История средневековой франции


Реферат Средневековая Франция

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 Франкское государство
  • 2 Западно-Франкское королевство
  • 3 Франция при Капетингах
  • 4 Франция при династии Валуа
  • 5 Франция при Бурбонах
    • 5.1 Генрих IV
    • 5.2 Людовик XIII

Введение

История ФранцииПортал Франция

Доисторическая Франция

АнтичностьРимская Галлия (220 до н. э.—481)

Средневековая ФранцияДинастии:Меровинги (481—751)Каролинги (751—987)Капетинги (987—1328)Валуа (1328—1589)Бурбоны (1589—1792, 1814—1848)

Дореволюционная ФранцияСословная монархия во Франции (1302—1614)Французский абсолютизм (1643—1789)

Современная ФранцияФранцузская революция (1789—1799)Первая республика (1792—1804)Первая империя (1804—1814)Реставрация Бурбонов (1814—1830)Июльская монархия (1830—1848)Вторая республика (1848—1852)Вторая империя (1852—1870)Третья республика (1870—1940)Парижская коммуна (1871)Режим Виши (1940—1944)Временное правительство (1944—1946)Четвёртая республика (1946—1958)Пятая республика (с 1958)

Средневековая Франция — Франция в период Средневековья. Этот период в истории Франции начинается в 476 году. Конец этого периода в российской историографии обычно датируется 1640 годом (начало Английской буржуазной революции), что во Франции почти соответствует 1643 году — установлению абсолютной монархии. Существуют и другие традиции датировки.

1. Франкское государство

Слово «Франция» происходит от имени германского народа франков, часть которых в V веке поселилась во Фландрии — северо-восточном углу Галлии. Первоначально под названием Francia разумели страну между Сеной и Рейном, западная часть которой только и вошла в состав Франции, тогда как юго-западный угол восточной части, вместе с соседней областью к востоку (по Майну), получили название Франкония, равным образом произведённое от имени франков.

Франков, переселившихся во Фландрию, называют западными, или салическими франками. Во второй половине V века у них начало складываться государство.

Первой королевской династией во Франкском государстве считаются Меровинги (кон. V в. — 751 год). Названа династия по имени полулегендарного основателя рода — Меровея. Наиболее известный представитель — Хлодвиг I (правил с 481 по 511, с 486 король франков).

Хлодвиг I начал завоевание Галлии. Население Галлии обычно называют галло-римлянами, так как к этому времени галлы полностью романизировались — потеряли родной язык, переняли язык римлян, их культуру и даже стали считать себя римлянами. В 496 году Хлодвиг принимает христианство. Переход в христианское вероисповедание позволил Хлодвигу получить влияние и власть над галло-римским населением. Тем более, что теперь у него была могущественная поддержка — духовенство. Хлодвиг расселял своих воинов небольшими посёлками по всей Галлии, чтобы они получили возможность собирать дань с местного населения. Это привело к зарождению класса феодалов. Общаясь с галло-римлянами, франки постепенно романизировались, переходили на язык местного населения.

В V—VI веках практически вся территория Галлии (нынешней Франции) оказалась под властью франков. Под властью королей из династии Меровингов оказались и франки, оставшиеся в Германии (восточные, или рипуарские франки).

Столицей Меровингов с 561 года был Мец. Последним представителем Меровингов считается Хильдерик III (правил с 743 по 751, умер в 754). С 751 года Франкским государством правили Каролинги. Несмотря на то, что они с 800 года назывались римскими императорами, столицей Каролингов был город Ахен.

В 800 году король франков Карл Великий провозгласил себя римским императором. Под его властью были вся Германия, Галлия и северная Италия с городом Римом. У Франкского государства была ещё область вне Галлии — на юг от Пиренеев (Испанская марка Карла Великого).

В эпоху распадения монархии Карла Великого вполне обнаружилось различие в языке между восточными и западными франками. Когда сыновья Людовика Благочестивого, Людовик Немецкий и Карл Лысый, заключили между собой в Страсбурге союз (842 год), то вынуждены были принести клятву друг другу перед своими воинами на двух разных языках: романском и германском. В следующем за тем году последовало выделение Франции в отдельное королевство (843 год). С этого времени и начинается история собственно Франции.

2. Западно-Франкское королевство

Империя франков распалась на три части в 843 году. Верденский договор, создавший Западно-Франкское королевство, отделил от территории прежней Галлии всю восточную часть, от устьев Рейна до устьев Роны, составившую узкую полосу между Западно-Франкским королевством и Восточно-Франкским королевством (Германией), но населённую в значительной мере романским племенем (так называемое Срединное королевство). Здесь скоро образовалось два королевства: Лотарингия на севере и Бургундия на юге (см. табл. II, карту VI), оба надолго соединившиеся с Германией (Священной Римской империей германской нации).

Во второй половине IX века государственные должности, в том числе должность королевских наместников (графов), стали превращаться в частную собственность, а с ними вместе — и те королевские поместья (домены), пользование которыми должно было вознаграждать должностных лиц за их службу. Вообще, каждый крупный землевладелец приобретал чисто государственные права над жителями своего поместья. Этим разложением государства пользовались внешние враги и беспрепятственно вторгались внутрь страны, пока в некоторых местных центрах не стали, в целях обороны, возникать союзы помещиков-государей, под гегемонией наиболее сильных из них. Благодаря этому к концу Χ века во Франции образовалось несколько более крупных княжеств, которые перечислены выше. В последний раз Карл Толстый в конце IX века соединил под своей властью Германию и Францию, на что французские вельможи пошли в интересах борьбы с норманнами; но после смерти Карла (887 год) центробежные силы взяли верх.

Преемником Карла Толстого на французском престоле был один из наиболее крупных сеньоров, граф парижский Эд, от которого произошла династия Капетингов. Хотя после его смерти королевское достоинство и вернулось в фамилию Каролингов, однако, им постоянно приходилось считаться с честолюбивыми потомками парижского графа. Преемник Эда, Карл Простоватый (893—929), вынужден был даже искать опоры у норманнов, князю которых, Роллону, он уступил в наследственное графство (позднее ставшее герцогством) целую приморскую область, получившую название Нормандия (912). Кроме парижского графа Роберта, который оспаривал у Карла Простоватого корону, такие же притязания на неё заявил против сына Карла, Людовика Заморского, герцог бургундский Рудольф, которому и удалось на время занять престол.

Только после его смерти законный наследник, при помощи графа парижского Гуго Великого и герцога нормандского Вильгельма, занял престол, а после его смерти (954) Гугон Великий стал опекуном его сына, Лотаря. У последнего оставался в руках один только Лаон, с небольшим округом; все остальное разошлось по рукам феодальных господ. Несмотря на это, Лотарь решился сделать нападение на императора Оттона II, но последний вторгся во Францию и дошёл до самого Парижа, где встретил сильное сопротивление, организованное Гуго Капетом, сыном Гуго Великого. После Людовика Заморского царствовал один год сын его Людовик V Ленивый.

Короли из этой фамилии не смогли, по условиям времени, и не сумели, по личным своим качествам, удержать в составе Франции восточные её окраины, где возникли оторвавшиеся от связи с Францией Лотарингия и Бургундия (см. историю территории). В самой Франции в это время все резче и резче стало обозначаться различие между севером и югом: на севере усилился германский элемент с поселением здесь норманнов, на юге чище сохранялись романские стихии. Север Франции стал классической страной феодализма, но здесь же зародилось и центростремительное направление, приведшее к процессу собирания Франции. Не только более мелкие сеньоры, но и более крупные князья имели немало интересов, заставлявших их держаться общего союза, олицетворением которого была старая монархия.

При последних Каролингах, царствовавших полтора века (843—987), Франция очень много терпела от внешних врагов, вторгавшихся в неё с разных сторон: с севера нападали норманны, с юга сарацины, а внутри страна все более и более разлагалась. В это именно время и происходил процесс феодализации, который привёл Францию к распадению на целый ряд более мелких владений.

Возникшее при последних Каролингах, имя Франция стало с течением времени все более и более приурочиваться к одной только западной части, а в ней — преимущественно к большому герцогству, которое впоследствии и собрало около себя страну (duché de France, позднее провинция Иль-де-Франс).

3. Франция при Капетингах

Исторические карты Франции. Табл. II.VI.Франция в 987 г. VII.Франция в 1180 г. VIII.Франция в 1328 г. IX.Франция в XIV и XV вв.

Последние Каролинги, ослабив себя раздачей бенефициев, оказались неспособными играть роль центральной власти, и в 987 году крупные феодалы передали корону в один из знатных родов, сумевший создать себе сильное владение («Францию») в северной части страны. Этот род, по имени первого короля из новой династии (или «расы», как выражаются французы), Гуго Капета, получил название Капетингов (последующие династии Валуа и Бурбонов были лишь отпрысками этого рода).

При восшествии на престол династии Капетингов (в 987 году) в королевстве насчитывалось девять главных владений: 1) графство Фландрия, 2) герцогство Нормандия, 3) герцогство Франция, 4) герцогство Бургундия, 5) герцогство Аквитания (Гиень), 6) герцогство Гасконь, 7) графство Тулузское, 8) маркизат Готия и 9) графство Барселонское (Испанская марка). С течением времени дробление пошло ещё дальше; из названных владений выделились новые, из которых наиболее значительными были графства: Бретань, Блуа, Анжу, Труа, Невер, сеньория Бурбон.

В конце X века король во Франции был только «первым между равными» (лат. primus inter pares), и власть его далеко не распространялась на все области обширной страны, да и в собственном своём герцогстве он постоянно должен был считаться с непокорными вассалами. Хотя избранием князей, остановивших свой выбор на Гугоне Капете, и было нарушено наследственное право Каролингов (дяди умершего короля, Карла Лотарингского), тем не менее, во Франции не была установлена избирательная монархия, так как ещё при жизни короля ему выбрали в преемники его сына (что повторялось и потом). Первые Капетинги, однако, имели слишком много дела дома, то есть в своём герцогстве («Франции») или даже графстве (Парижском), чтобы думать об утверждении своей власти во всей территории, причислявшейся к их королевству. Мало того, у них отнюдь не было сознательного стремления заменить феодальные отношения иными.

Приобретая новые земли, они в то же время раздавали феоды братьям, сыновьям, родственникам. Лучшей характеристикой незначительности первых Капетингов может служить то обстоятельство, что при четвёртом из них, Филиппе I (1060—1108), его вассал, нормандский герцог Вильгельм, завоевал Англию (1066 год), а другие его вассалы приняли участие в первом крестовом походе, тогда как король сидел дома, не имея возможности деятельно вмешаться в события эпохи.

Непосредственным владением первых королей из династии Капетингов была узкая территория, тянувшаяся к северу и югу от Парижа и очень медленно расширявшаяся в разные стороны; в течение первых двух веков (987—1180) она увеличилась лишь вдвое. В то же самое время под властью английских королей находилась большая часть тогдашней Франции.

В 1066 году герцог нормандский Вильгельм завоевал Англию, вследствие чего Нормандия и Англия соединились между собой.

В XI веке положение дел было таково, что в роли объединителей Франции могли одинаково выступить потомки Гугона Капета и потомки Роллона, основателя Нормандии. Тем не менее сохранение короны в роде Капетингов имело важное значение, ввиду того, что король считался и главой феодальной лестницы, и помазанником Божиим; это были лишние шансы в борьбе, которая происходила в феодальном мире Франции. Первыми королями из династии Капетингов, вышедшими из пассивного состояния, были Людовик VI Толстый и Людовик VII Младший, царствование которых занимает большую часть XII века. Они вступили в деятельную борьбу со своими вассалами, прежде всего в самом Иль-де-Франсе, а потом и в других частях северной и центральной Франции. Их поддерживало духовенство, которое, будучи менее феодализированным, чем в Германии, вообще хранило традиции монархической власти и желало установления мира и порядка. Особенно большие услуги обоим Людовикам оказал аббат Сугерий.

В одном важном деле Людовик VII не послушался, однако, Сугерия, отправившись, вопреки его совету, во второй крестовый поход. В отсутствие короля произошли события, заставившие его, по возвращении, развестись со своей женой Элеонорой, наследницей Аквитании. Она не замедлила выйти замуж за владельца Нормандии и Анжу, Генриха Плантагенета, сделавшегося вскоре и королём Англии. Таким образом Людовик VII сам отказался от возможности присоединить Аквитанию к своим владениям и способствовал образованию во Франции могущественного владения, очутившегося в руках Англии. Кроме духовенства, Капетингам эпохи крестовых походов много помогали и города. В это именно время во Франции происходило коммунальное движение, то есть освобождение многих городов от власти феодалов и превращение их в самостоятельные коммуны. Очень часто это было следствием восстания горожан против сеньоров; велись даже настоящие войны между теми и другими. Горожане при этом нередко искали поддержки у королей и сами оказывали им помощь в их борьбе с феодалами. Короли становились сначала то на ту, то на другую сторону, но потом стали сознательно поддерживать горожан, даруя им хартии, подтверждавшие их права. На своих землях короли не позволяли заводить коммуны, но зато давали горожанам многие иные льготы.

Через столетие после этого (1154 год) королями Англии и герцогами Нормандии сделались графы Анжуйские (Плантагенеты), и первый же король из этой династии, Генрих II, благодаря браку с наследницей Аквитании, Элеонорой, приобрёл весь юго-запад Франции. Начало «собиранию» Франции положил Филипп II Август (1180—1223), который, между прочим, приобрёл Вермандуа, часть Артуа, Нормандии, Бретань, Анже, Мэн, Турень, Овернь и др. более мелкие земли.

Во Франции образовался даже особый общественный класс буржуазии, в котором короли находили деятельных сторонников своей антифеодальной политики. Впрочем, когда королевская власть усилилась, она стала отнимать права и у коммун. При Филиппе II Августе (1180—1223), участнике третьего крестового похода, королевская власть во Франции сделала новые успехи. Филипп отнял у английского короля (Иоанна Безземельного) Нормандию, когда тот, как вассал французского короля, не захотел явиться на суд пэров по обвинению в умерщвлении им своего племянника. Нормандию пришлось завоёвывать, но Филипп успешно довершил это дело и приобрёл и другие английские владения. При этом же короле произошёл крестовый поход против альбигойцев и вальденсов южной Франции, окончившийся её завоеванием и подчинением северным французам. Большая часть владений графа тулузского была потом передана рыцарями, их завоевавшими, но не сумевшими в них удержаться, сыну Филиппа-Августа, Людовику VIII (1223—26).

