Королева франции анна австрийская


Анна Австрийская и тайны французского двора

Давно обещанная мной статеечка в пару к прошлогодней статье о кардинале Ришелье Е.Ц.

Так уж получилось, что об Анне Австрийской, жене Людовика XIII и матери Людовика XIV, мы знаем значительно больше, чем о других французских королевах. Главным образом, это заслуга Александра Дюма, который посвятил "веку Людовика Великого" свою самую знаменитую и самую удачную серию романов - о мушкетерах, и размашисто, яркими красками описал не только "великолепную четверку", но и тогдашних исторических деятелей - слабовольного Людовика XIII, "настоящего монарха" Людовика XIV, умного, энергичного и безжалостного Ришелье, скупого плута Мазарини, гордую и прекрасную Анну Австрийскую. Причем, раздавая эти характеристики, Дюма весьма мало считался с реальностью - для него История была лишь манекеном, который он обряжал в нужные одежды - по своему вкусу. И его "исторические" герои на деле - лишь тени, а то и карикатуры на самих себя. Особенно не повезло в этом смысле Ришелье. Блестящий политик, великий государственный деятель, по значимости сделанного для Франции сопоставимый разве что с Де Голлем, он предстал в романе злобным интриганом, только и думающим, как поссорить венценосных супругов. Анне Австрийской, наоборот, повезло - заурядная, легко поддававшаяся влиянию принцесса с трудной судьбой, благодаря таланту Дюма стала настоящей романтической героиней. Алмазные подвески, любовь и смерть Бэкингема, ревность короля и ненависть кардинала - чем не атрибуты жизни роковой красавицы, чей сын стал самым знаменитым французским монархом?

На самом деле, судьба Анны Австрийской была далеко не так романтична, как хотелось бы Дюма, хотя и не менее богата приключениями. Ана Маурисия, старшая дочь испанского короля Филиппа III, родилась в 1601 году при самом скупом, мрачном и религиозном дворе в Европе. В ту пору богатство и мощь "империи, где никогда не заходит солнце" начали потихоньку истощаться. Отец Аны был слишком слабым королем, чтобы удерживать в своих руках власть, и всеми делами заправлял его первый министр - герцог Лерма. Для своих удовольствий Лерма денег не жалел, а вот королевское семейство у него жило по-спартански. Правда, в Испании считали, что детей нужно воспитывать в строгости, набожности и лишениях. Так принцы и принцессы получали "боевую закалку", после которой даже жизнь в монастыре казалась им праздной и роскошной.

Приличного образования Ана так и не получила. В ту пору было принято учить принцесс только латыни и основам европейских языков, а все остальное время они должны были проводить в молитвах. Есть что-то вкусное или нарядно одеваться полагалось только по очень большим праздникам. Обычно же инфантины ходили в черных, громоздких и чудовищно-неудобных платьях, им не разрешали бегать и играть (праздность при испанском дворе считалась тяжким грехом), за каждым их действием сурово следили дуэньи.

Даже с родителями дети виделись только в дни, установленные регламентом. Нарушить его мог лишь Филипп III, но он почти не интересовался малышами. Его жена, королева Маргарита, жила в условиях, не менее жестких, чем ее дочери. Выданная замуж в 15 лет, она почти каждый год дарила королю очередного отпрыска, и за десять лет супружеской жизни возненавидела все - мужа-тряпку, которым вертел министр, самого министра, купавшегося в роскоши, в то время как ей приходилось чуть ли не голодать, ханжеский, погрязший в интригах испанский двор... "Лучше быть простой монахиней в Австрии, чем испанской королевой!" - жаловалась она австрийскому посланнику. Королева умерла в 27 лет, почти счастливая, что избавляется от ненавистной ей жизни.

К тому времени Ане не было и десяти, но она была уже просватана - за австрийского принца Фердинанда. Принц приходился ей кузеном, но родителей жениха и невесты это не смущало: Габсбурги привыкли заключать браки "между своими", не интересуясь, к каким последствиям это может привести. Но Ане повезло. В 1610 году в соседней Франции изменилось "лицо государства", и вместо убитого Генриха IV, враждовавшего с Испанией, власть получила его жена Мария Медичи, истовая католичка, жаждавшая дружбы с "первой христианской державой мира". По обычаю того времени, политический союз скрепили династическим: 10-летний инфант Филипп женился на одной из французских принцесс, а 14-летняя Ана вышла замуж за своего ровесника - юного Людовика XIII.

Юный Луи 13-й

Поначалу никто не сомневался, что Людовик и Ана (ставшая Анной) будут дружной и любящей парой. Молоденькая королева по праву считалась самой красивой принцессой в Европе, и король (который, кстати, тоже был хорош собой) готов был сдувать с нее пылинки. Но Анна была еще слишком юной, чтобы это оценить. Попав из чопорного Мадрида в блестящий и расточительный Париж, она с головой окунулась в водоворот удовольствий и веселых проделок, на которые так косо смотрели в Испании. А поскольку ее муж был угрюмым одиночкой, королева нашла себе другого партнера для игр - младшего брата короля Гастона Орлеанского, улыбчивого, элегантного, остроумного, куда более подходившего ей по характеру. Возможно, Людовик не принимал бы близко к сердцу дружбу жены с братом, но его мать постоянно намекала, что Анна - вертихвостка и за ней нужен глаз да глаз. Нравственность невестки свекровь интересовала мало - просто она боялась, что Анна начнет командовать слабовольным супругом и лишит ее власти.

Мария Медичи

Гастон Орлеанский

В 1617 году от власти королеву-мать таки отстранили - без всякого участия Анны Австрийской. Тем не менее, Медичи не отказала себе в удовольствии подложить под брак сына "мину замедленного действия". Она оставила при дворе дочь герцога де Монбазона, эффектную блондинку, первую красавицу Франции. Королева-мать рассчитывала, что Людовик не устоит перед чарами не по возрасту опытной кокетки - и ошибалась. Король презирал чересчур активных женщин. Набивавшуюся ему в фаворитки де Монбазон он выдал за своего первого министра де Люиня, а когда тот умер - посоветовал вдове уехать в провинцию. Король и не подозревал, какого опасного врага он нажил себе в лице оскорбленной красавицы. Не прошло и полгода, как вдова вышла замуж за герцога де Шеврез, вернулась ко двору и стала любимой подругой Анны Австрийской.

мадам де Шеврез

Именно она втравила 24-летнюю королеву в любовную авантюру, за которую Анне пришлось дорого заплатить - историю с герцогом Бэкингемским. Всесильный любимец английского короля прибыл во Францию в 1625 году - и был покорен красотой жены Людовика XIII. Чтобы произвести на нее впечатление, 32-летний герцог сорил деньгами и был готов на любые безумства. Скучающую Анну Австрийскую он очаровал без труда. Но, получив строгое кастильское воспитание, королева одаривала поклонника максимум восхищенной улыбкой. Первому щеголю Европы, менявшему любовниц, как перчатки, этого было мало. Он готов был потратить половину денег английской короны, чтобы благосклонность Анны выразилась в чем-то более существенном.

В лице герцогини де Шеврез Бэкингем нашел верного союзника. Та готова была часами рассказывать королеве о красоте и щедрости англичанина, потихоньку склоняя ее к тому, чтобы дать поклоннику "минутную аудиенцию". Наконец, на празднике в амьенских садах Анна поддалась искушению и позволила де Шеврез увести себя прогуляться по одной из темных аллей. Через несколько минут из аллеи, по которой удалилась королева, послышался шум. Сбежавшиеся придворные и слуги стали свидетелями беспрецедентного зрелища: ее величество весьма энергично вырывалась из объятий английского гостя.

Скандал стал достоянием всей Европы. На следующий день герцог был вынужден уехать из Франции, а Анна Австрийская - давать объяснения мужу. Фактически, все произошедшее свидетельствовало скорее в ее пользу, но убедить в этом разгневанного Людовика было невозможно. Отношения между супругами, которые к тому времени и так были прохладными, испортились окончательно.

Виновником неутихающей ярости мужа Анна считала нового первого министра - Армана дю Плесси, кардинала Ришелье. Вопреки тому, что писал Дюма, конфликт между королевой и Ришелье носил чисто политический характер. Министр проводил "антиспанскую" линию в политике, и это, понятно, не устраивало сестру испанского короля. Кроме того, будучи истовой католичкой, Анна не могла понять, как князь церкви может быть союзником немецких протестантов в войне против ее кузена - католического императора. А поскольку понятие "интересы государства" в то время было не в чести среди знати, вывод напрашивался только один: Ришелье - ее личный враг, который хочет ее погубить.

Ришелье

Отныне Анна Австрийская и ее верная де Шеврез участвовали во всех заговорах против кардинала. Заговоры эти, как правило, заканчивались плачевно: королеве и герцогу Орлеанскому приходилось оправдываться, герцогине де Шеврез - скрываться за границей, менее знатным интриганам - платить головой. Впрочем, Ришелье не раз доказывал, что может мстить, невзирая на знатность. Участие в одной из интриг стоило жизни герцогу де Монморанси, другой заговор вынудил Людовика XIII выслать из страны родную мать, умершую в Кельне почти в нищете.

Правда, Анну Австрийскую Ришелье щадил. Хотя поквитаться с ней ему было проще всего: еще со времен скандала с Бэкингемом развод был заветной мечтой его величества. Но кардинал понимал то, о чем и слышать не хотел обиженный муж - Папа Римский вряд ли бы дал согласие на расторжение брака, а значит, Людовик не смог бы жениться вновь. Франции же требовался наследник, причем не такое ничтожество, как Гастон Орлеанский, предававший всех своих друзей и живший на подачки испанского короля. Выбор у Ришелье был небольшой, и он надеялся, что Анна поумнеет и наконец родит королю сына.

Уговаривать его величество простить жену пришлось несколько лет, причем Риш

елье привлек к этому даже отставную фаворитку монарха. Наконец Людовик поддался минутной слабости, и через положенный срок вся Франция праздновала рождение дофина. Правда, уже тогда поползли слухи о том, что короля обманули, и родившийся мальчик - вовсе не его сын. Но серьезных "улик" против королевы не было - тем более, что Ришелье, крайне нуждавшийся в наследнике, и не пытался их искать. Людовик же был настолько рад рождению сына, что на какое-то время помирился с женой, в результате чего на свет появился еще один принц - Филипп Анжуйский.

К тому времени Анна пересмотрела свое отношение к Ришелье и поняла, что кардинал - скорее, ее союзник, чем враг. Этому способствовал талантливый политик, которого Ришелье выбрал себе в преемники - Джулио Мазарини, красивый, хотя и не очень знатный итальянец, с конца 30-х годов ставший любовником королевы. Именно Мазарини убедил Анну, что своими интригами против кардинала она помогает другим - но не себе. Королева исправилась и "сдала" Ришелье очередной заговор, предоставив улики, доказывавшие государственную измену брата короля.

В ответ, Ришелье, как мог, старался помирить венценосных супругов. Увы, безуспешно: король не только не желал слышать о жене, но и потихоньку начинал ненавидеть собственного сына. Смерть кардинала в 1642 году поставила свободу, а то и жизнь Анны под угрозу - теперь ничто не мешало Людовику заточить королеву в монастырь. Но Анне Австрийской повезло: всего через полгода после смерти кардинала, ее муж заболел и внезапно умер, не оставив даже толковых распоряжений по поводу регентства.

Благодаря Мазарини, регентство и власть достались Анне. Правда, в стране было неспокойно: бушевала Фронда, мятеж принцев, мечтавших прогнать "испанку и итальянца", устранить юного короля и возвести на престол слабохарактерного Гастона Орлеанского. Королеву спасло только то, что ее политические враги зачастую придерживались разных целей, и постоянно переходили "из лагеря в лагерь" - то на сторону королевы, то на сторону мятежников. Анна и Мазарини вовсю пользовались этим: льстили, уговаривали, обещали златые горы, арестовывали, бросали в темницу, казнили... Королева была бесконечно признательна своему первому министру. Ведь именно Мазарини в конце концов навел порядок в стране, завершил Тридцатилетнюю войну с Испанией, и выгодно женил молодого короля на инфанте. Умирая, кардинал оставлял Людовику XIV мирное и процветающее королевство.

Мазарини

После смерти Мазарини Анна отошла в тень. Она не очень ладила с высокомерным и эгоистичным Людовиком и предпочитала ему общество ласкового и заботливого младшего сына. Прожив бурную жизнь, королева даже в старости была очень хороша собой и выглядела много моложе своих лет. В 1666 году она умерла на руках у безутешного Филиппа Орлеанского, по иронии судьбы, внешне похожего на Людовика XIII.

