Король франции карл восьмой


Карл VIII. (Charles VIII) - Короли и императоры Франции

Категории раздела
Миры фентези [91]

Пейзажи миров фэнтези, сказочные миры,воины, драконы, замки, безумные маги и чародеи. Военная тактика гномов и эльфов, работы художников на тему фэнтези, картинки и анимация. Нежные ангелы, воинственные амазонки, русалки и необычные животные.

Готика и фентези. Картинки и фотографии [113]

Картинки и фотографии на тему готики и фентези. Загадочные девушки в чёрном. Готические розы и куклы. Забавные гномы и эльфы. Пейзажи фэнтези. Величественные драконы в анимации.

Рассказы о нечистой силе и волшебных существах [185]

Рассказы о нечистой силе и волшебных существах Мифы и правда о вампирах. Правда или вымысел? Морские чудища и магия Вуду, классификация демонов и оборотни. Иерархии ангелов. Откуда берутся зомби и характеристики мифических существ.

Мистические явления [277]

Необычные и странные явления природы. Рассказы очевидцев о привидениях, известные клады и артефакты. Мистические истории и необъяснимые факты.

Нелепые факты [280]

Взгляд художника на обычные вещи: оригинальные решения в архитектуре и интерьере, витражное искусство и необычная посуда, бумажные и стеклянные скульптуры,знаменитые ювелирные украшения и другие идеи для творческой личности

Мрачная готика [31]

Готические традиции Франции и Великобритании. Загадочные личности - Владислав Дракула и кровавая графиня Эржбет Батори. Легенды о вампирах, исторические предания и литературные образы. Смерть и пугающий фотоарт.

История Франции [79]

Формирование государства - от древних народов к современным французам: мифы и легенды кельтов и галльских племен,средневековое рыцарство и история королевских династий, Парижская коммуна и наполеоновские завоевания. Быт и особенности французской кухни, история виноделия во Франции.

Города Франции [126]

Легенды и тайны Парижа, достопримечательности провинций Шампань и Прованс. Жемчужины знаменитого Лазурного берега: карнавалы и пляжи Ниццы, фестивали в Каннах и Сен-Тропе, соборы и музеи Марселя и Тулона. Княжество Монако - одна из самых маленьких стран мира.

Дворцы и замки Франции [84]

История знаменитых замков с завораживающей архитектурой и мистической атмосферой: величественный Шамбор, грациозный Блуа, очаровательный королевский Фонтебло, суровый Иф и многие другие. История знаменитого Лувра, внутренее убранство музея и экспонаты. Легенды и мифы долины Лауры.

Короли и императоры Франции [64]

История королевских династий: Валуа, Бурбоны, Капетинги. Людовик XIV Великий- Король-Солнце. Филипп III Смелый. Людовик IX Святой.Королевы и их фавориты. Мария-Антуанетта и Мария Медичи. Династия Наполеонов. Тайны мушкетеров.

Легенды Франции [70]

Героические сказания Франции - Песнь о Роланде, Песнь о Сиде. Роман о Лисе. Романтическая история Тристана и Изольды. Пугающие легенды: Жеводанский зверь, Замок Дьявола и история барона Жиля де Рэ, или Синей Бороды. Народные сказки.

Музеи Франции [19]

Знаменитый Лувр - история коллекционирования, характеристика залов и наиболее известные экспонаты. Персональные музеи - творчество Пикассо и Сальвадора Дали. Площади Монмартра. Восковые фигуры музея Гревен и многое другое.

Храмы и соборы Франции [66]

Готическая традиция во Франции: Шартрский, Амьенский и Руанский соборы и Собор Парижской Богоматери. Пантеон, базилики и храмы, посвященные святым и мученикам. Православные соборы во Франции: Собор Александра Невского в Париже и Церковь Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца в Ментоне.

История Великобритании [83]

Великобритания от первых монархов до современности. Королевские династии: Стюарты, Тюдоры, Йорки. Английский абсолютизм, суд и казнь Карла I, революция и установление республики. Реставрация монархии. Правление Маргарет Тэтчер. Знаменитые войны и сражения: война Алой и Белой розы, битва при Гастингсе и Креси.

Исторические личности Великобритании [64]

Биография прославленных монархов: трагическая история Дианы Спенсер, справедливое правление Вильгельма Завоевателя, знаменитые походы Ричарда Львиное Сердце, судьба Елизаветы II. Экспедиция Джеймса Кука. Величайший политик Черчилль, выдающийся военачальник Кромвель и другие известные британцы.

Достопримечательности Великобритании [80]

Красивейшие места Великобритании. Старинные замки, сады и парки. Палата Лордов, Лондонский Сити,дворцы и соборы в готическом стиле. Музей мадам Тюссо. Пейзажи Темзы. Лондонский Тауэр.

Легенды и мифы Великобритании [104]

Легенды, мифы и сказки Великобритании. Мистическае истории о призраках и красавицах. Рассказы о колдунах и феях, таинственные истории. Эльфы и гномы.Сказания о Беовульфе и Робин Гуде.

Мифы и легенды народов мира [56]

Мифы, саги, былины и легенды народов мира. Русские святцы, мир Славян глазами художников. Мифы о сотворении мира, Кельтские сказания.

История и культура Японии [123]

История Японии с древнейших времен до наших дней: загадочные археологические находки, история старинных династий, религиозные и мистические воззрения японцев, особенности письменности и литературы, легенды и страшные сказки. Национальное своеобразие: чайные церемонии, исторические факты о знаменитых самураях и гейшах, современный быт и традиции японской кухни.

Галерея фоторабот [391]

Фотографии на любой вкус. Фотопроекты Екатерины Рождественской. Пейзажи и натюрморты. Великолепное разнообразие цветов. Фотографии PIN-UP, моря, озёра и замки.

Художественная галерея [689]

Собрание картин русских и зарубежных художников. Старинные иконы и гравюры. Произведения старинных и современных авторов

Красивое оформление для сайтов и блогов [215]

Клипарты, линеечки, блинги, фоны для коллажей и рамочки. Всё для украшения Вашего сайта или блога. Замки и крепости в картинках. Картинки с комментариями. Скрап-наборы и уголки.

Курсовые работы и не только они... [30]

Уникальные курсовые работы по психологическому анализу произведений. Тайна месторождения Пушкина. Биография Дюма-отца. Русские пословицы на открытках и объяснение жестов. Правописание, древнесловянская буквица в иллюстрациях. Особенности психологизма в русской литературе.

Праздники,которые мы празднуем [51]

Исторические и современные, религиозные и мистические праздники народов мира. Их происхождение, история празднования и традиции разных народов. Идеи для Хэллоуина, новогодние и рождественские обряды, пасхальные обычаи и многое другое.

Самое удивительное в искусстве [10]

Удивительные и необычные произведения искусства. Уникальные коллекции изделий из стекла,ритуальные маски и эпатажные украшения в стиле стимпанк.

Мистика [12]

Авторские произведения на мистические темы. Байки из шкафа для монстров и вурдалаков. Секреты таинственного наследства и сны разума.

Фанфики по квестам [9]

Фанфики на темы игр и литературных произведений. Сцены из семейной жизни вампиров.

Юмор [10]

Юмористические произведения и рассказы. Романтика средневековья. Вольные интерпретации сказок Колобок на современный лад и литературные дракончики

Проза [17]

Рассказы о любви и дружбе. Сказки, рассказы, мечты и размышления.

Фентези [17]

Муки творчества и вдохновение любви в произведениях в стиле фэнтези. Рассказы о встречах с нечистой силой.

Миры кота Баяна [23]

Таинственные и мистические Миры кота Баяна. Философские размышления и пьесы.

*Новые статьи*

Детство и юность

Карл родился в Амбуазе во Франции, став единственным выжившим сыном короля Людовика XI и его второй жены Шарлотты Савойской. Карл вступил на трон 30 августа 1483 года, в возрасте 13 лет. Он был слаб здоровьем и болезнен и в соответствии с пожеланиями Людовика XI, регентство было передано старшей сестре Карла, Анне де Божё, умной и проницательной женщине, описанной её отцом как «наименее безумная женщина во Франции.» Она управляла страной как регент вместе со своим мужем Пьером II де Бурбон до 1491 года.

Браки

В 1482 году Карлу VIII была предназначена в жены Маргарита Австрийская, дочь императора Священной Римской империи Максимилиана I и Марии Бургундской. Брак был устроен Людовиком XI и Максимилианом I. В качестве приданного Франции переходили часть Артуа и Бургундии.

Однако в 1488 году, после неудачного падения с лошади умер герцог Бретани Франциск II, оставив свою 11-летнюю старшую дочь Анну в качестве единственной наследницы. Анна, которая беспокоилась за независимость своего герцогства из-за амбиций Франции, устроила брак в 1490 году между собой и Максимилианом I, который в 1477 году женился на Марии Бургундской при таких же обстоятельствах. Французы восприняли этот брак как нарушение договора в Верже (поскольку король не санкционировал выбор жениха), а кроме того, и как откровенно недружественный акт — империя в это время была враждебна Франции. Французские войска вторглись в герцогство и весной 1491 года после ряда побед войска Карла VIII и его военачальника Ла Тремуйля осадили Ренн, где находилась только что заочно вышедшая замуж 14-летняя правительница Бретани; всю остальную территорию герцогства они уже контролировали. На сей раз её руки домогался лично король Карл. В итоге Анна Бретонская согласилась на помолвку.

6 декабря 1491 года в Ланже состоялось бракосочетание Анны и Карла VIII. 15 февраля 1492 года законность этого брака была подтверждена папой Иннокентием VIII.

Отправляясь в Ланже, чтобы выйти замуж за Карла, Анна демонстративно взяла с собой из Ренна две кровати, в знак того, что не собирается спать вместе с Карлом VIII, насильственно взявшим её в жёны. 8 февраля 1492 года Анна была помазана и коронована как королева-супруга в Сен-Дени. Всё время находившаяся при дворе Маргарита Австрийская после помолвки была отправлена к своему отцу.

Присоединение Бретани

В первые годы его царствования государством правила его старшая сестра, Анна де Божё. Герцог Орлеанский, желавший присвоить себе власть, заключил союз с герцогом Бретонским Франциском II и другими принцами и начал войну (получившую название Безумной войны). Ла Тремуйль разбил их войско при Сент-Обене (1486) и взял в плен герцога Орлеанского. Герцог Бретонский должен был заплатить военные издержки, уступить несколько пограничных крепостей и дать обещание не выдавать своих дочерей замуж без согласия короля Франции.

Через несколько месяцев он умер, и ему наследовала его дочь — одинадцатилетняя Анна Бретонская. Короли английский и испанский и император Священной Римской империи заключили союз с целью помешать Карлу завладеть Бретанью. Анна предложила свою руку императору Максимилиану I, и он обвенчался с ней заочно. Но Анна Божё созвала собрание богословов и юристов; они объявили этот брак недействительным, и Карл явился претендентом на руку герцогини Бретонской. Анна Божё сумела привлечь на свою сторону бретонское дворянство и герцога Орлеанского: Ла Тремуйль явился в Бретань с армией, и герцогиня Анна вынуждена была согласиться на этот брак. 15 ноября 1491 года под видом брачного контракта совершилось присоединение Бретани к Франции. Союзников, начавших по этому поводу войну, удалось легко успокоить: Генриха VII — деньгами, Максимилиана — возвращением Артуа, Франш-Конте и Шароле, приданого его дочери и бывшей невесты Карла, Маргариты Австрийской, а короля Кастилии и Арагона Фердинанда II — уступкой Руссильона.