Наконец, Филипп II Август был и первым устроителем королевской администрации, в виде бальи и превотов, которым поручено было управление отдельными областями, с подчинением королевскому совету и счётной палате в Париже (на юге королевскими наместниками сделались потом сенешали). Ещё более возвысилась королевская власть во Франции при Людовике IX Святом (1226—1270), который был настоящим воплощением рыцарского идеала средних веков и сильно поднял нравственный авторитет королевской власти. Людовику IX тоже удалось увеличить свои владения, присоединением Анжу и Пуату, которые он отнял у короля английского. Особенно важно было его внутреннее управление. В это время во Франции распространилось из Италии изучение Юстинианова свода и началась рецепция римского права.

Внук Филиппа II, Людовик Святой (1226—1270), сделал важные приобретения на юге Франции; графы тулузские должны были признать над собой власть короля Франции и уступить ему значительную часть своих владений, пока прекращение в 1272 году владетельного тулузского дома не повлекло за собой, при Филиппе III, присоединение к королевским землям и остальной части этих владений.

Появился особый класс законников или легистов, которые, поступая на королевскую службу, старались проводить в жизнь римские правовые воззрения («что благоугодно государю, имеет силу закона»). С помощью легистов Людовик IX заменил судебный поединок правильным следствием, установил апелляцию к королевским судьям на приговоры феодальных сеньоров и т. п. Во главе новых судов был поставлен в Париже парламент — судебная палата, образовавшаяся из прежней феодальной курии короля, с присоединением легистов (подобные же парламенты были устроены впоследствии, главным образом в XV веке, и в других провинциях).

Филипп IV Красивый (1285—1314) приобрёл в 1312 году Лион и его область, а браком с Иоанной Наваррской создал основание для будущих притязаний королевского дома на её наследие (Шампань и др.), которое впоследствии (1361), при Иоанне Добром, и было окончательно присоединено.

Во вторую половину рассмотренной эпохи, особенно начиная с XII века, Франция играла важную роль в Европе. Она стояла во главе крестовых походов; её рыцарство было образцом для подражания в других странах. Французы распространяли свои порядки и нравы в других странах; в этом отношении особенно видную роль играли рыцари из Нормандии (завоевание в ΧΙ—XII веках Англии, Неаполя и Сицилии, Эдессы и Иерусалима, а в начале XIII века — Византийской империи). Это способствовало и развитию французской торговли. Из французского монастыря Клюни вышла знаменитая реформа церкви в XI веке. В XII веке во Франции происходило и значительное умственное движение (Абеляр).

Благодаря деятельности названных королей и их преемников, постепенно совершалось объединение Франции. Оружием, деньгами, брачными связями они мало-помалу прибирают к рукам отдельные владения, увеличивая свои домены, и в то же время все больше и больше подчиняют своей власти вассалов, посредством новых учреждений.

Вследствие этого феодальная монархия при последних Капетингах превращается в сословную монархию времён следующей династии — Валуа.

4. Франция при династии Валуа

Вступление на престол в 1328 году династии Валуа было ознаменовано включением в состав королевских владений её наследственного герцогства. В 1349 году присоединён Дофинэ, за прекращением местной династии. Вообще, успехи королевской власти во Франции за полтора столетия, протёкшие от вступления на престол Филиппа II Августа (1180) до прекращения династии Капетингов (1328), были весьма значительны: королевские домены сильно расширились (при этом многие земли попали, однако, в руки других членов королевского рода), тогда как владения феодальных сеньоров и английского короля сократились. Но при первом же короле из новой династии началась столетняя война с англичанами, в первом периоде которой французский король, по договору в Бретиньи 1360 года, должен был отказаться в пользу английского от целого ряда земель.

Франция в 1477 году      Королевский домен     Владения Карла Смелого

В первой трети XV века дела Франции пошли ещё хуже; англичане захватили громадную территорию до самой Луары. Приостановленный этой войной процесс собирания Франции возобновился при Карле VII (1422—1461), которому удалось изгнать англичан. Среди феодальных владений потомков Людовика Святого в эту эпоху возвысилась Бургундия, территория которой лежала западной своей частью во Франции, восточной — в Германии. Людовик XI (1461—1483) в 1477 году присоединил французскую часть (герцогство Бургундское) к своим владениям. Кроме того, этот король приобрёл по праву наследства от последнего графа Анжуйского Прованс (1481), завоевал Булонэ (1477) и подчинил себе Пикардию.

При Карле VIII (1483—1498) прекратилась мужская линия владетельного дома Бретани (1488); наследница его прав была женой Карла VIII, после его смерти вышедшая за Людовика XII (1498—1515), чем было подготовлено и присоединение Бретани. Таким образом в новую историю Франция вступает почти объединённой, и ей остаётся расширяться главным образом на восток, за счёт священной Римской империи. Первое такое приобретение (три епископства: Мец, Туль и Вердён) сделано было при Генрихе II, но окончательно утверждено только столетием позже. Главным образом новые приобретения относятся уже к царствованию династий Бурбонов.

Исторические карты Франции. Табл. III. X. Франция в XVII—XVIII вв. XI. Наполеоновская Франция. XII. Франция с 1814 г.

5. Франция при Бурбонах

5.1. Генрих IV

Вступление на престол Франции Генриха IV в 1589 году сопровождалось присоединением к Франции северной части королевства Наварры (южная раньше была захвачена Испанией), Беарна, графства Фуа и др. В 1601 году у Савойи была отнята область между верхним течением Роны и нижним течением Соны.

5.2. Людовик XIII

Людовик XIII вступил на престол в возрасте 8 лет после убийства отца — Генриха IV. Во время малолетства Людовика его мать Мария Медичи, как регентша, отступила от политики Генриха IV, заключив союз с Испанией и обручив короля с инфантой Анной Австрийской, дочерью Филиппа III.

Новая эпоха началась, после долгих колебаний Людовика, лишь в 1624 году, когда кардинал Ришелье стал министром и вскоре забрал в свои руки управление делами и неограниченную власть над королём. Гугеноты были усмирены и потеряли Ла-Рошель. Принцы и герцоги постепенно были лишены какого-либо влияния и власти на местах. Мятежи знати были подавлены. Все замки феодалов (кроме пограничных) были срыты. После смерти Ришелье (1642) через год умер и король Людовик XIII. В результате деятельности Ришелье возникла абсолютная монархия во Франции.

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

wreferat.baza-referat.ru

ИСТОРИЯ CРЕДНЕВЕКОВОЙ ФРАНЦИИ. Раннее Средневековье (V-IX в.в.)

В 486 г. в результате франкского завоевания в Северной Галлии возникло Франкское государство, во главе которого стоял вождь салических франков Хлодвиг (486—511 г.г.) из рода Меровея (отсюда династия Меровингов). Так начался первый период истории Франкского государства — с конца V до конца VII в., — обычно называемый меровингским периодом.

При Хлодвиге была завоевана Аквитания (507 г.), при его преемниках — Бургундия (534 г.); остготы уступили франкам Прованс в 536 году. К середине VI в. Франкское государство включало почти всю территорию бывшей римской провинции Галлии. Франки подчинили себе также ряд германских племен, живших за Рейном: верховную власть франков признали тюринги, алеманны и бавары; саксы принуждены были платить им ежегодную дань. Франкское государство просуществовало значительно дольше, чем все другие варварские королевства континентальной Европы, многие из которых (сначала часть Вестготского и Бургундское, затем Лангобардское) оно включило в свой состав.

История Франкского государства позволяет проследить путь развития феодальных отношений от самой ранней стадии до его завершения. Процесс феодализации происходил здесь в форме синтеза разлагающихся позднеримских и германских родо-племенных отношений. Соотношение тех и других было не одинаково на севере и на юге страны.

К северу от Луары, где франки с их довольно примитивным еще общественным строем занимали сплошные территории и составляли значительную часть населения, позднеантичные и варварские элементы взаимодействовали примерно в одинаковой пропорции. Поскольку франки селились здесь изолированно от галло-римского населения, они дольше, чем на юге, сохраняли принесенные с собой общественные порядки, в частности свободную общину.

В областях к югу от Луары франки были малочисленны, да и осевшие здесь раньше вестготы и бургунды оставались в меньшинстве. Эти последние задолго до франкского завоевания жили в постоянном и тесном контакте с галло-римским населением. Поэтому влияние позднеантичных отношений играло здесь в процессе синтеза гораздо более значительную роль, чем на севере страны, а разложение варварских общественных порядков происходило быстрее.

Рост крупного землевладения и частной власти крупных земельных собственников уже при сыновьях Хлодвига привел к ослаблению королевской власти. Лишившись вследствие щедрых земельных раздач значительной части своих домениальных владений и доходов, франкские короли оказались бессильными в борьбе с сепаратистскими устремлениями крупных землевладельцев.

После смерти Хлодвига началось дробление Франкского государства.

С конца VI в. намечается обособление трех самостоятельных областей в составе Франкского государства: Нейстрии — Северо-Западной Галлии с центром в Париже; Австразии — северо-восточной части Франкского государства, включавшей исконные франкские области по обоим берегам Рейна и Мааса; Бургундии — территория бывшего королевства бургундов. В конце VII в. на юго-западе выделилась Аквитания. Эти четыре области различались между собой и этническим составом населения и особенностями социального строя, и степенью феодализации.

В Нейстрии, которая к моменту франкского завоевания была сильно романизована, галло-римляне, составлявшие и после завоевания значительную часть населения, раньше, чем в других областях королевства, слились с франками-завоевателями. Здесь уже к концу VI— началу VII в. большое значение приобрело крупное церковное и светское землевладение и быстро шел процесс исчезновения свободного крестьянства.

Австразия, где основную массу населения составляли франки и подвластные им другие германские племена, а влияние галло-римских порядков было слабым, вплоть до начала VIII в. сохраняла более примитивный строй; здесь медленнее разлагалась община-марка, большую роль продолжали играть землевладельцы-аллодисты, входящие в общины-марки и составляющие основу военного ополчения. Складывающийся класс феодалов был в основном представлен мелкими и средними феодалами. Церковное землевладение было представлено здесь слабее, чем в Нейстрии.

В Бургундии и Аквитании, где галло-римское население также было смешано с германским (сначала с бургундами и вестготами а затем с франками), также долго сохранялось мелкое свободное крестьянское и среднепоместное землевладение. Но вместе с тем там имелись и крупные земельные владения, особенно церковные, а свободная община уже в VI в. исчезла почти повсеместно.

Эти области были слабо связаны между собой экономически (в то время господствовали натурально-хозяйственные отношения), что препятствовало их объединению в одном государстве. Короли из дома Меровингов, возглавлявшие эти области после раздробления Франкского государства, вели между собой борьбу за верховенство, которая осложнялась непрерывными столкновениями между королями и крупными землевладельцами внутри каждой из областей.

Объединение страны майордомами Австразии

В конце VII в. фактическая власть во всех областях Франкского королевства оказалась в руках майордомов. Первоначально это были должностные лица, возглавлявшие королевское дворцовое управление (majordomus — старший по дому, управляющий хозяйством двора). Затем майордомы превратились в крупнейших землевладельцев. Все управление каждой из названных областей королевства сосредоточивалось в их руках, и майордом выступал как вождь и военный предводитель местной земельной аристократии.

Короли из дома Меровингов, потерявшие всякую реальную власть, назначались и смещались по воле майордомов и получили от современников пренебрежительное прозвище «ленивых королей».

После продолжительной борьбы в среде франкской знати в 687 г. майордом Австразии Пипин Геристальский стал майордомом всего Франкского государства. Это удалось ему потому, что в Австразии, где процесс феодализации шел медленнее, чем в других частях королевства, майордомы могли опираться на довольно еще значительный слой мелких и средних феодалов, а также свободных аллодистов крестьянского типа, заинтересованных в усилении центральной власти для борьбы с притеснениями крупных землевладельцев, подавления закрепощаемого крестьянства и для завоевания новых земель. При поддержке этих социальных слоев майордомы Австразии смогли вновь объединить под своей властью все Франкское государство.

История Франции: История Франции: полный курс

france.promotour.info

Человек Средневековья. «Средневековая Франция» | Поло де Болье Мари-Анн

 

Литераторы Средневековья

(указаны в хронологическом порядке дат рождения)

Рауль Глабер (около 990 – 1047 гг.)

Выходец из Бургундии, Рауль Глабер (Лысый) в юном возрасте был отдан в монастырь Сен-Жермен д'Оксерр. Неспокойный характер и несомненное литературное дарование вынуждали его скитаться по аббатствам. Рауль Глабер испытывал большую симпатию и привязанность к Гильому де Вольпиано, исповедовавшему клюнизийские идеалы, историю жизни которого он впоследствии описал. В Клюни, возглавляемом в то время аббатом Майёлем, он начал «Историю своего времени в пяти книгах», которую закончил в 1047 г. незадолго до смерти в Сен-Жермен д'Оксерр. Долгое время не признаваемое историками, это произведение тем не менее является ценным источником сведений о состоянии общества в тысячном году (с 900 по 1044 гг.) и дает представление о концепции мирового устройства, сформировавшейся в монашеских кругах.

Сигеберт де Жемблу или Гемблензис (около 1030–1112 гг.)

Преподавая в Меце, а затем в Жемблу, Сигеберт прославился, благодаря написанной им «Всемирной истории» («Chronographiasive Chronica»), в которой были восстановлены мировые события с 381 по 1111 г., а первостепенное значение уделялось точной хронологии изложенных фактов. Успех произведения был закреплен в его дальнейших работах, содержащих большое количество ценных исторических сведений. Сигеберт также пробовал свои силы в литературных и исторических биографиях и составлении истории монастыря в Жемблу. В споре за Инвеституру принял сторону императора, что не скрывал, публикуя свои памфлеты. До нас дошли только фрагменты его комментария к «Екклезиасту».

Хильдеберт де Лаварден или Майский (1056–1133/34 гг.)

Родившись в Лавардене недалеко от Монтуара, в 1096 г. Хильдеберт стал епископом в Мане, а затем в 1125 г. архиепископом в Туре. Он был одним из самых знаменитых поэтов Средневековья, писавших на латинском языке. Стал известен благодаря тщательной стилистической обработке своих поэтических произведений, посвященных библейским, богословским, литургическим и агиографическим сюжетам. Помимо прочих работ, написал «Жизнь Марии Египетской», получившую большую известность. До наших дней дошла его переписка, ставшая образцом эпистолярного жанра, проповеди, теологические трактаты и жизнеописания святых.