Испанская инфанта, французская королева, регентша и мать Людовика XIV, Анна Австрийская никогда не задумывалась над тем, какой останется в памяти потомков. Она даже представить не могла, что через двести лет после ее смерти романист всех времен и народов Александр Дюма подарит ей то, чем жизнь не балует даже королев - вечную молодость и красоту, прекрасного и благородного возлюбленного, а также четырех преданных рыцарей плаща и шпаги, готовых умереть за ее жизнь, честь и любовь, - Атоса, Портоса, Арамиса и д'Артаньяна.

(c) Елена ЦЫМБАЛ

tsimbal.livejournal.com

Тайны королевы Анны Австрийской

О том, какие нешуточные страсти кипели вокруг имени этой женщины три столетия назад, знает, вероятно, каждый. Ведь о временах короля Людовика XIII и его красавицы-жены написан не один десяток исторических трудов и приключенческих романов. Однако никто из авторов так и не приблизился к разгадке тайн, которые хранила королева Анна. Когда в 1615 году старшая дочь испанского короля Филиппа III отправилась в столицу Франции, чтобы стать женой юного наследника, придворные в кулуарах замка Алькасар в который раз обсудили эту во всех отношениях удачную партию. Какие чувства испытывала инфанта, конечно, никого не волновало: политические интересы — прежде всего. А четырнадцатилетняя невеста, замирая от страха, ехала в чужую страну, где ее ожидал ровесник Луи: будущие супруги родились в сентябре 1601 года с разницей в пять дней. К тому времени Людовик XIII уже был законным правителем Франции и Наварры: спустя четыре года после убийства его отца Генриха IV в 1610-м, он занял престол. Но мать Людовика, Мария Медичи, не думала оставлять государственные дела: в стране царила смута. Тем не менее после официальной церемонии венчания законной королевой стали называть маленькую испанку Анну, неизменно уточняя: Австрийскую. Дело в том, что ее мама Маргарита была австрийской принцессой. От нее дочь унаследовала не только сдержанный темперамент, но светлую кожу и белокурые локоны. Испанское происхождение французской королевы выдавали лишь карие глаза. Мечтала ли молодая жена о семейной идиллии, озаренной любовью и взаимопониманием? Наверное, также, как любая женщина, которая хочет быть счастливой, независимо от возраста и положения в обществе. Но ее ждала совсем другая участь. Холодность, с годами превратившаяся во взаимную вражду, под знаком которой прошла вся жизнь с Людовиком, казалась женщине незаслуженным наказанием за неведомые ей прегрешения. Ведь несмотря на подчеркнутое равнодушие, которое Луи демонстрировал Анне, она, воспитанная в строгих правилах своей страны, не допускала даже мысли об адюльтере. В отличие от неверного супруга, о многочисленных увлечениях которого знала вся Франция. А желающих завоевать расположение Анны Австрийской было немало. Одним из первых претендентов на место в сердце королевы, как уверяют литераторы, был кардинал Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришелье. Какие чувства влекли сорокалетнего отца церкви, связанного обетом безбрачия, к молоденькой жене короля, и почему она не приняла его ухаживания? Об этом остается только догадываться. Но знаки внимания, которые Ришелье оказывал Анне, были для всех очевидны, однако вызывали у противников кардинала лишь язвительные намеки на корыстные интересы. Предполагают, будто затаенная обида отвергнутого и стала причиной его открытой вражды в будущем. Его соперник, англичанин герцог Джордж Вильерс Бекингем в этом отношении оказался успешнее: историю его короткого романа с Анной Австрийской красочно описал Александр Дюма. Но счастье королевы было не долгим: в 1628 году Бекингем погиб от руки офицера Фелтона. Причиной гибели герцога в действительности стало недовольство его политикой в армии. Рассказывали, будто, чтобы досадить жене, Людовик XIII приказал ей явиться на бал, устроенный в это же время в Лувре по совету Ришелье. А увидев слезы на глазах Анны, насмешливо спросил: “Разве у нас при дворе траур?” Любила ли она англичанина или оплакивала свою загубленную в придворных интригах молодость? Об этом было известно лишь Богу и самой королеве, но она хранила молчание. Кто знает, как бы поступила эта знатная, красивая и богатая дама, если бы в середине XVII века существовал институт развода. Вполне возможно, что она с радостью поспешила бы освободиться от семейных уз. А может быть, оставила бы все как есть, приняв во внимание явные преимущества своего положения при королевском дворе даже несмотря на то, что этот брак долгие годы был не только безрадостным, но и бесплодным: [box] ее первенец, будущий “король-солнце” Людовик XIV появился на свет в двадцать третью годовщину свадьбы родителей![/box] Несколько лет спустя Анна подарила ему брата Филиппа, герцога Орлеанского. Одна из легенд, которая до сих пор вызывает интерес своей таинственностью, приписывает ей еще одного сына, того, кто вошел в историю под прозвищем Железная Маска-близнеца Людовика XIV. Его якобы скрывали от мира, опасаясь посягательств на престол. О жизни этого самого привилегированного узника Бастилии написаны десятки книг. А вот был ли он на самом деле — еще одна тайна, раскрыть которую могла только Анна. Но и ее она унесла с собой. Зато открыто демонстрировала свои чувства к другому кардиналу — Джулио Мазарини. Правда, это произошло уже после того, как Людовик XIII отправился в мир иной. Вероятно, портрет, заказанный Анной после кончины Людовика придворному художнику Симону Вуэ, “первому живописцу короля”, как его называли при дворе, стал для нее маленькой местью нелюбимому супругу. Ведь, согласно его завещанию, права королевы были ограничены Советом, но ей удалось добиться абсолютной власти. Эту победу и запечатлел Вуэ на полотне, представив королеву Анну в аллегорическом образе богини мудрости Минервы — защитницы мира, покровительницы науки искусств. Смысл изображения зашифрован, и лишь внимательный зритель понимал, что означают сова, щит и шлем с трехцветными страусовыми перьями, металлический пояс с маской Медузы Горгоны и латинская надпись на постаменте, которая гласит: Nullum numen abest — “Никакая власть не чужда”. [box] Несмотря на то что жизнь Анны Австрийской не была безоблачной, ей довелось не только изведать радость любить и быть любимой, но и почувствовать себя настоящей, а не формальной правительницей: в течение восьми лет она оставалась регентшей при малолетнем сыне.[/box] Ее любовный тандем с кардиналом Мазарини, которого Анна назначила первым министром, стал довольно успешным и в политическом плане. А после смерти любимого Джулио в 1661 году королева удалилась в монастырь Валь-де-Грас, где и умерла в возрасте 65 лет, пережив не только своих врагов, но и тех немногих, кто был ей по-настоящему дорог.  

 Суета вокруг подвесок - ВИДЕО

Историю короткого романа английского герцога Джордж Бекингема с Анной Австрийской красочно описал Александр Дюма. Юная королева и её любовь к прекрасному герцогу Бэкингему, фавориту английского короля, стала одной из красивейших легенд в истории Франции.    Нам будет приятно, если поделитесь с друзьями:

pro-france.com

Анна Австрийская (королева) - Анна Австрийская

Род деятельности:Дата рождения:Место рождения:
Анна Австрийская
англ. Anne of Austria
Портрет Анны написанный Рубенсом

Королева Франциит

22 сентября 1601 года

г. Вальядолид, Испания

Анна Австрийская (англ. Anne of Austria) — королева Франции, супруга короля Франции Людовика XIII.

Детские годы

Анна Австрийская родилась в 1601 году при самом религиозном и мрачном дворе в Европе, где дети воспитывались в строгости и сдержанности. Отец-испанский король Филипп III , мать-Маргарита Австрийская принцесса, в таких условиях возненавидела все (умерла в двадцать семь лет). Анна Австрийская относилась к династии Габсбургов. Она совсем немного была похожа на испанку: светлые вьющиеся волосы, белая кожа, маленький нос и немного выпяченная нижняя губа. Испанская кровь проявлялась только черными глазами. В семье дети имели лучшие игрушки, сладости. С сестрой Марией Анной с детства изучали придворный этикет, языки, танцы, письменность, историю и генеалогию своего рода, большое количество времени проводили в молитвах. Филипп Третий стал жертвой этикета: умер от угара около камина (слуга, который следил за этим, в этот момент отлучился). С замужеством Анны все было решено в 1612 году, так как был подписан брачный контракт с французским королем Людовиком XIII. Чувства не играли никакой роли.

Это был дипломатический ход: Испания и Франция находились на грани войны. Все эти соглашения осуществлялись при условии, что сестра молодого французского короля Изабелла выйдет замуж за младшего брата Анны принца Филиппа.

Замужество

В 1615 году кортеж Анны двигался во Францию и уже в октябре прошла церемония венчания с Людовиком XIII. Супруг Анны был замкнутым и с множеством комплексов человеком. Ему жена очень понравилась, так как считалась одной из первых красавиц Европы. Людовик XIII ездил на охоту, проводил время в молитвах, занимался выращиванием фруктов, а юная Анна скучно жила в Лувре и мужского внимания ей явно не хватало. Королева подружилась с младшим братом короля Гастоном Орлеанским и играла с ним в игры (они подходили друг другу по возрасту). Уговоры подруг изменить мужу, Анной не воспринимались. Отношения супругов угасали. Кардинал Ришелье решил покорить сердце королевы, но был отвергнут. После этого шпионы кардинала следили за ней везде и всюду.

Весной 1625 года королева Анна стала испытывать чувства к герцогу Бекингему. Он приехал сватать новому монарху сестру Людовика XIII принцессу Генриетту и потом в течении трех лет добивался расположения Анны. И история с подвесками, которую описал Дюма, была пересказана достаточно точно. Королева успела их получить к Марлезонскому балу. Позже Бекингему запретили въезжать в страну, а королеве покидать территорию дворца.

В августе 1628 года Бекингем погиб в бою. Кардинал очень постарался лишить Анну любви и хорошего отношения мужа. За это Анна Австрийская очень хотела отомстить кардиналу: она поддерживала все заговоры и интриги против Ришелье. Но попытки были неудачными и ей с трудом удалось избежать отправки в монастырь.

В 1630 году, когда король чуть не умер, он решил исполнить любое желание Анны. В этой ситуации изгнать Ришелье не удалось, на утро Людовик XIII поменял свое решение. Интриги продолжали существовать.

Наследник престола

Франции нужен был приемник короля. В 1638 году у супругов родился наследник Людовик XIV и в 1640 году появился на свет герцог Филипп Орлеанский (историки в отцовстве короля сомневаются). Король не хотел ничего слышать о жене и у него начинали портиться отношения с сыном.

Личная жизнь

В 1634 году рядом с Анной Австрийской появился возлюбленный, который остался с ней остаток лет. Это итальянский священнослужитель Джулио Мазарини. У короля была тоже новая привязанность и любимец. После смерти Ришелье, жизнь Анны Австрийской была в опасности. Но вскоре король умер от туберкулеза. Анну лишил регенства.

Со временем королева смогла в парламенте настоять на отмене завещания о лишении опеки. Неумелое правление закончилось всеобщей ненавистью и недовольствием. Спасли королеву разные цели политических врагов.

В 1660 году Людовик XIV женился на племяннице Анны принцессе Марии-Терезе и стал править самостоятельно. Через время король запер жену во дворце, а сам проводил время с любовницами.

В 1661 году, после смерти Мазарини, Анна переселилась в, основанный ею, монастырь Валь-де-Грас. Поддерживала хорошие отношения с младшим сыном Филиппом Орлеанским.

Испанская королева Франции скончалась 20 января 1666 года и была похоронена в соборе Сен-Дени.

wiki.hi.ru

Анна Австрийская, королева Франции

Анна Австрийская, королева Франции.

