Король франции франциск и мария


Король Франции Франциск II и Мария Стюарт

Будущий король Франциск II родился в семье Генриха II (1519–1559) и Екатерины Медичи (1519–1589). Это произошло на одиннадцатом году брака венценосной пары, 19 января 1544 года. Ребенок был назван в честь его деда Франциска I. Из-за того, что Екатерина долго не могла родить наследника, она была удалена от короля, который стал жить со своей фавориткой Дианой де Пуатье.

Младенчество

Франциск II рос в Сен-Жерменском дворце. Это была резиденция в парижском предместье на берегу Сены. Ребенка крестили 10 февраля 1544 года в Фонтенбло. Король-дедушка тогда же посвятил его в рыцари. Крестными родителями стали Папа Римский Павел III и тетя Маргарита Наваррская.

В 1546 году младенец стал наместником в Лангедоке, а еще через год получил титул дофина, после того как умер его дед, а отец Генрих II стал королем. У ребенка было много наставников, в том числе ученый-грек из Неаполя. Подрастающий наследник учился танцевать и фехтовать (это было признаком хорошего тона в ту эпоху).

Организация брака

Важным был вопрос помолвки и продолжения династии. Генрих II решил, что его сын получит в жены Марию Стюарт – королеву Шотландии. Она родилась 8 декабря 1542 года и с самых первых дней получила свой титул, потому что тогда же умер ее отец, Яков V. Фактически за нее правил ближайший родственник Джеймс Гамильтон (граф Аррана).

В то время остро стоял религиозный вопрос. Франция и Шотландия были католическими странами. Англия получила свою протестантскую церковь. Поэтому власти трех стран не слишком-то спешили в деле заключения союзов. Когда в Шотландии наконец победила «французская» партия, дворяне решили выдать маленькую королеву за дофина из Парижа. Инициатором такого союза стал кардинал Дэвид Битон, который сместил Гамильтона.

Тогда же в страну внезапно вторглись английские войска. Католические храмы разрушались, а крестьянские земли разорялись. Протестанты устраивали индивидуальный террор против шотландских дворян, не желавших идти на уступки своему южному соседу. Наконец регенты Марии обратились за помощью к Франции. Оттуда явились войска в обмен на обещанную свадьбу. В августе 1548 года Мария, которой только что исполнилось пять лет, села на корабль и отправилась к будущему мужу.

Свадьба с Марией Стюарт

Девочка, кроме всего прочего, была еще и внучкой Клода де Гиза - пэра Франции и одного из самых влиятельных аристократов в стране. Он опекал ее и помогал при дворе до самой своей смерти, настигшей почтенного дворянина в 1550 году. Невеста была необычайно высокой для своих лет, тогда как Франциск II, наоборот, отличался малым ростом. Несмотря на это, Генриху II будущая сноха понравилась, и он удовлетворенно говорил, что дети привыкнут друг к другу с течением времени.

Свадьба произошла 24 апреля 1558 года. Новый брачный союз означал, что в будущем потомки этой пары смогут объединить престолы Шотландии и Франции под одним скипетром. Кроме того, Мария являлась правнучкой английского короля Генриха VII. Этот факт дал бы ее детям легитимный повод требовать престола в Лондоне. До самой своей смерти Франциск II оставался королем-консортом Шотландии. Этот титул не давал реальной власти, но закреплял статус супруга правительницы. Но пара так и не завела детей за свой короткий брак. Это было связано с юным возрастом и возможными болезнями дофина.

Наследование престола

Всего лишь через год после свадьбы (10 июля 1559 года) Франциск II Валуа стал королем из-за преждевременной смерти отца. Генрих II праздновал свадьбу одной из своих дочерей и по традиции устроил рыцарский турнир. Король сразился с одним из гостей – Габриэлем де Монтгомери. Копье графа сломалось о панцирь Генриха, а его осколок попал правителю в глаз. Рана оказалась смертельной, поскольку вызвала воспаление. Король скончался, невзирая на то, что помощь ему оказывали лучшие врачи Европы, в том числе Андреас Везалий (основоположник современного учения об анатомии). Считается, что смерть Генриха была предсказана Нострадамусом, который, кстати, был еще жив на тот момент.

21 сентября 1559 года Франциск II Валуа был коронован в Реймсе. Ритуал возложения короны доверили кардиналу Шарлю де Гизу. Венец оказался настолько тяжелым, что придворным пришлось поддерживать его. Шарль стал одним из регентов наравне с дядьями Марии из рода Гизов. Также большое влияние на ребенка оказывала мать, Екатерина Медичи. Юный монарх тратил все свое свободное время на развлечения: охотился, устраивал потешные турниры и разъезжал по своим дворцам.

Его нежелание вникать в государственные дела еще более разжигало вражду между различными придворными кланами, жаждавшими проявлений реальной власти. Гизы, которые фактически стали править страной, столкнулись с морем внутренних проблем, каждая из которых накладывалась на другую.

Проблемы с казной

В первую очередь стоял финансовый вопрос. Франциск II и Мария Стюарт получили трон после нескольких дорогостоящих войн с Габсбургами, начатых предыдущими Валуа. Государство брало в долг у банков, следствием чего стала задолженность в 48 миллионов ливров, в то время как королевская казна за год получала только 12 миллионов дохода.

Из-за этого Гизы начали проводить политику финансовой экономии, что послужило одной из причин их непопулярности в обществе. Кроме того, братья откладывали платежи военным. Армия вообще была сокращена, и многие солдаты остались без работы, после чего подавались в разбойники или участвовали в религиозных войнах, наживаясь на противостоянии всех против всех. Недоволен был и двор, потерявший привычную роскошь.

Внешняя политика

Во внешней политике Франциск II и его советники пытались продолжить попытки по укреплению и поддержанию мира, наступившего после окончания Итальянских войн. Это была серия вооруженных конфликтов, растянувшаяся в промежутке с 1494 по 1559 год. Генрих II незадолго до смерти заключил Като-Камбрезийский мир. Соглашение состояло из двух бумаг.

Первый договор был подписан с королевой Англии Елизаветой I. Согласно ему, за Францией закреплялся захваченный приморский Кале, но в обмен на это Париж должен был выплатить 500 тысяч экю. Однако Гизы, столкнувшись с массой долгов внутри страны, решили не предоставлять денег за крепость. Время показало, что 500 тысяч экю так и остались только на бумаге, в то время как Кале оказался собственностью Франции. Никто этому не противился, в том числе и Франциск II. Биография юного монарха красноречиво говорит о том, что он вообще не любил брать инициативу в свои руки.

Территориальные уступки

Второй договор, заключенный в Като-Камбрези, мирил Францию и Испанию. Он был гораздо болезненнее. Франция лишилась больших территорий. Она отдала Габсбургам Тионвилль, Мариенбург, Люксембург, а также некоторые области в Шароле и Артуа. Савойский герцог (союзник Испании) получил от Парижа Савойю, Пьемонт. Генуэзской республике досталась Корсика.

Франциску ничего не оставалось, кроме как выполнять пункты договора, составленного отцом, из-за чего Испания окончательно заняла лидирующую позицию в Старом Свете, в то время как Франция, занятая внутренними распрями, не могла этому ничего противопоставить.

Другой интересный пункт договора гласил, что Эммануил Филиберт (герцог Савойи) женился на тете Франциска, Маргарите. Этот брак совершился уже в период правления юного монарха. Другая свадьба состоялась между Филиппом Испанским и сестрой Франциска - Елизаветой.

Также во время правления Франциска продолжались длительные переговоры с испанской короной о возвращении на родину заложников с обеих сторон границы. Некоторые из них сидели в темницах уже десятилетиями.

В это же время в Шотландии началось восстание лордов-протестантов против французских регентов. Официальная религия была изменена, после чего все парижские управленцы спешно покинули страну.

Религиозная война

Братья Гизы были фанатичными католиками. Именно они стали инициаторами новой волны репрессий против протестантов, живших во Франции. Эту меру допустил король Франциск II, давший отмашку на свободу действий дядьям своей жены. Гугеноты преследовались вплоть до массовых казней. Места их сходок и собраний разрушались, словно это были чумные бараки.

Действиям католиков противилась протестантская партия, которая также имела своих лидеров при королевском дворе. Это были далекие родственники правителя Антуана де Бурбона (короля маленькой горной Наварры) и Людовика Конде. Их еще называли «принцами крови» (то есть они были представителями династии Капетингов, к которой относились и царствовавшие Валуа).

Амбаузский заговор

В марте 1560 года гугеноты в ответ на действия католиков устроили Амбаузский заговор. Это была попытка захватить Франциска в плен и заставить его отдалить от себя братьев Гизов. Однако о планах стало заблаговременно известно, и королевский двор укрылся в Амбаузе – городе, стоящем на Луаре и являющемся сердцем всей Франции. Тем не менее заговорщики решили рискнуть. Их попытка провалилась, захватчики были перебиты стражей.

Это послужило поводом для волны гонений на протестантов. Их казнили практически без суда. Антуан де Бурбон и Людовик Конде также были арестованы и обвинены в организации заговора. Их спасло только то, что за них вступилась мать короля Екатерина Медичи. Она, как и многие аристократы за ее спиной, была умеренной в религиозном вопросе и пыталась достичь компромисса между католиками и гугенотами. Шел декабрь 1560 года.

Политика примирения

После такого накала страстей религиозная политика стала мягче, что ратифицировал Франциск 2. Царствование его ознаменовалось тем, что были отпущены все заключенные по вероисповеданию. Со времен Генриха II это было первое послабление. В мае 1560 года был издан эдикт, который подписал Франциск II. Герцог Бретани (это один из его многочисленных титулов) впервые заговорил о свободе совести.

В апреле королева-мать объявила канцлером Франции Мишеля де л’Опиталя. Он был известным государственным служащим, поэтом и гуманистом эпохи. Писатель издавал стихи на латыни, в которых подражал античному Горацию. Его отец прежде служил Шарлю де Бурбону. Толерантный Мишель начал проводить политику терпимости. Для диалога между враждующими конфессиями были созваны Генеральные штаты (впервые за 67 лет). Вскоре был принят указ, который составил де л’Опиталь. Он отменял смертную казнь по обвинению в преступлении против религии. Остальная деятельность политика осталась за бортом правления, лицом которого был Франциск II. Дети на троне начали сменять друг друга, как очаровательная кокетка меняет перчатки.