Фульхерий Шартрский (около 1059–1127 гг.)

Будучи капелланом в Шартре, Фульхерий принимал участие в первом крестовом походе (1095–1099 гг.). Был капелланом Бодуэна I, короля Иерусалима, и написал «Историю Иерусалима», основанную на личных наблюдениях и древних источниках и ставшую самым достоверным рассказом о первом крестовом походе и о возникновении Иерусалимского королевства (с момента основания до 1127 г.).

Ордерик Виталь (1075–1142? гг.)

Выходец из Англии, Ордерик Виталь провел жизнь во Франции. В 11 лет он поступил в монастырь Сент-Эвру в Нормандии, где начал писать «Историю церкви», навеянную творчеством Иоанна Ворчестера и Сигеберта де Жемблу, а также и другими произведениями, которые он компилировал, переходя из монастыря в монастырь. Произведение предназначалось для чтения в столовой или вечером среди друзей в рамках монастырской жизни и было написано в модной в XII столетии форме рифмованной прозы. К сожалению, монахи не оценили по достоинству его труд, перегруженный личными впечатлениями и не отражавший грандиозность церковного замысла. Книга получила известность лишь в XV столетии, именно благодаря тем особенностям, за которые ее отвергли в XII в.

Пьер Абеляр (1079–1142 гг.)

Родившись недалеко от Нанта, Пьер Абеляр получил образование у маститых мэтров того времени: Ансельма Ланского и Гильома де Шампо, затем стал преподавателем логики и богословия в Париже. После потрясений, вызванных несчастной любовью и неудачным супружеством с Элоизой, он удалился в монастырь в Сен-Дени, приняв пострижение в монахи. Раскритикованный за свой труд «Христианская теология», он отправился в одиночестве в Ножан, где его ученики построили ему обитель под названием Параклет, впоследствии переданную Абеляром Элоизе, также ставшей монахиней. В 1136 г. он возобновил преподавательскую деятельность в Париже, но после осуждения его творчества Сансским церковным собором (1140 г.), созванным по наущению святого Бернара, вынужден был бежать в Клюни, где нашел убежище у Петра Досточтимого. Здесь он написал «Апологию против Бернара», автобиографию («История моих бедствий») и свой основной труд «Да и нет» («Sic et non»), заложивший основы диалектики и схоластики. Можно процитировать еще много работ, написанных Абеляром в области богословия, поэзии и педагогики (для своего сына Астралябия).

Гильом из Конша, Гильом де Конш или Гильом Конхезий (около 1085 – после 1154 гг.)

Гильом де Конш был одним из представителей шартрской школы. Прослушав курс у Гильома Шартрского, он впоследствии преподавал в этом городе. Был воспитан на латинской литературе (Боэций, Макробий), философии Платона и на недавно переведенных с арабского языка медицинских произведениях. Гильом де Конш написал сочинения «Философия мира» и «Комментарии к «Тимею». Суть его доктрины сводилась к определению природы как «инструмента божественной деятельности», которую он, будучи сторонником логического атомизма, изучал с медицинской точки зрения. Радикализм его нового учения был предметом нападок и осуждения со стороны Гильома де Сен-Тьерри.

Жильбер де ля Поррэ или Порретанский (после 1085–1154 гг.)

Его иногда называют Жильбер де Пуатье, потому что он родился в этом городе. Изучал сначала свободные искусства, а затем отправился в Лан, где изучал Священное Писание и комментарии к нему. К 1140 г. он сам становится преподавателем и начал работать в кафедральной школе в Париже. Два годя спустя Жильбер де ля Поррэ был вынужден прервать преподавательскую деятельность, так как был назначен епископом в Пуатье. Обвиненный святым Бернаром в проповедовании в своих комментариях к Боэцию еретических утверждений по поводу Троицы, он тем не менее не был подвергнут осуждению церковью. Комментировал также и другие библейские тексты: Псалмы, Послание апостола Павла и Апокалипсис. В метафизике, логике и богословии его доктрина легла в основу новой школы, называемой «порретанской», характеризовавшейся двумя главными положениями: развитие самосознания личности и концепция формы, навеянная идеями Платона, как сущности, цели и движущей силы материи. Хотя его понимание Троицы, не совпадало с официальной точкой зрения, принятой духовенством (его критиковал Бернар Клервосский), Жильберу де ля Поррэ удалось избежать гонений со стороны церкви.

Бернар Клервоский, святой (1090–1153 гг.)

Родившись в Фонтен-ле-Дижон и происходя из знатной семьи, в возрасте двадцати лет Бернар вместе со своими братьями и компаньонами поступил в Сито, недавно созданный монастырь, быстро приобретший известность благодаря строгим нравам и аскетической жизни, царивших в нем. Впоследствии он основал монастырь Клерво в Шампани, бессменным руководителем которого оставался до конца своих дней, отказываясь от предлагаемых ему высоких церковных санов. Пятнадцать лет своей жизни он посвятил развитию монастыря Клерво и цистерцианского ордена, борясь с растущим влиянием королей и императоров, стремящихся узурпировать церковную власть. В церковном расколе 1130–1138 гг. (было избрано два папы) Бернар Клервоский поддержал Папу Иннокентия II, добившись его назначения в 1138 г. Он активно вмешивался в выборы епископов, поддерживая кандидатов, обладающих высокими моральными качествами, и был советником прелатов. Его волновал расцвет городских школ, в которых непреложные истины подвергались пересмотру с позиций разума. Бернар Клервоский был инициатором осуждения Пьера Абеляра и его сторонников и привлек многих студентов в цистерцианский орден. Он провозгласил второй крестовый поход в Везеле и остановил погромы крестоносцев в долине Рейна. Провал этой военной экспедиции настолько поразил его, что он удалился в Клерво, где написал множество писем, иногда в форме трактатов, проповеди на «Песнь песней» и сочинение, проникнутое духом мистического богословия. После его смерти цистерцианский орден насчитывал 345 монастырей. Бернар Клервоский был канонизирован в 1174 г.

Петр Досточтимый или Достопочтенный (около 1092–1156 гг.)

Происходивший из благородной семьи из Оверни, в 1122 г. стал аббатом Клюни. Его огромная переписка свидетельствовала об обширных связях, которые он поддерживал с самые влиятельными людьми того времени. По его инициативе был переведен на латинский язык Коран, чтобы, опираясь на факты и аргументируя свои утверждения, он с большими основаниями мог опровергнуть мусульманскую религию в своей «Сумме ереси сарацинов» и в «Книге против секты или ересь сарацинов». Он также выступил против петробрюзийского еретического течения (сторонников Петра из Брюи) и нападал на евреев. В сочинении «De miraculis» он описал чудесные явления (миракли), современником, а иногда и свидетелем (в монастыре в Клюни) которых он являлся. После него остались также проповеди и литургические гимны.

Гуго Сен-Викторский (около 1096–1141 гг.)

Вне всякого сомнения, сакс по происхождению, Гуго начал свое обучение в Хаммерслебенском монастыре (Саксония), а к 1118 г. перебрался в Париж. Начиная с 1127 г., он преподавал в аббатстве Сен-Виктор, возродив здесь центр духовной жизни и культурного обновления. Этот мистически настроенный богослов был также широко известен благодаря неподдельному интересу к науке. Он написал сочинение «Дидаскалион» («искусство читать», то есть, как учиться и как обучать), представляющее собой настоящую школьную программу (семь свободных искусств) и духовное руководство. Его педагогическое рвение распространялось также на послушников, которым он посвятил самоучитель, дававший им возможность получить элементарные знания в стенах монастырей. Он оставил нам копии прочитанных им курсов, большую переписку, в частности, со святым Бернаром, и духовные трактаты.

Пьер ле Манжёр, Петр-Обжора (около 1100–1179 гг.)

Пьер ле Манжёр (Comestor) родился в Труа и прославился благодаря неуемному «аппетиту» и любви к книгам. Был учителем, потом канцлером в Париже и, наконец, постоянным каноником в аббатстве Сен-Виктор. Прослушал курс Петра Ломбардского в Париже. Известность Пьеру ле Манжёр принесла написанная им книга «Схоластическая история», представлявшая историю Библии и ставшая основным учебным пособием для студентов, изучающих богословие, и проповедников. Им также составлены ряд комментариев, проповедей и написано сочинение «Сумма таинств».

Петр Ломбардский (около 1100–1160 гг.)

Родившись в Ломбардии, сделал карьеру во Франции, в Париже. Прослушав курс в кафедральной школе в Реймсе, он был принят в аббатство Сен-Виктор в Париже (по рекомендации святого Бернара), где учился у Гуго Сен-Викторского. До выборов в 1159 г. Петра Ломбардского епископом Парижа он преподавал в школе при соборе Парижской Богоматери. Им написаны «Комментарии к Святому Писанию» и произведение «Четыре книги сентенций», принесшее ему славу и известность и представлявшее энциклопедию изречений отцов церкви, куда также был включен недавно написанный (1140 г.) «Декрет» Грациана, объясняющий различные богословские понятия (Троица, сотворение мира, воплощение, искупление, церковные таинства, эсхатология). «Сентенции» были настольной книгой преподавателей и студентов и до конца XVI столетия оставались основой первоначального знакомства с теологией.

Элоиза (около 1100–1164 гг.)

Воспитание юной девушки благородного происхождения было доверено известному наставнику Пьеру Абеляру. В шестнадцать лет она стала символом «феминизма XII столетия». Между учителем и его воспитанницей установились длительные и полные страсти любовные отношения, результатом которых было рождение сына. Взбешенный дядя Элоизы, которого не устраивал тайный брак, заключенный с его племянницей, велел оскопить Абеляра. Пережив крах личной жизни, Абеляр вынуждает Элоизу постричься в монахини, и она удаляется в монастырь в Аржантейе. Сам же он стал монахом в аббатстве Сен-Дени (1118 г.). Через двенадцать лет Элоиза возглавит монашеское братство Параклет, шампанскую обитель Абеляра, подаренную им Элоизе. В 1130–1135 гг. взаимоотношения между ними возобновились. Остались три письма Элоизы, в которых она пишет, что смирилась со своей любовью к Абеляру, но, следуя его советам, посвятит свою жизнь религиозному служению, став аббатисой. После смерти Абеляра она похоронила его в Параклете.

Иоанн Солсберийский (около 1115–1180 гг.)

Этот писатель англо-саксонского происхождения обучался во Франции и прослушал курс лекций у самых знаменитых преподавателей парижской школы: Абеляра, Гильома Коншского, Жильбера де ля Поррэ. После обучения поступил на службу к епископам Кантерберийским: Теобальду, а затем Томасу Бекету. В 1176 г. Иоанн Солсберийский становится епископом Шартрским. В самом известном его произведении, «Поликратике» («Policraticus»), посвященном Томасу Бекету, он рассуждает о моральных принципах, на которых должно строиться управление обществом. Первым в Западном мире ознакомившись с творчеством Аристотеля и опираясь на его произведение «Органон», Иоанн Солсберийский написал сочинение «Металогик» («Metalogicus»), в котором выступает как защитник логики и метафизики. Его поэма «Энтетик» («Entheticus») представляет собой введение в философию. Неутомимый ученый, он оставил нам историю пап («История понтификов»), множество писем и жизнеописания епископов Кантерберийских: Ансельма и Томаса Бекета.

Пьер ле Шантр (1120/30 – 1197 гг.)

Пьер ле Шантр был сначала каноником в Реймсе, а затем в Париже, где он исполнял функции певчего и преподавателя богословия. Он написал несколько произведений о нравственных принципах теологии, среди которых «Verbum abbreviatum» и «Сумма таинств и советы для души», плод его преподавательской деятельности. Он составил также произведение в новой, доселе не существовавшей форме компиляции, расположив в нем статьи по алфавиту, назвав его «Сумма или Abel», в память о своем литературном дебюте, также названном «Abel». В соответствии с установившей традицией каждое из 1250 слов Библии было отобрано и объяснено с литературной, аллегорической и образно-логической точек зрения. Пьер ле Шантр активно работал в парижской богословской школе, считавшей проповедь основой церковной практики. Его идеи вдохновляли Роберта де Курсона, Этьена Ленгтона, проповедников Фулка из Нейи и Жака из Витри.

Кретьен де Труа (около 1130 г. – приблизительно в 1190 г.)

Вероятнее всего, Кретьен де Труа был выходцем из Шампани и был при дворе сначала графа Шампанского, а затем графа Фландрского. Создается впечатление, что он был хорошо знаком с творчеством классических латинских поэтов (Вергилия, Овидия). Он оставил нам ставшие знаменитыми романы: «Эрек, Рыцарь телеги» (около 1168 г.), «Клижес», «Персеваль или повесть о Граале» (после 1182 г.). Его вдохновение питала атмосфера популярных в то время бретонских романов, которую он перенес в свои произведения, воплощавшие мечты рыцарства и куртуазную идеологию.

Страница из романа о Ланселоте Кретъена де Тру а

Маркабрюн (1135–1150 гг.)

Один из самых известных трубадуров Средневековья был весьма скромного происхождения, но его талант помог ему завоевать расположение и покровительство многих влиятельных лиц: Гильома VIII де Пуатье, а затем с 1130 по 1148 г. – Альфонса VII Кастильского. Был одним из зачинателей и основателей нового направления в поэзии, которое характеризовалось выработкой закрытого и «ученого» стиля (trobar dus, герметичный стиль), высоко ценимого при дворах юга Франции. Маркабрюн подвергал суровой критике куртуазную любовь, которая, по его мнению, была лжива, насквозь пропитана фальшью и развращающе действовала на семейные нравы. Выбор им выразительных средств характеризовался жестким реализмом и простотой, что отличало его от остальных трубадуров. Он оставил сорок два произведения, оказавшие большое влияние на дальнейшее развитие этого поэтического направления.

Готье де Шатийон (около 1135 г. – приблизительно 1179 г.)