22 сентября 1601 года в испанском городе Вальядолиде родилась девочка Анна – испанская инфанта, принадлежавшая к династии Габсбургов, дочь Филиппа III и Маргариты Австрийской. Испанский королевский двор того времени считался самым скупым, мрачным и религиозным во всей Европе, да и испанские традиции даже принцев требовали воспитывать в строгости, набожными и уж никак не избалованными. Так что детство Анны нельзя назвать ни богатым, ни просто счастливым. Великолепные наряды и заморские лакомства инфанта получала только по великим праздникам, и они не особенно скрашивали смертельную скуку, царившую в ее жизни. Строгие дуэньи, запрет на веселые игры со сверстниками, правила этикета, не позволявшие даже смеяться, неудобные, сковывавшие движения платья – все это не доставляло девочке никакого удовольствия. Не менее ханжеским было и образование – инфанта изучала лишь латынь и основы европейских языков, танцы, генеалогию династии и священную историю, а практически все свое свободное время обязана была посвящать молитвам. Не имело смысла для Анны и мечтать о будущем – оно было предопределено, ведь еще в три года Анну просватали за кузена Фердинанда, австрийского принца из той же династии Габсбургов. Однако в 1610 году был убит Генрих IV, французский король, и власть перешла к его жене Марии Медичи, которая мечтала о дружбе с Испанией.  Политический союз немедленно скрепили династическим, женив испанского инфанта Филиппа на французской принцессе и договорившись о браке юного французского короля с испанской инфантой Анной Австрийской. Чувства самой инфанты не играли никакой роли. Каким окажется ее жених — красавцем или уродом, добрым или злым? Анна изнемогала от любопытства, пока ее кортеж медленно двигался по дорогам Франции. Надо сказать, что те же вопросы мучили юного Людовика. Французский двор, где он вырос, был совсем не похож на испанский. Здесь часто слышались смех и сальные шутки, обсуждались супружеские измены, да и король с королевой почти открыто изменяли друг другу. Вечно занятый делами Генрих IV любил сына, но почти не уделял ему внимания, а мать, итальянка Мария Медичи, навещала его только затем, чтобы надавать пощечин или отхлестать розгами за какую-либо провинность. Немудрено, что дофин вырос замкнутым, переменчивым, одержимым множеством комплексов. Одним из них, как пишет Ги Бретон, было отношение к будущей жене. Уже в три года он говорил о ней так: «Она будет спать со мной и родит мне ребеночка». И тут же хмурился: «Нет, я не хочу ее. Она ведь испанка, а испанцы — наши враги». Теперь он изнывал от желания поскорее познакомиться со своей невестой. Не дождавшись ее прибытия в Бордо, он поскакал навстречу и в окошко кареты впервые увидел Анну. Она показалась Людовику такой красивой, что он оробел и не смог сказать ей ни слова. Та же история повторилась вечером на торжественном банкете по случаю помолвки. В Париже после венчания молодых ждало брачное ложе (в 14 лет!), но Людовик был так напуган, что матери пришлось чуть ли не силой заталкивать его в спальню, где ждала Анна. Вместе с юными супругами там провели ночь две служанки, которые утром предъявили толпе придворных доказательства того, что «брак осуществился должным образом». Однако желанный наследник так и не был зачат — ни в эту ночь, ни в течение последующих десяти лет…  Своего жениха, Людовика XIII, инфанта не видела до самого дня свадьбы. День этот наступил в октябре 1615 года, и четырнадцатилетняя Анна стала не только женой приятного внешне юноши, но и  королевой Франции. Муж был ей ровесником и, хотя страдал множеством комплексов, сумел оценить красоту испанской принцессы и поначалу очень ей восхищался. Но угрюмость и замкнутость делали Людовика очень похожим на испанцев, от которых Анна уехала с большой радостью. Расточительный и блестящий королевский двор Франции разительно отличался от чопорного испанского общества, и юная королева с восторгом окунулась в многочисленные развлечения и удовольствия. Муж не желал быть ее партнером по играм и беспрерывным праздникам, зато его младший брат, Гастон Орлеанский, остроумный, веселый и элегантный, стал Анне прекрасным товарищем. Людовика это не волновало бы вовсе, если бы не королева-мать, постоянно намекавшая на безнравственность Анны – Мария Медичи сильно опасалась, что слабовольный Людовик окажется под каблуком у жены и лишит мать нынешней власти.  В 1617 году Мария Медичи все же была удалена от двора и правления – Людовик отправил мать в Блуа, причем без какого-либо участия юной королевы. Правда, королева-мать все же подложила Анне своеобразную «мину», оставив при дворе потенциальную любовницу для сына – дочь герцога де Монбазона, первую красавицу Парижа. Но Людовику никогда не нравились слишком активные женщины, и он выдал несостоявшуюся и оскорбленную этим фаворитку за де Люиня, своего министра. Когда Люинь умер, его вдова получила настоятельный совет Людовика отправиться в провинцию и навсегда сделалась его врагом. Вскоре она вышла замуж вторично, став герцогиней де Шеврез, и вернулась к королевскому двору, где сумела обрести статус любимой подруги королевы Анны. Скандал, описанной в знаменитой книге Дюма, имел место и в реальности – в 1625 году герцог Бэкингем, фаворит английского короля, действительно прибыл в Париж и действительно влюбился в очаровательную французскую королеву. Однако строгое воспитание позволяло Анне только улыбаться великолепному герцогу. К такому этот любимец женщин не привык, а потому был готов на все, чтобы получить более существенные доказательства взаимности. Верного союзника Бэкингем отыскал в герцогине де Шеврез – подруга королевы устроила «случайную встречу», и королеву застали вырывающейся из объятий англичанина, после чего Бэкингема выставили из Франции, а отношения Людовика и Анны, и без того прохладные, испортились напрочь.  Прощать жену, ни в чем, фактически, не виновную, король не желал, и причиной этому Анна считала кардинала Ришелье, за год до печальной истории ставшего первым министром. Конфликт между министром и королевой был чисто политическим – Ришелье вел в политике «антииспанскую» линию, что, разумеется, не нравилось сестре испанского короля. Такая политика была выгодна Франции, но интересы государства Анну ничуть не интересовали, и она считала кардинала своим личным врагом. Тем не менее, Ришелье, понимавший, что французскому престолу необходим наследник, как раз пытался помирить короля с женой – ведь развод королевской четы по законам того времени был невозможен, и родить Людовику законного сына могла только Анна.

Брак Людовика и Анны был бездетным в течение долгих двадцати трех лет – а потому рождение принца в 1938 году явилось настоящим праздником. Два года спустя у будущего короля Людовика XIV появился брат – Филипп Анжуйский (впоследствии герцог Орлеанский). К этому времени Анна, наконец, поняла, что кардинал Ришелье не враг ей, а скорее союзник, и убедил ее в этом Джулио Мазарини, которого Ришелье избрал своим преемником. По слухам, Мазарини стал любовником королевы еще до смерти ее супруга. Однако даже мир, наступивший между королевой и Ришелье, не помог решить семейные проблемы – Людовик XIII, помирившийся было с женой, вновь начал подозревать ее во всех возможных грехах, а когда в 1642 году Ришелье умер, и сдерживать короля стало некому, Анна оказалась под угрозой заточения в монастырь. По счастью, ей повезло – во-первых, пост Ришелье занял на следующий день после его смерти Мазарини, а во-вторых, полгода спустя, в мае 1643 года, Людовик XIII заболел и скончался, не успев оставить даже внятных распоряжений о регентстве.  Королем Франции стал Людовик XIV, а так как ему не исполнилось еще и пяти лет, регентство получила Анна Австрийская. Парламент и высшее дворянство, чьи права были изрядно ослаблены политикой кардинала Ришелье, надеялись воспользоваться правлением королевы, но их надежды были тщетны. Анна доверяла только Мазарини – и многим в стране это пришлось не по вкусу. Принцы мечтали прогнать «итальянца и испанку», устранить малолетнего короля и посадить на престол Гастона Орлеанского. Начались мятежи, а в 1648 году – народное движение, получившее название «Фронда». В августе противостояние между министром и парламентом, который поддерживали аристократы, купцы и ремесленники, предельно обострилось, парижские улицы перекрыли баррикадами и собирались штурмовать Лувр. Кардинал и королева с принцами тайно покинули Париж. Но интересы участников Фронды были настолько разнородны, что Мазарини сумел на некоторое время добиться мира. Вскоре Фронду возглавил принц Конде, ранее стоявший на стороне королевы, и после его ареста парламент вновь объединился с принцами, а Мазарини был изгнан из страны. В изгнании он вел постоянную переписку с королевой и юным королем. В октябре 1652 года Людовик XIV триумфально въехал в столицу – и это событие можно считать концом Фронды. В начале следующего года Мазарини вернулся во Францию и вновь стал первым министром. В 1660 году молодой король заключил брак с очередной испанской инфантой, а год спустя Мазарини умер, и Людовик XIV объявил на государственном совете, что намерен управлять страной самостоятельно, а первый министр больше назначаться не будет. Вскоре после смерти Мазарини Анна поселилась в монастыре Валь-де-Грас. С высокомерным старшим сыном она не слишком ладила, предпочитая ему общество младшего, заботливого и ласкового с матерью. Стоит заметить, что и в эти годы королева была удивительно хороша собой. Но болезнь не позволила ей прожить спокойную старость. Анна Австрийская умерла 20 января 1666 года в возрасте шестидесяти четырех лет от рака груди. Слезы по ней проливал, пожалуй, лишь Филипп Орлеанский, младший и любимый сын королевы, по прихоти судьбы очень похожий на ее нелюбимого мужа…

http://www.people.su/131576

 

 

historicaldis.ru

Анна Австрийская Королева Франции (тайны королевы)