Смерть Франциска и судьба Марии

Франциск II – король Франции – уже не мог следить за этими событиями. В ухе у него внезапно образовался свищ, послуживший причиной смертельной гангрены. 5 декабря 1560 года 16-летний монарх скончался в Орлеане. На престол взошел следующий сын Генриха II – Карл X.

Жена Франциска Мария Стюарт вернулась к себе на родину, где к тому времени восторжествовали протестанты. Их фракция потребовала от юной королевы разрыва с Римской церковью. Девушке удавалось лавировать между двумя сторонами конфликта, пока она не была лишена престола в 1567 году, после чего бежала в Англию. Там она находилась в заключении у Елизаветы Тюдор. Шотландка была замечена в неосторожной переписке с католическим агентом, с которым она согласовывала покушение на английскую королеву. Вследствие этого Марию казнили в 1587 году в возрасте 44 лет.

dayswoman.ru

Король Франции Франциск II и Мария Стюарт

загрузка...

Будущий король Франциск II родился в семье Генриха II (1519–1559) и Екатерины Медичи (1519–1589). Это произошло на одиннадцатом году брака венценосной пары, 19 января 1544 года. Ребенок был назван в честь его деда Франциска I. Из-за того, что Екатерина долго не могла родить наследника, она была удалена от короля, который стал жить со своей фавориткой Дианой де Пуатье.

Младенчество

Франциск II рос в Сен-Жерменском дворце. Это была резиденция в парижском предместье на берегу Сены. Ребенка крестили 10 февраля 1544 года в Фонтенбло. Король-дедушка тогда же посвятил его в рыцари. Крестными родителями стали Папа Римский Павел III и тетя Маргарита Наваррская.

В 1546 году младенец стал наместником в Лангедоке, а еще через год получил титул дофина, после того как умер его дед, а отец Генрих II стал королем. У ребенка было много наставников, в том числе ученый-грек из Неаполя. Подрастающий наследник учился танцевать и фехтовать (это было признаком хорошего тона в ту эпоху).

Организация брака

Важным был вопрос помолвки и продолжения династии. Генрих II решил, что его сын получит в жены Марию Стюарт – королеву Шотландии. Она родилась 8 декабря 1542 года и с самых первых дней получила свой титул, потому что тогда же умер ее отец, Яков V. Фактически за нее правил ближайший родственник Джеймс Гамильтон (граф Аррана).

В то время остро стоял религиозный вопрос. Франция и Шотландия были католическими странами. Англия получила свою протестантскую церковь. Поэтому власти трех стран не слишком-то спешили в деле заключения союзов. Когда в Шотландии наконец победила «французская» партия, дворяне решили выдать маленькую королеву за дофина из Парижа. Инициатором такого союза стал кардинал Дэвид Битон, который сместил Гамильтона.

Тогда же в страну внезапно вторглись английские войска. Католические храмы разрушались, а крестьянские земли разорялись. Протестанты устраивали индивидуальный террор против шотландских дворян, не желавших идти на уступки своему южному соседу. Наконец регенты Марии обратились за помощью к Франции. Оттуда явились войска в обмен на обещанную свадьбу. В августе 1548 года Мария, которой только что исполнилось пять лет, села на корабль и отправилась к будущему мужу.

Свадьба с Марией Стюарт

Девочка, кроме всего прочего, была еще и внучкой Клода де Гиза - пэра Франции и одного из самых влиятельных аристократов в стране. Он опекал ее и помогал при дворе до самой своей смерти, настигшей почтенного дворянина в 1550 году. Невеста была необычайно высокой для своих лет, тогда как Франциск II, наоборот, отличался малым ростом. Несмотря на это, Генриху II будущая сноха понравилась, и он удовлетворенно говорил, что дети привыкнут друг к другу с течением времени.

Свадьба произошла 24 апреля 1558 года. Новый брачный союз означал, что в будущем потомки этой пары смогут объединить престолы Шотландии и Франции под одним скипетром. Кроме того, Мария являлась правнучкой английского короля Генриха VII. Этот факт дал бы ее детям легитимный повод требовать престола в Лондоне. До самой своей смерти Франциск II оставался королем-консортом Шотландии. Этот титул не давал реальной власти, но закреплял статус супруга правительницы. Но пара так и не завела детей за свой короткий брак. Это было связано с юным возрастом и возможными болезнями дофина.

Наследование престола

Всего лишь через год после свадьбы (10 июля 1559 года) Франциск II Валуа стал королем из-за преждевременной смерти отца. Генрих II праздновал свадьбу одной из своих дочерей и по традиции устроил рыцарский турнир. Король сразился с одним из гостей – Габриэлем де Монтгомери. Копье графа сломалось о панцирь Генриха, а его осколок попал правителю в глаз. Рана оказалась смертельной, поскольку вызвала воспаление. Король скончался, невзирая на то, что помощь ему оказывали лучшие врачи Европы, в том числе Андреас Везалий (основоположник современного учения об анатомии). Считается, что смерть Генриха была предсказана Нострадамусом, который, кстати, был еще жив на тот момент.

21 сентября 1559 года Франциск II Валуа был коронован в Реймсе. Ритуал возложения короны доверили кардиналу Шарлю де Гизу. Венец оказался настолько тяжелым, что придворным пришлось поддерживать его. Шарль стал одним из регентов наравне с дядьями Марии из рода Гизов. Также большое влияние на ребенка оказывала мать, Екатерина Медичи. Юный монарх тратил все свое свободное время на развлечения: охотился, устраивал потешные турниры и разъезжал по своим дворцам.

Его нежелание вникать в государственные дела еще более разжигало вражду между различными придворными кланами, жаждавшими проявлений реальной власти. Гизы, которые фактически стали править страной, столкнулись с морем внутренних проблем, каждая из которых накладывалась на другую.

Проблемы с казной

В первую очередь стоял финансовый вопрос. Франциск II и Мария Стюарт получили трон после нескольких дорогостоящих войн с Габсбургами, начатых предыдущими Валуа. Государство брало в долг у банков, следствием чего стала задолженность в 48 миллионов ливров, в то время как королевская казна за год получала только 12 миллионов дохода.

Из-за этого Гизы начали проводить политику финансовой экономии, что послужило одной из причин их непопулярности в обществе. Кроме того, братья откладывали платежи военным. Армия вообще была сокращена, и многие солдаты остались без работы, после чего подавались в разбойники или участвовали в религиозных войнах, наживаясь на противостоянии всех против всех. Недоволен был и двор, потерявший привычную роскошь.

Внешняя политика

Во внешней политике Франциск II и его советники пытались продолжить попытки по укреплению и поддержанию мира, наступившего после окончания Итальянских войн. Это была серия вооруженных конфликтов, растянувшаяся в промежутке с 1494 по 1559 год. Генрих II незадолго до смерти заключил Като-Камбрезийский мир. Соглашение состояло из двух бумаг.

Первый договор был подписан с королевой Англии Елизаветой I. Согласно ему, за Францией закреплялся захваченный приморский Кале, но в обмен на это Париж должен был выплатить 500 тысяч экю. Однако Гизы, столкнувшись с массой долгов внутри страны, решили не предоставлять денег за крепость. Время показало, что 500 тысяч экю так и остались только на бумаге, в то время как Кале оказался собственностью Франции. Никто этому не противился, в том числе и Франциск II. Биография юного монарха красноречиво говорит о том, что он вообще не любил брать инициативу в свои руки.

Территориальные уступки

Второй договор, заключенный в Като-Камбрези, мирил Францию и Испанию. Он был гораздо болезненнее. Франция лишилась больших территорий. Она отдала Габсбургам Тионвилль, Мариенбург, Люксембург, а также некоторые области в Шароле и Артуа. Савойский герцог (союзник Испании) получил от Парижа Савойю, Пьемонт. Генуэзской республике досталась Корсика.

Франциску ничего не оставалось, кроме как выполнять пункты договора, составленного отцом, из-за чего Испания окончательно заняла лидирующую позицию в Старом Свете, в то время как Франция, занятая внутренними распрями, не могла этому ничего противопоставить.

Другой интересный пункт договора гласил, что Эммануил Филиберт (герцог Савойи) женился на тете Франциска, Маргарите. Этот брак совершился уже в период правления юного монарха. Другая свадьба состоялась между Филиппом Испанским и сестрой Франциска - Елизаветой.

Также во время правления Франциска продолжались длительные переговоры с испанской короной о возвращении на родину заложников с обеих сторон границы. Некоторые из них сидели в темницах уже десятилетиями.

В это же время в Шотландии началось восстание лордов-протестантов против французских регентов. Официальная религия была изменена, после чего все парижские управленцы спешно покинули страну.

Религиозная война

Братья Гизы были фанатичными католиками. Именно они стали инициаторами новой волны репрессий против протестантов, живших во Франции. Эту меру допустил король Франциск II, давший отмашку на свободу действий дядьям своей жены. Гугеноты преследовались вплоть до массовых казней. Места их сходок и собраний разрушались, словно это были чумные бараки.

Действиям католиков противилась протестантская партия, которая также имела своих лидеров при королевском дворе. Это были далекие родственники правителя Антуана де Бурбона (короля маленькой горной Наварры) и Людовика Конде. Их еще называли «принцами крови» (то есть они были представителями династии Капетингов, к которой относились и царствовавшие Валуа).

Амбаузский заговор

В марте 1560 года гугеноты в ответ на действия католиков устроили Амбаузский заговор. Это была попытка захватить Франциска в плен и заставить его отдалить от себя братьев Гизов. Однако о планах стало заблаговременно известно, и королевский двор укрылся в Амбаузе – городе, стоящем на Луаре и являющемся сердцем всей Франции. Тем не менее заговорщики решили рискнуть. Их попытка провалилась, захватчики были перебиты стражей.