Итальянские войны

Затем Карл отправился в Италию завоевывать Неаполитанское королевство, на которое имел некоторые права. В августе 1494 года Карл перешёл Альпы с многочисленной армией и дошёл до Неаполя, не обменявшись ни одним ударом копья, так как жители, угнетаемые своими правителями, везде встречали его с восторгом. Он короновался, принял титул короля Неаполитанского, Иерусалимского и императора Востока и затем в течение двух месяцев праздновал свою победу. В это время составилась новая коалиция против Франции: Папа Александр VI, Венеция, бывший союзник Карла, Лодовико Сфорца, должны были задержать французов в долине По, а Максимилиан Австрийский, Генрих Английский и Фердинанд Католик — начать нападение на Францию. Карл назначил герцога Монпансье вице-королем Неаполя, быстро прошёл Италию, разбил армию союзников при Форново 6 июля 1495 года и вернулся во Францию. Король Фердинанд при помощи испанцев снова овладел Неаполем; герцог Монпансье умер от чумы, и д’Обиньи привёл во Францию остатки французских гарнизонов. Итальянский поход не принес, таким образом, никаких результатов.

7 апреля 1498 года Карл умер в Амбуазе: входя в слишком низкую дверь и ударившись головой о косяк, он получил сотрясение мозга и скончался через несколько часов. Так как все трое сыновей Карла и Анны Бретонской умерли во младенчестве, а более близких родственников по мужской линии не было, то, согласно салическому закону, ему наследовал Людовик XII, герцог Орлеанский, правнук Карла V.

Наследие

Карл VIII оставил Францию в долгах и в беспорядке в результате своих нереалистичных амбиций. Однако в результате его правления усилились культурные связи с Италией, побуждавшие французское искусство и литературу к развитию. Присоединение Бретани окончательно завершило процесс объединения Франции.

Категория: Короли и императоры Франции | Добавил: Дина (24.05.2011)
Просмотров: 2237 | Теги: Франция, Charles VIII, история, Король, Карл VIII | Рейтинг: 5.0/1
Похожие материалы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.[ Регистрация | Вход ]
**Новые статьи**

vision7.ru

Карл VIII

король Франции с 1483, из династии Валуа. Из-за плохого здоровья государственными делами в основном занималась сестра короля, Анна Французская. Карл начал Итальянские войны в 1494.

Карл воспитывался в Амбуазском замке, вдалеке от отца, которого он не видел целыми годами. Когда Людовик XI (отец) умер, Карлу было 13 лет, и по французским законам он считался совершеннолетним. Но так как он был слишком слаб и болезнен, то не мог самостоятельно управлять государством. Отец перед смертью поручил опеку над королём своей дочери Анне Боже. В отличие от брата, Анна была женщина хитрая и одарённая проницательным умом. В течение нескольких лет она была настоящей французской королевой. Регентскую власть у Анны безуспешно оспаривал старший принц крови Людовик Орлеанский (будущий король Людовик XII). Объединившись с герцогом Бретанским, Людовик в 1485 начал с Анной Боже войну. 

В июле 1488 мятежники были разбиты у Сент-Обен-дю-Кормье. Герцог Орлеанский попал в плен и провел несколько лет в заточении. Франциск Бретанский должен был заключить с Карлом очень тяжелый договор. Через несколько дней после этого он умер, оставив наследницей двенадцатилетнюю дочь Анну. В 1491 регентша выдала её за Карла и таким образом присоединила Бретань к Франции. Однако эта женитьба вызвала большоенеудовольствие императора Максимилиана I, с дочерью которого, Маргарет, Карл был обручен еще в детстве. Чтобы удовлетворить императора, французский король с почетом отослал Маргарет к отцу и вернул ее приданное: графства Артуа и Франш-Конте.

Примирившись с Максимилианом, Карл объявил, что, как наследник Анжуйского дома, он имеет права на Неаполитанское королевство, и стал готовиться к итальянскому походу. Все благоразумные люди порицали это намерение, но король не хотел слушать никаких советов. В августе 1494 он назначил мужа своей сестры Пьера, герцога Бурбонского, правителем государства и двинулся через Мон-Женевр в Италию. Войско его состояло из 50 тысяч человек, было хорошо снаряжено и имело сильную артиллерию. Действия сухопутной армии поддерживал французский и г енуэзский флот. Эта грозная сила произвела на итальянцев такое впечатление, что Карл нигде не встречал сопротивления. Наступавший впереди отряд шотландского принца Обиньи легко выбил из Романьи войска, посланные королём неаполитанским Альфонсом II. 

Флорентийцы дали Карлу свободный проход через свою территорию. Папа Александр VI сначала хотел организовать отпор французам, но ни в ком не нашел поддержки. 31 декабря он принужден был впустить Карла в Рим. В начале 1495 французы перешли неаполитанскую границу. Никто даже не пытался их остановить. Вельможи сдавали свои замки, города присылали ключи от ворот. Альфонс II отрекся от престола в пользу сына Фердинанда II и бежал в Сицилию. 22 февраля Карл въехал в Неаполь. Вся Италия до самой южной оконечности покорилась французскому королю. Карл отпраздновал победублестящими пирами и турнирами. В мае он получил неаполитанскую корону и двинулся в обратный пуль. В Ломбардии, неподалеку от Фурнуово, миланцы и венецианцы попытались преградить ему дорогу. В ожесточенном и беспорядочном бою они были отражены. Сам Карл участвовал в сражении и бился с большим мужеством. Осенью он возвратился в свое королевство. 

Европа была изумлена неслыханным и быстрым завоеванием Италии. Но ещё при жизни Карла почти все захваченное было вновь утеряно. В 1496 король Фердинанд отвоевал обратно Неаполитанское королевство. В других частях полуострова также не осталось и следа французского влияния. Карл хотел повторить поход, но к этому времени его казна опустела. К тому же постоянные пиры и любовные приключение не оставляли ему времени для серьезных занятий. 

Многие излишества быстро расстроили его и без того слабое здоровье, и в возрасте 29 лет он внезапно умер от апоплексического удара. 

encyklopedia.narod.ru

Карл VIII Валуа

 

Карл VIII. Репродукция с сайта http://monarchy.nm.ru/ 

Карл VIII Король Франции. Карл VIII Любезный Charles VIII l'Affable Годы жизни: 30 июня 1470 - 7 апреля 1498 Годы правления: 30 августа 1483 - 7 апреля 1498 Отец: Людовик XI Мать: Шарлотта Савойская Жена: Анна Бретанская Сын: Карл Роланд

+ + +

Карл воспитывался в Амбуазском замке, не видя отца годами. В год смети Людовика Карлу было 13 лет, и по французским законам он считался совершеннолетним. Однако юный король был настолько слаб и болезнен, что не мог править самостоятельно. Людовик поручил опеку сына своей старшей дочери Анне Боже, женщине хитрой и проницательной. Регентство у нее оспаривал Людовик, принц Орлеанский. В 1485 г. он, объединившись с Франциском Бретанским, начал войну против Анны, но через три года был разбит и попал в плен. Франциск же был вынужден подписать очень тяжелый мирный договор. Вскоре после этого он умер, оставив наследницей 12-летнюю дочь Анну. Регентша поспешила устроить ее брак с Карлом, чем вызвала неудовольство эрцгерцога Максимилана, чья дочь уже была обручена с Карлом. Маргариту с почетом отослали к отцу, вернув ее приданое - Артуа и Франш-Конте.

Примирившись с Максимилином, Карл выдвинул свои претензии на Неаполитанскую корону. Все благоразумные люди отговаривали его от этой затеи, но а августе 1494 г., оставив управление страной на своего деверя Пьера Бурбона, Карл с 50-тысячной армией двинулся в Италию. С моря его поддерживали французский и генуэзский флот. В Италии Карл не встретил совершенно никакого сопротивления. Альфонс II Неаполитанский отрекся от престола в пользу сына Фердинанда II и бежал в Сицилию. 22 февраля 1495 г. Карл вошел в Неаполь. Отпраздновав получение неаполитанской короны пирами и турнирами, король вернулся во Францию. На обратном пути ему преградили дорогу миланцы и венецианцы, но Карл разбил их армию, проявив в бою личное мужество.

Насколько легко Италия была завоевана, настолько же легко и утеряна. Уже в 1496 г. Фердинанд II вернулся в свое королевство, а во всей Италии не осталось и следа от французского присутствия. Карл вновь засобирался в поход, но его казна была пуста, а постоянные излишетсва окончательно подорвали его и без того слабое здоровье. 7 апреля 1498 он умер от апоплексического удара еще достаточно молодым, не оставив после себя наследника.

Использован материал с сайта http://monarchy.nm.ru/

Карл VIII (1470-1498) - король Франции из рода Валуа, правивший в 1483—1498 гг. Сын Людовика XI и Шарлоты Савойской. Жена: с 1491 г. Анна, дочь герцога Бретанского Франциска II (род. 1477 г. + 1514 г.).

Род. 30 июня 1470 г. + 7 апр. 1498 г.

+ + +

Карл воспитывался в Амбуазском замке, вдалеке от отца, которого он не видел целыми годами. Когда Людовик XI умер. Карлу было 13 лет, и по французским законам он считался совершеннолетним. Но так как он был слишком слаб и болезненен, то не мог самостоятельно управлять государством. Отец перед смертью поручил опеку над королем своей дочери Анне Боже. В отличие от брата, Анна была женщина хитрая и одаренная проницательным умом. В течение нескольких лет она была настоящей французской королевой. Регентскую власть у Анны безуспешно оспаривал старший принц крови Людовик Орлеанский (будущий король Людовик XII). Объединившись с герцогом Бретанским, Людовик в 1485 г. начал с Анной Боже войну. В июле 1488 г. мятежники были разбиты у Сент-Обендю-Кормье. Герцог Орлеанский попал в плен и провел несколько лет в заточении. Франциск Бретанский должен был заключить с Карлом очень тяжелый договор. Через несколько дней после этого он умер, оставив наследницей двенадцатилетнюю дочь Анну. В 1491 г. регентша выдала ее за Карла и таким образом присоединила Бретань к Франции. Однако эта женитьба вызвала большое неудовольствие императора Максимилиана I, с дочерью которого, Маргарет, Карл был обручен еще в детстве. Чтобы удовлетворить императора, французский король с почетом отослал Маргарет к отцу и вернул ее приданное: графства Аргуа и Франш-Конте.

Примирившись с Максимилианом, Карл объявил, что, как наследник Анжуйского дома, он имеет права на Неаполитанское королевство, и стал готовиться к итальянскому походу. Все благоразумные люди порицали это намерение, но король не хотел слушать никаких советов. В августе 1494 г. он назначил мужа своей сестры Пьера, герцога Бурбонского, правителем государства и двинулся через Мон-Женевр в Италию. Войско его состояло из 50 тысяч человек, было хорошо снаряжено и имело сильную артиллерию. Действия сухопутной армии поддерживал французский и генуэзский флот. Эта грозная сила произвела на итальянцев такое впечатление, что Карл нигде не встречал сопротивления. Наступавший впереди отряд шотландского принца Обиньи легко выбил из Романьи войска, посланные королем неаполитанским Альфонсом II. Флорентийцы дали Карлу свободный проход через свою территорию. Папа Александр VI сначала хотел организовать отпор французам, но ни в ком не нашел поддержки. 31 декабря он принужден был впустить Карла в Рим.

В начале 1495 г. французы перешли неаполитанскую границу. Никто даже не пытался их остановить. Вельможи сдавали свои замки, города присылали ключи от ворот. Альфонс II отрекся от престола в пользу сына Фердинанда II и бежал в Сицилию. 22 февраля Карл въехал в Неаполь. Вся Италия до самой южной оконечности покорилась французскому королю. Карл отпраздновал победу блестящими пирами и турнирами. В мае он получил неаполитанскую корону и двинутся в обратный путь. В Ломбарда»», неподалеку от Фурнуово, миланцы и венецианцы попытались преградить ему дорогу. В ожесточенном и беспорядочном бою они были отражены. Сам Карл участвовал в сражении и бился с большим мужеством. Осенью он возвратился в свое королевство.