Будучи клириком, он исполнял функции канцлера при дворе короля Генриха I, а затем преподавал в Лане и Шатийоне. Поддерживал тесные взаимоотношения с архиепископом Гильомом Реймсским. Готье де Шатийон написал на латинском языке поэму, озаглавленную «Alexandreis» («Александрия»), используемую в качестве школьной книги для чтения и познакомившей Средневековье с Александром Великим. В своих лирических и сатирических поэмах он без колебаний критиковал моральную деградацию духовенства. Им опубликован также «Трактат против евреев», ставший эмблемой антисемитизма той эпохи. Ему приписывают (с небольшой долей уверенности) авторство «Георгик», созданных по образцу Вергилия.

Бернар де Вентадур или Вентадорнский (литературная деятельность с 1147 по 1170 г.)

Бернар де Вентадур, вероятно, родился в Коррезе при дворе виконта де Вентадорна, Эбла II (1106–1147 гг.), дата его рождения неизвестна. Первые написанные им любовные поэмы увидели свет приблизительно в 1147 г. и посвящались графине де Вентадур. Впоследствии он был вынужден покинуть их двор, чтобы сопровождать в 1152 г. Алиенор Аквитанскую в Англию после ее разрыва с мужем, королем Франции. Затем он оказался при дворе графа Тулузского Раймонда V. Бернар де Вентадур закончил свои дни в цистерцианском монастыре в Далоне, где также нашел убежище Бертран де Борн. От него остались около сорока стихотворных произведений (cansos), в авторстве которых у нас нет полной уверенности, часть из них исполнялась под музыкальное сопровождение. Его творчество посвящено воспеванию любовных переживаний и проникнуто тоской и ностальгическими настроениями. Бернар де Вентадорн настаивал на искренности чувств, являвшихся, по его мнению, залогом подлинности поэтических описаний.

Пейре Видаль (литературная деятельность с 1180 по 1210 г.)

Завоевавший известность с начала 1180 гг., Пейре Видаль происходил из Тулузы и был сыном меховщика, хотя выдавал себя за рыцаря. В первый период своего творчества воспевал в своих cansos некую даму, носившую имя На Виерна, и Раймонда V Тулузского. После разрыва со своим покровителем Пейре Видаль перешел на сторону его врага Альфонса II Арагонского, при дворе которого он сочинил свое знаменитое произведение «Drogoman senher». Впоследствии он вернулся в Тулузу, и в 1187 г. предпринял паломничество в Святую землю. По возвращении на родину помирился с Раймондом V. Посещая дворы знатных особ Северной Италии, где высоко ценили его остроумие и блестящее поэтическое дарование, он воспевал любовь к новой и неизвестной нам даме.

Робер де Курсон (? – 1219 г.)

Выходец из Англии, Робер де Курсон в 1190–1195 гг. учился у Пьера ле Шантра.

Начиная с 1204 г., он начал преподавательскую деятельность. Назначив его кардиналом, Папа Иннокентий III вменил ему в обязанность подготовку нового крестового похода. Робер де Курсон возглавлял несколько церковных соборов во Франции (в Париже в 1213 г., в Бордо и Руане в 1214 г.) и утвердил завоевания Симона де Монфора на юге Франции. Он способствовал реорганизации процесса обучения в Париже и, запретив преподавание «Метафизики» Аристотеля, разрешил чтение «Этики». Участвовал в IV Латеранском церковном соборе (1215 г.) и умер в 1219 г. недалеко от Дамиетты во время пятого крестового похода. Он оставил трактат о ростовщичестве и сумму теологии; его комментарии к «Сентенциям» Петра Ломбардского, к сожалению, были утеряны.

Жан Бодель (около 1165–1210 гг.)

Трувер родом из Арраса, Жан Бодель в 1200 г. поставил «Миракль Святого Николая», впервые объединив духовный и светский театры. Он, не колеблясь, включил в величие эпического повествования шутку и бурлеск для придания большей убедительности славным подвигам святого. Будучи менестрелем, он оставил нам эпопею «Шансон де Сесн», фаблио и пасторали. Заболев в 1205 г. проказой, он был вынужден удалиться от мира и написал «Расставание», трогательное прощание с друзьями. Его печальные поэмы были навеяны «Стихами о смерти» Элинана де Фруадмона, тема которых был заимствована и другими труверами, также выходцами из Арраса, среди которых были и такие знаменитые поэты, как Бод Фестул и Адам де ля Аль.

Робер де Борон (литературная деятельность с 1190 по 1210 г.)

Выходец из деревни Борон, недалеко от Монбельяра, Робер написал «Роман об истории Святого Грааля». Пользуясь покровительством Готье де Монбельяра, он, вероятно, сопровождал его в четвертый крестовый поход. Роман Робера де Борона заметно отличается от «Повести о Граале» Кретьена де Труа. Написанный с христианских позиций, роман был навеян апокрифическими писаниями и, в частности, Евангелием от Никодима. Через потомков Брона, посланных по приказу Христа в долину Авалона (Гластонбери), автор переместил Грааль из Иерусалима в Англию.

Элинан де Фруадмон (1160/1170 – после 1229 гг.)

Элинан учился в Бовэ у известного грамматика Рауля, последователя Пьера Абеляра. Став трувером, получил известность и прославился при дворе Филиппа Августа, но в возрасте двадцати лет поступает в монашеский цистерцианский орден в аббатство Фруадмон в Бовези. В 1229 г. он переехал в Тулузу, чтобы проповедовать и вести борьбу с ересью катаров. Из всех его произведений, написанных в основном на латинском языке, до нас дошло письмо (Liber de reparatione lapsi), адресованное брату, который покинул аббатство ради женитьбы, несколько латинских поэм и, главным образом, его «Всемирная хроника», частично утерянная, но ставшая известной благодаря многим заимствованиям, сделанным Винсентом Бовезийским для его сочинения «Историческое зеркало» («Speculum historiale»). Элинан написал на французском языке замечательную поэму «Стихи о смерти», в которой он бичевал образ жизни молодых повес, предавшихся радостям жизни и забывших свой рыцарский долг.

Мария Французская (литературная деятельность с 1154 по 1189 г.)

Личность и жизнь первой французской поэтессы остаются для нас загадкой. Мы знаем ее по имени, которое она вставляла в свои произведения: «Имя мое – Мария, а родом я из Франции», писала она в эпилогах к своим басням. Хотя она и родилась во Франции, но существует предположение, что она жила в Англии при дворе короля Генриха II Плантагенета. В шестидесятых годах XII столетия она написала множество ле, сделавших ее знаменитой: Guigemar, Equitan, le Freisne, Bisclavret, Lanval, Два любовника и т. д., представляющих собой новеллы в стихах, навеянные старинными бретонскими ле, исполняемыми под аккомпанемент арфы. Мария Французская придала психологическую глубину и необыкновенную поэтичность своим произведениям, в которых она в соответствии с эпохой воспевала утонченный и чувственный мир куртуазной любви. Её вдохновляли также шедевры Овидия и средневековые романы («Эней», «Брут» Васа, «Тристан»). Кроме того, около 1167–1189 гг. на основе античных сюжетов, объединенных с народным литературным фольклором, она составила сборник басен «Isopet», мораль которых отражала реалии феодального общества.

Доминик, Святой (после 1170–1221 гг.)

Родился в Калеруэге в Испании и стал основателем ордена Братьев-проповедников или доминиканцев. В 1203–1205 гг. он сопровождал своего епископа Диего д'Осма в Скандинавию, куда они отправились в надежде обратить в христианство язычников, но папа не одобрил их проекта и послал их вместе с цистерцианскими легатами силой проповеди вести борьбу с ересью катаров на юге Франции. Несмотря на крестовые походы против альбигойцев, Доминик с епископом Фулькесом продолжал выполнять порученную ему миссию сначала в Пруе, а затем в Тулузе. Возглавляемая им группа проповедников постепенно становится орденом, получившим признание папы (конфирмации от 1216,1217 и 1219 гг.). Доминик основывает монастыри в Париже, а затем в Болонье, где братья проходят специальную подготовку, преж: де чем с позиций евангельской бедности обращаться к пастве с проповедями. Подобная практика сближала их с францисканцами, также монахами нищенствующего ордена. Их отличительной особенностью было создание при монастырях богословских школ, где братья-монахи получали глубокую теологическую подготовку. Доминик возглавлял два первых генеральных капитула ордена (в 1220 и 1221 гг.). В 1221 г. он умер. Был канонизирован в 1234 г.

Гильом Оверньский (около 1180–1249 гг.)

Родившись в Орийаке, Гильом учился в Париже, где к 1225 г. стал преподавателем богословия. В 1228 г. самим папой он был посвящен в сан епископа Парижа. Ему довелось пройти через два тяжелых испытания: университетская забастовка в 1229–1231 гг. и сожжение Талмуда в Париже (1244 г.). Последующие папы и Людовик Святой доверяли ему выполнение многих миссий. Он реформировал монастыри, способствовал созданию новых орденов и совершенствовал организацию церковных приходов. Он много писал в разных областях: проповеди, духовные и пасторские трактаты, философские и богословские сочинения. Его труд «Божественная риторика» оказал большое влияние на современников.

Гильом Оксеррский (? – 1231 г.)

Гильом был преподавателем богословия в университете Парижа. Его имя фигурировало в булле Parens scientiarum (1231 г.), даровавшей университету устав, а студентам и преподавателям – правовые привилегии. Кроме того, он участвовал в комиссии, уполномоченной рассмотреть и вынести решение по произведениям Аристотеля, запрещенного в 1210 г. к изучению Парижским церковным собором.

Им были написаны «Сумма церковных богослужений» и «Summa aurea», 120 дошедших до наших дней рукописных экземпляров этих произведений подтверждают их широкое распространение. При изучении положений веры, рассматриваемых как первичные аксиомы, он подтверждал их доказательствами, полученными с позиций разума.

Александр Хэйлский (около 1185–1245 гг.)

Родившись в крестьянской семье в Хэйлсе в Англии, Александр Хэйлский учился в Парижском университете, став впоследствии одним из самых блестящих его преподавателей. В 1231 г. он поступил в монашеский францисканский орден. В его незаконченном произведении «Сумма теологии» впервые полностью изложена философия Аристотеля. Он первый из парижских учителей построил свое преподавание на изучении «Сентенций» Петра Ломбардского. После него остались труды, типичные для преподавателей богословия: вопросы диспутов и темы, подготовленные к обсуждению со студентами, и комментарии к «Четырем книгам сентенций» Петра Ломбардского. Он также работал над комментарием к уставу ордена францисканцев.

Винсент Бовезийский (около 1190–1264 гг.)

В качестве члена ордена доминиканцев Винсент Бовезийский посвятил свою жизнь проповедованию и изучению наук. Как одному из самых образованных людей, обладающего энциклопедическими знаниями, руководители ордена доверили ему объединить все существующие на то время научные достижения Средневековья. Его труд «Speculum majus», написанный с 1240 по 1250 г., вобрал в себя три тома знаний, почерпнутых из различных источников. В «Speculum naturale» прослеживалось, как за шесть дней творения были созданы земля и человек; в «Speculum historiale» разворачивался ход исторических событий на пути к Страшному суду, а в «Speculum doctrinale» был осуществлен синтез богословского учения святого Августина. 250 рукописных экземпляров этого сочинения подтвердили его успех.

Альберт Великий (около 1193–1280)

Родившись в Швабии в рыцарской семье, Альберт Великий был одним из самых знаменитых профессоров-теологов Средневековья. Ведя обучение в нескольких школах своего ордена, он стал впоследствии (в 1243–1247 гг.) преподавателем богословия в Парижском университете. Большая часть его жизни прошла в Германии, в частности, в Кёльне, где он организовал Studium generale. Свое творчество он посвятил изложению комментариев к научному наследию Аристотеля, заложив основы ботаники, зоологии, и привнеся новые идеи в теологию (его труды «Сумма творения» и «Сумма теологии»). Были также найдены его проповеди, с которыми он обращался к пастве в Париже и Кёльне.

Робер де Сорбон (1201–1274 гг.)

Парижский университет носит имя своего основателя Робера де Сорбонна. Друг Людовика Святого и преподаватель богословия в Париже, он представлял научное течение, целью которого было внедрение достижений теологии в церковную практику. Находился в оппозиции к спекулятивной теологии, занимавшей лидирующие позиции в университете Парижа. Он стремился привлекать студентов, изучающих богословие, к пасторской деятельности и составил проповеди и трактаты о пороках, добродетелях и таинствах. Назидательный стиль его произведений, частично переведенных на народные наречия, обеспечил им долгое существование.

Фома Аквинский, святой (1224/1225 – 1274 гг.)

Выходец из благородной ломбардской семьи, этот доминиканец учился у Альберта Великого. Став преподавателем богословия, Фома Аквинский работал в Париже, Риме и Неаполе. Применяя и неукоснительно соблюдая схоластические методы исследования, он объединил христианскую веру с учением Аристотеля, духовное наследие которого состояло не только из его произведений, но и из трудов его комментаторов. Его «Сумма теологии» пользовалась громадным авторитетом в католической церкви, хотя и подвергалась критическим нападкам, которые вскоре удалось заглушить благодаря непогрешимой репутации Фомы Аквинского. Он опубликовал «Сумму против язычников», в которой опровергал арабских философов, а также вопросы и темы, обсуждаемые на университетских диспутах, и множество комментариев к различным авторам от Боэция до Петра Ломбардского. Фома Аквинский был канонизирован в 1S23 г.

Гильом де Сент-Амур (период деятельности с 1252 по 1272 г.)

Этот профессор искусств и права (до 1238 г.) в пятидесятых годах XIII столетия стал руководителем факультета теологии Парижского университета и возглавил движение секуляров против засилья представителей нищенствующих монашеских орденов в университете Парижа. В 1254 г. он добился от папы Иннокентия IV принятия устава университета, направленного против монахов, вплоть до лишения их некоторых привилегий. Положения устава были аннулированы вновь избранным Папой Александром IV. Возглавив оппозицию светских преподавателей (1255–1256 гг.), Гильом де Сент-Амур потерпел поражение. Был осужден в Риме в 1256 г. и отправлен в изгнание в родную деревню Сент-Амур (Юра) Папой Александром IV и Людовиком Святым. Здесь он написал труд «Коллекции» и умер всеми забытый в 1272 г.

Сигер Брабантский (около 1235–1281/84 гг.)