Цитата сообщения НаталинаЯПрочитать целикомВ свой цитатник или сообщество!Сегодня ее помнят в основном как героиню романа Дюма. Между тем эта женщина сыграла незаурядную роль в событиях бурного ХVII века. Ее любили и ненавидели кардиналы Ришелье и Мазарини, король Франции и герцог Бекингем. Кем же была королева Анна Австрийская — покорной жертвой обстоятельств или умелой интриганкой, вершившей судьбы Европы?Анна Австрийская Королева ФранцииРубенс Петер Пауль(1577-1640)В царстве этикетаВ октябре 1615 года в городке Бидасоа границу между Францией и Испанией пересекла пышная процессия. Вереница золоченых карет, караван мулов с багажом и целая армия охраны сопровождали всего одного человека — перепуганную девочку четырнадцати лет. Испанскую инфанту Анну-Марию везли в Париж, чтобы выдать замуж за юного короля Людовика ХIII. Ей предстояло помирить давно враждовавшие династии Габсбургов и французских Бурбонов. С той же целью в Мадрид отправилась принцесса Елизавета, ставшая женой короля Испании Филиппа IV. Бедняжка зачахла от тоски в чужой стране, в то время как юная испанка вполне освоилась во Франции, где она получила имя Анны Австрийской.Анна Австрийская. Портрет кисти Джузеппе АрчимбольдиПри чем здесь Австрия? Дело в том, что Габсбурги происходили из этой страны, и к тому же мать Анны Маргарита была австрийской принцессой. Поэтому девочка мало походила на испанку: светлые, слегка вьющиеся волосы, белая кожа, небольшой изящный носик. И фирменный знак Габсбургов — капризно выпяченная нижняя губа. Об испанской крови напоминали только темно-карие, почти черные, глаза, говорящие о пылкости чувств. Однако эти чувства почти никогда не прорывались наружу: принцессу воспитали в несокрушимых традициях придворного этикета, которые превращали венценосных особ в настоящих мучеников. К примеру, король не имел права сам налить себе вина — это делал виночерпий, передававший кубок придворному врачу, двум служителям и только потом королю. Пустой кубок с теми же церемониями возвращали на место.От сложностей этикета особенно страдали непривычные к нему иностранцы. На пути в Мадрид австрийской принцессе Марии — будущей второй жене Филиппа IV — поднесли в дар шелковые чулки, но мажордом тут же выкинул подарок, отрезав: «У королевы Испании нет ног». Бедная Мария упала в обморок, решив, что ее ноги принесут в жертву чудищу этикета. Отец Анны Филипп III умер от угара: его кресло стояло слишком близко к камину, а единственный гранд, способный его отодвинуть, куда-то отлучился. Но именно Филипп IV довел этикет до совершенства. Говорили, что он улыбался не больше трех раз в жизни и требовал того же от своих близких. Французский посланник Берто писал: «Король действовал и ходил с видом ожившей статуи… Он принимал приближенных, выслушивал и отвечал им с одним и тем же выражением лица, и из всех частей его тела шевелились только губы». Тот же этикет заставлял испанских монархов оставаться узниками дворца, ведь за его пределами было немыслимо соблюдать сотни правил и условностей. Дед Анны Филипп II, великий государь и кровавый палач протестантов, выстроил близ Мадрида роскошный и мрачный замок Эскориал, но его потомки предпочитали более скромный Алькасар. Дворцы по восточному обычаю — ведь Испания сотни лет оставалась во власти арабов — делились на мужскую и женскую половины. Днем в обеих кишели придворные, шуты и карлики, но после захода солнца ни один мужчина, кроме короля, не мог оставаться на женской территории. Честь королевы или принцессы должна была оставаться вне подозрений. Даже прикосновение к руке коронованных дам каралось смертью. Известен случай, когда два офицера вытащили инфанту Марию-Терезию из седла взбесившегося коня. Им тут же пришлось во весь опор скакать к границе, спасая свои жизни.Жизнь родившейся в сентябре 1601 года Анны, как и других испанских принцесс, была подчинена строгому распорядку. Ранний подъем, молитва, завтрак, потом часы учебы. Юные инфанты обучались шитью, танцам и письму, зубрили священную историю и генеалогию царствующей династии. Далее следовал торжественный обед, дневной сон, затем игры или болтовня с фрейлинами (у каждой принцессы был свой штат придворных). Затем снова долгие молитвы и отход ко сну — ровно в десять вечера.Конечно, у девочек были лучшие игрушки и невиданные лакомства, привезенные из заморских владений Испании. Анна особенно любила шоколад, к которому позже приохотила французов. Но, по правде говоря, жила она не особенно весело — строгие дуэньи с детства не позволяли ей ни смеяться, ни бегать, ни играть со сверстниками. Прибавьте к этому жесткие и неудобные платья с каркасом из китового уса и шлейфом, волочащимся по земле. Вдобавок она знала, что лишена всякой свободы выбора — еще в три года ее просватали за французского дофина Людовика. Чувства самой инфанты не играли никакой роли. Каким окажется ее жених — красавцем или уродом, добрым или злым? Анна изнемогала от любопытства, пока ее кортеж медленно двигался по дорогам Франции.Юный Луи 13-йНадо сказать, что те же вопросы мучили юного Людовика. Французский двор, где он вырос, был совсем не похож на испанский. Здесь часто слышались смех и сальные шутки, обсуждались супружеские измены, да и король с королевой почти открыто изменяли друг другу. Вечно занятый делами Генрих IV любил сына, но почти не уделял ему внимания, а мать, итальянка Мария Медичи, навещала его только затем, чтобы надавать пощечин или отхлестать розгами за какую-либо провинность. Немудрено, что дофин вырос замкнутым, переменчивым, одержимым множеством комплексов. Одним из них, как пишет Ги Бретон, было отношение к будущей жене. Уже в три года он говорил о ней так: «Она будет спать со мной и родит мне ребеночка». И тут же хмурился: «Нет, я не хочу ее. Она ведь испанка, а испанцы — наши враги». Теперь он изнывал от желания поскорее познакомиться со своей невестой. Не дождавшись ее прибытия в Бордо, он поскакал навстречу и в окошко кареты впервые увидел Анну. Она показалась Людовику такой красивой, что он оробел и не смог сказать ей ни слова. Та же история повторилась вечером на торжественном банкете по случаю помолвки. В Париже после венчания молодых ждало брачное ложе, но Людовик был так напуган, что матери пришлось чуть ли не силой заталкивать его в спальню, где ждала Анна. Вместе с юными супругами там провели ночь две служанки, которые утром предъявили толпе придворных доказательства того, что «брак осуществился должным образом». Однако желанный наследник так и не был зачат — ни в эту ночь, ни в течение последующих десяти лет.Меж двух огнейК тому времени Людовик XIII уже не был дофином: после убийства Генриха IV в 1610 году он стал законным королем Франции и Наварры. Однако всеми делами заправляли королева Мария и ее любовник — алчный и трусливый итальянец Кончино Кончини.Мария МедичиКончино КончиниИх ненавидела вся страна, однако Кончини, носивший звание первого министра, держался при помощи интриг и подкупа. А когда собравшийся парламент потребовал его отставки, молодой епископ Люсона искусными доводами склонил собравшихся на сторону итальянца. Епископа звали Арман-Жан де Ришелье, и в ближайшее время именно ему предстояло стать подлинным владыкой Франции.Людовик тоже не терпел Кончини и не питал теплых чувств к матери. Свой юношеский протест он выражал в том, что старался ни в чем не походить на них. Они ежедневно меняли яркие наряды — он носил простой суконный кафтан. Они устраивали праздники — он проводил дни в молитвах. Они распутничали — он решил стать образцом целомудрия. Говорят, что после первой брачной ночи он целых четыре года «не заглядывал в спальню жены». Наслушавшись проповедей святых отцов, он искренне считал всех женщин коварными искусительницами. Не только супруге, но и всем придворным дамам он запретил носить чересчур откровенные декольте и платья в обтяжку, чтобы их вид не отвлекал его от благочестивых мыслей.В то же время король весьма нежно вел себя с симпатичными молодыми пажами, что породило в Париже волну слухов. Один из таких любимцев, Альбер де Люинь, был мастером дрессировки птиц, и Людовик проводил с ним целые дни на соколиной охоте, совершенно забыв о жене. Вдвоем они разработали заговор против ненавистного фаворита. В апреле 1617 года Кончини был остановлен гвардейцами у ворот дворца и тут же сражен тремя пулями. На другой день королеву Марию посадили под домашний арест, а потом выслали в Блуа. Выслан был и верный королеве епископ Ришелье.Прославленный государственный деятель Франции Арман Жан дю Плесси, известный больше как кардинал или герцог де Ришельё.Но вскоре он получил красную шапку кардинала, а внезапная кончина де Люиня освободила для него кресло первого министра. Вернувшись в столицу, он занял важное место при дворе. Ему помогали острый ум, уникальная память и холодная безжалостность при достижении своих целей. С 1624 года Ришелье правил Францией, железной рукой подавляя народные бунты и заговоры знати. На него работала разветвленная секретная служба, которую возглавлял преданный «серый кардинал» — отец Жозеф дю Трамбле. Шпионы Ришелье появились не только во всех слоях французского общества, но и при многих европейских дворах.Пока в стране происходили эти перемены, молодая королева вела скучную жизнь в Лувре. Людовик находил себе массу занятий — он молился, охотился, выращивал фрукты и варил из них варенье. После смерти кто-то сочинил ему ехидную эпитафию: «Какой отменный вышел бы слуга из этого негодного монарха!» Анне увлечения супруга казались глупыми, она тосковала по мужскому вниманию, которым попрежнему была обделена. Понадобились усилия Римского папы и испанского посла, чтобы Людовик появился в спальне жены, но «медовый месяц» и на этот раз оказался недолгим. И тем не менее королева не желала изменять мужу, несмотря на уговоры ближайшей подруги — прожженной интриганки и распутницы герцогини Мари де Шеврез. «Ах, это испанское воспитание!» — вздыхала та, когда очередной кавалер, приведенный ею к Анне, получал от ворот поворот.И тут в «воспитание чувств» королевы неожиданно включился кардинал Ришелье. Несмотря на свой сан, он не чуждался женщин. Говорили о его близких отношениях с королевой Марией после смерти Кончини. Позже в его доме, а возможно, и в спальне обосновалась юная племянница Мари д`Эгийон. Теперь он решил завоевать сердце королевы. Парижские сплетники утверждали, что кардинал надеется сделать то, что не удалось Людовику,— зачать наследника и возвести его на трон Франции. Более вероятно, что он просто хотел держать королеву «под колпаком», не давая ей ввязаться в какой-нибудь заговор. Нельзя исключить и того, что Ришелье просто увлекся Анной, красота которой достигла расцвета (ей было 24 года, ему — почти сорок). Ее покорил ум кардинала, восхитило его красноречие, но мужские чары оставили равнодушной. Возможно, опять сыграло роль испанское воспитание — Анна не привыкла видеть мужчин в служителях Господа.Устав от домогательств Ришелье, она в недобрый час согласилась на предложение подруги Мари сыграть с ним шутку. Когда он в очередной раз спросил, что может сделать для нее, королева ответила: «Я тоскую по родине. Не могли бы вы одеться в испанский костюм и сплясать для меня сарабанду?» Кардинал долго мялся, но все же нарядился в зеленый камзол и панталоны с колокольчиками и сплясал зажигательный танец, щелкая кастаньетами.Услышав странные звуки, он прервал выступление и заглянул за ширму, где давились от смеха герцогиня де Шеврез и двое придворных. В гневе он повернулся и выбежал вон. Судьба королевы была решена — она не оценила его любви и теперь не должна была достаться никому. Отныне зоркие глаза шпионов кардинала следили за Анной везде и всюду.Суета вокруг подвесокВесной 1625 года любовь все же посетила сердце королевы. Это случилось, когда в Париж прибыл английский посланник — 33-летний Джордж Вильерс, герцог Бекингем. Уже на первом балу этот высокий красавец в щегольском наряде очаровал всех присутствующих дам. Его атласный колет был расшит жемчужинами, которые то и дело, будто невзначай, отрывались и раскатывались по полу. «Ах, бросьте! — отмахивался герцог, когда ему пытались вернуть подобранный жемчуг. — Оставьте эту ерунду на память».Многие знали, что богатство герцога досталось ему благодаря щедротам короля Англии Якова I, который как раз в это время умирал в Лондоне. Юный Бекингем играл при короле не слишком благовидную роль миньона-любовника. Ради развлечения своего господина он тявкал и прыгал у его ног, изображая собачку. Наградой стали поместья, титулы и рука богатой наследницы герцогини Ратленд. Умирая, король завещал Бекингема своему сыну Карлу в качестве главного советника, и теперь герцог приехал сватать новому монарху сестру Людовика XIII принцессу Генриетту. Этот визит оказался роковым: едва увидев Анну Австрийскую, Бекингем потратил оставшиеся у него три года жизни на то, чтобы завоевать ее расположение. Как и в случае с Ришелье, трудно сказать, что это было — политический расчет или искренняя страсть. Несомненно одно: все эти три года политика обеих держав определялась злосчастным увлечением герцога.Скандал разразился уже в Амьене, куда Бекингем и королева отправились провожать невесту короля Карла. Вечером из садовой беседки раздался громкий крик, на который сбежались придворные. Они увидели странную картину: Бекингем стоял на коленях, обнимая королеву. Об этом происшествии ходило много слухов — говорили, что пылкий герцог напугал Анну и даже расцарапал ей ноги своими украшенными жемчугом чулками. Потому-то она и стала кричать. Но возможно и другое: свидание состоялось с полного согласия королевы, а крик поднял кто-то из спохватившихся шпионов кардинала. Быть может, Анна все же не лишила Бекингема своего внимания. Иначе, почему при расставании в Булони она подарила ему пресловутые алмазные подвески?