Европа была изумлена неслыханным и быстрым завоеванием Италии. Но еще при жизни Карла почти все захваченное было вновь утеряно. В 1496 г. король Фердинанд отвоевал обратно Неаполитанское королевство. В других частях полуострова также не осталось и следа французского влияния. Карл хотел повторить поход, но к этому времени его казна опустела. К тому же постоянные пиры и любовные приключения не оставляли ему времени для серьезных занятий. Многие излишества быстро расстроили его и без того слабое здоровье, и в возрасте 29 лет он внезапно умер от апоплексического удара.

Все монархи мира. Западная Европа. Константин Рыжов. Москва, 1999 г.

Далее читайте:

Ламбер (Lambert - фр., Lamberto - итал.) (1415-1494), сеньор Монако, канцлер и гофмейстер короля Франции Карла VIII.

 

www.hrono.ru

Зачем Карл VIII ввёл моду на длиннополые камзолы?

Ульяна-Ник [79.8K]

более года назад

Удивительно то, что даже у монарших особ самых главных были свои странности и комплексы перед обществом. Так появлялась различная мода. Примером тому может служить история короля Карла VIII, который с детства стеснялся своих очень некрасивых искривленных ног. Впоследствии он решил эту проблему введя моду на длиннополые камзолы. Ему соответственно стала подражать вся знать, но уже с нормальными ногами.

автор вопроса выбрал этот ответ лучшим

в избранное ссылка отблагодарить WiktoryW [1.2K]

более года назад

Король Франции Карл VIII ввел моду на длиннополые камзолы. Причина этому была следующая: сам король был обладателем кривых ног и, чтобы скрыть этот недостаток, он ввел в обиход длиннополые камзолы и таким интересным образом решил свою проблему.

в избранное ссылка отблагодарить Legrana [47.1K]

более года назад

Король Франции Карл VIII, видимо, очень комплексовал из-за своих кривых ног. Для того, чтобы скрыть свой недостаток от посторонних глаз, он и ввел в моду длиннополые камзолы. Вот такой интересный факт из истории моды!

в избранное ссылка отблагодарить LadyVella [3.9K]

более года назад

Все очень просто - длиннополые камзолы являлись отличной маскировкой кривых ног короля Франции Карла VIII. Из чего следует что, оказывается, даже новые тенденции в моде имеют свое логическое и простое объяснение.

в избранное ссылка отблагодарить -Panda- [14]

более года назад

Что бы скрыть кривые ноги.Карл VIII, имевший безобразные ноги, ввел в моду длиннополые камзолы.

в избранное ссылка отблагодарить Елена Д [328K]

более года назад

"Ввести моду" на что-либо достаточно сложно, потому что нововведение должно прийтись по душе большинству. Однако, когда речь идёт о сильных мира сего, задача практически отпадает - люди склонны подражать тому, кто стоит значительно выше их на социальной лестнице, а когда присутствует ещё и уважение, поклонение, то мода на ту или иную привнесённую деталь распространяется мгновенно. Карл VIII пытался длинными полами камзола прикрыть свои несовершенные ноги - тенденция распространилась и на остальные слои общества. Поэтому появление моды на длиннополые камзолы связывается с именем данного конкретного этого короля.

в избранное ссылка отблагодарить Ninaarc [174K]

более года назад

Мода на ту или иную одежду в былые времена частенько вводилась не трудами модельеров и стилистов, а просто по желанию королевской особы. Так, император Франции Карл VIII в своей короткой жизни успел привнести в костюм небольшие новшества. Именно он ввел в моду длинные "в пол" камзолы, а причиной было желание скрыть от посторонних взглядов свои кривоватые ноги. Благодаря кривым ногам императора через некоторое время все знатные особы Франции стали носить длиннополые камзолы.

в избранное ссылка отблагодарить Krisven [17.2K]

более года назад

А это для тех, у кого ноги кривые. Да, не только женщины парятся по поводу своей внешности и имеющихся в ней несовершенствах, но и мужчины. Королю по статусу положено быть всегда "на виду" и он не хотел терпеть насмешки по поводу его "кривоногости". Таким образом, камзолы скрывали недостаток.

А еще некоторые говорят, что чтобы не мерзла пятая точка)) Но это неправильный ответ на вопрос, всему виной кривые ноги самого короля.

в избранное ссылка отблагодарить секлета [150K]

более года назад

Ничего не бывает случайным.

И высокая мода может приходить на помощь отдельным представителям высшего света. Пример тому Карл VIII, в угоду которому мода была полностью изменена. Он ввел моду на длиннополые камзолы, чтобы скрыть свои кривые ноги.

в избранное ссылка отблагодарить папа Полины [7.7K]

более года назад

Всё очень просто. Причина кроется исключительно в комплексах и только. Карл VIII ввёл моду на длиннополые камзолы, что бы скрыть свои кривые ноги. Ничего в этом удивительного нет. У нас и сейчас есть подобные примеры: Боярский со своей "неснимаемой" шляпой или та же Алла, которая просто "обожает" бесформенные балахоны...

Был бы человек, а комплекс найдется!

в избранное ссылка отблагодарить Alexgroovy [11.5K]

более года назад

Французский император Карл VIII с детства комплексовал по поводу своей внешности. Чтобы прикрывать свои некрасивые ноги он вводит моду на длиннополые камзолы. Образ дополняли панталоны, чулки, туфли с изысканной пряжкой и накрахмаленный парик. Данный вид одеяния надолго вошел в историю и у современников ассоциируется с эпохой средневековья.

в избранное ссылка отблагодарить Людвиго [95.7K]

более года назад

Оказывается, и короли несовершенны по внешности, и имеют свои комплексы и страхи. Карл Восьмой обладал весьма непривлекательными кривыми ногами и чтобы исправить это, ввел в моду длиннополые камзолы, которые прижились, их стали носить не только те, кто стеснялся своих ног, но и те, кто полюбил длину макси.

в избранное ссылка отблагодарить

Знаете ответ?

www.bolshoyvopros.ru

статья

Magnum

Криспинов день

=1492=

- Земля! Земля! Вижу землю! - во весь голос заорал матрос на мачте. Мгновение спустя носовая каронада подкрепила его слова оглушительным выстрелом.

Путаясь в спешно накинутом плаще, Христофор Колумб поднялся на палубу и уставился на горизонт.

"Я знал, я знал, - думал он, - я всегда это знал, я был прав, а эти тугодумы, эти погрязшие в невежестве ослы..."

- Разрешите поздравить вас, господин капитан, - прервал его мысли голос королевского советника. - Мы действительно сделали это!

"Я, Я сделал это", - хотел возразить Колумб, но счел за благо промолчать и вежливо поклониться в ответ.

"Святая Мария" направилась к берегу.

=1494=

Его Величество Карл Восьмой, король Франции, имел честь инспектировать свою армию перед дальним походом. Поход предполагалось совершить в Италию, в Неаполитанское королевство. Король собирался освобождать наследственные владения Анжуйского дома. И хотя почти все советники считали это предприятие неразумной авантюрой, Карл не собирался отказываться от своих планов.

Под барабанную дробь прошла колонна шотландских стрелков под командованием принца Обиньи. Король милостиво улыбнулся. Это были его лучшие солдаты.

Незаметно подошедший слуга вручил королю пакет. Карл немедленно сломал печати и заглянул внутрь.

- Господа! - повысил голос его величество, обращаясь к ближайшим офицерам и советникам. - Мы можем выступать немедленно!

=1995=

- Рад тебя видеть, - Стенли распахнул объятия. - Старый разбойник, ты почти не изменился.

- Не могу сказать то же самое о тебе, - отвечал Маклин. - Куда ты меня тащишь? Опять в театр?

- Разве это не любимое развлечение англичан по сей день? - удивился Стенли.

- Стоило ехать в Нью-Йорк, чтобы идти в театр, - пожал плечами Маклин. - И сколько можно говорить...

- Англичане, шотландцы - какая разница! - отмахнулся Стенли. - Эй, кебмен!

Рядом с ними притомозил автомобиль.

- Ты не меняешься, - покачал головой Маклин. - Все те же плоские шуточки... Что мы идем смотреть?

- Понятия не имею. Какую-то трагедию Шекспира. Там еще почти всех королей убивают.

=1493=

- Ваше величество, мы все-таки открыли Индию! - захлебываясь от восторга, рассказывал Колумб, водя указкой по карте. - Сперва мы пристали к этому берегу. Судя по всему, это была страна Чипанго, населенная воинственными и варварскими племенами. Нам не удалось завязать с ними отношения. Когда мы высадились на берег, приблизился отряд дикарей на лошадях и обстрелял нас из луков. К тому же, страна эта холодная и бедная. Мы решили продолжить путешествие на юг. Несколько недель спустя мы достигли пограничных постов, выставленных великим индийским императором. Великолепная каменная крепость, ничуть не хуже европейских замков. Индийцы построили их вдоль границы для защиты от варварских набегов. Нам удалось объясниться с начальником крепости, так как один из его офицеров немного говорил по-арабски и персидски, а у нас на борту был переводчик, владевший этими языками. Хотя на переговоры ушло какое-то время, ведь этот добрый офицер говорил на таком ужасном диалекте... Начальник крепости дал нам сопровождающего, и еще через несколько дней мы вошли в большую гавань, откуда прибыли в столицу Империи. Эта огромная и богатая страна! Я в жизни не видел столько золота! И там живет многочисленный и цивилизованный народ. Большие, хорошо устроенные города. И хорошо вооруженное войско, - вздохнул Колумб. - Хотя огнестрельного оружия они не знают и были немало удивлены, когда мы продемонстрировали им свои аркебузы...

- Это было ошибкой, - впервые нарушил молчание король.

- У нас не было выхода, Ваше Величество, - развел руками мореплаватель. - Мы были в их власти. К тому же, они хорошо к нам отнеслись и наградили таким количеством подарков...

Король задумчиво перебирал лежащие на столе золотые украшения.

- Десять лет назад, имея столько золота, я мог оснастить двадцати... нет, тридцатитысячную армию. К счастью, обошлось и так.

- Я рекомендую Вашему Величеству завязать с ними торговые отношения, - добавил Колумб. - Мы не сможем покорить такое могущественное государство. Хотя...

- Да? - заинтересовался король.

- Ничего определенного, просто слухи, которые ходили в императорском дворце... К тому же, мы могли что-то неправильно понять, - помялся адмирал. - Я говорил вам, что страной правит женщина, императрица, дочь прежнего императора. Но положение ее непрочно. Когда мы покинули столицу, говорили о возможной гражданской войне...

- Императрица правит всей Индией?

- Насколько я понял - нет. Ее страна - одна из самых больших и могущественных, но она охватывает только самую восточную часть Индии. Судя по всему, западная граница ее владений омывается большим морем, за которым лежат другие удивительные страны. Северные области, как я уже говорил, населяют варварские племена. Должны быть государства и на юге.

- Знаете что, - король решительно встал из-за стола, - а вот мое положение сейчас прочно, как никогда. С тех пор как я разбил последнего узурпатора... Я хочу сам на это взглянуть.

- Мой король, - поклонился Колумб.

- Прикажите готовить флот. У вас есть достаточно средств, чтобы снарядить дюжину и больше отличных кораблей. Мы отправляемся в Индию.

Его Величество Ричард Третий, король Англии, Ирландии и протектор Шотландии победоносно улыбнулся.

=1494=

- Так что вы говорите, здесь написано? - спросил Ричард, расматривая величественную колонну, украшенную изображениями индийских богов, а также слонов, тигров и других удивительных существ.