Это послужило поводом для волны гонений на протестантов. Их казнили практически без суда. Антуан де Бурбон и Людовик Конде также были арестованы и обвинены в организации заговора. Их спасло только то, что за них вступилась мать короля Екатерина Медичи. Она, как и многие аристократы за ее спиной, была умеренной в религиозном вопросе и пыталась достичь компромисса между католиками и гугенотами. Шел декабрь 1560 года.

Политика примирения

После такого накала страстей религиозная политика стала мягче, что ратифицировал Франциск 2. Царствование его ознаменовалось тем, что были отпущены все заключенные по вероисповеданию. Со времен Генриха II это было первое послабление. В мае 1560 года был издан эдикт, который подписал Франциск II. Герцог Бретани (это один из его многочисленных титулов) впервые заговорил о свободе совести.

В апреле королева-мать объявила канцлером Франции Мишеля де л’Опиталя. Он был известным государственным служащим, поэтом и гуманистом эпохи. Писатель издавал стихи на латыни, в которых подражал античному Горацию. Его отец прежде служил Шарлю де Бурбону. Толерантный Мишель начал проводить политику терпимости. Для диалога между враждующими конфессиями были созваны Генеральные штаты (впервые за 67 лет). Вскоре был принят указ, который составил де л’Опиталь. Он отменял смертную казнь по обвинению в преступлении против религии. Остальная деятельность политика осталась за бортом правления, лицом которого был Франциск II. Дети на троне начали сменять друг друга, как очаровательная кокетка меняет перчатки.

Смерть Франциска и судьба Марии

Франциск II – король Франции – уже не мог следить за этими событиями. В ухе у него внезапно образовался свищ, послуживший причиной смертельной гангрены. 5 декабря 1560 года 16-летний монарх скончался в Орлеане. На престол взошел следующий сын Генриха II – Карл X.

Жена Франциска Мария Стюарт вернулась к себе на родину, где к тому времени восторжествовали протестанты. Их фракция потребовала от юной королевы разрыва с Римской церковью. Девушке удавалось лавировать между двумя сторонами конфликта, пока она не была лишена престола в 1567 году, после чего бежала в Англию. Там она находилась в заключении у Елизаветы Тюдор. Шотландка была замечена в неосторожной переписке с католическим агентом, с которым она согласовывала покушение на английскую королеву. Вследствие этого Марию казнили в 1587 году в возрасте 44 лет.

загрузка...

utyugok.ru

Франциск II и Мария Стюарт. 100 великих свадеб

Франциск II и Мария Стюарт

1558 год

Королева Мария Шотландская была замужем трижды. Но если бы свадьба в её жизни была только одна, если бы юная Мария не овдовела, если бы она осталась королевой Франции, быть может, мы бы не обрели легенду, зато она была бы куда счастливее?…

Когда французскому дофину Франциску было четыре года, во Францию приехала его невеста и будущая супруга, дочь француженки Марии де Гиз и шотландского короля Иакова V, пятилетняя королева Шотландии Мария Стюарт. Им предстояло воспитываться вместе; к счастью, высокая, красивая, очень живая девочка не оттолкнула от себя низенького, не выглядевшего на свой возраст болезненного мальчика. Наоборот, Франциск и Мария сблизились почти сразу. Юная королева росла, и французский двор всё сильнее подпадал под её очарование, включая и будущёго свёкра, короля Генриха II. Шли годы. Влияние Гизов, семьи Марии с материнской стороны, всё время и, несмотря на молодость дофина, они всё больше настаивали на скорейшей его свадьбе. Дофин, обожавший свою красавиц невесту, был бы только счастлив. А вот Екатерина Медичи и Диана де Пуатье, законная супруга и любовница Генриха, враждовавшие всю жизнь, на сей раз обе были не в восторге — ни той ни другой не хотелось возвышения Гизов. Однако король их не слушал.

19 апреля 1558 года в Лувре состоялась церемония обручения. Сияющую невесту в белом атласном платье, расшитом драгоценными камнями, к кардиналу Лотарингскому подвёл король Генрих II, а Антуан де Бурбон, король Наварры, сопровождал жениха. Марии было пятнадцать с половиной, Франциску — четырнадцать. Кардинал торжественно соединил их руки, а они, ещё почти дети, обменялись кольцами. После этого состоялся великолепный пир.

Однако последовавшие празднества превзошли этот день по размаху и великолепию. Ещё бы! Венчались французский дофин и шотландская королева, приносившая в приданое целую страну.

Франциск II. Художник Ф. Клуэ

Свадьба состоялась 24 апреля в сердце Парижа. Собор Нотр-Дам и дворец архиепископа Парижского соединили высокой, около четырех метров, деревянной галерей, по которой должна была пройти свадебная процессия. Галерея соединялась с огромным помостом, выстроенным у входа, и шла дальше внутри самого собора вплоть до алтаря. Над ней тянулся бархатный навес лазурного цвета с вышитыми золотыми геральдическими лилиями, но с боков галерея была открыта, так что все могли видеть жениха с невестой и тех, кто их сопровождал.

Место на помосте заняли иностранные послы и сановники, простые парижане огромными толпами заполнили всё пространство кругом, и праздник начался. Первыми, в десять утра, появились швейцарские алебардщики и полчаса под музыку демонстрировали своё умение владеть оружием. Затем, по команде дяди невесты, герцога Гиза, который был распорядителем торжества, появились музыканты в красных и жёлтых костюмах. После их выступления торжественно двинулась свадебная процессия: разодетые придворные кавалеры, принцы и принцессы крови, за ними — представители церкви. Далее следовал жених, четырнадцатилетний Франциск, в сопровождении своих младших братьев (будущих королей Карла IX и Генриха III) и короля Наваррского; его отец, Генрих II, вёл невесту, а замыкала шествие Екатерина Медичи в сопровождении брата наваррского короля и своих фрейлин.

Однако звездой этого праздника была Мария Стюарт. Утром она написала письмо своей матери Марии де Гиз, вдовствующей королеве Шотландии, что чувствует себя счастливейшей женщиной в мире. Она была юна, она была красива, она была королевой одной страны и теперь венчалась с будущим королём другой. Она была ослепительна и наверняка знала это.

Каким было платье невесты в тот день, источники рассказывают по-разному. В одних упоминается, что платье было белоснежным, необыкновенно богатым, вышитым бриллиантами и другими драгоценными камнями и очень шло её светлой коже. В других — что это роскошное белое платье Мария надевала в день обручения, а на свадьбе была в голубом бархате, вышитом серебряными лилиями и драгоценными камнями. Как бы там ни было, белое платье на свадебные торжества Мария действительно надевала, а ведь траурный цвет французских королев именно белый… Не пройдёт и трёх лет, как ей придётся вновь его надеть.

Мария Стюарт. Художник Ф. Клуэ

Шею Марии украшал подарок короля, большая драгоценная подвеска с его инициалами; волосы юной невесты были распущены по плечам, а голову венчала небольшая золотая корона, полностью усыпанная жемчугом, бриллиантами, сапфирами, рубинами и изумрудами. Хронист Брантом писал: «В то величественное утро, когда она шла к алтарю, была она в тысячу раз прекраснее богини, спустившейся с небес; и также выглядела она после полудня, когда танцевала на балу; и ещё более прекрасна она была, когда опустился вечер и она сдержанно, в надменном безразличии, отправилась завершать консуммацией обет, данный у алтаря Гименея. И все при дворе и в великом городе возносили ей хвалу и говорили, что благословен будь сто раз принц, которого сочетали с такой принцессой. И если Шотландия представляла собой большую ценность, то её королева — ещё большую; и даже если бы не было у неё короны или скипетра, божественно прекрасная, сама она стоила бы целого королевства; однако, будучи королевой, сделала она своего супруга счастливым вдвойне».

Жениха и невесту встретил архиепископ Парижский и препроводил в королевскую часовню. Там они преклонили колена на золотые парчовые подушки и приняли причастие.

В то время, пока шла торжественная церемония, горожанам несколько раз бросали золотые и серебряные монеты от имени короля и королевы Шотландии. Это, разумеется, вызвало бурный восторг, но и не менее бурные столкновения — буквально в нескольких шагах от роскошного помоста началась давка и драка за монеты, так что герольдам пришлось вмешаться, чтобы дело не закончилось чьей-нибудь смертью.

После венчания свадебная процессия отправилась обратно во дворец архиепископа на свадебный обед, за которым последовал бал. Золотая, усыпанная драгоценностями корона Марии стала слишком давить ей на лоб, поэтому один из придворных держал её над головой королевы Шотландии и дофины Франции в течение почти всего обеда, а на балу Мария танцевала уже без короны.

Но на этом праздник не закончился. После бала, в пять часов, свадебная процессия направилась в официальную резиденцию городского управления, на другой конец Сите, причём маршрут был проложен не самый короткий, а, наоборот, подлиннее, чтобы парижане могли полюбоваться на кортеж. Мария ехала в позолоченном экипаже вместе со своей свекровью Екатериной Медичи, Франциск и король Генрих сопровождали их верхом на конях с очень богатой упряжью.

Роскошный банкет навсегда остался в памяти тех, кто на нём присутствовал. Впрочем, забыть представления, которые разыгрывались перед гостями, действительно трудно — например, семь прекрасных девушек в роскошных костюмах, которые изображали семь планет, и пели эпиталаму; или двадцать пять пони с позолоченной упряжью, на которых ехали «маленькие принцы в сияющих одеждах»; белые пони влекли повозки с античными богами и музами, и все они славили новобрачных.

Кульминацией представления стало морское сражение. В зал въехали шесть кораблей, убранных парчой и алым бархатом, с серебряными мачтами и парусами из серебристого газа. Они были механическими и двигались по раскрашенному полотну, изображавшему морские волны, а тончайшие паруса надувались от ветра (скрытых мехов). На палубе каждого корабля было по два сиденья, одно занимал капитан, чьё лицо было скрыто под маской, другое же было пустым. Совершив семь кругов по залу, каждый корабль остановился перед дамой, по выбору своего капитана. Дофин — перед своей матерью, королевой, а король — перед Марией. Когда суда, на этот раз со своими прекрасными пассажирками, вновь объехали зал, зрителям пояснили, что перед ними — плавание за Золотым руном, которое возглавлял Язон. Захватив руно — Марию, отныне он «создаст империю», которая будет включать Францию, Англию и Шотландию.