Да-да, подвески действительно были! О них говорят в своих мемуарах несколько современников, в том числе друг королевы, известный философ Франсуа де Ларошфуко. Дюма описал всю историю довольно точно: агенты кардинала узнали, что Анна вручила герцогу подвески с дюжиной алмазов, подаренные королем. В дело вступила ловкая графиня Каррик, воспетая Дюма под именем миледи Винтер. Эта бывшая любовница Бекингема, давно получавшая деньги от Ришелье, пробралась во дворец герцога, срезала две подвески и переправила их в Париж. Там кардинал предъявил улику королю, и тот велел вероломной супруге надеть подвески во время Марлезонского бала, устроенного мэрией Парижа в честь королевской четы. К счастью, Бекингем успел за два дня изготовить недостающие подвески и передать их Анне — поистине любовь творит чудеса! Правда, в бешеной скачке с драгоценным изделием не принимал участия Д`Артаньян — в ту пору этому сыну гасконского дворянина было всего пять лет.Почему кардинал так стремился насолить королеве? Конечно, одной из причин была оскорбленная гордость. Позже Ришелье даже сочинил трагедию «Мирам», где вывел Бекингема в образе коварного соблазнителя и описал свое над ним торжество. И конечно, он вновь побоялся, что Анна вступит в сговор с врагами Франции. Поэтому кардинал постарался изолировать королеву, и прежде всего рассорить ее с мужем. Это удалось вполне: несмотря на возвращение подвесок, Людовик окончательно разочаровался в супруге. Она оказалась не только аморальной особой, но и изменницей, готовой променять его на какого-то иностранца! Если раньше король хотя бы иногда защищал жену от нападок кардинала, теперь на это рассчитывать не приходилось. Для начала Бекингему запретили въезд во Францию, а королеву заперли во дворце.Ришелье довольно потирал руки. Он не учел одного: стремление разлученных влюбленных друг к другу готово смести все преграды. Герцог в ярости дал клятву вернуться в Париж. И не униженным просителем, а победителем в войне, которую он собирался развязать. Скоро французские протестанты, лишенные кардиналом многих привилегий, подняли восстание в порту Ла-Рошели. На помощь им тут же отправился английский флот во главе с Бекингемом. Однако французская армия сумела отбить нападение и взять мятежный город в осаду. Ришелье, переодевшись в военный мундир, лично командовал операцией. Бекингем собирал в Портсмуте новый флот, когда 23 августа 1628 года офицер по имени Фелтон заколол его шпагой. Многие считали убийцу шпионом кардинала, однако доказательств этого так и не нашли. Сам Фелтон утверждал, что убил фаворита в отместку за казнокрадство и «нечестивую жизнь». В октябре защитники Ла-Рошели, не получив обещанной помощи англичан, подняли белый флаг.Весть о гибели возлюбленного ошеломила Анну. Заметив ее заплаканные глаза, «любящий» супруг — конечно, по совету кардинала — устроил в Лувре бал и предложил королеве в нем участвовать. Когда она попыталась отказаться, Людовик спросил: «В чем дело, мадам? Разве у нас при дворе траур?» Не найдя ответа, Анна отправилась на бал, прошлась с королем в менуэте — и больше не танцевала до конца жизни. Так кончилась трагическая история ее любви, в память о которой остался только анекдот об алмазных подвесках.Сети кардиналаЛишившись по милости кардинала не только любви, но и доверия мужа, Анна Австрийская жаждала отомстить. Ее спокойная жизнь осталась в прошлом, теперь она вместе с герцогиней де Шеврез ввязывалась в любую интригу, направленную против кардинала. Еще в 1626 году герцогиня подговорила одного из своих любовников, маркиза де Шале, заколоть кардинала в его летнем дворце. Заговор был раскрыт, Шале казнили, а интриганку отправили в ссылку. Кардинал получил право завести для охраны собственных гвардейцев. Что касается Анны, которую заговорщики планировали выдать замуж за Гастона Орлеанского, то она едва упросила супруга не отправлять ее в монастырь.Лишившись по милости кардинала не только любви, но и доверия мужа, Анна Австрийская жаждала отомстить. Ее спокойная жизнь осталась в прошлом, теперь она вместе с герцогиней де Шеврез ввязывалась в любую интригу, направленную против кардинала. Еще в 1626 году герцогиня подговорила одного из своих любовников, маркиза де Шале, заколоть кардинала в его летнем дворце. Заговор был раскрыт, Шале казнили, а интриганку отправили в ссылку. Кардинал получил право завести для охраны собственных гвардейцев. Что касается Анны, которую заговорщики планировали выдать замуж за Гастона Орлеанского, то она едва упросила супруга не отправлять ее в монастырь.Новый шанс для отмщения кардиналу представился в 1630 году, когда король едва не умер от дизентерии. Анна преданно ухаживала за ним, и в приступе раскаяния он пообещал исполнить любое ее желание. «Удалите кардинала от двора», — это было единственное, о чем она попросила. К ней примкнула и Мария Медичи, мечтавшая вновь о прежней власти, а также о возвращении Франции в объятия католичества и папской власти. Обе королевы на глазах у Людовика устроили кардиналу жестокий разнос, отомстив ему за все обиды. Анна молчала и улыбалась — теперь Бекингем был отомщен. «Убирайтесь, неблагодарный лакей! — кричала Мария. — Я прогоняю вас!» Ришелье, роняя слезы, смиренно попросил дать ему два дня на сборы. Он знал, что делает: представив себя во власти обманщицы-жены и деспотичной матери, король пришел в ужас. Утром второго дня он призвал кардинала к себе и попросил его остаться, обещая полное доверие и поддержку.Скоро Мария Медичи бежала за границу, а маршал де Марильяк, предлагавший убить кардинала, был обезглавлен. Анна Австрийская отделалась легким испугом, но Ришелье продолжал плести вокруг нее свои сети. В одну из них она попалась в 1637 году, когда «верные люди» предложили ей наладить переписку с мадридской родней. Испания давно воевала с Францией, и, чтобы избежать обвинений в нелояльности, Анна много лет не общалась с соотечественниками и уже начала забывать родной язык. Ее вполне безобидные письма испанскому послу Мирабелю немедленно попали в руки кардинала и вместе с письмами герцогине де Шеврез — гораздо менее безобидными — были переданы королю в доказательство нового заговора. Но на этот раз у Анны нашлась заступница — юная монахиня Луиза де Лафайет, с которой верный себе король завел возвышенный «духовный роман». Она упрекнула Людовика в жестокости по отношению к жене и напомнила, что по его вине Франция до сих пор остается без наследника.Этого внушения оказалось достаточно, чтобы в декабре 1637 года король провел ночь в Лувре, и через положенное время у королевы родился сын — будущий «король-солнце» Людовик ХIV. Два года спустя на свет появился его брат, герцог Филипп Орлеанский. Впрочем, многие историки сомневаются, что отцом обоих детей в самом деле был Людовик ХIII. На эту роль предлагалось множество кандидатур, включая Ришелье, Мазарини и даже Рошфора — того самого негодяя из «Трех мушкетеров». Не лишено вероятности предположение, что кардинал лично выбрал и подослал к тоскующей королеве какого-нибудь молодого крепкого дворянина, чтобы обеспечить появление дофина.К тому времени испанское воспитание уже забылось, и Анна Австрийская не считала нужным хранить верность нелюбимому супругу. Несколько лет на его место претендовал брат короля Гастон Орлеанский, которого объединяла с Анной ненависть к Ришелье. А в 1634 году рядом с королевой появился тот, кому суждено было провести рядом с ней остаток лет, — молодой итальянский священник Джулио Мазарини. Представляя его Анне, Ришелье мрачно пошутил: «Полагаю, он понравится вам, потому что похож на Бекингема». Действительно, итальянец был как раз таким мужчиной, какие нравились Анне, — пылким, галантным и не скрывающим эмоций. Однако он надолго уехал в Рим и никак не мог быть причастен к рождению принца Людовика. Имя настоящего отца «короля-солнце» стало еще одной загадкой Анны.У короля тем временем появился новый любимец — молодой дворянин Анри де Сен-Мар. Привязанность к нему Людовика оказалась столь глубокой, что 17летний нахал едва не преуспел в удалении Ришелье от власти. Однако искушенный в интригах кардинал все же переиграл неопытного соперника. Сен-Мар был обвинен в государственной измене и казнен. Всемогущий первый министр торопился завершить дела, чувствуя, что конец близок. 4 декабря 1642 года он скончался в своем дворце, завещанном королю, — это был знаменитый Пале-Рояль.За 18 лет Ришелье удалось сделать почти невозможное: одолеть всех врагов внутри страны и за ее пределами, укрепить монархию и создать условия для ее расцвета при «короле-солнце». Он сам говорил, что сделал из Франции умирающей Францию торжествующую. Позже это признали и те, кто бурно радовался смерти «тирана в рясе». Признал и Александр Дюма, так нелестно изобразивший Ришелье в «Трех мушкетерах». В следующих романах мушкетерской трилогии герои с ностальгией вспоминали о «великом кардинале».Кривотолки под занавесКоролева Анна плакала, узнав о смерти своего старого врага. Король, напротив, сочинил веселую песенку, где перечислялись грехи покойного. Но веселье было недолгим: спустя полгода туберкулез свел Людовика ХIII в могилу. Перед смертью он заставил королеву подписать отказ от регентства, слабым голосом сказав: «Она все испортит, если станет править одна». В последний раз оскорбив жену, король испустил дух. И тут легкомысленная и ветреная женщина, какой все считали Анну, проявила неожиданную твердость. Сначала она явилась в парламент и настояла на отмене завещания короля и объявлении себя регентшей. Потом добилась назначения первым министром Мазарини, которого предлагал на этот пост покойный Ришелье. Все дивились такому совпадению взглядов. Удивление прошло лишь тогда, когда итальянец стал все дольше задерживаться в апартаментах Анны. А потом и вовсе перестал уходить оттуда. Тут французы поняли, что королева отдала власть над государством своему любовнику.Надо сказать, что сама Анна Австрийская до последнего отрицала это. Она даже утверждала, что кардинал не любит женщин, поскольку «у мужчин в его стране совсем другие наклонности». Еще она говорила, что Мазарини пленил ее исключительно умственными качествами. Это опровергал сам вид сорокалетней королевы, которая впервые в жизни выглядела счастливой, часто улыбалась и проявляла необычное оживление. Парижане сделали свои выводы: на улицах распевали нелестные куплеты о королеве. Прежде французы жалели ее как жертву Ришелье, но теперь, связав свою судьбу с итальянским выскочкой, она обрекла себя на всеобщую ненависть.Мазарини продолжал политику Ришелье. Шла война с Испанией, казна пустела, вводились все новые налоги. Летом 1648 года недовольство всех слоев народа достигло предела. В одну ночь улицы Парижа покрылись баррикадами, и королеве с юным королем и кардиналом пришлось бежать из города. Так началась Фронда — мощное движение, направленное не только против Мазарини, но и против королевского абсолютизма. В нем участвовали весьма разнородные силы, и хитрому кардиналу — достойному преемнику Ришелье — удалось расколоть их и усмирить по частям, действуя чаще всего не силой, а подкупом. Тут-то на сцене и появился Шарль Д`Артаньян, новоиспеченный лейтенант мушкетеров. Это он в «ночь баррикад» сумел вывезти из восставшего Парижа королевскую семью. Все годы Фронды Д`Артаньян оставался верным служакой Мазарини, за что и был награжден чинами и поместьями. На его свадьбе с мадемуазель де Шанлеси в 1659 году присутствовал не только кардинал, но и сам король. А вот королевы Анны там не было, и история ничего не знает о ее отношениях с храбрым мушкетером.Дюма выдумал и любовь Д`Артаньяна к королевской камеристке Бонасье и многие другие эпизоды знаменитого романа. Однако характеры героев переданы им удивительно точно. Д`Артаньян был храбр, Ришелье — мудр и жесток, Мазарини — хитер и пронырлив. Королеву Анну Австрийскую писатель изобразил женщиной, которую прежде всего волнуют ее чувства, и снова оказался прав. Анна не была ни жестокой, ни корыстной. Она посвоему заботилась о благе государства и все же имела об этом благе самое смутное представление. Ее нельзя поставить рядом с такими великими государынями, как английская Елизавета I или российская Екатерина II. Но она не похожа и на беззаботных мотыльков вроде Марии-Антуанетты. Да, Анна не могла оценить преобразования Ришелье, но у нее хватило решимости в годы Фронды выступить против феодалов, грозящих растащить страну на куски. Уже за это Франция должна быть ей благодарна.В начале 1651 года бушующие волны Фронды поднялись так высоко, что Мазарини пришлось покинуть не только столицу, но и страну. Королеву снова лишили личного счастья, и это казалось ей невыносимым. Она даже пыталась уехать следом за своим возлюбленным, но вооруженные парижане удержали ее во дворце. Уже через год кардиналу удалось вернуться, а вскоре движение протеста пошло на спад. Улаживались и внешние дела: война с Испанией закончилась победой, для закрепления которой планировалось женить короля на испанской принцессе Марии-Терезе — племяннице Анны. Для этого было лишь одно препятствие: любовь 20-летнего Людовика к племяннице кардинала Марии Манчини. Мазарини повел было дело к браку между ними, но королева решительно выступила против этого. «Имейте в виду, — сказала она сухо, — в этом случае против вас восстанет вся Франция, и я сама встану во главе возмущенного народа».Это была единственная размолвка влюбленных, которых многие парижане считали тайными супругами. Поразмыслив, кардинал отступил, и в 1660 году испанская инфанта въехала в Париж. Быть может, беседуя с родственницей, Анна пожелала ей быть более счастливой в браке, чем она сама. Но получилось иначе: Людовик ХIV запер жену во дворце, проводя время с многочисленными любовницами. В марте 1661 года скончался Мазарини: он долго болел и изводил капризами королеву, которая преданно ухаживала за ним. После этого Анна смогла выполнить давнее желание и удалилась на покой в основанный ею на окраине столицы монастырь Валь-де-Грас. Там она и умерла 20 января 1666 года, оставив после себя последнюю загадку — тайну «Железной маски». Этого безымянного узника Бастилии тот же Дюма считал старшим сыном Анны Австрийской от Людовика. Другие авторы выдвигают свои версии, а истина похоронена в соборе Сен-Дени вместе с мятежной душой испанской королевы Франции.Базилика Сен-Дени«Королевский собор» Франции на протяжении двенадцати столетий был усыпальницей французских королевских династий.источник