Сигер Брабантский получил образование в Парижском университете, в котором между 1260 и 1265 гг. стал преподавать. Он был представителем радикального аристотелизма (аверроизма) в университете, но после осуждения церковью его основных положений в 1270 г. отказался от некоторых своих взглядов. Впоследствии по своим убеждениям приблизился к позициям, занимаемым Фомой Аквинским в области философии и теологии. Он испытывал глубокий интерес к вопросам психологии, логики, метафизики, естественной философии, этическим и политическим проблемам. Сигер Брабантский был сторонником теории, утверждавшей, что философия является областью знаний, хотя и доказуемых, но всего лишь возможных, и не зависящих от теологической доктрины. Его стремление установить связь между разумом и верой подверглось жестокой критике со стороны духовенства в 1276 и 1277 гг. Данте реабилитировал этого ученого, поместив его среди двенадцати мудрецов в Раю.

Адам де ля Аль (около 1237/1240 – 1288 или после 1306 г.)

Адам де ля Аль был одним из ста восьмидесяти труверов, которым оказывала покровительство буржуазия города Арраса. Был необычайно плодовитым поэтом: написал тридцать шесть куртуазных песен, из которых восемь были удостоены премии Пюи, восемнадцать жё-парти, ле, не дошедших до наших дней. Он открыл светскому искусству полифоническую музыку (Ars nova) и основал сатирический театр (или феерический, в зависимости от вдохновения). Его самая знаменитая театральная постановка называлась «Действо листвы». В «Прощании» он известил о своем отъезде из Арраса. Поступив на службу к графу Роберту II Артуа, он вынужден был сопровождать его после Сицилийской вечерни (1282 г.) в свите Карла Анжуйского, короля обеих Сицилии. В Неаполе он поставил музыкальную комедию «Действо о Робене и Марион», которая была возобновлена в Аррасе в 1289 г. после смерти автора.

Марсилий Падуанский (1275/80 – 1342/43 гг.)

Родившись в Падуе, Марсилий изучал медицину, философию и богословие в Париже, где он стал преподавателем, а затем ректором университета. В 1324 г. он посвятил императору Людовику IV Баварскому политический трактат «Defensor pads» («Защитник мира»), в котором он провел четкое разделение между политической и религиозной властью, а также между законодательной и исполнительной властями. Применив в жизнь свою теорию, Марсилий Падуанский подверг сомнению авторитет папства и яростно атаковал курию понтификов в Авиньоне. Нашел убежище при дворе Людовика Баварского, став его советником. Здесь он написал и другие политические трактаты, в которых выступал за усиление императорской власти и за ее отделение и независимость от церкви. Его «Защитник мира» был взят на вооружение многими правителями и, в частности, французскими суверенами.

litresp.ru

ИСТОРИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФРАНЦИИ (XI - XIII в.в.)

Феодальная раздробленность Французского государства в XI в.

Известное воздействие оказали крестовые походы и на позиции католической церкви в Европе. Сначала она извлекла из этого движения значительные выгоды, так как папство благодаря походам на Восток в XII в. подняло свой авторитет. Однако к концу XIII в. становившееся все более очевидным корыстолюбие римских пап способствовало начавшемуся в этот период упадку общего престижа католической церкви.

Пребывание на Востоке, знакомство с более высокой культурой и бытом заморских стран во многом изменили образ жизни западноевропейских феодалов и привели к росту их потребностей, а следовательно, и стремлению иметь больше денег. Это стимулировало начавшийся во многих странах Европы процесс перехода к денежной форме ренты. Массовый уход крестьян в первые крестовые походы вызвал недостаток рабочих рук, и сеньорам на первых порах приходилось смягчать участь оставшихся крестьян, переводя их на денежный оброк. К тому же, отправляясь в крестовые походы, феодалы нуждались в деньгах и поэтому нередко соглашались на освобождение крестьян от личной зависимости за выкуп. Таким образом, крестовые походы отчасти оказали влияние и на положение крестьянства.

Одним из наиболее важных последствий крестовых походов было ослабление позиций Византии и арабов в торговле Восточного Средиземноморья и усиление в ней роли европейских купцов (особенно Венеции и Генуи). Наконец, на европейских странах сказалось также влияние более высокой в то время восточной техники и культуры.

С окончательным утверждением феодализма раздробленность, царившая во Франции, приобрела в различных частях страны некоторые особенности. На севере, где феодальные производственные отношения были развиты наиболее полно, раздробленность достигла своего завершения, а феодальная иерархия отличалась наибольшей сложностью. Король был сеньором лишь для своих непосредственных вассалов: герцогов, графов, а также баронов и рыцарей своего домена. Действовала норма феодального права: «Вассал моего вассала — не мой вассал».

Феодальной раздробленности Севера Франции весьма способствовало наличие крупных феодальных владений, в том числе Бретани и Нормандии с их особенными судьбами. Населенная кельтами Бретань фактически была совершенно самостоятельна (вплоть до конца XV в.). Расположенная в низовьях Сены и отрезавшая выход к морю Парижу, Нормандия с 1066 г. стала частью владений английского короля. На северо-востоке располагалось фактически независимое графство Фландрское, на юго-востоке — герцогство Бургундское. Земли Капетингов были как бы сдавлены почти со всех сторон феодальными княжествами, фактически самостоятельными по отношению к королевской власти.

На юге Франции феодальные отношения не отличались той законченностью, которая была характерна для севера. Там осталось немало аллодов, как крупных, так и мелких, т.е. крестьянских. В гористых областях Центрального Массива и особенно Севеннских гор долго сохранялись свободные общины. Раннее развитие городов также способствовало ослаблению феодальных отношений. В результате феодальная иерархия не приобрела на юге законченного характера. Там существовали свои местные династии, и о Капетингах зачастую даже мало что знали. Герцоги Аквитанские титуловались «герцогами всей Аквитанской монархии» и считали себя во всем равными королям. Крупные феодальные владения юга были больше связаны в XI—XII в.в. с другими странами (Англией, Испанией, государствами крестоносцев на Востоке), чем с Северной Францией и королями династии Капетингов.

Феодальная раздробленность Франции еще более усугублялась существенными различиями в социально-экономическом и политическом развитии северной и южной частей страны, а также наличием на ее территории двух народностей — северофранцузской и южнофранцузской (провансальской). Как и в более ранний период, эти народности говорили на местных диалектах различных языков: на юге Франции — провансальского, на севере — северофранцузского. По различному произношению слова «да» в этих языках («ос» — на провансальском, «oil» — на северофранцузском языке) позднее, в XIII — XIV в.в. северные области Франции получили название «Лангедойль» (langue — по-французски «язык»), а южные — «Лангедок».

История Франции: История Франции: полный курс

france.promotour.info

ФРАНЦИЯ в IX - XI в.в.

Сеньориальная монархия. Формирование правовых основ сословного строя в IX—XI в.в.

В IX—XI вв. феодальные отношения во Франции получают дальнейшее развитие и становятся повсеместно господствующими. С утверждением монопольного права на землю феодалов исчезает свободное крестьянское землевладение.

Одновременно в условиях господства натурального хозяйства продолжается дробление крупных сеньорий и возникновение новых поместий, что окончательно подрывало единство страны и вело к ее территориальному распаду.

Становление господствующего класса феодалов во Франции непосредственно связано с развитием феодальной собственности на землю и сложной системы вассальных отношений. Крупные феодалы не стремились сохранить свои земли в непосредственной собственности, поскольку их политический вес и сила определялись не столько размерами земельных владений, сколько количеством вассалов. Поэтому обычно феодал удерживал в своем личном распоряжении лишь часть земельных угодий, которые составляли его родовое имение с укрепленным замком. Остальные земли он раздавал вассалам.

Хотя отношения между сеньором и вассалом строились на основе договора, стороны в нем не занимали равного правового положения. Вассальный Договор содержал в себе элементы иерархии и зависимости, так как получатель феода (фьефа) обязывался признавать верховенство сеньора (сюзерена). Большая экономическая и политическая значимость вассальных договоров была причиной того, что они заключались публично и посредством торжественного и тщательно разработанного обряда. Главное в нем составляло официальное введение вассала во владение землей (инвеститура) и его клятва верности своему сеньору (оммаж).

Вассальные договоры четко фиксировали обязанности сторон. Сеньор наряду с предоставлением феода должен был обеспечить защиту вассала и переданной ему земли. Обязанность вассала выражалась прежде всего в военной службе на сеньора. К XI в. установился и срок такой службы — до 40 дней в году. Вассал должен был также участвовать в судебных и других собраниях феодалов под председательством сеньора. Денежные выплаты вассала были строго определены: выкуп сеньора из плена, подарки при посвящении в рыцарский сан его старшего сына и выходе замуж старшей дочери.

Первоначально вассальные договоры считались заключенными на срок жизни сторон, носили персональный характер. Но вскоре обязанности, связанные с ними, стали передаваться по наследству. Соответственно при уплате сеньору установленного вознаграждения к наследнику переходило и земельное владение, постепенно превращающееся в потомственное. Таким образом, уже к XI в. феод, т. е. наследственное родовое поместье, утверждается как основная форма поземельной собственности.

Если вассал нарушал клятву верности сеньору и не выполнял своих обязанностей, он должен был вернуть феод. Но юридический механизм разрешения споров между сеньорами и вассалами (в суде сеньора), как правило, был малоэффективен, так как крупные вассалы, располагавшие самостоятельной военной силой, не желали подчиняться решению суда. Это вело к многочисленным феодальным распрям и войнам. В целом к XII в. в результате острой внутриклассовой борьбы произошло некоторое расширение прав вассалов на землю и ограничение сроков их службы.

К XI в. в связи с процессом феодализации и последовательными раздачами земли возникла сложная структура класса феодалов, состоящего не только из сеньоров и вассалов, но и подвассалов разных ступеней (арьер-вассалов).

В самом низу феодальной лестницы находились рыцари (шевалье), которые не имели своих вассалов и выступали как сеньоры лишь по отношению к своим крестьянам. На вершине феодальной лестницы стоял король, но многие крупные феодалы — герцоги и графы — считали себя равными королю (пэрами) и часто фактически не признавали по отношению к нему вассальных обязанностей.

Слабость короля Франции в IX—XI вв. проявлялась в том, что по его зову на военную службу являлись только его непосредственные вассалы из королевского домена, т. е. непосредственных земельных владений короля, размеры которых были относительно невелики. Основная масса феодалов (арьер-вассалов) не подчинялась королю, как, впрочем, и другим крупнейшим феодалам, так как действовал принцип: "вассал моего вассала — не мой вассал".

Между светскими и духовными феодалами, а также между феодальными землевладельцами разных рангов и ступеней существовали противоречия, которые нередко вели к вооруженным столкновениям. Но, несмотря на складывавшиеся внутрисословные перегородки, феодалы представляли собой правящую верхушку средневекового общества во Франции, которая, как единое целое, противостояла и крестьянскому, и городскому населению.

В IX—XI вв. во Франции происходит окончательное оформление класса феодально-зависимых крестьян. Он складывается из многочисленных категорий сельского населения, известных еще Франкской империи (свободные общинники, рабы, полусвободные и т. д.).

Подавляющее большинство крестьян (за исключением крестьян церковных земель, Нормандии, Пикардии) превращается в сервов, правовой статус которых как лично зависимых людей в известной степени был унаследован от рабства. Сервы рассматривались как простая принадлежность земли. По словам французского средневекового юриста Ф. Бомануара, "право, которое я имею на моего серва, — это право моего феода". Сервы платили подушную подать (шеваж), ежегодный оброк, выполняли барщинные работы (обычно три дня в неделю). Серв не мог жениться без согласия господина, поступать в священнослужители, быть свидетелем в судебном процессе или участвовать в судебном поединке, так как считалось, что он не должен рисковать своей жизнью, принадлежащей сеньору.

Однако личная зависимость сервов не привела к превращению их в крепостных людей. Объем их повинностей, как правило, был определен правовыми обычаями. Серв мог продать свой надел или же просто уйти от сеньора, поскольку во Франции не было общегосударственного сыска беглых крестьян.

Другую группу зависимых крестьян в средневековой Франции составляли вилланы. Они считались лично свободными держателями земли, принадлежащей феодалу. Вилланы уплачивали сеньору оброк (талью), размер которого также фиксировался обычаем, но был более легким, чем у сервов. До XII в. Вилланы уплачивали и шеваж, но он рассматривался как оказание чести сеньору, а не как проявление личной зависимости. Как и все сельские жители, они должны были получать у сеньора (фактически выкупать за плату) формарьяж — разрешение на женитьбу. С XII в. большая часть вилланов освобождается от этой обязанности, внося единовременную выкупную плату. В это же время крестьяне начинают выкупать лежащую на них обязанность уплачивать сеньору специальный взнос (менморт) при получении ими земельных участков по наследству.

В XI—XII вв. в связи с быстрым ростом городов увеличивается новая прослойка французского феодального общества, имеющая особый правовой статус, — городское население. Первоначально правовое положение горожан мало чем отличалось от остальной массы феодально-зависимых людей. Но с XII в. во Франции начинается широкое движение за освобождение городов от власти отдельных сеньоров и за самоуправление. Королевская власть, которая не допускала самостоятельности горожан в своем домене (так, в 1137 году было жестоко подавлено городское движение в Орлеане), охотно поддерживала города, выступавшие за освобождение от сеньориальной власти. В конечном счете города путем вооруженной борьбы или иными средствами (выкупы и т. п.) добивались предоставления им специальных хартий вольностей.

Правовой статус горожан во Франции не выступал как универсальный, а был связан с конкретной городской ассоциацией. Поэтому его в принципе не могли получать дворяне, священники, сервы. Но серв в силу постоянного проживания в городе приобретал личную свободу. Даже если город оставался под непосредственной юрисдикцией короля или отдельного феодала, обязанности горожан по отношению к сеньору были ограничены и строго фиксированы. Принудительные работы и баналитеты отменялись. Устанавливались точные размеры судебных пошлин, штрафов и т. п. Однако население городов оставалось интегрированным в феодальную систему. Городская жизнь рано начала приобретать сословно-корпоративный характер, способствовать образованию цехов и гильдий.

france.promotour.info

Право средневековой Франции

Источники права. В истории французского права нашли свое наиболее полное отражение типические черты средневекового права Западной Европы. В течение всей эпохи средневековья множественность и партикуляризм источников права, отражавшие разобщенность самого феодального общества, препятствовали образованию во Франции единой национальной правовой системы. Несмотря на политическое объединение страны, религиозно-духовную общность и утверждение абсолютизма, французское право вплоть до революции 1789 года представляло собой конгломерат многочисленных правовых систем, действие которых распространялось или на определенный круг лиц (духовенство, торговцы и т.д.), или на какую-либо конкретную, часто небольшую по размерам территорию. Как язвительно заметил Вольтер, во Франции, "меняя почтовых лошадей, меняют право".