В честь только что заключённого брачного союза на этом празднике прозвучало немало речей и стихотворений, и главным мотивом было объединение Франции с соседями — разумеется, при её главенстве. Что ж, всего через полгода после этой свадьбы скончается английская королева Мария Тюдор, а на престол взойдёт её сводная сестра Елизавета; чем же хуже, полагали во Франции (и не только) католичка Мария Стюарт, законная королева Шотландии, правнучка Генриха VII Тюдора, чем его внучка Елизавета, протестантка, дочь казнённой матери? Так начнётся длинная история, которая в конце концов приведёт Марию Стюарт на плаху.

И всё же исход мог бы, вероятно, стать иным, если бы идеальный династический брак между Францией и Шотландией, между юными Марией и Франциском, не закончился так рано со смертью последнего — бедняжка скончался, когда ему не исполнилось и шестнадцати. Жизнь Марии во Франции, где она росла, где её обожали, закончилась. Золотая клетка оказалась распахнутой, но жизнь на воле сохранить нелегко…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Король Франции Франциск II и Мария Стюарт

загрузка...

Будущий король Франциск II родился в семье Генриха II (1519–1559) и Екатерины Медичи (1519–1589). Это произошло на одиннадцатом году брака венценосной пары, 19 января 1544 года. Ребенок был назван в честь его деда Франциска I. Из-за того, что Екатерина долго не могла родить наследника, она была удалена от короля, который стал жить со своей фавориткой Дианой де Пуатье.

Младенчество

Франциск II рос в Сен-Жерменском дворце. Это была резиденция в парижском предместье на берегу Сены. Ребенка крестили 10 февраля 1544 года в Фонтенбло. Король-дедушка тогда же посвятил его в рыцари. Крестными родителями стали Папа Римский Павел III и тетя Маргарита Наваррская.

В 1546 году младенец стал наместником в Лангедоке, а еще через год получил титул дофина, после того как умер его дед, а отец Генрих II стал королем. У ребенка было много наставников, в том числе ученый-грек из Неаполя. Подрастающий наследник учился танцевать и фехтовать (это было признаком хорошего тона в ту эпоху).

Организация брака

Важным был вопрос помолвки и продолжения династии. Генрих II решил, что его сын получит в жены Марию Стюарт – королеву Шотландии. Она родилась 8 декабря 1542 года и с самых первых дней получила свой титул, потому что тогда же умер ее отец, Яков V. Фактически за нее правил ближайший родственник Джеймс Гамильтон (граф Аррана).

В то время остро стоял религиозный вопрос. Франция и Шотландия были католическими странами. Англия получила свою протестантскую церковь. Поэтому власти трех стран не слишком-то спешили в деле заключения союзов. Когда в Шотландии наконец победила «французская» партия, дворяне решили выдать маленькую королеву за дофина из Парижа. Инициатором такого союза стал кардинал Дэвид Битон, который сместил Гамильтона.

Тогда же в страну внезапно вторглись английские войска. Католические храмы разрушались, а крестьянские земли разорялись. Протестанты устраивали индивидуальный террор против шотландских дворян, не желавших идти на уступки своему южному соседу. Наконец регенты Марии обратились за помощью к Франции. Оттуда явились войска в обмен на обещанную свадьбу. В августе 1548 года Мария, которой только что исполнилось пять лет, села на корабль и отправилась к будущему мужу.

Свадьба с Марией Стюарт

Девочка, кроме всего прочего, была еще и внучкой Клода де Гиза - пэра Франции и одного из самых влиятельных аристократов в стране. Он опекал ее и помогал при дворе до самой своей смерти, настигшей почтенного дворянина в 1550 году. Невеста была необычайно высокой для своих лет, тогда как Франциск II, наоборот, отличался малым ростом. Несмотря на это, Генриху II будущая сноха понравилась, и он удовлетворенно говорил, что дети привыкнут друг к другу с течением времени.

Свадьба произошла 24 апреля 1558 года. Новый брачный союз означал, что в будущем потомки этой пары смогут объединить престолы Шотландии и Франции под одним скипетром. Кроме того, Мария являлась правнучкой английского короля Генриха VII. Этот факт дал бы ее детям легитимный повод требовать престола в Лондоне. До самой своей смерти Франциск II оставался королем-консортом Шотландии. Этот титул не давал реальной власти, но закреплял статус супруга правительницы. Но пара так и не завела детей за свой короткий брак. Это было связано с юным возрастом и возможными болезнями дофина.

Наследование престола

Всего лишь через год после свадьбы (10 июля 1559 года) Франциск II Валуа стал королем из-за преждевременной смерти отца. Генрих II праздновал свадьбу одной из своих дочерей и по традиции устроил рыцарский турнир. Король сразился с одним из гостей – Габриэлем де Монтгомери. Копье графа сломалось о панцирь Генриха, а его осколок попал правителю в глаз. Рана оказалась смертельной, поскольку вызвала воспаление. Король скончался, невзирая на то, что помощь ему оказывали лучшие врачи Европы, в том числе Андреас Везалий (основоположник современного учения об анатомии). Считается, что смерть Генриха была предсказана Нострадамусом, который, кстати, был еще жив на тот момент.

21 сентября 1559 года Франциск II Валуа был коронован в Реймсе. Ритуал возложения короны доверили кардиналу Шарлю де Гизу. Венец оказался настолько тяжелым, что придворным пришлось поддерживать его. Шарль стал одним из регентов наравне с дядьями Марии из рода Гизов. Также большое влияние на ребенка оказывала мать, Екатерина Медичи. Юный монарх тратил все свое свободное время на развлечения: охотился, устраивал потешные турниры и разъезжал по своим дворцам.

Его нежелание вникать в государственные дела еще более разжигало вражду между различными придворными кланами, жаждавшими проявлений реальной власти. Гизы, которые фактически стали править страной, столкнулись с морем внутренних проблем, каждая из которых накладывалась на другую.

Проблемы с казной

В первую очередь стоял финансовый вопрос. Франциск II и Мария Стюарт получили трон после нескольких дорогостоящих войн с Габсбургами, начатых предыдущими Валуа. Государство брало в долг у банков, следствием чего стала задолженность в 48 миллионов ливров, в то время как королевская казна за год получала только 12 миллионов дохода.

Из-за этого Гизы начали проводить политику финансовой экономии, что послужило одной из причин их непопулярности в обществе. Кроме того, братья откладывали платежи военным. Армия вообще была сокращена, и многие солдаты остались без работы, после чего подавались в разбойники или участвовали в религиозных войнах, наживаясь на противостоянии всех против всех. Недоволен был и двор, потерявший привычную роскошь.

Внешняя политика

Во внешней политике Франциск II и его советники пытались продолжить попытки по укреплению и поддержанию мира, наступившего после окончания Итальянских войн. Это была серия вооруженных конфликтов, растянувшаяся в промежутке с 1494 по 1559 год. Генрих II незадолго до смерти заключил Като-Камбрезийский мир. Соглашение состояло из двух бумаг.

Первый договор был подписан с королевой Англии Елизаветой I. Согласно ему, за Францией закреплялся захваченный приморский Кале, но в обмен на это Париж должен был выплатить 500 тысяч экю. Однако Гизы, столкнувшись с массой долгов внутри страны, решили не предоставлять денег за крепость. Время показало, что 500 тысяч экю так и остались только на бумаге, в то время как Кале оказался собственностью Франции. Никто этому не противился, в том числе и Франциск II. Биография юного монарха красноречиво говорит о том, что он вообще не любил брать инициативу в свои руки.

Территориальные уступки

Второй договор, заключенный в Като-Камбрези, мирил Францию и Испанию. Он был гораздо болезненнее. Франция лишилась больших территорий. Она отдала Габсбургам Тионвилль, Мариенбург, Люксембург, а также некоторые области в Шароле и Артуа. Савойский герцог (союзник Испании) получил от Парижа Савойю, Пьемонт. Генуэзской республике досталась Корсика.

Франциску ничего не оставалось, кроме как выполнять пункты договора, составленного отцом, из-за чего Испания окончательно заняла лидирующую позицию в Старом Свете, в то время как Франция, занятая внутренними распрями, не могла этому ничего противопоставить.

Другой интересный пункт договора гласил, что Эммануил Филиберт (герцог Савойи) женился на тете Франциска, Маргарите. Этот брак совершился уже в период правления юного монарха. Другая свадьба состоялась между Филиппом Испанским и сестрой Франциска - Елизаветой.

Также во время правления Франциска продолжались длительные переговоры с испанской короной о возвращении на родину заложников с обеих сторон границы. Некоторые из них сидели в темницах уже десятилетиями.

В это же время в Шотландии началось восстание лордов-протестантов против французских регентов. Официальная религия была изменена, после чего все парижские управленцы спешно покинули страну.

Религиозная война

Братья Гизы были фанатичными католиками. Именно они стали инициаторами новой волны репрессий против протестантов, живших во Франции. Эту меру допустил король Франциск II, давший отмашку на свободу действий дядьям своей жены. Гугеноты преследовались вплоть до массовых казней. Места их сходок и собраний разрушались, словно это были чумные бараки.

Действиям католиков противилась протестантская партия, которая также имела своих лидеров при королевском дворе. Это были далекие родственники правителя Антуана де Бурбона (короля маленькой горной Наварры) и Людовика Конде. Их еще называли «принцами крови» (то есть они были представителями династии Капетингов, к которой относились и царствовавшие Валуа).

Амбаузский заговор

В марте 1560 года гугеноты в ответ на действия католиков устроили Амбаузский заговор. Это была попытка захватить Франциска в плен и заставить его отдалить от себя братьев Гизов. Однако о планах стало заблаговременно известно, и королевский двор укрылся в Амбаузе – городе, стоящем на Луаре и являющемся сердцем всей Франции. Тем не менее заговорщики решили рискнуть. Их попытка провалилась, захватчики были перебиты стражей.