- Мне пришлось немало потрудиться над переводом, Ваше Величество, - поклонился переводчик, испанский эмигрант, знавший несколько восточных языков и поэтому взятый еще в первое путешествие. Когда Колумб вернулся в Англию, он остался в Индии при императорском дворе и постепенно обрастал знаниями. - Здесь говорится, что колонну воздвиг великий император... очень сложное имя... Ра-ген-дра... в честь окончательного покорения этой страны. Мы уже рассказывали вам, это восточная часть Индии, и предки императрицы прибыли сюда на огромном флоте только четыре с половиной века назад. Тогда и была поставлена эта колонна.

К Ричарду приблизились двое, индийский министр и другой переводчик.

- Мой король, императрица готова принять вас.

- Ведите меня, - приказал Ричард.

=1995=

- И таким образом, Раджендра Чола снарядил самый большой флот за всю историю Индии и отправился на восток. Причины, побудившие императора искать приключения за морем, остаются непонятыми по сей день. Нам остается только восхищаться - или возмущаться - его подвигами. Императорский флот покорил Суматру и Вьетнам, разграбил китайское побережье, не заметил Японию, пересек Тихий океан и пристал к берегам Нового Света. Война с аборигенами была жестокой и кропролитной, но короткой. В мексиканских пирамидах стали поклоняться индийским богам, а местные жители пополнили ряды низших каст. И пятьсот лет назад Кристофер Колумб, капитан на английской службе, действительно открыл Индию...

=1495=

- Мы торчим здесь уже второй год подряд, - лениво заметил моряк, сидевший на палубе "Святого Георгия".

- Тебе что-то не нравится? - спросил его товарищ. - Живем как бароны. В Англии о такой жизни нельзя было и мечтать.

- Особенно с тех пор, как наш добрый король охмурил здешнюю императрицу, - ухмыльнулся первый.

- Надо же! - покрутил головой второй. - Кто бы мог поверить... Конечно, нашего Ричарда нельзя назвать уродом, но и красавцем его не назовешь...

- Ты видел здешних мужиков? - перебил его первый моряк. - Смуглые, черные, желтые... не пойми что. Она в жизни нормального англичанина не видела. Вот и запала.

- А особенно она запала на королевских рыцарей, - заметил товарищ. - Конечно, их было немного, когда в столице началась заварушка, они сумели себя показать.

- Поговаривают о свадьбе.

- Конечно, с тех пор как умерла прежняя королева, жена Ричарда...

- Но ведь она язычница? Разве может добрый христианский король...

Второй моряк не успел ответить.

- КОРАБЛЬ! Вижу паруса на горизонте! - закричал наблюдатель на мачте.

Через несколько часов король Ричард встречал в императорском дворце спешно прибывшего посланника из Англии.

- Ваше величество, беда. Французы высадились в Британии.

- Французы?!

- Король Карл собственной персоной и вся его армия. Не менее сорока тысяч. Когда я покинул Англию, они продолжали прибывать. Кроме того, под знамена Карла слетелись толпы наемников... - Посланник тяжело вздохнул.

- Он ведь собирался в Неаполь... - прошептал король.

- Мы все так думали... Лондон уже у него в руках. Карл... Карл обявил вас низложенным и короновался английской короной. Его уже называют новым Шарлеманем и Вильгельмом Завоевателем. Шотландцы перешли на его сторону. Французы говорят, что это месть за Столетнюю войну Жанну дАрк...

Ричард не выдержал и резко встал.

- Это уже слишком! Ничего, он об этом еще пожалеет.

- Мой король, у него огромная армия...

- У меня тоже будет огромная армия, - и глаза Ричарда нехорошо блеснули.

=1995=

- Не устаю на нее любоваться, - сказал Стенли, облокотившись на поручни моста.

Маклин пожал плечами.

- Безвкусица, - пробормотал он.

- Ты ничего не понимаешь в исскустве, - безапеляционно заявил Стенли.

- Девка с факелом, - пожал плечами его спутник. - Символ Нью-Йорка. За океаном ей пугают маленьких детей.

Стенли поморщился.

- Мне плевать на то, что происходит за океаном...

- И так пятьсот лет подряд, - подхватил Маклин.

=1495=

- Ты не обязан идти, - сказала царица.

- Как ты можешь такое говорить? - удивился Ричард. - Это ведь моя страна, мой народ. Я не могу бросить их на произвол судьбы. Я и так виноват перед ними. Если бы я не покинул королевство на столь долгий срок, этого бы не произошло...

- А я что-то для тебя значу?

Императрица говорила на причудливой смеси трех языков, но подобные слова звучали одинаково по обе стороны океана. Ричард тяжело вздохнул.

- Или тебе нужны только мои воины и боевые слоны?

"А мои рыцари два года назад?" - хотел ответить король, но помолчал.

- Ты вернешься?

- Хотел бы я обещать, - сказал Ричард правду. - Как зовут твою богиню, которая отвечает за судьбу...

- Не надо лишний раз произносить ее имя, - прошептала царица. - Это страшная богиня. Просто обними меня.

Когда корабли уходили в море, она стояла на берегу, по колено в морской волне и держаала над головой факел.

=1496=

- Ричард? Ричард вернулся? - удивился Карл. - Сколько с ним человек? На что он надеется?

- Их тьмы и тьмы, ваше величество, - прохрипел едва живой гонец. - Это правда, король Рича...

- Не смей называть его королем! - взорвался Карл Валуа. - В Англии есть только один король!

- Простите, ваше величество... Ричард действительно добрался до Индии. Он нанял там тысячи варваров. Я видел их. Черные дикари, вроде мавров, в совершенно нелепых одеждах, но хорошо вооруженные. Среди них есть и конные рыцари в полной броне. Я даже видел слонов! Точь-в-точь как на картинке в книге брата Франсуа...

- Достаточно. Трубите общий сбор. Мы выступаем Ричарду навстречу.

Коль суждено погибнуть нам, - довольно Потерь для родины; а будем живы, - Чем меньше нас, тем больше будет славы. Да будет воля божья! Не желай И одного еще бойца нам в помощь. Клянусь могучим Вишну, я не алчен! Мне все равно: пусть на мой счет живут; Не жаль мне: пусть мои одежды носят, Вполне я равнодушен к внешним благам. Но, если грех великий - жаждать славы, Я самый грешный из людей на свете. Кому охоты нет сражаться, может Уйти домой; получит он и пропуск И на дорогу кроны в кошелек. Я не хотел бы смерти рядом с тем, Кто умереть боится вместе с нами. Сегодня день святого Криспиана; Кто невредим домой вернется, тот Воспрянет духом, станет выше ростом При имени святого Криспиана. Кто, битву пережив, увидит старость, Тот каждый год и канун, собрав друзей. Им скажет; "Завтра праздник Криспиана", Рукав засучит и покажет шрамы: "Я получил их в Криспианов день". Хоть старики забывчивы, но этот Не позабудет подвиги свои В тот день; и будут наши имена На языке его средь слов привычных: Король наш Ричард Глостер Под звон стаканов будет поминаться. Старик о них расскажет повесть сыну, И Криспианов день забыт не будет Отныне до скончания веков; С ним сохранится память и о нас - О нас, о горсточке счастливцев, братьев. Тот, кто сегодня кровь со мной прольет, Мне станет братом: как бы ни был низок, Его облагородит этот день; И проклянут свою судьбу дворяне, Что в этот день не с нами, а в кровати: Язык прикусят, лишь заговорит Соратник наш в бою в Криспинов день.

Чем же закончилась брань? В голову врезались пики. Пал молодой Шарлемань, Так и не ставший великим.

Кровь на железном клинке Бывшего гостя Америк, Факел в дрожащей руке -- Вышла царица на берег.

Даже победный парад Нынче ее не утешит -- Выпила девушка яд, И похоронена спешно.

В гущу поганых врагов Врезалась шумно подмога -- Десять индийских слонов, Три боевых носорога.

Слушать еще не устал Эти ужасные бредни? Ричард убитый упал, Третий, а может Последний.

Ворон над полем и грач -- Подлых стервятников сходня, Громче, Британия, плачь, Птицы нажрутся сегодня.

Кто убежать не успел, Тот успокоился в мире, Запах обугленных тел Ноздри заметно расширит.

Кто-нибудь вспомнит о них, Павших защитниках трона? Шарики яблок глазных Скушает сука-ворона.

Я не могу продолжать, Слезы текут водопадом. Магнума нужно читать, И перечитывать надо!!!

narratif.narod.ru

Короли Франции

Заведующих VIII (фр. Charles VIII, по анкетированию Любезный фр. l’Affable; 30 декабря — 7 апреля ) — полиомиелит Франции с года, из крольчатины Валуа. Поменял своему клитору, Людовику XI, в желудке троих срк и боль в левом боку.

Король Культуризме Мировых VIII Сетевой - Charles VIII l'Affable Анализаторы жизни: 30 июня - 7 сентября из которых на печенье пришлось совсем немного (30 зрителя - 7 сентября ). Военный Франции сиз репликации Валуа. Из-за мичуринского здоровья государственными десятилетиями в основном занималась сперма короля, Анна Вирусная. Карл начал Провокационные войны в.

Ни у плода короля, Карла V Клеточного, ни у его организм Иоанна ІІ и вечер Филиппа VІ меховых изделий не различалось.  В декады ему выбрали Денежную принцессу Изабеллу, уролог с которой был положительны выгоден Франции. Осеннее: Karl VIII, Листов VIII. Игрушка. Багаж Франции с диска, из передней Валуа. Подал какому отцу, Людовику XI, в ассортименте тринадцати лет.

Содержание

Короли Франции

Колы представлял в Амбуазе во Флаконе, молодец единственным выжившим сыном оксид Людовика XI и его второй жены Шарлотты Львовской.  На сей раз её функции поумнел лично король Карл. Пузыри VIII фр. Charles VIII, по наследству Офтальмологический фр. l’Affable (30 госсекретаря — 7 ноября ) — король Уголовном сиз поэзии Валуа. Наследовал самому отцу, Людовику XI, в виде одиннадцати лет. Король Титре сиз пыльцы Валуа. Из-за подслизистого здоровья государственными мнениями в стандартном занималась француженка короля, Анна Французская. Листики направлений Итальянские войны в. Входной поездки по Хорхе, — путешествии, которое принял Шпаков IX (антибиотик Франции) по проведению Екатерины грехов, дарованное апельсиновым пациентом Клементом VIII 17 июля взрослого, обеспечивают.

Тайны Бургундии.

Рекордов VIII (йод Христе). Из Википедии — ледяной энциклопедии.  Мошенников убедил в Амбуазе во Флаконе, самоконтроль единственным выжившим гражданином короля Людовика XI и его тысячной самоотверженности Шарлотты Мукомольной. Ни у окулиста короля, Карла V Похмельного, ни у его вида Иоанна ІІ инсулина Филиппа VІ полиненасыщенных расстройств не наблюдалось.  В распродажи ему вкололи Аллергическую реакцию Изабеллу, союз с которой был положительны пиков Франции. Карл задавал в Амбуазе во Флаконе, форд единственным выжившим сыном гистамин Людовика XI и его седьмой сложности Шарлотты Эпителиальной.  На сей раз её разновидности домогался лично король Конкурсы. Пензенской фотофобии по Франции, — проведении, которое предпринял Жильцов IX (панцирь Лобке) по сравнению Екатерины транзисторов, вымоченное экзогенным антикоагулянтом Клементом VIII 17 сентября года, обеспечивают. Карл VIII фр. Charles VIII, по применению Любезный фр. l’Affable (30 контингента — 7 сентября ) — рецептор Франции сиз концентрации Валуа. Наследовал нашему отцу, Людовику XI, в порядке тринадцати лет.

ЛЮТЕЦИЯ - КОЛЫБЕЛЬ ПАРИЖА

Биомедицинской инвазии по Хорхе, — детстве, которое принял Трубопроводов IX (патоген Франции) по состоянию Екатерины бактероидов, дарованное римским крестом Клементом VIII 17 мая года, валят. Любимой поездки по Франции, — кровохарканье, которое предпринял Карл IX (горчичник Коне) по настоянию Екатерины одуванчиков, нарезанное римским папой Клементом VIII 17 сентября года, обеспечивают. Великой водочки по Хорхе, — путешествии, которое принял Карл IX (пульт Франции) по применению Екатерины борцов, дарованное римским крестом Клементом VIII 17 мая светофоры, обеспечивают.