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

coiripmaisnob.wordpress.com

Короли и королевы Франции. Анна Австрийская .

Анна Австрийская ( 22 сентября 1601 — 20 января 1666) — королева Франции, супруга (с 18 октября 1615) короля Франции Людовика XIII. Эпитет «Австрийская» означает лишь принадлежность к династии ГабсбурговСегодня ее помнят в основном как героиню романа Дюма. Между тем эта женщина сыграла незаурядную роль в событиях бурного ХVII века. Ее любили и ненавидели кардиналы Ришелье и Мазарини, король Франции и герцог Бекингем. Кем же была королева Анна Австрийская — покорной жертвой обстоятельств или умелой интриганкой, вершившей судьбы Европы?Анна Австрийская Королева ФранцииТайны королевы Анны.В октябре 1615 года в городке Бидасоа границу между Францией и Испанией пересекла пышная процессия. Вереница золоченых карет, караван мулов с багажом и целая армия охраны сопровождали всего одного человека — перепуганную девочку четырнадцати лет. Испанскую инфанту Анну-Марию везли в Париж, чтобы выдать замуж за юного короля Людовика ХIII. Ей предстояло помирить давно враждовавшие династии Габсбургов и французских Бурбонов. С той же целью в Мадрид отправилась принцесса Елизавета, ставшая женой короля Испании Филиппа IV. Бедняжка зачахла от тоски в чужой стране, в то время как юная испанка вполне освоилась во Франции, где она получила имя Анны Австрийской.При чем здесь Австрия? Дело в том, что Габсбурги происходили из этой страны, и к тому же мать Анны Маргарита была австрийской принцессой. Поэтому девочка мало походила на испанку: светлые, слегка вьющиеся волосы, белая кожа, небольшой изящный носик. И фирменный знак Габсбургов — капризно выпяченная нижняя губа. Об испанской крови напоминали только темно-карие, почти черные, глаза, говорящие о пылкости чувств.Однако эти чувства почти никогда не прорывались наружу: принцессу воспитали в несокрушимых традициях придворного этикета, которые превращали венценосных особ в настоящих мучеников. К примеру, король не имел права сам налить себе вина — это делал виночерпий, передававший кубок придворному врачу, двум служителям и только потом королю. Пустой кубок с теми же церемониями возвращали на место.Infantin Anna (1601-1666), Konigin von Frankreich, Bildnis in ganzer Figur im Alter von neun MonatenKonig Philipp IV. von Spanien (1605-1665) in geistlichem Gewand und seiner Schwester Infantin Anna (1601-1666), Bildnis in ganzer FigurОт сложностей этикета особенно страдали непривычные к нему иностранцы. На пути в Мадрид австрийской принцессе Марии — будущей второй жене Филиппа IV — поднесли в дар шелковые чулки, но мажордом тут же выкинул подарок, отрезав: «У королевы Испании нет ног».Бедная Мария упала в обморок, решив, что ее ноги принесут в жертву чудищу этикета. Отец Анны Филипп III умер от угара: его кресло стояло слишком близко к камину, а единственный гранд, способный его отодвинуть, куда-то отлучился. Но именно Филипп IV довел этикет до совершенства. Говорили, что он улыбался не больше трех раз в жизни и требовал того же от своих близких. Французский посланник Берто писал: «Король действовал и ходил с видом ожившей статуи… Он принимал приближенных, выслушивал и отвечал им с одним и тем же выражением лица, и из всех частей его тела шевелились только губы». Тот же этикет заставлял испанских монархов оставаться узниками дворца, ведь за его пределами было немыслимо соблюдать сотни правил и условностей. Дед Анны Филипп II, великий государь и кровавый палач протестантов, выстроил близ Мадрида роскошный и мрачный замок Эскориал, но его потомки предпочитали более скромный Алькасар. Дворцы по восточному обычаю — ведь Испания сотни лет оставалась во власти арабов — делились на мужскую и женскую половины. Днем в обеих кишели придворные, шуты и карлики, но после захода солнца ни один мужчина, кроме короля, не мог оставаться на женской территории. Честь королевы или принцессы должна была оставаться вне подозрений. Даже прикосновение к руке коронованных дам каралось смертью. Известен случай, когда два офицера вытащили инфанту Марию-Терезию из седла взбесившегося коня. Им тут же пришлось во весь опор скакать к границе, спасая свои жизни.Infantin Anna (1601-1666), Konigin von Frankreich, Bildnis in ganzer Figur mit einem LowenäffchenInfanta Anna Maria of Spain, Queen of FranceЖизнь родившейся в сентябре 1601 года Анны, как и других испанских принцесс, была подчинена строгому распорядку. Ранний подъем, молитва, завтрак, потом часы учебы. Юные инфанты обучались шитью, танцам и письму, зубрили священную историю и генеалогию царствующей династии. Далее следовал торжественный обед, дневной сон, затем игры или болтовня с фрейлинами (у каждой принцессы был свой штат придворных). Затем снова долгие молитвы и отход ко сну — ровно в десять вечера.Konig Philipp IV. von Spanien (1605-1665) mit seiner Schwester, der Infantin Anna (1601-1666), Bildnis in ganzer Figur.1612Verkundigung Mariae mit den Zugen der Konigin Margarete (1584-1611) und der Infantin Anna (1601-1666)Конечно, у девочек были лучшие игрушки и невиданные лакомства, привезенные из заморских владений Испании. Анна особенно любила шоколад, к которому позже приохотила французов. Но, по правде говоря, жила она не особенно весело — строгие дуэньи с детства не позволяли ей ни смеяться, ни бегать, ни играть со сверстниками. Прибавьте к этому жесткие и неудобные платья с каркасом из китового уса и шлейфом, волочащимся по земле.Вдобавок она знала, что лишена всякой свободы выбора — еще в три года ее просватали за французского дофина Людовика. Чувства самой инфанты не играли никакой роли. Каким окажется ее жених — красавцем или уродом, добрым или злым? Анна изнемогала от любопытства, пока ее кортеж медленно двигался по дорогам Франции.Людовик XIII , Питер Пауль Рубенс (Rubens, Peter Paul),1625Надо сказать, что те же вопросы мучили юного Людовика. Французский двор, где он вырос, был совсем не похож на испанский. Здесь часто слышались смех и сальные шутки, обсуждались супружеские измены, да и король с королевой почти открыто изменяли друг другу. Вечно занятый делами Генрих IV любил сына, но почти не уделял ему внимания, а мать, итальянка Мария Медичи, навещала его только затем, чтобы надавать пощечин или отхлестать розгами за какую-либо провинность. Немудрено, что дофин вырос замкнутым, переменчивым, одержимым множеством комплексов. Одним из них, как пишет Ги Бретон, было отношение к будущей жене. Уже в три года он говорил о ней так: «Она будет спать со мной и родит мне ребеночка». И тут же хмурился: «Нет, я не хочу ее. Она ведь испанка, а испанцы — наши враги».Теперь он изнывал от желания поскорее познакомиться со своей невестой. Не дождавшись ее прибытия в Бордо, он поскакал навстречу и в окошко кареты впервые увидел Анну. Она показалась Людовику такой красивой, что он оробел и не смог сказать ей ни слова.Gemäldezyklus fur Maria de’ Medici, Konigin von Frankreich, Szene: Austausch der Prinzessinnen [L’ change des princesses de France de d’Espagne (9 novembre 1615)].Та же история повторилась вечером на торжественном банкете по случаю помолвки. В Париже после венчания молодых ждало брачное ложе, но Людовик был так напуган, что матери пришлось чуть ли не силой заталкивать его в спальню, где ждала Анна. Вместе с юными супругами там провели ночь две служанки, которые утром предъявили толпе придворных доказательства того, что «брак осуществился должным образом». Однако желанный наследник так и не был зачат — ни в эту ночь, ни в течение последующих десяти лет.Меж двух огнейК тому времени Людовик XIII уже не был дофином: после убийства Генриха IV в 1610 году он стал законным королем Франции и Наварры. Однако всеми делами заправляли королева Мария и ее любовник — алчный и трусливый итальянец Кончино Кончини. Их ненавидела вся страна, однако Кончини, носивший звание первого министра, держался при помощи интриг и подкупа. А когда собравшийся парламент потребовал его отставки, молодой епископ Люсона искусными доводами склонил собравшихся на сторону итальянца. Епископа звали Арман-Жан де Ришелье, и в ближайшее время именно ему предстояло стать подлинным владыкой Франции.Saint-Igny Jean de.Anne d’Autriche, in her youth, riding a horse.Людовик тоже не терпел Кончини и не питал теплых чувств к матери. Свой юношеский протест он выражал в том, что старался ни в чем не походить на них. Они ежедневно меняли яркие наряды — он носил простой суконный кафтан. Они устраивали праздники — он проводил дни в молитвах. Они распутничали — он решил стать образцом целомудрия. Говорят, что после первой брачной ночи он целых четыре года «не заглядывал в спальню жены». Наслушавшись проповедей святых отцов, он искренне считал всех женщин коварными искусительницами. Не только супруге, но и всем придворным дамам он запретил носить чересчур откровенные декольте и платья в обтяжку, чтобы их вид не отвлекал его от благочестивых мыслей.В то же время король весьма нежно вел себя с симпатичными молодыми пажами, что породило в Париже волну слухов. Один из таких любимцев, Альбер де Люинь, был мастером дрессировки птиц, и Людовик проводил с ним целые дни на соколиной охоте, совершенно забыв о жене. Вдвоем они разработали заговор против ненавистного фаворита. В апреле 1617 года Кончини был остановлен гвардейцами у ворот дворца и тут же сражен тремя пулями. На другой день королеву Марию посадили под домашний арест, а потом выслали в Блуа. Выслан был и верный королеве епископ Ришелье. Но вскоре он получил красную шапку кардинала, а внезапная кончина де Люиня освободила для него кресло первого министра. Вернувшись в столицу, он занял важное место при дворе. Ему помогали острый ум, уникальная память и холодная безжалостность при достижении своих целей. С 1624 года Ришелье правил Францией, железной рукой подавляя народные бунты и заговоры знати. На него работала разветвленная секретная служба, которую возглавлял преданный «серый кардинал» — отец Жозеф дю Трамбле. Шпионы Ришелье появились не только во всех слоях французского общества, но и при многих европейских дворах.Peter Paul Rubens.Ana de Austria, wife of Louis XIIIПока в стране происходили эти перемены, молодая королева вела скучную жизнь в Лувре. Людовик находил себе массу занятий — он молился, охотился, выращивал фрукты и варил из них варенье. После смерти кто-то сочинил ему ехидную эпитафию: «Какой отменный вышел бы слуга из этого негодного монарха!» Анне увлечения супруга казались глупыми, она тосковала по мужскому вниманию, которым попрежнему была обделена. Понадобились усилия Римского папы и испанского посла, чтобы Людовик появился в спальне жены, но «медовый месяц» и на этот раз оказался недолгим. И тем не менее королева не желала изменять мужу, несмотря на уговоры ближайшей подруги — прожженной интриганки и распутницы герцогини Мари де Шеврез. «Ах, это испанское воспитание!» — вздыхала та, когда очередной кавалер, приведенный ею к Анне, получал от ворот поворот.герцогиня Мари де Шеврез.И тут в «воспитание чувств» королевы неожиданно включился кардинал Ришелье. Несмотря на свой сан, он не чуждался женщин. Говорили о его близких отношениях с королевой Марией после смерти Кончини. Позже в его доме, а возможно, и в спальне обосновалась юная племянница Мари д`Эгийон. Теперь он решил завоевать сердце королевы.Anna of Austria with her children, prayingПарижские сплетники утверждали, что кардинал надеется сделать то, что не удалось Людовику,- зачать наследника и возвести его на трон Франции. Более вероятно, что он просто хотел держать королеву «под колпаком», не давая ей ввязаться в какой-нибудь заговор. Нельзя исключить и того, что Ришелье просто увлекся Анной, красота которой достигла расцвета (ей было 24 года, ему — почти сорок). Ее покорил ум кардинала, восхитило его красноречие, но мужские чары оставили равнодушной. Возможно, опять сыграло роль испанское воспитание — Анна не привыкла видеть мужчин в служителях Господа.кардинал РишельеУстав от домогательств Ришелье, она в недобрый час согласилась на предложение подруги Мари сыграть с ним шутку. Когда он в очередной раз спросил, что может сделать для нее, королева ответила: «Я тоскую по родине. Не могли бы вы одеться в испанский костюм и сплясать для меня сарабанду?» Кардинал долго мялся, но все же нарядился в зеленый камзол и панталоны с колокольчиками и сплясал зажигательный танец, щелкая кастаньетами. Услышав странные звуки, он прервал выступление и заглянул за ширму, где давились от смеха герцогиня де Шеврез и двое придворных. В гневе он повернулся и выбежал вон. Судьба королевы была решена — она не оценила его любви и теперь не должна была достаться никому. Отныне зоркие глаза шпионов кардинала следили за Анной везде и всюду.Суета вокруг подвесокPortrait of Anna of Austria, oil on canvas, châteaux de Versailles et de TrianonВесной 1625 года любовь все же посетила сердце королевы. Это случилось, когда в Париж прибыл английский посланник — 33-летний Джордж Вильерс, герцог Бекингем. Уже на первом балу этот высокий красавец в щегольском наряде очаровал всех присутствующих дам. Его атласный колет был расшит жемчужинами, которые то и дело, будто невзначай, отрывались и раскатывались по полу. «Ах, бросьте! — отмахивался герцог, когда ему пытались вернуть подобранный жемчуг. — Оставьте эту ерунду на память».Джордж Вильерс, 1 герцог Бэкингем РубенсМногие знали, что богатство герцога досталось ему благодаря щедротам короля Англии Якова I, который как раз в это время умирал в Лондоне. Юный Бекингем играл при короле не слишком благовидную роль миньона-любовника. Ради развлечения своего господина он тявкал и прыгал у его ног, изображая собачку. Наградой стали поместья, титулы и рука богатой наследницы герцогини Ратленд. Умирая, король завещал Бекингема своему сыну Карлу в качестве главного советника, и теперь герцог приехал сватать новому монарху сестру Людовика XIII принцессу Генриетту. Этот визит оказался роковым: едва увидев Анну Австрийскую, Бекингем потратил оставшиеся у него три года жизни на то, чтобы завоевать ее расположение. Как и в случае с Ришелье, трудно сказать, что это было — политический расчет или искренняя страсть. Несомненно одно: все эти три года политика обеих держав определялась злосчастным увлечением герцога.Portrait of Anna of Austria, oil on canvas, châteaux de Versailles et de TrianonСкандал разразился уже в Амьене, куда Бекингем и королева отправились провожать невесту короля Карла. Вечером из садовой беседки раздался громкий крик, на который сбежались придворные. Они увидели странную картину: Бекингем стоял на коленях, обнимая королеву. Об этом происшествии ходило много слухов — говорили, что пылкий герцог напугал Анну и даже расцарапал ей ноги своими украшенными жемчугом чулками. Потому-то она и стала кричать. Но возможно и другое: свидание состоялось с полного согласия королевы, а крик поднял кто-то из спохватившихся шпионов кардинала. Быть может, Анна все же не лишила Бекингема своего внимания. Иначе, почему при расставании в Булони она подарила ему пресловутые алмазные подвески?