Это послужило поводом для волны гонений на протестантов. Их казнили практически без суда. Антуан де Бурбон и Людовик Конде также были арестованы и обвинены в организации заговора. Их спасло только то, что за них вступилась мать короля Екатерина Медичи. Она, как и многие аристократы за ее спиной, была умеренной в религиозном вопросе и пыталась достичь компромисса между католиками и гугенотами. Шел декабрь 1560 года.

Политика примирения

После такого накала страстей религиозная политика стала мягче, что ратифицировал Франциск 2. Царствование его ознаменовалось тем, что были отпущены все заключенные по вероисповеданию. Со времен Генриха II это было первое послабление. В мае 1560 года был издан эдикт, который подписал Франциск II. Герцог Бретани (это один из его многочисленных титулов) впервые заговорил о свободе совести.

В апреле королева-мать объявила канцлером Франции Мишеля де л’Опиталя. Он был известным государственным служащим, поэтом и гуманистом эпохи. Писатель издавал стихи на латыни, в которых подражал античному Горацию. Его отец прежде служил Шарлю де Бурбону. Толерантный Мишель начал проводить политику терпимости. Для диалога между враждующими конфессиями были созваны Генеральные штаты (впервые за 67 лет). Вскоре был принят указ, который составил де л’Опиталь. Он отменял смертную казнь по обвинению в преступлении против религии. Остальная деятельность политика осталась за бортом правления, лицом которого был Франциск II. Дети на троне начали сменять друг друга, как очаровательная кокетка меняет перчатки.

Смерть Франциска и судьба Марии

Франциск II – король Франции – уже не мог следить за этими событиями. В ухе у него внезапно образовался свищ, послуживший причиной смертельной гангрены. 5 декабря 1560 года 16-летний монарх скончался в Орлеане. На престол взошел следующий сын Генриха II – Карл X.

Жена Франциска Мария Стюарт вернулась к себе на родину, где к тому времени восторжествовали протестанты. Их фракция потребовала от юной королевы разрыва с Римской церковью. Девушке удавалось лавировать между двумя сторонами конфликта, пока она не была лишена престола в 1567 году, после чего бежала в Англию. Там она находилась в заключении у Елизаветы Тюдор. Шотландка была замечена в неосторожной переписке с католическим агентом, с которым она согласовывала покушение на английскую королеву. Вследствие этого Марию казнили в 1587 году в возрасте 44 лет.

загрузка...

4responsible.ru

биография. История королевы Марии Стюарт

Шотландская королева Мария Стюарт прожила яркую жизнь. Ее трагическая судьба до сих привлекает внимание.

Детство и юные годы

Мария Стюарт – королева Шотландии с младенческих лет, правительница Франции (как супруга Франциска II) и одна из претенденток на престол Англии, родилась 8 декабря 1542 года во дворце Линлитгоу, любимой резиденции правителей династии Стюартов.

Дочь принцессы Марии де Гиз и шотландского короля Якова V, маленькая наследница через несколько дней после рождения потеряла отца. Он умер молодым, в возрасте 30 лет. Причиной столь ранней смерти стало тяжелое и крайне унизительное поражение Шотландии в военном конфликте с Англией, предательство баронов, перешедших на сторону противника, и смерть двух сыновей.

Так как прямых и законных наследников после Якова не осталось, только появившись на свет, его дочь была объявлена новым правителем Шотландии.

Поскольку из-за возраста Мария, шотландская королева, править сама не могла, был назначен регент. Им стал ее ближайший родственник, Джеймс Гамильтон.

Военный конфликт с Англией

История королевы Марии Шотландской полна неожиданных поворотов. Ее отец стремился к союзу с Францией, а с английским государством находился в состоянии войны. Регент Джеймс Гамильтон, напротив, начал проводить проанглийскую политику. Была достигнута договоренность о браке Марии с наследником английского престола Эдвардом. К этому времени состоялась ее коронация.

Против этих планов была королева-мать, выступающая с группой шотландских дворян за новый союз с Францией. Их действия, а также требование Генриха VIII немедленно отправить к нему маленькую Марию, привели к резкой смене обстановки в стране. К власти пришли сторонники Франции, и Англия немедленно отреагировала на это. Начались вторжения на территорию Шотландии английских войск. Они разоряли деревни и города, уничтожали церкви. Активизировались и сторонники протестантизма, выступающие за сближение с Англией. Все это привело к тому, что шотландские власти обратились за помощью к Франции. Был подписан договор о браке Марии и наследника французского престола Франциска. После этого пятилетнюю королеву Шотландии увезли во Францию.

Жизнь при дворе Генриха II

Летом 1548 года маленькая Мария с небольшой свитой прибывает в Париж. Ей был оказан очень теплый прием при дворе французского короля. Здесь она получила блестящее образование: выучила несколько языков, научилась играть на лютне и петь.

Через 10 лет после прибытия во Францию королева Мария Шотландская и Франциск сочетались браком. Этот союз, одним из условий которого была передача Франции Шотландии в случае бездетности королевы, вызвал недовольство на ее родине.

Королева Мария Шотландская и Франциск были вместе всего два года. После восшествия его на престол в 1559 году страной фактически правила Екатерина Медичи, мать короля. Слабый здоровьем Франциск скончался в 1560 году. Его смерть означала возвращение Марии Стюарт домой.

Регентство матери

История королевы Марии Шотландской похожа на трагический роман. С младенчества она была втянута в политические игры престолов, прожила вне родины многие годы и правила сама недолгих шесть лет.

В те годы, когда она жила во Франции, вместо нее страной управляла ее мать, Мария де Гиз. Это было сложное время для Шотландии. Аристократы были недовольны условиями брака своей королевы, протестанты все более усиливали влияние, что вело к расколу общества. Еще больше проблем появилось с восшествием на английский престол Елизаветы I. Она была незаконнорожденной, и Мария, шотландская королева, имела больше прав на наследование короны Англии. Она поступает следующим образом: не мешает Елизавете взойти на престол, но и официально не отказывается от своих прав на него. Но при этом Мария совершает опрометчивый поступок, который навсегда портит отношения между двумя правительницами. Она размещает на своем гербе корону Англии, намекая, что именно она является законной наследницей.

Начавшаяся в это время в Шотландии протестантская революция заставила ее сторонников обратиться за помощью к Англии, и Елизавета I ввела в страну войска. Мария, шотландская королева, ничем не могла помочь матери, поскольку не имела никакого влияния, а Екатерина Медичи, фактически правившая Францией, не хотела идти на конфликт с Англией.

Летом 1560 года умирает Мария де Гиз – она была последним препятствием на пути окончательной победы в Шотландии протестантизма. Вскоре после этого умирает Франциск II.

Возвращение на родину

В 1561 году Мария Стюарт вернулась в Шотландию. Обстановка, в которую попала 18-летняя королева, была крайне сложной. Сторонники союза с Францией готовы были поддержать ее во всем. Умеренное крыло перешло бы на ее сторону только при условии сохранения протестантизма и ориентации на сближение с Англией. Наиболее радикальная часть аристократов-протестантов требовала немедленного разрыва королевы с католической верой и ее брака с одним из своих лидеров – графом Арраном. В таких условиях приходилось действовать очень осторожно.

Правление и политика

Королева Мария Шотландская, биография которой необычайно интересна, в годы своего правления придерживалась осторожности. Протестантизм она не приняла, но и реставрировать католицизм в стране не пыталась. Опиралась на умеренный блок, введя на ключевые посты в государстве Уильяма Мейтланда и Джеймса Стюарта, своего сводного брата. Радикалы пытались устроить против нее заговор, но он не удался. Королева официально признала протестантскую религию, но при этом не порвала связей с Римом. Такая политика приносила положительные плоды – в годы правления Марии Стюарт в стране было относительно спокойно.

Если с проблемами внутри страны удалось разобраться без кровопролития, то внешняя политика доставляла куда больше трудностей. Королева Шотландии решительно отказывалась признавать Елизавету I законной наследницей, надеясь на осуществление своих прав на английский трон. Никто из них не собирался идти на примирение.

Личная жизнь

Любой портрет Марии Стюарт, шотландской королевы, говорит о том, что она была очаровательной женщиной. Претендентов на ее руку было множество. После внезапной смерти Франциска II и возвращения королевы на родину вопрос о ее новом браке стоял особенно остро. Встретив в 1565 году юного Генриха Стюарта, она влюбилась в него с первого взгляда, и в том же году состоялось их бракосочетание. Это вызвало сильное недовольство не только английской королевы, но и ближайших сторонников Марии Стюарт. Ее брак означал крах политики сближения с Англией. Джеймс Стюарт начал восстание против королевы, но та успела найти поддержку и смогла изгнать заговорщика из страны.

Второй брак оказался неудачным. Будучи посредственным правителем, Генрих пытался взять управление страной в свои руки, чему Мария противилась. Постепенно они отдалялись друг от друга. Королева все более полагалась на помощь своего секретаря Давида Риччо, а Генрих в отместку сблизился с протестантами и принял участие в заговоре против любимца жены. Риччо был убит прямо на глазах королевы. Ей пришлось приложить усилия и даже примириться с мужем, чтобы уничтожить сложившийся против нее заговор. Но отношения с Генрихом были уже испорчены окончательно. Тому способствовало не только жестокое убийство Риччо, но и новое увлечение королевы – мужественный граф Ботвелл. И на пути к ее счастью стоял супруг. Он мог признать их только что родившегося сына Якова незаконнорожденным, а этого допустить было нельзя.

Генрих Стюарт, лорд Дарнли, погиб при взрыве пороховой бочки в доме, где он остановился, в ночь с 8 на 9 февраля 1567 года. Он был найден убитым в саду при попытке бегства.

В истории участие Марии в заговоре против своего мужа до сих пор считается спорным вопросом. Дарнли имел и других серьезных врагов, но народная молва обвинила во всем королеву. А она по какой-то причине не сделала ничего, чтобы доказать Шотландии свою непричастность к преступлению. Напротив, слово дразня всех, меньше чем через месяц после гибели мужа она выходит замуж за Ботвелла.