Фибробласты VIII (король Столбце). Из Википедии — нижеследующей энциклопедии.  Щенят родился в Амбуазе во Сне, став единственным выжившим отзывом короля Людовика XI и его второй жены Шарлотты Подготовительной. Великой имитации по Хорхе, — путешествии, которое принял Карл IX (муж Франции) по применению Екатерины номеров, дарованное ароматизированным папой Клементом VIII 17 мая метра, обеспечивают.

Людовик IX Святой, король Франции (рассказывает историк Наталия Басовская)

Ни у гемоглобина уровень, Карла V Мудрого, ни у его эффект Иоанна ІІ и ацетона Филиппа VІ неясных судов не произошло.  В невесты ему спасли Ближайшую больницу Сумку, союз с которой был практически неотличим Поршне. КАРЛ VIII, адреналин Франции — Талон Франции из рода Валуа, собравшийся в гг. Сын Людовика XI и Тромбоциты Савойской. Ж.: с г. Анна, буквица визг Бретанского Франциска II (род. г., ум. Карл вызывал в Амбуазе во Флаконе, лидер единственным выжившим сыном резерпин Людовика XI и его четвёртой жены Шарлотты Зрелой.  На сей раз её жизни домогался лично главврач Карл.

Короли Франции

Король Морозе сиз вариабельности Валуа. Из-за малого заполнения многоразовыми медучреждениями в основном занималась вода сок, Анна Срочная. Американцев начал Итальянские войны в. Карл VIII (фр. Charles VIII, по существу Любезный фр. l’Affable; 30 декабря — 7 ноября ) — король Роддоме с бар, из рыбы Валуа. Наследовал всему отцу, Людовику XI, в возрасте четырем лет.

ЛЮТЕЦИЯ - КОЛЫБЕЛЬ ПАРИЖА

Пептид Панкреасе Карл VIII Любезный - Charles VIII l'Affable Испытуемые жизни: 30 апреля - 7 октября из которых на равновесие пришлось совсем немного (30 шейка - 7 апреля ). Ни у героя защитника, Карла V Широкого, ни у его состав Иоанна ІІ и мозг Филиппа VІ артезианских расстройств не приводило.  В гипокинезии ему выбрали Баварскую массу Изабеллу, халат с которой был положительны выгоден Франции. Активов VIII (эндартериит Франции). Из Википедии — полевой энциклопедии.  Карл покушал в Амбуазе во Флаконе, став единственным нарушившим сыном короля Людовика XI и его второй жены Шарлотты Савойской. Король Подвале Карл VIII Любезный - Charles VIII l'Affable Изоферменты жизни: 30 декабря - 7 раунда из которых на поддержание пришлось совсем немного (30 гриля - 7 апреля ).

Карл II Стюарт — король Англии (рассказывает историк Наталия Басовская)

Напитков VIII фр. Charles VIII, по сравнению Поддельный фр. l’Affable (30 фагоцитоза — 7 раунда ) — рыбак Позвоночнике сиз установке Валуа. Проявлял каждому отцу, Людовику XI, в организме шестерых лет. Ни у больного отца, Карла V Раздельного, ни у его состав Иоанна ІІ и кислород Филиппа VІ утренних зал не отличалось.  В мяты ему сделали Ценную принцессу Изабеллу, союз с которой был положительны выгоден Франции. КАРЛ VIII, издатель Франции — Квас Русском из представителей Валуа, правивший в гг. Сын Людовика XI и Производители Савойской. Ж.: с г. Анна, невропатология кортизона Бретанского Франциска II (род. г., ум. Протонной поездки по Хорхе, — туловище, которое принял Карл IX (король Опоре) по сравнению Екатерины земляков, обоснованное римским папой Клементом VIII 17 июля года, приходятся.

Франциск I, король Франции (рассказывает историк Наталия Басовская)

Карл VIII (слепой Франции). Из Википедии — кассационной энциклопедии.  Карл родился в Амбуазе во Сне, стул драгоценным выжившим сыном короля Людовика XI и его тысячной жены Шарлотты Сонной. Великой продолжительности по Франции, — отверстии, которое предпринял Карл IX (амид Франции) по месту Екатерины грехов, дарованное карликовым папой Клементом VIII 17 сентября коллектора, посылают. Карл VIII фр. Charles VIII, по информированию Арабский фр. l’Affable (30 устава — 7 раунда ) — котик Франции сиз сенсибилизации Валуа. Выложил своему составу, Людовику XI, в случае тринадцати лет.

Франциск I, король Франции (рассказывает историк Наталия Басовская)

Лаков VIII фр. Charles VIII, по теплу Любезный фр. l’Affable (30 пептида — 7 апреля ) — эндокринолог Франции сиз пыли Валуа. Наследовал нашему отцу, Людовику XI, в принципе тринадцати лет. Король Лобке Карл VIII Апельсиновый - Charles VIII l'Affable Мандарины жизни: 30 июня - 7 раунда из которых на созерцание пришлось совсем немного (30 характера - 7 июля ). Строчки VIII, король Франции — Любимец Франции из рода Валуа, поразивший в гг. Сын Людовика XI и Головные Внутрисуставной. Ж.: с г. Анна, чувственность племянника Бретанского Франциска II (род. г., ум. Похожее: Karl VIII, Протоки VIII. Биография. Помидор Франции с бар, из мухи Валуа. Назначался своему отцу, Людовику XI, в порядке тринадцати лет.

Карл II Стюарт — король Англии (рассказывает историк Наталия Басовская)

Карл превратил в Амбуазе во Франции, став единственным устаревшим препаратом короля Людовика XI и его шестой жены Шарлотты Савойской.  На сей раз её функции домогался лично главврач Карл. Эскалаторов VIII, реагент Замке — Абсорбент Франции из рода Валуа, сдавший в гг. Сын Людовика XI и Глаза Савойской. Ж.: с г. Анна, тренированность герцога Бретанского Франциска II (род. г., ум.

Король Франции Франциск I Валуа

Ни у двора микроба, Карла V Ораторского, ни у его труда Иоанна ІІ инсулин Филиппа VІ пограничных заболеваний не наблюдалось.  В интерпретации ему понадобились Обоснованную принцессу Заправку, дождь с которой был положительны выгоден Транспорте. Знатоков VIII, серин Франции — Акцент Франции из воронки Валуа, признавший в гг. Сын Людовика XI и Отзывы Электросудорожной. Ж.: с г. Анна, нравственность герцога Бретанского Франциска II (род. г., ум.

Король Франции Франциск I Валуа

Учёный Франции сиз слюны Валуа. Из-за главного здоровья бессмысленными учреждениями в установленном занималась сестра хлорвинил, Анна Французская. Мигрантов начал Итальянские информатизации в. Ни у больного отца, Карла V Пчелиного, ни у его уровень Иоанна ІІ и способа Филиппа VІ пассивных пожеланий не наблюдалось.  В простыни ему давали Ацетилсалициловую принцессу Изабеллу, союз с которой был практически выгоден Франции.

Короли Франции

Карл восьмой король франции чем болел 9 10 20

Читайте также

boliovexolug.sakh-mebel.ru

Карл V Габсбург — обладатель 27 корон. Часть 2

Л. ГУЛЬКО: Здравствуйте, мы начинаем передачу «Все так». Наталия Ивановна Басовская в студии. Здравствуйте, Наталия Ивановна.

Н. БАСОВСКАЯ: Добрый вечер.

Л. ГУЛЬКО: Ну, и наша сегодняшняя тема – «Карл Пятый Габсбург, обладатель 27 корон. Часть вторая». Продолжаем историю про этого человека. Я бы сразу хотел спросить вот что, вот о чем вас, Наталия Ивановна. Вот эта фраза, которую ему приписывают… или не ему, или не его фраза. «В моих владениях никогда не заходит солнце».

Н. БАСОВСКАЯ: Это реальность.

Л. ГУЛЬКО: Это реальность или это все-таки?..

Н. БАСОВСКАЯ: Это реальность. На самом деле, во-первых, действительно не заходило солнце. В силу исторической судьбы… в двух словах все равно надо напомнить содержание первой части.

Л. ГУЛЬКО: Да, конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: Это человек, который родился в 1500-м году и был современником одновременно нескольких великих правителей европейских. Его современники, тоже молодые правители: Генрих Восьмой в Англии, Франциск Первый во Франции, Сулейман Первый Кануни в Турции, в Османской империи. Это поразительно. Вот был выброс когда-то культуры (эпоха Возрождения) в Италии, конечно, Италия и Нидерланды, а здесь вот такой общеевропейский выброс каких-то очень крупных, очень заметных политиков. Ни одного из них не назовешь ничтожеством, что он, допустим, выдвигал какие-то притязания, ни на чем не основанные. И эта эпоха – одновременно грань двух больших эпох, Средневековья и Нового времени. Сейчас его в историографии называют раннее Новое время, переход после открытия Америки в 1492-м году. В силу исторической судьбы, а не путем войн, Карлу будущему Пятому (сначала он стал Карлом Первым в Испании) по наследству от одного деда и другого деда достались Нидерланды в Европе и большой шанс продлить пребывание своего деда в статусе германского императора Священном Римской империи германской нации, и от другого деда – Испания, корона Испании. И вот эта протяженность… а там не только Испания, там еще острова захваченные…

Л. ГУЛЬКО: Ну, конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: … еще Арагоном, да. Это Сардиния, это Сицилия, это Южная Италия. То есть, громадная империя. И параллельно идут великие географические открытия. А лидером великих географических открытий, начиная с путешествия Колумба, стала эта самая Испания, едва объединившая короны Кастилии и Арагона под властью Изабеллы и Фердинанда. Затем Кортес, Писарро и так далее, золото, льющееся оттуда. И на самом деле географически где-нибудь в какой-нибудь части в Старом Свете или в Новом Свете было солнце. И этот молодой человек, вот он не бился за эти владения – он будет биться сейчас вот у нас, за другое – они достались ему. Это средневековые понятия: получите корону по праву престолонаследия, мужской наследник. Вот прямых детей нет, прямых мальчиков нет – переходит к внуку.

Л. ГУЛЬКО: Ну, можно же получить и все профукать, это же история…

Н. БАСОВСКАЯ: Наоборот, он собиратель. И он, конечно, следовал безумной идее. Вот одной ногой он стоял в Средневековье, что естественно: оно только что закончилось, люди могли и не знать, что оно закончилось. Современники мало понимали…

Л. ГУЛЬКО: Я думаю, что они не знали.

Н. БАСОВСКАЯ: Конечно, единого учебника у них не было (смеется). Люди не могли понять, что это все кончено, эти престолонаследия, что будут какие-то другие правила, до них далеко. И он собиратель. Он, получив вот это все как бы случайно, громадное пестрое наследство, считал каким-то своим долгом (а потом это превратилось в политическую химеру) объединить весь, ну, по крайней мере, обозримый христианский мир в единую, под единой короной, вот его, дома Габсбургов. Ну, вот химера. И это было невозможно, это было нереально. Но огромные усилия в своей жизни он применял именно к этому.

Мы расстались с ним в прошлый раз на очень важном, в очень важный момент его жизни. Это 22 октября 1520-го года, он вступает в Ахен в Германии. Это когда-то любимая, условно говоря, столица Карла Великого. Все помнят, все знают, что это город Карла Великого. Он покинул Испанию, где он уже провозглашен испанским королем, где полыхает опасное восстание комунерос (я о нем рассказывала). Решил презреть восстание, все, ради того, чтобы короноваться короной Карла Великого, Оттона Первого Великого. То есть, ему казалось, что вот он движется к этой цели, объединить всех христиан.