Важнейшим источником права, придававшим ему особую пестроту, был обычай. К Х в. во Франции практически перестали действовать Салическая правда и другие варварские обычаи, которые применялись по персональному принципу. На смену им в условиях феодальной раздробленности пришли территориальные правовые обычаи (кутюмы) отдельных регионов, сеньорий и даже общин. В рамках крупных феодальных владений (Нормандия, Анжу,

Бретань и др.) они отличались большим разнообразием. Особенно велика была роль кутюмов в северной Франции, которую даже называли в связи с этим "страной обычного права".

Обычаи складывались в устной форме (отсюда север Франции носил название "страны неписаного права"); они формировались на основе обыкновений, признававшихся из поколения в поколение на какой-либо определенной территории, местного или регионального масштаба. Сила и авторитет обычного права определялись тем, что оно отражало реальные потребности территориальных коллективов феодального общества, возникало, как правило, из компромисса и не зависело всецело от произвола государственной власти. Поэтому и соблюдение кутюмов в большинстве случаев было добровольным, хотя они и приобретали обязательную силу, подкрепляемую прежде всего судебной властью.

Для признания обычаев в судах было необходимо, чтобы они были известны с "незапамятных времен", т.е. по крайней мере 40 лет. Начиная с XII в. отдельные кутюмы стали записываться, а к середине XIII в. в Нормандии был составлен сравнительно полный сборник обычного права — Большой кутюм Нормандии, который использовался в судебной практике. С этого времени появляется ряд частных записей местного обычного права, сделанных королевскими судьями и логистами. Одной из таких ранних записей стал "Совет другу" (1253 год), принадлежавший перу Пьера де Фонтена. Но наиболее известным и популярным в средневековой Франции,. стал сборник обычаев — Кутюмы Бовези (около 1283 года), автором которых был королевский бальи Филипп де Бомануар. Хотя этот сборник опирался прежде всего на запись кутюмов одного из судебных округов графства Клермонта (на северо-западе Франции), Филипп де Бомануар дал в своем сочинении более широкий обзор обычного права со ссылками на кутюмы других судебных округов и с добавлением ряда положений канонического и римского права. Сборник, состоявший из пролога и 70 глав, хотя и не давал системного и цельного изложения правового материала, описывал большое количество кутюмов по различным вопросам права (организация суда и процесс, правовой статус разных категорий лиц, юридический режим земельных владений и т.д.). Кутюмы Бовези подтверждали принцип непреложности правовых обычаев не только для местных жителей, но и для государственной власти: "Король должен сам соблюдать обычаи и заставлять других соблюдать эти обычаи".

За Кутюмами Бовези последовал ряд других подобных сборников: Кутюмы Тулузы (1296 год), Древний кутюм Бретани (1330 год). Особым авторитетом в судах пользовался сборник Большой кутю Франции, составленный в 1389 году.

Поскольку частные сборники обычного права не отличались полнотой, проблема доказывания кутюмов в судах оставалась сложной. Если тот иной обычай вызывал сомнения или оспаривался, судья проводил специальное расследование с допросом десяти местных знатоков обычного права, которые должны были дать единогласный ответ о существовании кутюма и его содержании. Такая процедура порождала много судебных споров и не устраняла юридических трудностей. Так, кутюмы разнообразились в зависимости от местности, но определить ее территориальные границы часто было чрезвычайно сложно.

В 1454 году Карл VII специальным ордонансом предписал всем бальи свести в единые сборники кутюмы их бальяжей и направить для обобщения в Парижский парламент. В соответствии с этим предписанием были составлены, а в XVI в. отредактированы 60 сборников "больших" кутюмов и около 200 сборников "малых" кутюмов.

Составление сборников кутюмов, не ликвидировав пестроты обычного права, способствовало его консервации. Отредактированные кутюмы приобретали ряд качеств, которыми обладает закон: определенность, стабильность, неизменяемость. Но они формально не рассматривались как закон, хотя их редактирование по приказу королевской знати фактически означало государственное санкционирование.

В переработанном виде кутюмы стали более удобными и для их доктринального изложения. Поэтому в XVII—XVIII вв. появляется ряд крупных работ (Лвуазеля, Дома, Потье), в которых была предпринята попытка унифицировать кутюмы и судебные решения по отдельным правовым институтам и тем самым обосновать идею создания единого общефранцузского права.

На Юге Франции постепенно важнейшим источником права становилось римское право, которое имело здесь достаточно глубокие исторические корни. Влияние римского права в Галлии восходило еще к завоевательным походам Юлия Цезаря. Оно сохранило свои позиции и в века, последовавшие за падением римской империи, но трансформировалось в своеобразное галло-римское право, опиравшееся не на византийскую кодификацию Юстиниана, а на упрощенную версию законодательства Феодосия и на варва-ризированный сборник римского права, составленный вестготским королем Алариком. Французские юристы, комментирующие эти памятники римского права и использующие при этом методы, подобные глоссированию, развернули свою деятельность еще до создания знаменитой итальянской школы глоссаторов. Но настоящий ренессанс римского права во Франции начинается XIII в. на Юге страны, что было связано прежде всего с активной деятельностью школы глоссаторов, открывших дорогу для юстинианового римского права. Один из видных представителей этой школы — Плаце-тин — организовал в начале XIII в. преподавание римского права (прежде всего Дигест Юстиниана) в университете Монтпелье. Затем юридические факультеты стали открываться и в других университетах Франции.

Метод, использованный французскими профессорами-глоссаторами, был таким же, который применяли итальянские основатели этой школы. Они комментировали Дигесты Юстиниана, вписывая в их текст комментарии и пояснения (глоссы), которые в свою очередь также изучались, обобщались и глоссировались. Возрожденное таким образом и объясненное глоссаторами римское право выступало во Франции как "право ученых", оно оставалось далеким от практики королевских судов.

Отношение королевской власти к римскому праву во Франции сначала было двойственным. С одной стороны, для укрепления своей власти короли ссылались на многие формулы римского публичного права, использовали легистов в государственном аппарате. Но, с другой стороны, узаконение римского права могло быть понято как признание верховенства римско-германского императора. Поэтому король Филипп Август даже запретил преподавание римского права в Парижском университете, хотя оно изучалось в других университетах королевского домена. В Парижском университете официально преподавание римского права было разрешено в 1679 году при короле Людовике XIV.

Признав доктринальное значение римского права, французские короли ограничивали его практическое применение. Людовик Святой (XIII в.) постановил, что оно не является обязательным во французском королевстве. Филипп Смелый запретил практикующим юристам использовать римское право в стране обычного права. Что же касается Юга, то здесь был найден своеобразный выход в том, что королевская власть (с 1312 года при Филиппе Красивом) признала римское право как своего рода вид "писаного обычая". Отсюда Юг Франции первоначально считался страной обычного права, и только с XIV в. за ним окончательно закрепилось назва-. ние "страны писаного права". Впрочем демаркационная линия между этими двумя территориальными правовыми массивами Франции никогда не была абсолютно точной и безусловной.

Постепенно на Юге местные правовые обычаи приходили в упадок, а римское право, которое во все большей степени следовало юстиниановым образцам, признавалось в качестве общего права и проникало в судебную практику. В XIV—XV вв. этот процесс затронул и страну неписаного права. Хотя здесь римское право рассматривалось лишь в качестве писаного разума и дополнительного источника права, оно оказывало заметное влияние на кутюмы в ходе их редактирования и записи. Этому способствовала деятельность парламентов, где в это время большим авторитетом пользовались постглоссаторы (бартолисты). Особую роль в использовании метода схоластики и формулировании общих принципов римского права сыграли профессора Орлеанского университета де Ре-веньи и де Бельпарш, последователи известного итальянского постглоссатора Бартола. Французские бартолисты адаптировали римское право к условиям средневекового общества, т.е. к потребностям судебной практики. Влияние бартолистов, выводивших из римских текстов общие принципы права, сказалось и в последующие века, о чем свидетельствуют, в частности, Пандекты, изданные в 1748 году известным юристом Потье,

В XVI в. во Франции сложилась и своя школа римского права, получившая название школы гуманистов. Представители этой школы, отражая идея эпохи Возрождения, отвергали методы схоластики и дедукции, присущие постглоссаторам. Если бартолисты изучали римское право для практических нужд, то юристы-гуманисты стали изучать его как таковое, взятое само по себе, пользу-ясь при этом историческим методом. Этот метод был привнесен во Францию итальянским профессором Альциатом, который преподавал сначала в Авцньоне, а затем (1529—1550 гг.) в университете Бурже. Он считал, что необходимо устанавливать подлинный смысл оригинальных текстов римского права и соотносить их с историческими условиями, в которых они создавались. Юристы-гуманисты создали в Бурже интеллектуальный центр с привлечением специалистов по античной филологии, истории,, изящным искусствам, которые позволили поставить на более высокий научный уровень изучение кодификации Юстиниана, Законов XII таблиц и других римских юридических древностей. Наибольшую известность в этой школе приобрел Жак Куяций (1522—1590 гг.), признанный "князем романистов". Его труды состояли главным образом из комментариев к фрагментам работ римских юристов, представленных в кодификации Юстиниана. Ж. Куяций, привлекая дополнительные и вновь обнаруженные документы (из Ульпиана, Кодекса Феодосия и др.), устранял последующие напластования и искажения, восстанавливал подлинные римские тексты. Большую работу в этом направлении провел другой видный представитель школы гуманистов — Жак Годофрой. Пользуясь историческим методом, выявляя и устраняя интерполяции, он реконструировал Кодекс императора Феодосия. Юристы-гуманисты, ориентированные на научное изучение римского права, не повлияли на судебную практику, а поэтому в XVII—XVIII вв. вновь уступили позиции бартолистам. Но их труды готовили почву для последующего использования конструкций римского права в послереволюционном законодательстве Франции. Таким образом, можно сделать вывод, что в средневековье римское право выступало не только как важнейший источник действующего права, но и как составной элемент формирующейся национальной правовой культуры.

К числу важных источников права, действовавших в равной мере на территории всей страны, относились также нормы канонического права. Право церкви создавать собственную юридическую систему для внутреннего употребления признавалось в римской империи и в монархии франков, откуда во Францию и перешло каноническое право. Своего апогея здесь оно достигло в Х11-XIII вв., когда расширилась компетенция церковных трибуналов, которые, сохранив свои властные функции над клириками, существенным образом расширили свою юрисдикцию в отношении светского населения. В последующие века в ходе упорной борьбы королевской власти за укрепление своих судебных полномочий сфера действия канонического права во Франции начинает сужаться. Королевский ордонанс 1539 года запретил церковным судам рассматривать дела, касающиеся не клириков, а светских лиц. К этому времени утверждается положение, согласно которому король один осуществляет власть в королевстве, а поэтому декреталии римских пап и постановления церковных соборов не являются обязательными для французов. В число королевских полномочий в период становления абсолютизма было включено придание обязательной силы нормам канонического права. В конечном счете в основу действия канонического права во Франции были положены следующие принципы.

В отношении старого канонического права, выработанного в период средневековья и включенного в Свод канонического права, действовала презумпция, согласно которой оно молчаливо признается королевской властью. Спорной оставалась только юридическая сила "Книги шестой", промульгированной в период острой ссоры Бонифация VIII и Филиппа Красивого.

Нормы канонического права, принятые церковью уже после утверждения свода канонического законодательства (1582 год), требовали специальной королевской санкции. Фактически королевские суды стали принимать во внимание лишь те акты церковных соборов и римских пап, которые сопровождались специальными королевскими грамотами, означавшими их официальную промульгацию. Более того, такие грамоты подлежали регистрации в парламентах, что означало их верификацию. Так, Болонский конкордат 1516 года, опубликованный в виде папской буллы, приобрел во Франции обязательную силу лишь после того, как к его тексту были составлены специальные королевские грамоты, зарегистрированные не без трудностей в Парижском парламенте. Благодаря такой юридической процедуре некоторые церковные постановления (например, решения трентского собора) вводились в действие не в полном объеме. Вмешательство королевской власти в применение норм канонического права привело к тому, что отдельные церковные каноны (особенно XXIV канон, посвященный брачно-семейным отношениям), действовали со многими национальными особенностями.

Большое значение во Франции в период средневековья имело и городское право, которое рассматривалось как своего рода обычное право. Оно отличалось значительным разнообразием, но ему были присущи и общие черты. Основным источником этого права являлись городские хартии, имевшие нормативный характер и отражавшие компромисс городского населения с королем или отдельными сеньорами. В хартиях и основанных на них внутренних регламентах городов предусматривалось поддержание мира и порядка, признавались важные права и свободы граждан, не защищенные обычным феодальным правом (право на жизнь и имущество горожан, неприкосновенность жилища и т.п.), регламентировалась торгово-ремесленная деятельность.

Постепенное развитие внутренней, а особенно международной торговли выявило и очевидные недостатки городского права, носившего местный партикулярный характер. Поэтому с XII в. в отношениях между купцами начинают использоваться нормы международного морского и торгового права, позаимствованные из сборников морских обычаев и торговых обыкновений, записанных в итальянских и испанских городах (Пизе, Барселоне и др.). Со временем такие сборники стали составляться и во Франции. Наибольшую известность из них получил Реестр торговых и морских обыкновений, составленный в XIII в. в Олероне и применявшийся во многих портовых городах Франции и Англии.

По мере усиления королевской власти все более важное место среди других источников права занимают законодательные акты королей: установления, ордонансы, эдикты, приказы, декларации и др. Начиная с Филиппа Красивого (конец XIII — начало XIV в.) королевские акты чаще всего стали именоваться ордонансами.

Вплоть до второй половины XVII в. королевское законодательство не отличалось систематизацией и классификацией содержащегося в нем материала. Нередко ордонансы были многопрофильные, как, например, Ордонанс Мулена 1566 года, включавший в себя нормы, относящиеся к ипотекам, к судебным доказательствам, к полномочиям губернаторов провинций. Королевское законодательство часто страдало декларативностью, его Применение порождало постоянные судебные трудности.