Свержение

Этот поспешный брак был трагической ошибкой королевы. Она мгновенно лишилась поддержки, и ее противники без промедления воспользовались ситуацией. Собрав силы, они выступили против Марии и ее нового мужа. Королевские войска были разбиты, королева сдалась в плен, перед этим сумев расчистить путь сбежавшему супругу. В замке Лохвелене ее вынудили подписать отречение от власти в пользу маленького сына.

Побег в Англию. Неудачная попытка вернуть власть

Не все дворяне были согласны с насильственным смещением своей правительницы. В стране начались волнения. Мария, шотландская королева, сумела этим воспользоваться и бежала из заточения. Попытка вернуть власть не удалась. Армия оппозиции была разбита и свергнутой королеве пришлось бежать в Англию.

Интриги против Елизаветы I

Королева Англии оказалась в щекотливом положении. Помочь военными силами она не могла, отправить родственницу во Францию тоже – Мария сразу бы стала выдвигать претензии на английский трон. Елизавета начала расследование обстоятельств гибели второго мужа Марии и ее причастности к этому.

Противники королевы предъявили письма (кроме ее стихов, они были поддельными), из которых якобы следовало, что она знала о заговоре. В результате суда и вновь вспыхнувших в Шотландии волнений Мария окончательно потеряла надежду вернуть себе власть.

Находясь в заключении, она действовала крайне неосторожно, завязав переписку с другими королевскими домами. Против Елизаветы не прекращались попытки смещения ее с престола, и Мария оставалась главной претенденткой на него.

Суд и казнь Марии Стюарт, королевы шотландской

Ее имя приписывали к нескольким раскрытым заговорам против Елизаветы, однако та колебалась, не решаясь пойти на крайние меры. Только когда в ее руки попала переписка соперницы с одним из главарей заговорщиков, королева Англии приняла решение о суде. Он приговорил Марию Стюарт к смертной казни. Елизавета ждала от двоюродной сестры слезной просьбы о помиловании, но тщетно.

Мария Стюарт, шотландская королева, история жизни которой до сих пор будоражит умы историков и представителей искусства, взошла на эшафот и была публично казнена ранним утром 8 февраля 1587 года в возрасте 44 лет. Держалась она на удивление мужественно, и на плаху взошла, высоко держа голову. Стефан Цвейг блестяще описал казнь королевы в своей работе, посвященной этой удивительной женщине.

Шотландская королева Мария Стюарт в искусстве

Ее трагическая судьба и жестокая казнь были источником многих художественных произведений. Стефан Цвейг, Фридрих Шиллер и другие писатели посвятили ей свои произведения. Казнь Марии Стюарт, королевы шотландской, стала мотивом многих полотен художников.

Кинематограф тоже не остался в стороне. Жизнь, в которой были взлеты и падения, любовь и вероломство, надежда и предательство, нашла отражение в художественных и документальных фильмах.

С именем этой незаурядной женщины связано много выдуманных историй. В новом сериале «Царство» сценаристы пошли на искажение исторической правы – королева Мария шотландская и Себастьян, внебрачный сын Генриха II и Дианы де Пуатье, здесь представлены как влюбленные. На самом деле такого исторического персонажа никогда не было.

В 2013 году был создан фильм «Мария – королева шотландская (Шотландии)», который рассказывал об удивительной судьбе этой правительницы, носящей на знамени три короны.

fb.ru

Глава 6 Франциск II и Мария Стюарт

Глава 6 Франциск II и Мария Стюарт

10 июня 1559 года отправленные Екатериной Медичи гарольды объявили, что король скончался.

На другое утро Екатерина Медичи получила странное письмо, подписание Дианой де Пуатье. Впервые в своей жизни бывшая фаворитка унижалась, опустив голову. Она, еще несколько недель назад говорившая о королевской семье «мы», ставившая свою подпись на официальных письмах рядом с именем короля, приказывавшая министрам и полководцам, была всего лишь встревоженной старой женщиной, чье будущее зависело от той, которая ненавидела ее больше всех на свете.

И она просила у королевы прощения за нанесенные обиды и «предлагала ей свое имущество и жизнь». К письму была приложена шкатулка с драгоценностями [231] , которые вновь вернулись в казну.

Влияние Дианы де Пуатье кончилось, исчезло, как дым, оставив по себе память. Брантом приводит нам примеры речей, которые велись в ее адрес: «Неужели эта старая и убогая п… так долго должна была обогащаться за наш счет?», «Клянусь Богом! Неужели мы должны отдавать столько больших и прекрасных земель ради того, что находится у этой женщины в…?»

Или же: «Да, видно у нее очень большая п… если туда провалилось столько городов и замков. И я думаю, что, когда туда войдет ее муж, он большого удовольствия не получит, напоровшись на обломки их стен». «Словом, — продолжает Брантом, — если бы я взялся пересказать все эти разговоры, я никогда бы не закончил, так как, заверяю вас, люди говорили об этом много и совершенно откровенно, ибо были в отчаянии» [232] .

Но времена изменились, и на смену влиянию Дианы де Пуатье, фаворитки, разорившей страну алчностью и войнами, пришло правление Марии Стюарт и Гизов.

* * *

Франциск II, болезненный, тщедушный, нерешительный да к тому же еще женившийся прежде срока мужской зрелости, был рабом одной женщины — своей молодой жены и томился и изнывал под тяжестью короны. «Вот что говорится о нем в кратких исторических заметках современного немецкого исследователя Райнера Бабеля (впрочем, вывод сей есть итог многовековой традиции, всегда упорно повторяющей одно и то же — т. е. печальную правду):

„Франциск II, король Франции и благодаря браку с Марией Стюарт номинально также король Шотландии, был болезненным и психически неустойчивым подростком неполных шестнадцати лет, когда несчастный случай на турнире с отцом в июле 1559 года привел его на трон Франции. В смысле общепринятого правового понимания король был совершеннолетним, поэтому, несмотря на его болезненное состояние, вопрос о регентстве не стоял. Однако не возникало никаких сомнений в том, что выбор его ближайших советчиков ввиду естественной слабости его авторитета приобретал особо важное значение. Теперь наступил час Гизов, герцога Франциска и его брата Карла, изысканного и острого на язык кардинала Лотарингского. При Генрихе II оба представителя ветви лотарингской герцогской семьи неоднократно уступали коннетаблю де Монморанси, в лице новой королевы Марии Стюарт, дочери Якова V Шотландского и их сестры Марии де Гиз они нашли значительную поддержку. Кроме того, королева-мать Екатерина Медичи разделяла их недовольство инспирированным Монморанси миром в Като-Камбрези и в последние месяцы жизни Генриха II сблизилась с ними.

Таким образом, с приходом к власти Франциска II при дворе произошли значительные изменения. Юный король не стал заниматься государственными делами, препоручив их братьями де Гиз. Тем не менее слишком большого унижения старый фаворит Генриха II де Монморанси не испытал. Правда, он потерял реальную власть, но сохранил престижное звание коннетабля Франции, которое теоретически подразумевало верховное главнокомандование королевской армией во время войны, и был также утвержден на управление Лангедоком.

Звезда же Дианы де Пуатье закатилась. Давний друг и любовница Генриха II (впрочем, никогда не забывавшего и других дам двора — прим. редактора) покинула двор и вдобавок была вынуждена уступить Екатерине Медичи свой замок Шенонсо в обмен на менее роскошный Шомон. Тот, кто продвинулся благодаря ее протекции, должен был уступить место приближенным Екатерины Медичи или Гизов. (Повторялась история мадам де Шатобриан и герцогини д’Этамп — прим. автора.)

Однако последним (королеве-матери и господам Гизам — прим. автора) приходилось считаться не только со старыми соперниками, как Монморанси и его единомышленники. Аристократы, бывшие в родстве с королевским домом, а при прекращении прямой линии имевшие право на престолонаследие (так называемые „принцы крови“), при существующей слабости монарха представляли серьезную опасность для ведущих министров. Два представителя дома Бурбонов были в этом отношении опаснейшими соперниками Гизов: Антуан, герцог Вандомский и, благодаря браку с Жанной д’Альбре, король Наваррский и его младший брат Луи де Конде. По причине их особого отношения к королевскому дому они легко стали центром различных оппозиционных группировок и оба не делали никакой тайны из своей склонности и протестантизму.

Именно в сфере религиозной политики Гизы побудили Франциска II к продолжению непреклонной линии его предшественника. Ибо Генрих II еще в Экуанском эдикте от 2 июня 1559 года распорядился наказывать смертью через сожжение преступления ереси, и теперь были добавлены другие меры, которые затронули жизненный нерв существования в подполье протестантской церкви: дома, служившие местом собраний, должны были разрушаться, допущение или организация тайных сходок карались смертной казнью, собственники феодальных владений с судебными полномочиями при нерадивом преследовании религиозных отступников лишались судебных прав. Церковные власти поощряли доносы на протестантов тем, что объявляли об отлучении от церкви в случае незаявления о ереси. Одновременно волна обысков увеличила количество арестов приверженцев нового учения. Религиозный антагонизм начал проникать и в низшие слои общества: взаимные провокации и кровавые столкновения между католиками и протестантами становились все чаще.

Впоследствии была неизбежна радикализация Французского протестантизма, к которому из-за увеличивающегося притока дворян примкнули активные элементы. Во главе движения вскоре стал Луи де Конде. В отличие от своего скорее нерешительного по характеру брата, Конде был склонен к энергичным и сильным действиям“ [233] .

Как видим, обстановка в стране была грозная, вернее предгрозовая. И именно в это время Диана де Пуатье исчезла со сцены. Юный король послал сказать ей, что по причине ее дурного влияния на покойного монарха, его отца, она заслуживала бы самого что ни на есть сурового наказания, но он, своим поистине королевским милосердием, не желает отныне ее беспокоить; она должна всего лишь (как это уже знает читатель) вернуть все драгоценности, которые когда-либо вручил или подарил ей Генрих II.

Екатерина Медичи, никогда не стремившаяся прибегать к мести ради одного только удовольствия отомстить, удовлетворилась замком Шенонсо, переданным ей Дианой, в обмен даровав ей мрачный замок Шомон-сюр-Луар, и больше не терзала своей давней соперницы.