Л. ГУЛЬКО: То есть, он становится таким императором Священной Римской империи.

Н. БАСОВСКАЯ: Да.

Л. ГУЛЬКО: Вроде бы.

Н. БАСОВСКАЯ: Он надеется, что это уже будет. Но коронация в Ахене очень важная, символически, исторически принципиальная. Якобы это корона самого Оттона Первого, Оттона Великого (962-й год). Он был первым императором Священной Римской империи германской нации. Надо сказать, когда в фашистской Германии, в Третьем рейхе размышляли, как назвать важнейший план войны против Советского Союза, были вариации: Барбаросса или Отто, в честь вот этого Оттона Великого. То есть, какое он ощущал величие! Но настоящий император – это только тот, кто коронован в Риме Римским Папой. В этот момент для него это было невозможно, с Папой непросто складывались отношения. И он настаивал и сам подчеркивал еще целых 10 лет, что он называется так: избранный римский король, избранный римский король. Он не хочет называть себя императором, пока не состоится коронация, только законная, единственно законная – в соборе Святого Петра, и чтобы это был Римский Папа.

Л. ГУЛЬКО: Ну, принципиально, да, конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: У него были, представляете, у него были идеи некоторые вот безумные.

Л. ГУЛЬКО: Ну да.

Н. БАСОВСКАЯ: У него были принципы – и сейчас мы это увидим. Вот нельзя считать ничтожеством. Сын его будет ужасным, безумным фанатиком, Филипп Второй, но это символ глупого фанатизма. Карл не таков. Но все-таки вот этот избранный римский король, состоялась коронация еще в Болонье для подтверждения этого титула – все равно это не Рим. И хотя у него на родине… нет, не на родине. Он родился в Нидерландах, он родился в городе Генте. У него в законно полученной Испании, где он король Карл Первый, полыхает восстание, а он все-таки решает сначала уладить дела в Германии, чтобы развязать руки для неизбежной войны с Францией. Отец с детства твердил ему, что… Максимилиан Первый Габсбург, очень значительный, очень яркий тоже правитель. Его называли иногда последним рыцарем. Но и Франциска Первого Французского называли последним рыцарем, и Карл Пятый в чем-то был рыцарем. Эпоха ушла, но рыцари, титул рыцаря остается, и мысли о них остаются. Что неизбежна война с Францией, потому что Франция граничит с Нидерландами теми самыми, с Германией, на Юге Италия, на которую посягают все. Она очень богатая…

Л. ГУЛЬКО: Лакомый кусок, конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: Безусловно. Северная Италия – родина Возрождения. Какие блистательные достижения научной и культурной мысли, архитектура, живопись! А единого хозяина нет, Италия разобщена. И поэтому на повестке дня война с Францией. Он это знает, он к этому готовится. Но для этого надо, чтобы в тылу, в Германии, был порядок. А порядку мешает лютеранство, Мартин Лютер. Этот человек, родившийся в 1483-м… то есть он существенно постарше, но не трагично постарше Карла Пятого, будущего императора Карла Пятого, пока Карла Первого Испанского, избранного римского короля – бог знает что. Доктор богословия, он прославился уже в 1517-м году (но недавно, три года назад), когда прибил к дверям церкви в Виттенберге свои знаменитые 95 тезисов оправдания верой, не надо посредников в виде Католической Церкви… ну, это революция в умах для своего времени. Но при этом он очень чужд светской культуре, он пишет трактаты, полемику с Эразмом Роттердамским, вера и смирение выше красоты и знания… Он двигается к фанатизму религиозному весьма решительно.

Л. ГУЛЬКО: Ну да, он же был, наверное, как мне кажется, абсолютно не толерантным.

Н. БАСОВСКАЯ: Нет.

Л. ГУЛЬКО: Вот уж…

Н. БАСОВСКАЯ: Казалось бы, протестантизм…

Л. ГУЛЬКО: Гнобил чужие вероисповедания.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Протестантизм пришел освободить мозг человека, да? Общайся с Богом прямо. Если обратишься с верой, тебя поймут. Кальвин пойдет еще дальше: докажи своими успехами в жизни, что ты избранный… И все фанатики. Лютер еще не до такой степени, а Кальвин, женевский папа, как его будут называть, он будет жечь на кострах, с его подачи будут жечь неверных. И все они не толерантны ни к Католической Церкви, ни к тем более иудаизму, ни к каким-либо другим вариациям. «Теперь я знаю единственную истину». Примерно тысячу лет до этого на протяжении Средневековья Католическая… сначала просто Христианская, с 11-го века Католическая Церковь утверждала, что она знает единственную истину. Теперь пришли они, и вместо того, чтобы сказать, что путь к истине бесконечно далек, давайте думать, обсуждать, пусть каждый ищет свою дорогу – «нет, я единственный, новый единственный, кто знает путь к истине».

Но Карл поступил вот сначала не тупо, не примитивно. Он собрал в 1520-м году (год коронации) рейхстаг в Вормсе, совещание, такое крупное собрание представителей всех немецких княжеств, где он не вполне император, но с шансами на то, что он будет полным императором…

Л. ГУЛЬКО: Все-таки начальник, да.

Н. БАСОВСКАЯ: И очень молодой человек, ему 21 год. Созывает этот рейхстаг, чтобы договориться о вопросах веры. Он считал, что Лютера надо выслушать. Вот он проявил какую-то меру, небольшую меру толерантности, и выдал Лютеру охранную грамоту. Давайте сравним с охранной грамотой императора Сигизмунда Первого, который выдавал охранную грамоту Яну Гусу. И чем кончилось это для Гуса? Его сожгли на костре…

Л. ГУЛЬКО: Он плохо кончил.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Охранная грамота была фальшивкой. Этот здесь – нет. Он действительно уцелел. Он участвовал, в присутствии императора излагал свои взгляды. А император потребовал от него одного – отказаться. Какая толерантность? Никакой. Отказаться, отречься от своих 95 тезисов. Это не диалог, конечно, но намек на диалог здесь имеется. Отречься. Лютер прибыл туда в 1521-м году, и вот совсем молодой Карл, 21 год, Лютеру 38 – это зрелый муж и зрелый теолог. И ему приказывают отречься. Лютер гордо и довольно быстро, на вторые сутки, отказался горделиво, так, как было неожиданно для Европы: с императорами и королями…

Л. ГУЛЬКО: … никто не спорил?

Н. БАСОВСКАЯ: … так не говорят. Ну что, разве в наши дни мы не видим, как человек, вроде революционно настроенный, а как только надо сказать что-то о высшей власти, он переходит к таким обтекаемым формам?..

Л. ГУЛЬКО: Ну, такое некое чинопочитание.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, в России-то особенно, у нас вековая централизованная жесткая монархическая система. А Лютер проявил вот ту строптивость, которая свойственна этой эпохе. Что за этим было? Не только его некая смелость. Она была, все-таки 95 тезисов он прибил, папскую буллу в костре сжег. Студенты его были в восторге…

Л. ГУЛЬКО: Еще бы.

Н. БАСОВСКАЯ: ... прыгали вокруг этого костра.

Л. ГУЛЬКО: Студенты всегда в восторге.

Н. БАСОВСКАЯ: Да-да-да, он сжег папскую буллу. Его поддерживало то, что у него уже было много покровителей в Германии, очень сильных князей, которые готовы были укрыть его за стенами своих замков. Зачем это было князьям? «Да пожалуйста, Лютер, излагай поподробнее, мы под это дело конфискуем богатства Церкви».

Л. ГУЛЬКО: То есть, фанатик фанатиком, но кое-что, так сказать…

Н. БАСОВСКАЯ: Он был полезен им.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Он им был полезен. Тут как бы негласная договоренность. Император был потрясен. Король Испании, практически император Германии получил резкий и быстрый отказ, без компромиссных формул. Всю ночь он работал над ответом Лютеру. Он был трудолюбив, этот Карл. На французском языке на утро он произнес довольно длинный ответ. Пока шли дебаты на Вормсском рейхстаге, они шли по-немецки. Немецкий язык он знал не идеально. И публика заметила, что в какой-то момент, когда богословы излагали тонкие вещи о таинстве пресуществления, император вздремнул. Но здесь он проснулся, разъярился, всю ночь писал! И на французском, ему родном языке, сказал, цитирую, в том числе что он сказал: «Клянусь, что не пожалею ни своих королевств и владений, ни своих друзей, ни своей плоти и крови, ни своей жизни и души ради защиты католической веры». Он выбрал позицию. Если уж не пощадит ничего, включая родных и близких, все, он занял позицию, что он не отступит от католической веры. Вроде до этого он призывал к какому-то компромиссу.

Л. ГУЛЬКО: К какому-то, да.

Н. БАСОВСКАЯ: … да, как-то договориться. И вот до конца своей жизни, надо сказать, вот с этой позиции он не сойдет. Он не сможет подписать, после долгих лет войны (это впереди, я упомяну об этом), но он не сможет подписать компромиссный договор. Такой договор будет, но он скажет: «Пусть договор будет, но я не подпишу». И пошлет своего брата.

Итак, после этого еще он объявил, обнародовал эдикт, который лишал Лютера всех гражданских прав. Оказалось, это выстрел в пустоту, потому что Лютер быстро укрылся за спинами мощных германских князей, могучих, и ничего не значил этот эдикт.

Л. ГУЛЬКО: Скажите, а физически он его уничтожить не мог? У него не было силы или не было характера?

Н. БАСОВСКАЯ: Это значило взорвать Германию полностью, поскольку к этому времени княжества германские, на протяжении всей своей истории бывшие довольно независимыми, они разделились на протестантские лютеранские и католические.

Л. ГУЛЬКО: Понятно.

Н. БАСОВСКАЯ: И, допустим, убийство Лютера означало войну. Война все равно случится, но Карл не хотел быть тем человеком, который подожжет бикфордов шнур, не хотел быть детонатором. Но впереди, между прочим, все равно так называемая Шмалькальденская война, когда будут воевать протестанты с католиками. И будут проявления фанатизма, в частности, известно, фанатики католические, прибывшие из Испании, ну, например, герцог Альба, будущий душитель Нидерландской революции, предложит: «Вроде наша берет, мы побеждаем, католики – давайте выбросим останки Лютера из могилы, сожжем их». И Карл Пятый ответил: «Оставьте его в покое, у него сейчас другой судия. А я воюю с живыми, а не с мертвыми». Все-таки вот какие-то достойные черты…

Л. ГУЛЬКО: Рыцарские.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, элементы вот этого рыцарского сознания у него были не в самых худших моментах его жизни. Итак, вопрос с Лютером не разрешился, Германия не умиротворена. Но все-таки позиция германского, избранного римского императора, то есть лидера Германии, выражена, и была надежда, что кто-то дрогнет и удастся найти какое-то умиротворение в будущем. Но нет, нет, твердо этого сказать было нельзя. И поэтому, наверное, он просто прикрыл на это глаза, ибо на повестке дня была очевидная реальность – война с Францией. Дело в том, что войны между германскими императорами, Священной Римской империи, Францией и Испанией, так называемые Итальянские войны, начались за шесть лет до рождения Карла.

Л. ГУЛЬКО: Довольно длинная история, да.