Да-да, подвески действительно были! О них говорят в своих мемуарах несколько современников, в том числе друг королевы, известный философ Франсуа де Ларошфуко. Дюма описал всю историю довольно точно: агенты кардинала узнали, что Анна вручила герцогу подвески с дюжиной алмазов, подаренные королем. В дело вступила ловкая графиня Каррик, воспетая Дюма под именем миледи Винтер. Эта бывшая любовница Бекингема, давно получавшая деньги от Ришелье, пробралась во дворец герцога, срезала две подвески и переправила их в Париж. Там кардинал предъявил улику королю, и тот велел вероломной супруге надеть подвески во время Марлезонского бала, устроенного мэрией Парижа в честь королевской четы. К счастью, Бекингем успел за два дня изготовить недостающие подвески и передать их Анне — поистине любовь творит чудеса! Правда, в бешеной скачке с драгоценным изделием не принимал участия Д`Артаньян — в ту пору этому сыну гасконского дворянина было всего пять лет.Портрет Джорджа Вильерса, герцога Бэкингема в юности.Уильям Ларкин (William Larkin)Почему кардинал так стремился насолить королеве? Конечно, одной из причин была оскорбленная гордость. Позже Ришелье даже сочинил трагедию «Мирам», где вывел Бекингема в образе коварного соблазнителя и описал свое над ним торжество. И конечно, он вновь побоялся, что Анна вступит в сговор с врагами Франции. Поэтому кардинал постарался изолировать королеву, и прежде всего рассорить ее с мужем. Это удалось вполне: несмотря на возвращение подвесок, Людовик окончательно разочаровался в супруге. Она оказалась не только аморальной особой, но и изменницей, готовой променять его на какого-то иностранца! Если раньше король хотя бы иногда защищал жену от нападок кардинала, теперь на это рассчитывать не приходилось. Для начала Бекингему запретили въезд во Францию, а королеву заперли во дворце.Ришелье довольно потирал руки. Он не учел одного: стремление разлученных влюбленных друг к другу готово смести все преграды. Герцог в ярости дал клятву вернуться в Париж. И не униженным просителем, а победителем в войне, которую он собирался развязать. Скоро французские протестанты, лишенные кардиналом многих привилегий, подняли восстание в порту Ла-Рошели. На помощь им тут же отправился английский флот во главе с Бекингемом. Однако французская армия сумела отбить нападение и взять мятежный город в осаду. Ришелье, переодевшись в военный мундир, лично командовал операцией. Бекингем собирал в Портсмуте новый флот, когда 23 августа 1628 года офицер по имени Фелтон заколол его шпагой. Многие считали убийцу шпионом кардинала, однако доказательств этого так и не нашли. Сам Фелтон утверждал, что убил фаворита в отместку за казнокрадство и «нечестивую жизнь». В октябре защитники Ла-Рошели, не получив обещанной помощи англичан, подняли белый флаг.Весть о гибели возлюбленного ошеломила Анну. Заметив ее заплаканные глаза, «любящий» супруг — конечно, по совету кардинала — устроил в Лувре бал и предложил королеве в нем участвовать. Когда она попыталась отказаться, Людовик спросил: «В чем дело, мадам? Разве у нас при дворе траур?» Не найдя ответа, Анна отправилась на бал, прошлась с королем в менуэте — и больше не танцевала до конца жизни. Так кончилась трагическая история ее любви, в память о которой остался только анекдот об алмазных подвесках.Сети кардиналаЛишившись по милости кардинала не только любви, но и доверия мужа, Анна Австрийская жаждала отомстить. Ее спокойная жизнь осталась в прошлом, теперь она вместе с герцогиней де Шеврез ввязывалась в любую интригу, направленную против кардинала. Еще в 1626 году герцогиня подговорила одного из своих любовников, маркиза де Шале, заколоть кардинала в его летнем дворце. Заговор был раскрыт, Шале казнили, а интриганку отправили в ссылку. Кардинал получил право завести для охраны собственных гвардейцев. Что касается Анны, которую заговорщики планировали выдать замуж за Гастона Орлеанского, то она едва упросила супруга не отправлять ее в монастырь.Арман Жан дю Плесси, герцог де РишельПортрет работы Филиппа де Шампеня 1637 годаНовый шанс для отмщения кардиналу представился в 1630 году, когда король едва не умер от дизентерии. Анна преданно ухаживала за ним, и в приступе раскаяния он пообещал исполнить любое ее желание. «Удалите кардинала от двора», — это было единственное, о чем она попросила. К ней примкнула и Мария Медичи, мечтавшая вновь о прежней власти, а также о возвращении Франции в объятия католичества и папской власти. Обе королевы на глазах у Людовика устроили кардиналу жестокий разнос, отомстив ему за все обиды. Анна молчала и улыбалась — теперь Бекингем был отомщен. «Убирайтесь, неблагодарный лакей! — кричала Мария. — Я прогоняю вас!» Ришелье, роняя слезы, смиренно попросил дать ему два дня на сборы. Он знал, что делает: представив себя во власти обманщицы-жены и деспотичной матери, король пришел в ужас. Утром второго дня он призвал кардинала к себе и попросил его остаться, обещая полное доверие и поддержку.Мария Медичи, мать короля Людовика XIIIСкоро Мария Медичи бежала за границу, а маршал де Марильяк, предлагавший убить кардинала, был обезглавлен. Анна Австрийская отделалась легким испугом, но Ришелье продолжал плести вокруг нее свои сети. В одну из них она попалась в 1637 году, когда «верные люди» предложили ей наладить переписку с мадридской родней. Испания давно воевала с Францией, и, чтобы избежать обвинений в нелояльности, Анна много лет не общалась с соотечественниками и уже начала забывать родной язык. Ее вполне безобидные письма испанскому послу Мирабелю немедленно попали в руки кардинала и вместе с письмами герцогине де Шеврез — гораздо менее безобидными — были переданы королю в доказательство нового заговора. Но на этот раз у Анны нашлась заступница — юная монахиня Луиза де Лафайет, с которой верный себе король завел возвышенный «духовный роман». Она упрекнула Людовика в жестокости по отношению к жене и напомнила, что по его вине Франция до сих пор остается без наследника.Этого внушения оказалось достаточно, чтобы в декабре 1637 года король провел ночь в Лувре, и через положенное время у королевы родился сын — будущий «король-солнце» Людовик ХIV. Два года спустя на свет появился его брат, герцог Филипп Орлеанский. Впрочем, многие историки сомневаются, что отцом обоих детей в самом деле был Людовик ХIII.Dark Harbour Анна Австрийская с сыновьями, дофином Луи и Филиппом Анжуйскиманна Австрийская с сыном ЛюдовикомAnna of Austria with her son Louis XIVAnna of Austria with her childrenЛюдовик XIVAnna of Austria with her children, prayingкликабельнаФилипп I ОрлеанскийНа эту роль предлагалось множество кандидатур, включая Ришелье, Мазарини и даже Рошфора — того самого негодяя из «Трех мушкетеров». Не лишено вероятности предположение, что кардинал лично выбрал и подослал к тоскующей королеве какого-нибудь молодого крепкого дворянина, чтобы обеспечить появление дофина.К тому времени испанское воспитание уже забылось, и Анна Австрийская не считала нужным хранить верность нелюбимому супругу. Несколько лет на его место претендовал брат короля Гастон Орлеанский, которого объединяла с Анной ненависть к Ришелье.Гастон Орлеанский 1634, младший сын короля Генриха IV и Марии Медичи.А в 1634 году рядом с королевой появился тот, кому суждено было провести рядом с ней остаток лет, — молодой итальянский священник Джулио Мазарини. Представляя его Анне, Ришелье мрачно пошутил: «Полагаю, он понравится вам, потому что похож на Бекингема». Действительно, итальянец был как раз таким мужчиной, какие нравились Анне, — пылким, галантным и не скрывающим эмоций. Однако он надолго уехал в Рим и никак не мог быть причастен к рождению принца Людовика. Имя настоящего отца «короля-солнце» стало еще одной загадкой Анны.Anna of Austria as widow, oil on canvas, châteaux de Versailles et de Trianon.1838У короля тем временем появился новый любимец — молодой дворянин Анри де Сен-Мар. Привязанность к нему Людовика оказалась столь глубокой, что 17летний нахал едва не преуспел в удалении Ришелье от власти. Однако искушенный в интригах кардинал все же переиграл неопытного соперника. Сен-Мар был обвинен в государственной измене и казнен. Всемогущий первый министр торопился завершить дела, чувствуя, что конец близок. 4 декабря 1642 года он скончался в своем дворце, завещанном королю, — это был знаменитый Пале-Рояль.Anna of AustriaAnna of AustriaЗа 18 лет Ришелье удалось сделать почти невозможное: одолеть всех врагов внутри страны и за ее пределами, укрепить монархию и создать условия для ее расцвета при «короле-солнце». Он сам говорил, что сделал из Франции умирающей Францию торжествующую. Позже это признали и те, кто бурно радовался смерти «тирана в рясе». Признал и Александр Дюма, так нелестно изобразивший Ришелье в «Трех мушкетерах». В следующих романах мушкетерской трилогии герои с ностальгией вспоминали о «великом кардинале».Кривотолки под занавесКоролева Анна плакала, узнав о смерти своего старого врага. Король, напротив, сочинил веселую песенку, где перечислялись грехи покойного. Но веселье было недолгим: спустя полгода туберкулез свел Людовика ХIII в могилу. Перед смертью он заставил королеву подписать отказ от регентства, слабым голосом сказав: «Она все испортит, если станет править одна». В последний раз оскорбив жену, король испустил дух. И тут легкомысленная и ветреная женщина, какой все считали Анну, проявила неожиданную твердость. Сначала она явилась в парламент и настояла на отмене завещания короля и объявлении себя регентшей. Потом добилась назначения первым министром Мазарини, которого предлагал на этот пост покойный Ришелье. Все дивились такому совпадению взглядов. Удивление прошло лишь тогда, когда итальянец стал все дольше задерживаться в апартаментах Анны. А потом и вовсе перестал уходить оттуда. Тут французы поняли, что королева отдала власть над государством своему любовнику.Первый министр Франции — Его Преосвященство кардинал Джулио МазариниНадо сказать, что сама Анна Австрийская до последнего отрицала это. Она даже утверждала, что кардинал не любит женщин, поскольку «у мужчин в его стране совсем другие наклонности». Еще она говорила, что Мазарини пленил ее исключительно умственными качествами. Это опровергал сам вид сорокалетней королевы, которая впервые в жизни выглядела счастливой, часто улыбалась и проявляла необычное оживление. Парижане сделали свои выводы: на улицах распевали нелестные куплеты о королеве. Прежде французы жалели ее как жертву Ришелье, но теперь, связав свою судьбу с итальянским выскочкой, она обрекла себя на всеобщую ненависть.Мазарини продолжал политику Ришелье. Шла война с Испанией, казна пустела, вводились все новые налоги. Летом 1648 года недовольство всех слоев народа достигло предела. В одну ночь улицы Парижа покрылись баррикадами, и королеве с юным королем и кардиналом пришлось бежать из города. Так началась Фронда — мощное движение, направленное не только против Мазарини, но и против королевского абсолютизма. В нем участвовали весьма разнородные силы, и хитрому кардиналу — достойному преемнику Ришелье — удалось расколоть их и усмирить по частям, действуя чаще всего не силой, а подкупом. Тут-то на сцене и появился Шарль Д`Артаньян, новоиспеченный лейтенант мушкетеров. Это он в «ночь баррикад» сумел вывезти из восставшего Парижа королевскую семью. Все годы Фронды Д`Артаньян оставался верным служакой Мазарини, за что и был награжден чинами и поместьями. На его свадьбе с мадемуазель де Шанлеси в 1659 году присутствовал не только кардинал, но и сам король. А вот королевы Анны там не было, и история ничего не знает о ее отношениях с храбрым мушкетером.Дюма выдумал и любовь Д`Артаньяна к королевской камеристке Бонасье и многие другие эпизоды знаменитого романа. Однако характеры героев переданы им удивительно точно. Д`Артаньян был храбр, Ришелье — мудр и жесток, Мазарини — хитер и пронырлив. Королеву Анну Австрийскую писатель изобразил женщиной, которую прежде всего волнуют ее чувства, и снова оказался прав. Анна не была ни жестокой, ни корыстной. Она посвоему заботилась о благе государства и все же имела об этом благе самое смутное представление. Ее нельзя поставить рядом с такими великими государынями, как английская Елизавета I или российская Екатерина II. Но она не похожа и на беззаботных мотыльков вроде Марии-Антуанетты. Да, Анна не могла оценить преобразования Ришелье, но у нее хватило решимости в годы Фронды выступить против феодалов, грозящих растащить страну на куски. Уже за это Франция должна быть ей благодарна.Портрет Джулио Раймондо Мадзарино, кардинала и политического деятеля Франции, работы БушараВ начале 1651 года бушующие волны Фронды поднялись так высоко, что Мазарини пришлось покинуть не только столицу, но и страну. Королеву снова лишили личного счастья, и это казалось ей невыносимым. Она даже пыталась уехать следом за своим возлюбленным, но вооруженные парижане удержали ее во дворце. Уже через год кардиналу удалось вернуться, а вскоре движение протеста пошло на спад. Улаживались и внешние дела: война с Испанией закончилась победой, для закрепления которой планировалось женить короля на испанской принцессе Марии-Терезе — племяннице Анны. Для этого было лишь одно препятствие: любовь 20-летнего Людовика к племяннице кардинала Марии Манчини.Мария МанчиниМазарини повел было дело к браку между ними, но королева решительно выступила против этого. «Имейте в виду, — сказала она сухо, — в этом случае против вас восстанет вся Франция, и я сама встану во главе возмущенного народа».Портрет Анны Австрийской во вдовьем одеянииЭто была единственная размолвка влюбленных, которых многие парижане считали тайными супругами. Поразмыслив, кардинал отступил, и в 1660 году испанская инфанта въехала в Париж. Быть может, беседуя с родственницей, Анна пожелала ей быть более счастливой в браке, чем она сама. Но получилось иначе: Людовик ХIV запер жену во дворце, проводя время с многочисленными любовницами. В марте 1661 года скончался Мазарини: он долго болел и изводил капризами королеву, которая преданно ухаживала за ним. После этого Анна смогла выполнить давнее желание и удалилась на покой в основанный ею на окраине столицы монастырь Валь-де-Грас. Там она и умерла 20 января 1666 года от рака груди., оставив после себя последнюю загадку — тайну «Железной маски». Этого безымянного узника Бастилии тот же Дюма считал старшим сыном Анны Австрийской от Людовика. Другие авторы выдвигают свои версии, а истина похоронена в соборе Сен-Дени вместе с мятежной душой испанской королевы Франции.Laurent de La Hyre: Allegory of the Regency of Anne Of Austria.кликабельнаВадим ЭрлихманисточникКороли и королевы ФранцииГенрих I и Анна КиевскаяГенрих IIЕкатерина Медичи .Часть 1.Екатерина Медичи .Часть 2.Варфоломеевская ночьФранциск IIМария СтюартДиана де ПуатьеКарл IXЕлизавета АвстрийскаяГенрих IIIГенрих IVМария де Валуа.Королева МаргоМария Медичи.Галерея Медичи в Лувре.Людовиг XIII