Теперь, в новых условиях, соперницей ее была лишь Мария Стюарт. Одной из двух врагинь было уже сорок лет, другой всего семнадцать. Одна из них не отличалась особенной красотой, другая покоряла сердца блеском своей прелести и юности. Одна была холодна и расчетлива, полновластно господствовала над своими словами и поступками, пряча чувства под маской непроницаемого спокойствия, другая — неопытна, горяча, порывиста, подчас дерзка и увлекаема своими чувствами и внезапными капризами. Одна была Екатериной Медичи, другая Марией Стюарт; и если одна из них уже в юности прошла через многие испытания и унижения, то другая, к счастью или несчастью для нее, не знала еще ни шипов, ни печалей жизни. Гордая уже тем, что могла носить на своей голове сразу две короны не наихудших из королевств, окутанная фимиамом лести и интриг, она была всецело опьянена ролью, которую, казалось, ей уготовила судьба и история, превратившись в любимого кумира французского двора. Даже серьезный и нравоучительный канцлер Лопиталь, человек сурового нрава, обращаясь к ней в своих латинских стихах, называл шотландскую королеву не иначе как „шотландским чудом“, „самой прекрасной особой своего времени, совершенством во всем и всегда“.

Ради нее пали границы самой бесстыдной лести, или, лучше сказать, лесть перешла все границы.

В Марию Стюарт влюбился даже второй сын королевы Катрин — Карл (будущий Карл IX). Позже, уже после отъезда Марии на родину, он даже заказывал Пьеру Ронсару (1524–1585), известному французскому поэту своего века, главы „Плеяды“, нежные и чувствительные поэмы, посвященные отсутствующей красавице и тени покойного брата.

„Я видел сам, — говорил Брантом, — как он был влюблен. Он неизменно смотрел на портрет с восхищением и не мог налюбоваться“ [234] .

О! милый брат, не надобно хулить,

Что жизнь твоя в расцвете сил угасла.

Не каждому дано вкусить,

Что ты вкусил от красоты,

Что стоит королевства [235].

Определенно, Марии Стюарт следовало предпочесть принца Карла хилому и нелюбвеобильному дофину, совершенно неспособному погасить ее пламя. Но в сем случае ничего изменить было нельзя. К тому же Франциск II, ее законный супруг, был всецело поглощен этой первой и последней страстью своей короткой жизни. И Екатерине, пожалуй, пришлось бы в один прекрасный миг начать борьбу и против нее, если бы она точно не знала, что правление ее сына будет кратким. Королева-мать недаром доверяла астрологам. Они ей это предсказали неоспоримо и несомненно. Так что Марии Стюарт, преисполненной чувства собственного превосходства (предрассудками крови, расы и рождения) и потому рассматривающей свою свекровь как особу низкого происхождения, „истинную дочь итальянских купцов“, нечего было противопоставить умудренной опытом „волчице“. Поскольку дни Франциска (в силу состояния его здоровья) были сочтены, Екатерина спокойно готовилась к предстоящей борьбе — изучала, анализировала, сравнивала, ждала; и потому даже заговор в Амбуазе [236] нисколько ее не взволновал. Бесстрастная свидетельница пыток и казней, она присутствовала на них с тем же спокойствием (а быть может, плохо скрываемой радостью), с каким римские матроны присутствовали на боях гладиаторов.

Очевидцы казней так описывают развернувшиеся события. На улицах Амбуаза лежали мертвые тела и лилась кровь. Луара была покрыта привязанными друг к другу трупами. „Людей обезглавливали, вешали и топили“ в течение целого месяца. „Но самым удивительным было то, что не были соблюдены никакие формы правосудия, несчастных вели на казнь, не зачитав им приговора, не объявив им причину смерти, даже не назвав им имен“. Репетиция Варфоломеевской ночи была проведена. Славный принц Конде, вождь протестантов, готовый на любое предательство, желая избежать гнева короля, сам приказывал казнить несчастных, позабыв на время о том, что был главой заговора, Екатерина Медичи, Мария Стюарт, все дамы двора с высоты дворцовых террас наблюдали ужасные сцены. А кардинал Лотарингский с видом человека, получавшего немалое удовольствие от смерти того или иного отважного заговорщика, замечал: „Поглядите-ка, Сир, на этих обнаглевших безумцев! Даже страх смерти не сможет сбить их спеси и преступной наглости. Как вы думаете, что бы они делили, если бы захватили Вас?“ Герцогиня де Гиз, дочь герцога Феррарского и Рене Французской, силой доставленная на этот спектакль, вбежав после него в комнату королевы-матери, в отчаянии разрыдалась. Королева спросила ее, что же могло случиться такого, чтобы опечалить ее столь странным образом. „Я только что была свидетельницей самой горестной и достойной жалости трагедии… Не сомневаюсь, что в скором времени великое несчастье падет на наш дом, и Бог истребит нас за жестокости и бесчеловечность, сегодня творимые“.

Победоносные Гизы желали заодно умертвить короля Наварры и низкого предателя собственного дела принца Конде, и тот, несомненно, поплатился бы и за свой заговор, и за свое предательство, если бы в этот самый момент Франциск II тяжело не заболел. Королева Катрин, крайне встревоженная всемогуществом Гизов, нашла более благоразумным противопоставление им Бурбонов. Она отложила казнь Конде, и смерть короля, случившаяся 5 декабря 1560 года, спасла ему жизнь. Франциску II было всего шестнадцать лет, из которых он правил всего семнадцать месяцев, довольно долгий срок для подобного короля. „Тогда заметили, — пишет историк Варийяс, — что и родился он во время затмения, и жену взял во время войны, и что зала, которую приготовили специально для того, чтобы судить принца Конде и многих других заговорщиков, стала палатой его агонии и смерти“.

5 декабря 1560 года юный король скончался „в Орлеане от абсцесса в мозгу“ [237], хотя французский историк Мишле утверждал, что он „скончался от этой рыжей кобылы Марии Стюарт“ [238].

Подробности его смерти, как, впрочем, и знаменитого Амбуазского заговора, читатель легко может найти в книге Оноре де Бальзака „О Екатерине Медичи“. Вот как описывает ее великий француз: „Комната, в которой поставил кровать Франциск II, примыкала к большой зале суда. В то время зала эта была отделана деревянной резьбой. Потолок был искусно выложен маленькими продолговатыми дощечками, затейливо разрисованными голубыми арабесками на золотом фоне. Часть этих дощечек, которые были отодраны около пятидесяти лет тому назад, достались одному любителю древностей. Эта комната, стены которой были покрыты гобеленами, а пол застлан ковром, была сама по себе настолько темной, что зажженные канделябры были бессильны рассеять этот мрак. Огромная кровать на четырех столбах с шелковым занавесом походила на гробницу. По одну сторону этой кровати находились королева Мария и кардинал Лотарингский. Екатерина сидела в кресле. Знаменитый Жан Шаплен, дежурный врач, которого сделали потом первым врачом Карла IX, стоял возле камина. В спальне царило гнетущее молчание. Франциск, изнуренный и бледный (переживал недавно все ужасы амбуазских казней), так глубоко зарылся в одеяло, что его загримированное лицо было еле видно. Сидевшая рядом на табуретке герцогиня де Гиз помогала юной Марии, а госпожа Фьеско, стоя в амбразуре окна, следила за каждым словом и взглядом королевы-матери, ибо она знала, как опасно положение Екатерины…

…Итак, в эту ночь вопрос о том, победит ли Екатерина Медичи или Лотарингцы, был поставлен со всей остротой. Прибытие канцлера Лопиталя и коннетабля де Монморанси означало мятеж и следующее утро должно было все решить…“

Утром „молодая королева вместе с герцогиней де Гиз встала посредине между хирургом (им был знаменитый Амбруаз Паре, пытавшийся, хотя и неудачно, спасти жизнь Генриху II), врачами и всеми остальными. Первый врач приподнял голову короля, и Амбруаз (прежде настаивающий на трепанации) сделал ему впрыскивание в ухо. Герцог и кардинал [239] внимательно за всем следили. В это мгновение канцлер Лопиталь распахнул двери королевской опочивальни. В ту же минуту в дверях раздался голос:

— Я прибыл как раз вовремя. Что же, господа, вы решили отрубить голову моему племяннику принцу Конде? Этим вы заставили льва выйти из своего логова, и вот он перед вами.

Это был коннетабль Монморанси.

— Амбруаз, — воскликнул он, — я не позволю вам копаться своими инструментами в голове моего короля! Короли Франции позволяют прикасаться к своей голове только оружию врагов во время сражения! Первый принц крови Антуан де Бурбон, принц Конде, королева-мать и канцлер — все против этой операции.

К великому удовольствию Екатерины, следом за коннетаблем вошли король Наваррский и принц Конде.

— Что все это значит? — воскликнул герцог де Гиз, хватаясь за кинжал.

— По праву коннетабля я снял стражу со всех постов. Черт возьми! Не враги же вас здесь окружают! Король, наш господин, находился среди своих подданных, а Генеральные штаты должны пользоваться в стране полной свободой. Я пришел сюда от имени Штатов! Я представил туда протест моего племянника принца Конде, которого триста дворян сейчас освободили. Вы хотели пролить королевскую кровь, чтобы погубить нашу знать. У меня больше нет доверия к вам“ господа Лотарингцы. Вы приказываете вскрыть череп королю. Клянусь вот этим мечом, которым его дед [240] спас Францию от Карла V, вам никогда этого не удастся сделать…

— Тем более, — сказал Амбруаз Паре, — что мы уже опоздали, гной разливается…

— Вашей власти пришел конец, — сказала Екатерина Лотарингцам, увидев по лицу Амбруаза, что надежды нет никакой.

— Вы убили вашего сына, государыня! — закричала Мария Стюарт и, как львица, метнулась от постели к окну, схватив за руку флорентийку.

— Милая моя, — ответила Екатерина, смерив ее холодным и пристальным взглядом, пропитанным ненавистью, которую она сдерживала уже в течение полугода, — причина смерти короля не что иное, как ваша неистовая любовь. Ну, а теперь вы поедете царствовать в свою Шотландию, и завтра же вашей ноги здесь не будет. Регентшей теперь стану я.