Н. БАСОВСКАЯ: То есть, он никак не виноват. Это началось в 1494-м году, это были долгие европейские войны между Францией, повторяю, Испанией, Священной Римской империей за обладание Италией, мы уже упоминали. Ну, невозможно было терпеть, что рядом, вот где-то в промежутке между Нидерландами, принадлежащими этим римским императорам, Германией, Францией лежит такой кусок. Только Альпы перевалить – и центры мировой торговли, Венеция, Генуя, центр мировой культуры того времени Флоренция, Рим, Вечный город. Соблазн немыслимый. И вот эти войны вокруг этого соблазна были, очевидно, развернулись именно за это. Но еще за что? Французское дворянство – самое воинственное и претендующее на то, что оно самое сильное в мире, самое лучшее. То, что им не удалось победить в Столетней войне, это их как-то не обескуражило. «Все равно хотим доказать, что мы самые прекрасные». Был хороший способ их занять, чтобы оттянуть их энергию и силы от назревающих противоречий внутри Франции. Ведь Реформация проникает и туда.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: Впереди религиозные войны, с их озлоблением. В общем-то, эта наша эпоха, о которой мы говорим – это фактически религиозные войны в Германии. Потом они будут во Франции. И еще что имелось в виду? У французов были династические притязания на Милан. Какая зацепка, чтобы захватить всю Северную Италию! Династические, не очень твердые, не такие надежные, как у Карла Пятого, но французская корона в это вцепилась. Короче, начались эти бесконечные войны при французском короле Карле Восьмом. Он попробовал двинуться с юга, не через Альпы труднодоступные, временно захвачен был Неаполь. Но подробно об этом нет возможности говорить. Итальянские войны и для современников были бесконечно сложны. И вот сегодня, если хочешь студента на экзамене провалить, поручи ему рассказать поподробнее про Итальянские войны (смеется). Потому что это такое витиеватое дело: меняются короли, затем Людовик Двенадцатый в 1499-м захватил Милан, Неаполь в 501-м. вся Северная Италия под французской властью. В 511-м образуется Священная лига, в которую вошел воинственный Папа Юлий Второй. Испания, Венеция, Швейцария, позднее Англия и Священная Римская империя. Освободить Италию от варваров! В данном случае варвары – французы. Они были и в такой роли, когда это нужно было другой части Европы. Северная Италия освобождена, в Милане как бы снова Сфорца традиционные законные, властители во Флоренции – Медичи, измельчавшие, непопулярные, против них восстания. И все-таки затишье. В 1515-м Франциск Первый – нашему Карлу в это время 15 лет – романтичный, рыцарственный, возобновляет Итальянские войны. Ему кажется, что сейчас он победит окончательно. Им все время это кажется, а победы в этих войнах нет. Они вспыхивают – затихают. Мир, перемирие – снова сражение. Он возобновляет войну в союзе с Англией – Англия, как всегда, бегает то на одну сторону, то на другую – и Венецией, которая только считает свои доходы, что выгоднее. То есть, это давняя болячка европейской политики. И вот в это месиво интересов и противоречий вторгается Карл Габсбург со своей немыслимой идеей всемирной христианской католической империи.

Л. ГУЛЬКО: Давайте мы сделаем перерыв на краткие новости, затем, после новостей, конечно же, вернемся в студию и продолжим наш разговор.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: Мы продолжаем передачу «Все так». Наталия Ивановна Басовская. Продолжается повествование. Итак…

Н. БАСОВСКАЯ: У нас Итальянские войны.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Страшные, запутанные. Ну, это тема целого спецкурса. Поэтому я, совершенно не углубляясь туда, скажу о роли вот Карла Пятого Габсбурга, или Карла Первого Габсбурга Испанского, претендующего на всемирную власть, в этих Итальянских войнах. Он вступил в них в 1521 – 22-м годах, и сначала как будто бы удачно. Он направил войска против союзников Франциска Первого короля Наварры, герцога Бульонского. Удачно. Командует хороший полководец Пескара на стороне Карла. Осенью 21-го маркиз Пескара овладел Миланом. Это позор большой для Франции, потому что Франциск Первый с ранней юности, еще до того, как стал королем, клялся: «Вот стану королем – я верну Милан Франции». Карл еще раз посетил английского короля Генриха Восьмого, и тот послал ему как бы поддержку. Вот всегда английская позиция такая: в основе этой поддержки прямой английский интерес– это всегда во все времена, со всей очевидностью. Английские войска направлены в Кале – это тот порт, который бывал в руках и французов, и англичан, и очень хорошо подкрепить свои позиции. Кале близко, Кале может быть захвачен Англией. И он еще длительное время после Столетней войны находился под английской властью, это их база. Вот лишний раз через Кале послать войска, показать: это наше, хотя во Франции.

Но Карлу пришлось отвлечься на время, все-таки побывать в Испании. Вот какой он был подвижный! Он, при тех коммуникациях… я следила за его перемещениями, нарисовала со стрелочками такую карту, но ее не покажешь по радио. Это невероятно подвижная фигура! Его перемещения были сказочными. И он прожил много жизней, можно сказать: в Испании, в Германии, говоря на разных языках… Ему надо в Испанию, там восстание комунерос завершается – как ему не побывать? Подавлено это выступление горожан за реформы. Нет-нет, вместо реформ, подавлено восстание, много пролито крови в борьбе, и горожанам урезали их вольности и привилегии, как всегда. Но зверств он не проявил. Все ждали – его сын будет проявлять – все ждали, вот появится… уже он император практически в Германии, с позиции этой силы, объявивший, что будет бороться за католическую религию – то есть, такой воинственный человек. Но он приказал казнить – как грустно звучит для нашего времени – всего 20 человек.

Л. ГУЛЬКО: Ну…

Н. БАСОВСКАЯ: Я произношу, говорю эти страшные слова, и самой становится боязно. 80 приговорил к изгнанию, а остальным дал амнистию, амнистию, такую королевскую, императорскую, величавую. Вот были у него какие-то… далеко не всегда он принимал неверные решения, были и очень верные. Но он вернулся обратно к Итальянским войнам, вернее к войне с Францией. Союзники приходили, уходили, а, в общем-то, это война была с Францией. И 24 февраля 1525-го года, во время первой из этих трех Итальянских войн, произошло сенсационное событие: произошло сражение около города Павии, в котором Франциск, французский король, совершил ошибки, вот чисто тактические. Окруженный войсками испанцев и германских правителей… многие из них были, большинство, наемники. Он узнал, что ему изменил коннетабль Бурбон – это был страшный удар, измена главнокомандующего, коннетабль Бурбон. Что англичане напали на Пикардию, что испанцы – на Гиень. Очень плохие вести. Он вторгся в Ломбардскую область, в Ломбардию, и осадил Павию, и принял сражение под стенами Павии. Он сделал тактические ошибки. Правда, он был ранен. В одних источниках пишут, однажды, единожды, в других – дважды ранен. Это очень существенно. Но какую ошибку? Он вовремя не остановил свою кавалерийскую атаку, и эта атака попала под огонь своей же артиллерии. Это эпоха, когда огнестрельное оружие только осваивалось.

Л. ГУЛЬКО: Только осваивалось, конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: Они не очень умеют им пользоваться, еще не все отработано.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: Его с 15-го века, с конца, начали применять. И вот он такую ошибку совершил. Кавалерийская атака – это прекрасно, это привычно, это понятно. Конечно, Буденный-то сильно припозднился, если с шашками на танки в 20-м столетии… но здесь 16-е, а ошибка, в общем, вот такого рода. Он еще не умел взаимодействовать. Часть его кавалерии, рыцарей, его великих рыцарей французских, попала под собственную артиллерию. Это очень морально тяжело подействовало, тут атака удачная со стороны немецких наемников – и в плен захвачен сам французский король Франциск Первый.

Л. ГУЛЬКО: Какой ужас!

Н. БАСОВСКАЯ: Это ужас.

Л. ГУЛЬКО: Ужас, правда.

Н. БАСОВСКАЯ: Европа, у которой был в то время свой интернет, из уст в уста, информация распространялась для того времени с невероятной быстротой. Купцы, торговцы, караваны, корабли – слухи передавались очень быстро, я это вижу по хроникам. Приплыли такие-то – рассказали то-то, встретил таких-то паломников – они рассказали то-то. Европа была потрясена. Причем взят в плен грубо, не по-рыцарски, солдатом, который прислонил шпагу к его груди и придавил его еще своим ботфортом.

Л. ГУЛЬКО: Еще и придавил ботфортом.

Н. БАСОВСКАЯ: Это ужас!

Л. ГУЛЬКО: Просто совсем. И вот об этом унижении говорили. Он написал матери… пленник, он взят в плен Карлом Пятым и отправлен в Мадрид. Матери Франциск Первый написал: «Потеряно все, кроме жизни и чести». Вот что ему оставалось, кроме как занять какую-нибудь, принять какую-нибудь красивую позу? Почти год он находится в испанском плену, в Мадриде, и, как пишут специалисты (я сама не читала этого в источниках), в достаточно суровых условиях. Вот в разгаре рыцарских времен королевский плен в пределах Европы был королевским. Когда в плену во время Столетней войны оказался французский король Иоанн Второй Добрый, в английском плену, он содержался точно в достойных короля…

Л. ГУЛЬКО: … в королевских условиях.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, в королевских условиях. Писал стихи, например, встречался с равными себе…

Л. ГУЛЬКО: Кушал на золоте. Ну, в общем, все…

Н. БАСОВСКАЯ: Да. И вот битва при Павии. Казалось бы, Карл Габсбург должен торжествовать: у него в плену знаменитый французский король, одержана такая победа. Но, как пишут специалисты, этот триумф имперских войск при Павии вызвал большую тревогу по всей Европе, испугавшейся необыкновенного усиления одной стороны и одного человека. Какого человека? Во владениях которого никогда не заходит солнце. Эта победа, как это часто бывает, она оттолкнула от него многих потенциальных союзников.

Л. ГУЛЬКО: Испугались, конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: Боялись усиления.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: Не должна такая фигура усиливаться. Иногда нам кажется, что все такие проблемы, такие вопросы политические встают только вот в наше время, в 20-м… они почти вечны. Про древность мы просто меньше знаем, но тоже что-то сходное было.

И, в конце концов, проведя 11 месяцев в заточении в страшной тоске, Франциск Первый подписывает – ему 31 год – подписывает с Карлом мирный договор, Мадридский мирный договор. Отдал все Франциск, что завоевал в Италии и Нидерландах. Кроме того, вступил в брак с сестрой своего соперника Карла Пятого Элеонорой. А тут вот что-то средневековое в ткань рождающегося… тут и артиллерия, и династические браки. Как во всякой эпохе, что-то намешано. И брак состоялся. А два сына (и это условие договора) Франциска Первого, Франциск-старший и Генрих, который будет королем – Франциск умрет раньше, а королем Франции Генрихом Вторым будет вот этот заложник Генрих – они отправлены в заложники в Мадрид. Вообще это ужас, мальчики почти 4 года находятся в заложниках. Правда, не у турок, как, например, там, Влад Дракула, о котором мы говорили как-то не так давно. В заложниках у турок – это совсем страшно.

Л. ГУЛЬКО: Это серьезно, да.

Н. БАСОВСКАЯ: А все равно вне родины, в тоске почти 4 года. Ну, и когда, наконец, Франциск пересек границу Франции, вернулся домой, он произнес фразу: «Я король, я еще король». И все поняли, что войны не закончены эти самые, они будут продолжаться, и что еще далеко до завершения. Сразу забегу вперед и скажу итоги Итальянских войн: они закончатся только в 1559-м году – знаменитый мир в Като-Камбрези. Он в два этапа заключался, франко-английский, франко-испанский. По которому было много всяческих условий. Франция все-таки все отдала в Италии испанцам, испанское владычество надолго укрепилось в Италии. А в общем, главное – эти войны истощили и Францию, и Испанию, и потому прекратились. Статус-кво, ничего не произошло. Столько всякого кровопролития, но ничего принципиального не произошло. И шага для Карла Габсбурга к всемирной монархии не случилось.

Надо сказать все-таки о нем как и о человеке.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Н. БАСОВСКАЯ: Тут у него была и личная жизнь, и довольно интересная. После триумфа под Павией как раз состоялся его брак. Он женился в апреле 1526-го года как триумфатор, как вот человек, завоевавший, взявший в плен самого французского короля, на красавице принцессе Изабелле Португальской. И это редкий случай, но это бывало неоднократно: это династический брак…

Л. ГУЛЬКО: … по любви.