К середине XVI в. королевских ордонансов накопилось так много, что Генеральные штаты неоднократно требовали от короля их кодификации с целью устранения путаницы и противоречий в законодательстве. В связи с этим известным юристом Бриссоном была подготовлена обширная компиляция, составленная на основе действующего королевского законодательства. Эта компиляция, известная под названием Кодекс Генриха III, была опубликована в 1587 году как частное произведение, но пользовалась большим авторитетом в судах. Во второй половине XVII и в XVIII в., особенно при короле Людовике XIV, кодификационные работы поднимаются на более высокую ступень. Под руководством Кольбера был создан специальный Совет по реформе законодательства. В это. время издается серия королевских законов (так называемых больших ордонансов), которые по существу кодифицируют правовые нормы в области уголовного права и процесса, торгового и морского права, завещаний и т.д. Однако законодательные акты королей, которые затронули сравнительно небольшой круг общественных отношений, связанных главным образом с публичным порядком, не могли ввести во французское право системность.

В качестве дополнительного и сравнительно менее значимого источника французского средневекового права выступала судебная практика парламентов, особенно Парижского парламента. По многим вопросам, в частности, связанным с применением кутюмов, решения парламентов, вынесенные по отдельным делам, приобретали нормативно-обязательную силу.

Право феодальной собственности на землю. Феодальная основа права Франции наиболее ярко проявилась в том, что оно закрепляло исключительные привилегии дворянства и духовенства, на землю. К XI в. полностью исчезает свободная крестьянская собственность на землю, а также иные формы аллодиальных владений, которые дольше сохранялись на юге страны. Феод утверждается в качестве основной и практически единственной формы поземельной собственности. В результате развития процесса суб-инфеодации складывается правило, что каждый держатель земли должен иметь сеньора по принципу "нет земли без сеньора". Это правило, возникшее первоначально на севере, к XIII в. распространяется по всей территории Франции. С усилением власти короля легисты и королевские судьи стали исходить из того, что все земли в стране держатся от имени короля.

Другой чисто феодальной чертой права поземельной собственности во Франции была его расщепленность. Как правило, земля не находилась в неограниченной собственности одного лица, а выступала как собственность двух или более феодалов, принадлежавших к разным ступеням сословной лестницы. Четко разделяя правомочия верховного и непосредственного собственника земли, право закрепляло иерархическую структуру феодальной земельной собственности.

Юридическое обоснование расщепленности права собственности наиболее полно было дано глоссаторами. Сначала они обозначили права вассалов на землю с помощью классической римской формулы как право пользования участком и извлечения плодов (jus utendi ас fruendi). Но позднее, отступая от классических принципов римского права, они сконструировали новое положение о существовании одновременно нескольких собственнических прав на одну и ту же вещь. За сеньором стало признаваться "прямое право собственности" (dominium directum), а за вассалом — "полезное право собственности" (dominium utile).

Это означало, что за вассалом, который непосредственно использовал свои привилегии собственника земли, было закреплено право на эксплуатацию крестьян путем взимания различных поборов. Сеньор, выступая в качестве верховного собственника земли, сохранял за собой определенные административно-судебные права и контроль за распоряжением переданным участком. Так, субинфео-дация, т.е. передача части феода подвассалам, требовала до XI в. согласия сеньора. Позднее она могла осуществляться вассалом самостоятельно, но с соблюдением предусмотренных в обычном праве ограничений. Как правило, кутюмы разрешали передавать арьер-вассалам от 1/3 до 1/2 полученного от сеньора фьефа. Но с XIII в. без согласия сеньора, а затем короля была запрещена передача земельных владений церкви, поскольку при этом происходило так называемое "умерщвление лена". Верховный собственник навсегда терял такую землю, которую церковь, не связанная обязанностями военной службы, держала, как говорилось, "в мертвой руке".

Права земельного собственника в части недвижимостей рассматривались не как индивидуальные, а как семейно-родовые. Поэтому распоряжение родовыми землями ставилось под контроль родственников. Их согласие при продаже таких земель требовалось вплоть до XIII в. Позднее это требование смягчалось, но родственники сохраняли право выкупа семейного имущества (праворетракта) в течение одного года и одного дня после его продажи. Если глава семьи умирал, не оставив детей, семейное имущество возвращалось по той линии, по которой оно поступило в семью.

Особая конструкция поземельных прав была выработана в стране обычного права, где кутюмы не знали права собственности на землю как такового, а признавали особые владельческие права (сезину). Последняя представляла собой земельное держание, зависимое от сеньора, но признанное обычным правом и охраняемое как собственность в судебном порядке. Фактически сезина могла приобретать форму феода и передаваться вассалу с помощью инвеституры. Права держателя земли принимали устойчивый характер в результате давности обладания земельным участком. Сначала обычное право предусматривало для этого короткий срок (год и один день), но позднее этот срок увеличился от 10 до 30 лет.

Своеобразие права феодальной собственности на землю заключалось также в том, что оно было неразрывно связано с владельческими правами крестьян. Эти права были ограниченными, но постоянными. Первоначально крестьянин не мог отчуждать свой земельный надел без согласия сеньора, но и последний также не мог произвольно сгонять с земли даже лично зависимого серва. С XIII в. основной формой крестьянского держания земли становится цензива. Цензитарий освобождается от личных повинностей и получает большую свободу распоряжения землей. Однако право крестьян на землю по-прежнему рассматривалось как производное от права поземельной собственности сеньора, а поэтому крестьянское хозяйство было обременено различными феодальными поборами.

Сами сеньоры, стремившиеся получить от своих крестьян все возрастающую ренту, а также королевская власть, взимающая с крестьянских хозяйств налоги, были заинтересованы в расширении владельческих прав цензитариев. Крестьянин (особенно в эпоху абсолютизма) получил право продавать, дарить, закладывать и иным путем переуступать свою цензиву, но при условии, что феодальный собственник, как и прежде, исправно получает причитающийся ему ценз. Королевские юристы, руководствуясь фискальными соображениями, обосновали даже тезис, что цензива является почти полной собственностью, так как формально только собственность подлежала обложению королевской тальей. Но при этом они не забывали подчеркнуть и разницу между сеньориальной собственностью и цензивой, а именно — вечное право сеньора на получение ценза и других сборов, т.е. феодальной ренты.

Вплоть до революции 1789 года право феодальной собственности на землю сочеталось также с элементами общинного крестьянского землепользования. Так, предусматривались общинные угодья (леса, луга и т.д.) для выпаса скота, заготовки дров, а также право членов общины собирать оставшиеся на чужих участках после уборки урожая колосья, солому и др.

С XVI в. процесс первоначального накопления капитала начинает существенным образом влиять на судьбу общинных земель. Французское дворянство неизбежно втягивалось в товарно-денежные отношения, но не могло, как это имело место в Англии, сгонять цензитариев с их земель. Поэтому оно активно проводило политику расхищения общинных угодий. Королевская власть первоначально из фискальных соображений препятствовала захвату общинных земель, но при Людовике XIV был издан эдикт о "триа-же", который позволил дворянам с условием внесения в казну соответствующей платы изымать треть земли, принадлежавшей крестьянской общине. Фактически же было отрезано 2/3, а иногда и более, общинных земель.

Лишь в городах земельная собственность, концентрировавшаяся главным образом в руках патрицианско-бюргерской верхушки, под влиянием конструкций римского права по своему правовому режиму в некоторых отношениях приближалась к неограниченной частной собственности.

Обязательственное право. Длительное время замкнутый характер феодального хозяйства и территориальная раздробленность страны тормозили развитие товарно-денежных отношений, а следовательно, и договорного права. Но даже в эпоху позднего средневековья и зарождения капитализма договорные отношения, получившие более широкое распространение, несли на себе печать феодализма.

Феодальный характер права проявлялся даже в таком договоре, как купля-продажа. В ранний период продажа вещей, прежде всего недвижимости, совершалась в торжественной форме, которая должна была обеспечить устойчивость договора. С XII в„ особенно на юге страны, где уже сказывалось влияние римского права, важные сделки купли-продажи начинают составляться в письменном виде, а в последующем — утверждаться нотариусами. Текст таких сделок нередко выступал в виде единообразных формул. Так, например, продавец специально указывал, что действует "честно и без дурного намерения" (bona fide et sine dolo), что продаваемая вещь получена им по наследству или в силу 30-летнего добросовестного владения (или иного срока приобретательной давности), что он принимает на себя ответственность в случае отчуждения (эвикции) вещи у покупателя и т.п. Первоначально необходима не только уплата цены, но и передача проданной вещи. С XIII в. с развитием торгового оборота такой договор возникал с момента его заключения сторонами, и его объектом могли выступать вещи, которые еще не были изготовлены.

Особо тщательно регламентировалась купля-продажа земли в обычном праве. За сеньором всегда признавалось право преимущественной покупки продаваемого вассалом феода. Кроме того, он, как и родственники продавца, в течение установленного кутюмами срока имел право выкупа проданной земли. Со временем во избежание последующих феодальных семейных распрей нотариусы стали требовать присутствия при оформлении договора продажи недвижимости членов семьи продавца, включая детей с 14 лет.

Продажа дворянских сеньорий и крестьянских держаний (цен-зив) становится обычным явлением с зарождением капиталистических отношений и кризисом феодального хозяйства. С XVII в. буржуа особенно охотно скупают дворянские земли, прежде всего вокруг городов, причем часто не с целью внедрения новых методов хозяйствования, а лишь с тем, чтобы иметь возможность взимать с крестьян феодальную ренту. Нередко объектом купли-продажи становилась не сама земля, а именно связанные с ней рентные права.

В Х—XI вв., когда купля-продажа имущества была еще сравнительно редким явлением и не совмещалась с представлениями о феодальной чести, получил развитие договор Дарения. Нередко этот договор маскировал сделку купли-продажи, становился фактически двусторонним и возмездным. Получатель подаренного имущества принимал на себя обязательство передать дарителю в знак благодарности определенное имущество (лошадь, оружие и т.п.). Договор дарения использовался также для обхода предусмотренных во многих кутюмах ограничений на завещания. В свою очередь в обычном праве постепенно устанавливаются ограничения для дарителя, в частности связанные с дарением родовых имуществ. В 1731 году специальный королевский ордонанс о дарениях упорядочил и кодифицировал обычное право, запретив посмертные дарения (замаскированные завещания), если они не были специально предусмотрены брачным договором.

В период абсолютизма во Франции широкое распространение получает договор найма (аренды) земли, который способствовал проникновению капиталистических отношений в деревню. В XVI— XVIII вв. многие дворяне забрасывают свое хозяйство, отказываются от собственной запашки, раздают земли по частям в аренду зафиксированную плату или часть урожая. Такие договоры сначала заключались на год, но постепенно сроки их действия удлиняются (на одну, две и т.д. жизни арендатора). Такая форма эксплуатации крестьян давала дворянству большую выгоду, так как размер арендной платы (в отличие от ценза) не был определен обычаем и мог время от времени повышаться. Кроме того, в отличие от цензивы земля, сданная в аренду, по окончании срока договора возвращалась в распоряжение сеньора.

В предреволюционный период к сдаче земли в краткосрочную аренду (на 5—10 лет) все чаще прибегали буржуа, приобретающие дворянские поместья. Арендные отношения стали охватывать все более широкий круг имуществ. Нередко зажиточные крестьяне или буржуа получали от сеньоров в аренду за соответствующую плату на год или на несколько лет право на баналитеты (феодальные монополии земельных собственников) или иные виды феодальной ренты.

Важное место в средневековом праве Франции занимал договор займа. В ряде долговых документов XII—XIII вв. использовалась римская формула займа (mutuum), но она не получила распространения. Каноническое право запрещало взимание процен-.тов, но, поскольку крупнейшим заимодавцем во Франции в это время была церковь, она же нашла и обходные пути для этого запрета. В некоторых случаях должник выплачивал кредитору заранее определенную сумму (до 25% от полученной им в долг), которая не считалась процентами. В других случаях он принимал на себя встречное обязательство выплачивать кредитору фиксированную ренту в виде определенной части доходов. Со временем при договоре займа все чаще стал использоваться "мертвый залог", при котором должник закладывал земельный участок, причем доходы от него поступали кредитору и не засчитывались в счет уплаты долга.

С XIV—XV вв. в качестве заимодавцев во Франции выступает уже городская верхушка, ростовщики, которые под залог земли или за право взимать ренту ссужали деньги крупным феодалам и самому королю. В период абсолютизма ростовщические операции приобрели столь широкий размах, а число заложенных сеньорий стало столь значительным, что это вызывало всеобщее недовольство дворянства. Королевским ордонансом в XVIII в. был запрещен залог имущества, если он сопровождался передачей кредитору заложенной земли. Но еще с XII в., ^особенно в ростовщических операциях церкви, для гарантии по договору займа стала использоваться ипотека, когда заложенная земля оставалась у должника, но с выплатой последним установленной ренты.

Развитие торгового и ростовщического капитала, рост банковских операций потребовали специальной регламентации профессиональной деятельности купцов, банкиров, маклеров и т.п. С учетом сложившейся международной торговой практики в 1673 году был издан королевский ордонанс о торговле, известный по имени его составителя как Кодекс Савари, а в 1681 году — ордонанс о морской торговле. В этих актах определялся правовой статус купцов и порядок образования торговых товариществ, содержались нормы, относящиеся к специальным институтам, выработанным в практике международной и морской торговли, таким, как вексель, банкротство, страхование и т.д. Тем самым было положено начало созданию во Франции наряду с общими нормами, регулирующими имущественный оборот (гражданское право), обособленных норм торгового права, что в последующем привело в этой стране к дуализму частного права.

Государственная регламентация производства и торговли. Феодальный характер права в средневековой Франции проявился также в многочисленных стеснениях торговли и производственной деятельности. Их появление исторически было связано с закреплением в королевских хартиях и нормах городского права сословно-корпоративной организации городской жизни. Предусматривая привилегии для ремесленных цехов и купеческих гильдий, средневековое право воздвигало непреодолимые препятствия на пути частного предпринимательства и ограничивало свободу в договорных отношениях. Тщательная правовая регламентация распространилась во Франции не только на торговую деятельность цехов и купцов, но и на внутреннюю организацию производства и его технологию, что нашло свое отражение в детальном определении видов сырья и способов его переработки, производственного процесса, номенклатуры и качества готовых изделий и т.п.