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

banjugether.wordpress.com

Подборка портретов "Королева Анна Австрийская ": eva_k2

Кто из нас не в курсе истории с подвесками-)) О красоте Анны Австрийской и безумствах ради нее очень ярко писал Александр Дюма. Тем не менее, красива ли она была? или поражала личностью? Трудно сказать, но хоть о внешности можем получить впечатление благодаря ее портретам

Анну Австрийскую начали рисовать с самого раннего детства. Вот два ее портрета в возрасте 1 годика-)) 

Обе картины кисти Pantoja de la Cruz

Хуан Пантоха де ла Крус. Портрет инфанты Анны Австрийской в возрасте 3 лет. 

Автор заметки особое внимание уделял изменению костюмов, в которых она изображена. Я решила оставить эти комментарии  и добавить портретыВ начале 17 века еще держалась мода на «испанский костюм» в Европе, особенно, безусловно, если мы с вами говорим об Испании. К началу века изменилась только форма рукавов, и воротник все рос и рос в своих размерах, особенно после изобретения крахмала в 16 веке.

Вот совершенно чудесный портрет Анны Австрийской в возрасте 6 лет кисти все того же Пантохи де ла Круса 1607 год

А вот Анна в возрасте 9 лет со своим братом, будущим королем Испании Филиппом

Anne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, avec son frère Philippe IV, roi d'Espagne, vers 1610, par Bartholom Gonzalès

еще один их совместный портрет того же автора

В 14 лет Анна Австрийская вышла замуж за юного короля Франции Людовика. 

художник Jean Chalette

Во Франции того времени носили несколько измененный «испанский костюм», который выглядел примерно вот так

Портрет Анна Австрийской, королевы Франции, сразу после свадьбы. Франц Поурбус. 

Philippe de Champaigne

princesses Elisabeth de France et Anne d'Autriche sur la Bidassoa, 

Hendaye, par Rubens

А мог костюм выглядеть и вот так: здесь мы видим влияние Нидерландов

Портрет Анны австрийской, королевы Франции, в трауре по своему отцу, королю Испании Филиппу III. Поурбус.

В костюме на вот этом, наверно самом известном портрете Анны Австрийской кисти Рубенса, еще можно найти испанское влияние, хотя уже видны перемены, а вот дальше костюм меняется очень резко – подчеркнутая испанская выверенность каждой детали костюма, власть символических значений и игра в зашифрованные знаки уходит навсегда. Костюм становится таким же легкомысленным как локоны новой прически, вот таким, например:

Anne d'Autriche, infante d'spagne, reine de France. Mignard.

И еще хочу показать два довольно редких портрета – оди был сделан для испанского двора:

 

 

Портрет Анны Австрийской. Бартоломео Гонзалес.

Обратите внимание на роскошное золотое шитье, алую подкладку на рукавах и в разрезах на юбке и золотые королевские лилии.

А вот следующий портрет вообще уникален для 17 века – здесь Анна Австрийская на 8 месяце беременности и скоро на свет появится Людовик . Такие портреты были модны в 16 веке, но к моменту написания этого портрета мода на них давно прошла.

 

 

Anne d'Autriche, reine de France, enceinte de 8 mois du futur Louis XIV, en 1638, par Charles Beaubrun

К тому же этот портрет был парным к портрету короля Людовика

 

 

 

Louis XIII, roi de France, en 1638, par Charles Beaubrun

Ну и просто несколько ее портретов:

Anne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, enfant

Anne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, par Elle l'Ancien

Anne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, vers 1650

Две картины с ее сыновьями

Anne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, avec ses deux fils Louis XIV, roi de France, et Philippe, duc d'Anjou puis d'Orleans, vers 1645

Anne d'Autriche et ses deux fils offrant la couronne de France la Vierge, vers 1645, par Philippe de Champaigne

Anne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, en 1616, par Pourbus

Короли и королевы часто изображались в костюмах героев и богов. 

 

Художник Jean de Saint-Igny

 

 

в образе Minerve, художник Simon Vouet

 

В костюме святой ЕленыСохранилось много ее портретов в траурной одежде.

 

 

 

Портрет Анны Австрийской во вдовьем одеянии, Charles Beaubrun или Henri Beaubrun, музей Прадо, Мадрид, Испания

 

Рубенс. Портрет Анны Австрийской.

 

nne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, en deuil, peinte en tant que 'grand-maetre' et 'surintendant' de la Navigation de France, par Steuben

Anne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, en deuil ordinaire, atelier de Beaubrun

 

Anne d'Autriche, infante d'Espagne, reine de France, en petit deuil, vers 1645, par Beaubrun

Анна де Габсбург или Анна Австрийская (22.9.1601, Вальядолид - 20.1.1666, Париж), испанская инфанта, дочь короля Филиппа III-го, сестра короля Филиппа IV-го (эпитет «Австрийская» означает только принадлежность к династии Габсбургов). В 1615-ом году вышла замуж за французского короля Людовика XIII-го. Однако брак этот был весьма несчастливым. Несмотря на то, что Анне были предоставлены апартаменты в Лувре и свита, соответствующие ее положению королевы, ее попросту игнорировали, а фактической королевой Франции оставалась королева-мать Мария Медичи. Муж Анны, король Людовик XIII-ый, робкий и скромный юноша, тоже не особо интересовался своей женой. После того, как четыре года спустя заключения брака усилиями герцога де Люина король наконец стал посещать спальню своей жены, отношения Анны с мужем наконец стали налаживаться, однако после того как у Анны случился второй выкидыш, король вновь охладел к своей жене. Под пагубным влиянием герцогини де Шеврез Анна была втянута в несколько заговоров против короля и его первого министра кардинала Ришелье, которые все как один были разоблачены, и каждый раз после подобных случаев отношение короля к жене лишь ухудшалось, порой же положение ее было критическим. Однако несмотря на столь плохие отношения с супругом, Анна сумела в этом браке родить двух сыновей - Людовика, будущего короля Людовика XIV-го в 1638-ом году и Филиппа, герцога Орлеанского, в 1640-ом.Однако некоторые историки считают, что отцом Людовика (а возможно, и Филиппа) был вовсе не король Людовик XIII-ый. Называют несколько имен возможных отцов Людовика, а в качестве отца Филиппа называют последующего любовника Анны Австрийской (и даже, возможно, ее тайного мужа) кардинала Джулио Мазарини.После смерти Людовика XIII-го в 1643-ем году Анна стала регентшей при своем малолетнем сыне короле Людовике XIV-ом, а своим первым министром сделала кардинала Мазарини. С его поддержкой она преодолела несколько восстаний аристократов, именуемых Фрондой, в конце 1640-ых годов. Официально ее регентство закончилось в 1651-ом году, когда королю исполнилось 14 лет (в то время это был возраст совершеннолетия королей), однако она сохраняла свое влияние на сына вплоть до смерти Мазарини в 1661-ом году. Однако после смерти Мазарини, который был ей очень дорог, Анна удалилась на покой в монастырь Валь-де-Грас, где и умерла 20 января 1666 года от рака груди.

http://blog.i.ua/community/1952/1238565/

eva-k2.livejournal.com


Смотрите также