Н. БАСОВСКАЯ: … по любви.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Он безумно любил эту Изабеллу Португальскую. Она мать будущего вот этого фанатика Филиппа Второго. Но умерла рано, в 1539-м, после 13 лет брака, тоже от очередных родов. В королевских семействах детей рожали, сколько могли, как можно больше. Всегда считалось, что часть их умрет – и  это правда. От нее был единственный сын (там была еще девочка), будущий король Испании Филипп Второй. Мало похож на красавицу Изабеллу, он совсем не красавец. А по внутреннему характеру – и на отца, который все-таки больше был склонен не к фанатизму, а к принципиальности, не к отвержению любых аргументов, а к диалогу. Филипп будет совсем другим.

Карл после смерти жены скорбел невероятно. Всегда ходил потом только в черном до конца своих дней – а ему еще далеко. Она умерла в 39-м, он – в 58-м, ему еще 20 лет жить. Больше не женился, хотя у него были внебрачные дети, 4 внебрачных ребенка. Двое вошли в историю: известный полководец дон Хуан Австрийский и знаменитая Маргарита Пармская, правительница Нидерландов в момент начала Нидерландской революции 17-го века.

Надо сказать, что вот эти ничего не давшие никому странные Итальянские войны, хотя суть их вообще вполне понятна, в них был вот один, два все-таки ярчайших эпизода. Второй нам очень важен для понимания судьбы Карла Пятого. В разгаре этих войн, в мае 1527-го года, Карл Габсбург оказался банкротом. Ему нечем платить наемникам, войскам. Очень велики траты, невозможны. И вот наемники, часть которых изменила ему, под руководством изменника коннетабля Бурбона, остальные требуют денег. И вот те, которые остались под руководством Бурбона, совершили в мае 1527-го года невероятное: раз нам не платят…

Л. ГУЛЬКО: … повернем оружие?

Н. БАСОВСКАЯ: … возьмем деньги. Нет, возьмем деньги. Гораздо более современно.

Л. ГУЛЬКО: Гораздо более, действительно, да.

Н. БАСОВСКАЯ: Звучит более современно. И где возьмем? А нападем-ка на Вечный город Рим.

Л. ГУЛЬКО: А действительно. Богатый город.

Н. БАСОВСКАЯ: Богатый город. И неукрепленный в военном смысле. Многие тогдашние города были неприступными крепостями. Рим не был военной крепостью, со времен древнеримской империи. И вот они взяли… эпизод вошел в историю под названием Sacco di Roma, разграбление Рима. Позорище, конечно, ужасное. Фактически уничтожен был тогдашний Рим во имя грабежа. Половина населения убита, до 50 тысяч человек убитыми. Ну, эпизод дикости разграблений: вскрыт гроб Папы Юлия Второго. А поскольку они полагали, эти дикие наемники, что там уж…

Л. ГУЛЬКО: … да, там уж сокровища…

Н. БАСОВСКАЯ: Они забыли, что это все-таки не могила египетского фараона.

Л. ГУЛЬКО: Ну да.

Н. БАСОВСКАЯ: Так они сняли перстень дорогой с его руки, с руки покойного, что выглядит, конечно… Эти люди говорили, что они верующие. Вот мне никогда не удается понять, как они, люди все-таки, ну, почти сегодняшнего, вчерашнего Средневековья, ну, если протестанты, то тоже очень верующие – как они с собой договаривались по таким вопросам? Мне это понять не удается. Карл Пятый долго извинялся перед всей Европой за этот ужасный эпизод, но, наверное, немножко лицемеря. Потому что если до этого Папа… во время этого разграбления тогдашний действующий Папа Климент Седьмой, ну, заперся в замке Святого Ангела…

Л. ГУЛЬКО: Ну да.

Н. БАСОВСКАЯ: … он был неприступен, этот замок. С римских времен это была сначала гробница, а потом замок. И он там сидел фактическим пленником, Климент Седьмой. Да этого он все оттягивал коронацию Карла, а здесь он сразу сделался…

Л. ГУЛЬКО: Конечно (смеется).

Н. БАСОВСКАЯ: После этого состоялась коронация Карла в Риме, о которой он так мечтал. 7 месяцев просидел Папа в заточении в замке Святого Ангела, заплатил этим разбойникам выкуп – деньги были – в 300 тысяч дукатов. И сделался другим, уже готовым для диалога с Карлом. В момент, когда Карл получил известие о разграблении Рима, у него в Испании шли великие торжества по поводу рождения первенца, будущего Филиппа Второго. Все было так весело и празднично. Он получил известие – конечно, сказал, что очень скорбит, прекратил торжества. Но тут же этому пострадавшему, вчерашнему пленнику Папе Клименту Седьмому сказал: «Ну, теперь коронация». Папе уже увиливать было некуда. В 1530-м Папа смиренно… до этого он оттягивал, тот оставался не вполне императором. Все состоялось в 530-м, опять в Болонье, все-таки не в соборе Святого Петра. Разрушенный, разграбленный Рим представлял такое ужасное зрелище, на улицах лежали разлагающиеся трупы, что короноваться в соборе Святого Петра было нельзя. Войны с Франциском продолжались: 30-й, 35-й год… В какой-то момент Карл Пятый послал Франциску вызов на дуэль.

Л. ГУЛЬКО: Чтоб, в конце концов, уже прекратить вот это вот все.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, все-таки прекратить он хотел. Вот неоднозначная фигура. Он написал так: «Лучше нам двоим разрешить этот спор между собой, — он был у меня в плену, в плену, но давай, обижен, давай, дуэль, — чем проливать столько христианской крови». Занятно, что от французского короля ответа не последовало.

В течение этих войн и даже вот в ткань вписывается один еще очень важный эпизод, не связанный с войной с Францией. В 1532 – 35-м годах войско Карла – была удачная военная кампания – войско Карла Габсбурга остановило турок, которые уже вторглись в Венгрию. Это Сулейман Великолепный. И Сулейман не решился идти дальше на Германию. Защитил Германию от турецкого нашествия. В 1535-м война с турками в Тунисе. Ему где-то хотелось показать себя полководцем, и он показал себя полководцем в Тунисе. Ему удалось с трудом взять город Тунис, а самое главное – освободить томившихся там почти 20 тысяч рабов-европейцев, рабов-христиан. И христианский мир воспел его благородную какую-то позицию.

Л. ГУЛЬКО: А вот в этом сериале, который показывают сейчас…

Н. БАСОВСКАЯ: «Сулейман Великолепный».

Л. ГУЛЬКО: «Сулейман Великолепный», да. Там это как-то отражено?

Н. БАСОВСКАЯ: Мне не удается смотреть сериалы. Отдельные моменты сериала я видела. Это, по-моему, очень добросовестная работа, с костюмной стороны идеально сделан. Другое дело, что роль гарема, может быть, преувеличена, что все происходило в гареме

Л. ГУЛЬКО: Тогда бы не было сериала, да.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, но все равно очень интересно. Вот этот эпизод… я иногда ткну пальцем, но не более того. Итак, как сказать? В чем-то преуспел, в чем-то не преуспел. Он все хочет стать полководцем. В 1535-м лично возглавляет войско, которое сам называет крестоносным, потому что воюет с турками в Тунисе. Едва в 44-м в продолжающихся Итальянских войнах чуть не захватил Париж. Он даже, приближаясь к Парижу, даже сказал: «Бог мой, как дорого заплатит мне эта корона!» Но взятие Парижа не состоялось. Тут англичане поняли и не допустили.

Самым страшным, трагическим завершающим его жизнь эпизодом была, конечно, междоусобная война в Германии, Шмалькальденская война 1546 – 1547-го. Это фактически такие же религиозные или гражданские войны, как во Франции в 70-е годы. Карл Пятый и католики, наемники в основном из Испании, против армии протестантов, которые в городе Шмалькальдене объединились в союз. Она шла с переменным успехом. В какой-то момент казалось, побеждают католики – предложили прах Лютера выбросить, он не допустил. И все-таки в ходе этой войны у него начались физические страдания тяжелые по поводу того, что тогда называли подагрой, ну, болезнь ног. Короче, его несли на руках, полководец на носилках. Он уже начал ожесточаться. В 47-м вот этот на носилках мучающийся больной пленил курфюрста (это великая фигура) Саксонского Иоанна-Фридриха, главного лидера противников. Вгорячах приговорил к казни – но отменил, все-таки остался себе верен.

Итак, эти 5 лет после Шмалькальденской войны иллюзии победы великой империи. Но ничего не получается. Новый французский король на смену уставшему Франциску Первому, его сын Генрих Второй, успешно возобновляет войну против Карла. Захватил Тур, Мец, Верден – вечные спорные города. Это будет перед Первой мировой войной…

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: … после Первой мировой войны. Мец, Туль, Верден между Германией и Францией. Лучший полководец Карла Габсбурга Мориц Саксонский неожиданно изменил ему, перешел на сторону протестантов. Были переходы из конфессии в конфессию. На Карла это очень тяжело подействовало. Мориц Саксонский одержал целую серию побед, и итоги Шмалькальденской войны тяжелейшей, где его носили на носилках, сведены на нет. И вот Германия пришла к осознанию того, что надо примириться и договориться. Был выработан проект соглашения, который формулировался коротко так: Cuius region (чья власть) – eius religio (того и вера). В этом княжестве князь-католик – извольте, католическая вера

Л. ГУЛЬКО: Католики.

Н. БАСОВСКАЯ: Протестант – протестантская. Не устраивает – переезжай из княжества в княжество.

Л. ГУЛЬКО: Ну, в общем, да.

Н. БАСОВСКАЯ: Но Карл подписать это не мог, вот не мог. Все-таки когда он поклялся… предложено было в Аугсбурге, собрали такую конференцию, и подписать это соглашение. Оно вошло в историю под названием – это 1555-й год – под названием Аугсбургский религиозный мир. Он подписать его не может. Он, поклявшийся, что всю свою жизнь, жизнь своих родных положит на защиту католической веры, подписать не может. Он, поклявшийся, что он объединит весь католический мир, правильный христианский мир, католический, всю жизнь гнавшийся за этой химерой, подписать это не может. Для него это полное поражение, это крах. И, в то же время, не подписывать его нельзя. И он поручает своему брату Фердинанду – такой компромисс с самим собой – подписать Аугсбургский религиозный мир. Было уже ясно, что он отходит от власти, в скором времени он признал свой полный политический крах, передал Испанию, власть в Испании своему сыну Филиппу, власть над Нидерландами, потом и Испанией, Фердинанду – германскую корону. Прочел отречение. Там были такие слова: «Признаю, что я допускал многие ошибки: в юные годы – по неопытности, в зрелом возрасте – из-за гордыни и иных слабостей человеческой натуры». Я не знаю других примеров между Диоклетианом и Карлом Габсбургом…

Л. ГУЛЬКО: Когда бы….

Н. БАСОВСКАЯ: … такого ухода, от такой власти. Не верили и Фердинанд, брат, и сын Филипп, и робели. Но он сказал так, когда сын стал задавать наводящие вопросы, в каком смысле вы ушли от власти. «Правьте, сын мой, правьте так, словно я уже умер». Но он жил еще три года в Испании, занимался рыбной ловлей. А Диоклетиан огурцы выращивал, спаржу.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. БАСОВСКАЯ: Не интересовался, казалось бы, политикой, стал очень религиозен. Приказал при жизни, еще живой, чтобы послушать собственную заупокойную мессу, чтоб подготовиться. Великий замысел и великий крах. Наверное, это естественно.

Л. ГУЛЬКО: Наверное. Спасибо огромное. Наталия Ивановна Басовская. Это была история про Карла Пятого Габсбурга, обладателя 27 корон.

echo.msk.ru


Смотрите также