Врачи сделали какой-то знак королеве-матери.

— Господа, — сказала она, глядя на Гизов, — у нас условлено с господином Бурбоном [241], которого ныне Генеральные штаты назначили верховным главнокомандующим королевства, чтобы всеми делами отныне ведали мы. Господин канцлер!

— Король умер! — сказал гофмаршал, которому полагалось об этом объявить.

— Да здравствует король Карл Девятый! — вскричали дворяне, пришедшие вместе с королем Наваррским, принцем Конде и коннетаблем…

Едва только графиня Фьеско подвела к Екатерине герцога Орлеанского, которому через несколько мгновений суждено было сталь королем Карлом IX, королева-мать ушла, держа сына за руку. За нею последовал весь двор. В комнате, где Франциск II испустил дух, оставались только двое Лотарингцев, герцогиня де Гиз, Мария Стюарт и два стража у дверей, пажи герцога и кардинала и личные их секретари…

Столкнувшиеся интересы дома Бурбонов, Екатерины, Гизов, реформаторов — все это привело Орлеан в такое смятение, что, когда спустя три дня гроб с телом короля, о котором все позабыли, увезли на открытом катафалке в Сен-Дени, его сопровождали только епископ Санлисский и двое дворян. Когда это печальное шествие прибыло в городок Этамп, один из служителей канцлера Лопиталя привязал к катафалку странную надпись, которую история запомнила: „Танги дю Шатель, где мы? Вот ты был настоящим французом!“ Этот жестокий упрек падал на голову Екатерины, Марии Стюарт и Лотарингцев (любил ли хоть кто-нибудь из них короля). Какой француз не знал, что Танги дю Шатель истратил тридцать тысяч экю (своих средств — на наши деньги миллион) на похороны Карла VII, благодетеля своего дома!» [242] .

Скорбные слова! После которых уместен вопрос, любил ли хоть кто-нибудь из вышеперечисленных особ Франциска II.

librolife.ru

Король Франции Франциск 1

Франциск 1 Валуа правил своим государством в течение долгих 32 лет. За эти годы, благодаря его любви к искусству, во Францию пришла эпоха Возрождения. В то же время проводимая им внутренняя политика значительно усилила абсолютистские черты королевской власти. Об этом противоречивом монархе и о его манере правления пойдет речь в данной статье.

Детство

Франциск родился 12 сентября 1494 года. Сын Карла Ангулемского и Луизы Савойской, он провел все свое детство в родовом замке, расположенном в небольшом городке Коньяк, близ Бордо. Будущий король Франции получил такое же воспитание и образование, как и большинство дворянских отпрысков того времени: понемногу знал из истории и географии, но отлично разбирался в мифологии, умело фехтовал и скакал верхом.

Когда ему исполнилось двенадцать, его обручили с 7-летней невестой, дочерью Людовика и наследницей герцогства Бретонского, а через 2 года после этого события он уехал из родительского замка в Париж. В 1514 году он вступил в законный брак. Клод – первая жена Франциска 1 – родила ему семерых детей, один из которых впоследствии станет королем Генрихом II. Второй брак будет заключен после смерти его первой супруги, с сестрой К. Габсбурга, Элеонорой.

1515 год: Франция

Франциск 1 как новый король взошел на престол 1 января 1515 года. Приход к власти во многом зависел от его принадлежности к роду Валуа, но куда большим и, можно сказать, решающим фактором, все же послужила энергичность и предприимчивость его честолюбивой матери - Луизы Савойской.

После внезапной смерти короля Карла XIII появилась надежда на то, что именно Франциск займет опустевший трон, так как покойный монарх был бездетным. Однако корона перешла в руки герцога Орлеанского, известного под именем Людовика XII, у которого тоже к тому времени еще не было детей. Сын Луизы Савойской в этом случае должен был получить статус дофина, т. е. наследного принца. А для этого необходимо было вступить во владение герцогством Орлеанским, что надежно закрепило бы за Франциском желаемое им положение.

Надо сказать, что Людовику XII в то время исполнилось только 36 лет, и чтобы обзавестись наследником, он развелся со своей первой женой, которая не могла иметь детей. После этого он сразу же вступил в брак с Анной Бретонской, сумевшей родить ему лишь двух дочерей. Таким образом, и этот король остался без наследника. В итоге главным претендентом на королевский трон стал Франциск 1, которого мать заранее начала готовить к этой миссии. Кстати, впоследствии именно она являлась чуть ли не главным его советником по политическим вопросам.

Захват итальянских земель

Прошел всего год после восшествия нового короля на престол, как его воинственный нрав начал проявляться в полной мере. Франциск собрал всю свою рать и двинулся в сторону Италии, преодолевая горный перевал. Пять дней длился тяжелейший переход через Альпы: его воинам приходилось переносить пушки буквально на руках.

Спустившись с гор, французские войска тут же захватили Пьемонт, а затем и Геную. Надо сказать, что до Франциска 1 никому не удавалось преодолеть Альпы таким вот образом. Поэтому для итальянцев стало большой неожиданностью, когда перед воротами Милана внезапно возникла французская армия. Защитники города не смогли сдержать напор нападавших, и вскоре Милан пал. В конце 1516 года был заключен «вечный мир». Согласно документу, император Максимилиан и папа Лев X признали верховенство Франциска, после чего он получил титул правителя герцогства Миланского.

Пленение

Ситуация с захватом итальянских земель Франциском 1 очень не понравилась его вечному оппоненту Карлу V Габсбургу, ставшему в 1519 году правителем Священной Римской империи. У него были иные планы относительно этих территорий. Теперь уже Карл V со своим войском перешел через Альпы и приблизился к Милану. Две противоборствующие 30-тысячные армии сошлись в бою недалеко от Павии. Здесь французы потерпели сокрушительное поражение. Остатки войск Франциска 1 бежали, а сам король был пленен и заточен в башне Мадридского замка.

Прошел целый год, прежде чем его выкупили, но перед тем как отпустить, Габсбург вынудил подписать французского монарха один документ, где он признавал все права Карла V на ранее завоеванные им земли в Северной Италии. Однако оказавшись дома, Франциск заявил, что заключил договор под большим давлением. Поэтому вскоре он предпринял еще одну попытку вернуть себе отобранные неприятелем территории, но, как известно, она закончилась ничем. Под конец, в 1530 году, он породнился со своим бывшим врагом Габсбургом, женившись на его сестре Элеоноре, так как к этому времени его первая жена Клод уже умерла. После этого он успокоился и стал жить в свое удовольствие, оказывая покровительство людям искусства.

Внутренняя политика

Огромные затраты на содержание многочисленных придворных и ведение войн вынудили французского короля удвоить размер податей, а также прибегнуть к некоторым нововведениям, которые впоследствии назовут характерными признаками «старого порядка». Здесь имеется в виду вошедшая в обиход практика продажи должностей, а также появления понятия "государственный долг", который выражался в муниципальных рентах. В это время неимоверно возросла роль финансовых чиновников, а вслед за этим последовало и усиление контроля власти за их деятельностью, которая постоянно грозила им настоящими репрессиями.

Король Франциск 1 постоянно вел политику укрепления собственной монеты, для чего максимально сократил вывоз из страны драгоценных металлов, покровительствовал как внутренней, так и внешней торговле. Кроме того, при нем была осуществлена морская экспедиция под началом Жака Картье, которая в 1534 году увенчалась открытием Канады.

При Франциске 1 был принят пространный эдикт, просуществовавший вплоть до начала XIX столетия, подписанный в Виллер-Коттре в 1539 году, который смог упорядочить и унифицировать систему судопроизводства. Монарх каким-то непостижимым образом всегда умел настоять на своем, при этом успешно преодолевая самые разные формы сопротивления, такие как восстание горожан в Лионе (1529) и Ла-Рошеле (1542), а также иные противодействия со стороны парламентской оппозиции и университетов. Для того чтобы убедить несогласных с его решением, Франциск пользовался не административно-бюрократическими методами, а политическими средствами, куда входили переговоры, угрозы, уступки, в ход шли даже символические жесты и личные связи монарха.

Покровитель искусства

Франциск 1 стал последним так называемым путешествующим королем. Его двор насчитывал вдвое больше людей, чем было при предыдущем монархе. Количество придворных достигало тысячи. Для переезда такого количества народа требовалось около 18 тысяч лошадей. К тому же двор нуждался еще и в помещениях, поэтому было в значительной степени ускорено строительство новых дворцов, большинство из которых расположены в Фонтенбло и по берегам реки Луары.

Как в жизни, так и в политике французский король Франциск 1 большое внимание уделял искусству, в частности скульптуре и живописи. Делал он это не только из любви к прекрасному, но и для репрезентации своей монархии, а также для пропагандистской войны с Габсбургами. Современному человеку тогдашний французский двор мог бы показаться сродни театру абсурда, так как большинство дворцов были украшены обнаженными скульптурами античных божеств. Сам Франциск 1 предпочитал, чтобы его изображали в облике Марса – бога войны.

Каким он был

Современники монарха всегда особо отмечали его величественную осанку, атлетическое телосложение, высокий рост (около 180 см), смелость и чрезвычайную живость ума. Он был прекрасным политиком, который умело окружал себя талантливыми советниками, такими как кардинал де Турнон, Антуан Дюпра, Гильом дю Белле и др. Несмотря на то что у Франциска 1 часто случались вспышки гнева, он был довольно милосердным королем по сравнению с другими, правившими страной до и после него.

Противоречивая личность

Двойственное отношение историков к особе этого монарха является неоспоримым фактом. С одной стороны, Франциск 1, король Франции, правивший с 1515 по 1547 год, был хорошим воином и настоящим рыцарем, покровителем искусств, при котором началась эпоха Возрождения, когда ко двору потянулись ученые, музыканты и художники. С другой же - он любил воевать и мечтал присоединить к своим владениям часть итальянских земель.

В начале правления его обожал народ, а под конец жизни он решил устроить гонения на еретиков. Именно при нем во Франции запылали первые костры инквизиции, которые вынудили протестантов бежать подальше от оголтелых монахов-мракобесов далеко за пределы родной страны.

feelwomans.ru


Смотрите также