименование населения — «украинцы» — окончательно оформились лишь в XVIII веке. 

История бьёт «украинство» наотмашь

Разумеется, Анна Ярославна родилась в Киеве, а не в Москве, чего, кстати и не утверждал Владимир Путин. Однако и по самоназванию, и по определению французов, она была русской княжной.

Это вовсе не трагично, если исходить из концепции двух братских народов с общей историей, которая подтверждается всем массивом исторических сведений.

Но для концепции «украинства», вечно враждующего с «монгольскими ордами», это катастрофа. Потому что при малейшем соприкосновении с историческими фактами вся идеология современной Украины рассыпается в прах.

Оттого и возникает столь высокий накал истерики.

Выход, конечно, есть: переименовать Украину в Русь или Россию, себя в русских, убрав какие бы то ни было разночтения. Но поскольку вся нынешняя концепция Украины построена на войне с «агрессивной Россией», новоявленным «русичам» придётся убить себя самим.

Есть более простое решение: перестать переписывать учебники и биографии исторических личностей, принять своё прошлое таким, какое оно есть, и начать строить будущее.

Но, кажется, даже в России далеко не все готовы так поступить. А уж для современной Украины это просто невыполнимая миссия.

Но русская королева Франции, дочь русского князя Ярослава Мудрого, в этом нисколько не виновата.

Источник

www.narodsobor.ru


Смотрите также