На первых порах развития ремесла и торговли, особенно в условиях феодального произвола, установление четких правовых рамок для производственной и торговой деятельности способствовало ее упорядочению и даже защите. Однако со временем мелочная регламентация производства и торговые монополии стали тормозом на пути развития более передовых капиталистических отношений. Именно поэтому с XVI в. цеховая система во Франции, несмотря на предоставление королевскими актами некоторых дополнительных привилегий отдельным цехам, приходит в упадок, уступая место мануфактурному производству.

Быстрому росту мануфактур во Франции способствовала проводившаяся при абсолютизме политика меркантилизма и протекционизма, предусматривающая активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь. Особенно широко политика протекционизма использовалась во второй половине XVII в. при Ж. Кольбере. Пытаясь добиться роста государственных доходов, Кольбер установил ограничения на ввоз иностранной продукции, запрещал вывоз сырья, поощрял экспорт готовых изделий и тем самым создавал более благоприятные условия для развития во Франции частного предпринимательства. Кольбер выдавал организаторам мануфактур льготные королевские патенты с установлением монопольных привилегий, предоставлял им государственные субсидии. Создаваемые королевские мануфактуры (накануне революции их было 514) нередко оказывались убыточными, но они способствовали становлению во Франции капиталистической промышленности.

Некоторые торговые компании, участвующие в международной коммерции (Ост-Индская, Вест-Индская, Левантийская и др.), также создавались с участием государственного капитала, отчисляли в казну часть прибылей. Абсолютистское правительство использовало и систему государственных займов, выпуская время от времени процентные государственные облигации. Приобретателем этих ценных бумаг была прежде всего ростовщическая буржуазия, которая, кредитуя короля, добивалась для себя важных привилегий.

Чисто феодальные методы правового регулирования торговли и промышленности получили свое выражение и в налоговой политике абсолютизма, выразившейся, в частности, в значительном увеличении косвенных налогов (акцизов),'например на продажу соли, вина. Налоговый гнет тяжелым бременем ложился на крестьянские хозяйства. Он создавал преграды для формирования торгово-промышленного капитала во Франции и в то же время — поле деятельности для ростовщических и финансовых кругов буржуазии. Специальные компании откупщиков (из ростовщиков и банкиров), внося в королевскую казну крупную сумму денег, получали право на взимание государственных налогов на определенной территории. Эти компании имели свои собственных сборщиков налогов, которые, используя и государственный аппарат принуждения, взимали с населения поборы сверх установленной суммы налогов, хотя такая практика формально считалась незаконной. Система откупов была.разорительной для крестьянства и обременительной для растущей французской буржуазии в целом. Королевская власть в случаях особо скандальных разоблачений проводила судебные процессы над зарвавшимися откупщиками ("кровососами"), временами даже сворачивала практику откупов (в конце XVI — начале XVII в.), но в целом она процветала вплоть до революции 1789 года.

Государственная регламентация производства и торговли превратилась в очевидный тормоз экономического развития, и, обострив социальные конфликты в обществе, стала одним из факторов, приблизивших буржуазную революцию.

Семейное и наследственное право. Брак и семья во Франции регулировались в основном каноническим правом. В XVI—XVII вв. королевская власть, стремясь усилить государственное воздействие на брачно-семейные отношения, серией ордонансов отступила от церковных норм, относящихся к заключению брака. Сам брак, хотя по-прежнему фиксировался лишь в церковных книгах, стал рассматриваться не только как религиозное таинство, но и как акт гражданского состояния. Было пересмотрено старое каноническое правило, согласно которому при вступлении в брак не требовалось согласие родителей. Отныне дети, нарушившие волю родителей, могли быть лишены наследства. Кроме того, в XVII в. родители получили право обращаться в Парижский парламент с жалобой на действия кюре, заключившего брак без их согласия. В связи с нерасторжимостью брака по каноническому праву парламент не мог признать его недействительным, но объявлял заключенным незаконно. В результате брак не порождал юридических последствий.

Личные отношения супругов (главенство мужа, безусловное подчинение ему жены, совместное проживание и т.п.) также определялись каноническим правом, но положение детей в семье и имущественные отношения супругов были различными в северной и южной частях страны. В стране обычного права родительская власть рассматривались как своеобразная опека и сохранялась в основном до совершеннолетия детей. Здесь также длительное время действовал режим общности имущества супругов, которым распоряжался муж. На юге под влиянием римского права утвердилась сильная отцовская власть над детьми, но существовал раздельный режим имущества мужа и жены.

В период позднего средневековья под влиянием норм римского права сократилась имущественная правосубъектность жены. На юге все сделки, заключённые ею без согласия мужа, признавались ничтожными. Напротив, на севере режим общности имущества пе- рестал был обязательным, и за супругами закрепилась большая свобода решать свои имущественные взаимоотношения по обоюдному согласию. Повсеместно во Франции к этому времени усиливается родительская (прежде всего отцовская) власть над детьми, которые, как и в римском праве, не могли совершать юридические акты без согласия родителей. Отец получил право просить у королевской администрации заключения в тюрьму непокорных детей.

В наследственном праве Франции наиболее характерным институтом был майорат, т.е. передача по наследству земельного имущества умершего старшему сыну. Такой порядок позволял избегать дробления феодальных сеньорий и крестьянских хозяйств.

На наследника возлагалась обязанность помогать своим несовершеннолетним братьям, выдавать замуж сестер. На юге Франции под влиянием римского права широкое распространение получили завещания. В них особенно было заинтересовано духовенство, поскольку священники считались исполнителями завещательной воли умершего и часть завещанного имущества отказывалась церкви. Под воздействием церкви завещание все более начинает проникать и в обычное право, хотя завещательная свобода на севере была существенно ограничена в пользу законных наследников. Последние не могли быть лишены наследства завещательным распоряжением без особо серьезных к тому оснований.

Уголовное право. В IX—XI вв. во Франции в основном продолжала существовать система преступлений и наказаний, восходящая к раннему средневековью. Преступление рассматривалось как действие (частная обида), затрагивающее интересы отдельных лиц, а наказания, которые еще не были отмечены печатью жестокости, сводились прежде всего к компенсации за вред, причиненный частным лицам.

Однако к XI—XII вв. феодальные черты уголовного права раскрываются достаточно полно. Преступление перестает быть частным делом, а выступает как "нарушение мира", т.е. утвердившегося феодального правопорядка. Получают развитие такие качества уголовного права, как уголовная ответственность без вины, жестокость наказаний, неопределенность составов преступлений. Если еще в среде самих феодалов вопрос о преступлениях и наказаниях рассматривался в "суде равных", исходя из правовых обычаев и представлений о феодальной чести, то по отношению к подвластному крестьянскому населению сеньор в уголовных делах был по существу одновременно и законодателем и судьей. Он мог применять уголовную репрессию против крестьян за самые различные проявления неповиновения, вплоть до невыполнения сеньориальных повинностей.

С постепенной централизацией государства и усилением королевской власти в XIII—XV вв. ослабляется сеньориальная юрисдикция и возрастает роль законодательства королей в развитии уголовного права, которое все более приобретает репрессивный характер. Расширяется круг дел, которые рассматриваются как тяжкие преступления и входят в категорию так называемых "королевских случаев" (фальшивомонетничество, убийство, изнасилование, поджоги и т.д.). Короли своим законодательством начинают активно вмешиваться и в религиозную сферу, дополняя нормы канонического права. Так, еще в 1268 году Людовик IX издал ордонанс, предусматривающий особое наказание за богохульство. Появляется ряд новых составов преступлений, связанных с понятием "оскорбление величества". Окончательному исчезновению представления о преступлении как "частном деле" способствовал Великий мартовский ордонанс 1357 года, который предусматривал запрет на замену наказания денежной компенсацией. По требованию сословий король лишался права помилования лиц, совершивших тяжкие преступления.

Вплоть до революции 1789 года уголовная ответственность того или иного лица непосредственно связывалась с его сословным положением. К дворянам лишь в исключительных случаях применялись телесные наказания, которые обычно заменялись штрафами и конфискациями имущества, не допускалась смертная казнь через повешение. Особая система уголовной ответственности существовала для духовенства. Вместе с тем полностью отбрасывались всякие представления о законности в случаях подавления городских и крестьянских восстаний, когда окончательно исчезали разграничения между судебной и внесудебной расправой. Так, при подавлении Жакерии только за две недели было казнено 20 тыс. человек.

В средневековом уголовном праве Франции допускалось объективное вменение, т.е. уголовная ответственность без вины. Так, в королевских законах за некоторые политические преступления предусматривалась коллективная ответственность членов городских корпораций, а также членов семьи преступника, в том числе его детей. Законодательство и кутюмы в принципе знали понятие-невменяемости, т.е. неспособности человека в силу психического расстройства осознавать значение своих действий. Но по ряду преступлений, в том числе за "оскорбление величества", к уголовной ответственности привлекались умалишенные и малолетние. Уголовному "преследованию" подвергались даже трупы преступников, а также животные и предметы, явившиеся причиной смерти человека.

В период абсолютизма законодательство особо детализирует составы преступлений, направленных против короля, французского государства и католической церкви. В связи с этим значительно расширяется круг действий, которые подпадают под понятие "оскорбление величества". Наиболее тяжкими считались покушения на короля или членов его семьи и заговор против государства. В XVII в. при Ришелье была создана "вторая ступень" преступлений, рассматривавшихся как "оскорбление величества". Это заговор против министров короля, командующих королевскими войсками, губернаторов провинций и других высших королевских чиновников, измена на войне, дезертирство, шпионаж, строительство, крепостей без королевского разрешения и т.п.

Разнообразными были и религиозные преступления: богохульство, кощунство и святотатство, колдовство, ересь и т.д. Понятие "ересь", как и понятия других религиозных преступлений, отличалось особой неопределенностью и менялось на разных этапах развития французского государства. Наиболее массовый характер преследование еретиков получило в период Реформации, особенно после эдикта Генриха II в 1547 году, предписавшего сжигать на кострах всех протестантов. Гонения на кальвинистов (гугенотов) в это время вылились в массовые внесудебные расправы (в 1572 году в Варфоломеевскую ночь было убито 2 тыс. человек), в кровопролитные религиозные войны XVI—XVII вв.

В связи с процессом первоначального накопления капитала и массовым разорением крестьянства королевскими ордонансами были предусмотрены специальные меры уголовной репрессии против бродяг, нищих и безработных, ставившие своей целью создание системы наемного труда. Незадолго до революции это законодательство пополнилось очередным королевским ордонансом (в 1764 году), по которому лица, не имеющие средств к существованию, посылались на тяжелые работы на галерах.

Так же как и преступления, наказания не были четко определены в королевском законодательстве, их применение во многом зависело от усмотрения суда, от сословного положения обвиняемого. Целью наказания стало возмездие и устрашение. Приговоры приводились в исполнение публично, с тем чтобы страдания осужденного вызывали страх у всех присутствующих. Смертная казнь применялась в разнообразных формах: разрывание на части лошадьми, четвертование, сожжение и т.д. Многочисленными были членовредительские и телесные наказания: отрезание языка, отсечение конечностей, терзание раскаленными щипцами и т.д. Широко стало применяться и тюремное заключение, которое в более ранний период предусматривалось главным образом церковными судами. В качестве основного и дополнительного наказания использовалась и конфискация имущества, что было выгодно королевской казне, когда дело касалось больших состояний буржуа.

В уголовном праве Франции четко проявилась и такая специфически средневековая черта, как явное несоответствие тяжести наказания характеру преступления. Она усугублялась произволом королевских судей, особенно злоупотреблявших конфискацией имущества, что вызывало большое недовольство французской буржуазии, передовые идеологи которой подвергли в XVIII в. сокрушительной критике всю систему дореволюционного уголовного права.

Судебный процесс. Вплоть до конца XII в. судебный процесс, как это было ранее у франков, сохранял в основном обвинительный характер. Большое распространение получает судебный поединок, который проводился при взаимном согласии на то сторон или же в случае, когда одна из них обвиняла противника во лжи. Правовые обычаи детально регламентировали процедуру судебной дуэли.

При рассмотрении дел крестьян в сеньориальных судах наряду с традиционными доказательствами еще в XI в. стали применяться -пытки, и процесс утрачивал свой былой состязательный характер. К этому времени розыскная (инквизиционная) форма процесса, называвшаяся еще римско-католической, утверждается в церковных судах, а с XIII в. постепенно вводится в судах короля и крупных феодалов. Вплоть до XV в. розыскной и обвинительный процессы существовали как бы параллельно, но последний постепенно начал выходить из употребления в связи с отменой важных традиционных видов доказательств ("божьего суда") — ордалий и судебного поединка.

Окончательное закрепление розыскного процесса происходит с утверждением абсолютизма путем издания серии королевских актов: ордонанса 1498 года, эдикта 1539 года и Большого уголовного ордонанса 1670 года. Правда, первоначально этот процесс именовался экстраординарным, но именно он применялся в большинстве важных уголовных дел. Именно в этот период получила распространение практика, когда для тюремного заключения человека требовалось только вписать его имя в пустой бланк королевского приказа на арест (lettres de cachet).

Первой стадией розыскного процесса было дознание, т.е. сбор предварительной и тайной информации о преступлении и преступнике. Судебное дело возбуждалось на основании обвинения королевского прокурора, а также доносов и жалоб, содержание которых оставалось неизвестным для обвиняемого. Затем судебный следователь собирал письменные доказательства, допрашивал свидетелей и обвиняемого, проводил очные ставки. При розыскном процессе подразумевалась виновность обвиняемого, поэтому показаний одного свидетеля было достаточно для применения пытки. Цель ее состояла в том, чтобы вырвать признание обвиняемого, которое рассматривалось как "царица доказательств".

Само судебное рассмотрение дела проходило в закрытом заседании, причем решающее значение придавалось материалам, собранным в ходе следствия. Полноценным доказательством вины обвиняемого были, кроме собственного признания, показания двух "заслуживающих доверия" свидетелей, письма самого обвиняемого, протоколы, составленные на месте преступления, и т.д. Хотя ордонанс 1670 года предусмотрел деление доказательств на оправдательные и обвинительные, суд основное внимание уделял именно последним. В случае отсутствия достаточных обвинительных доказательств судья мог распорядиться о повторном проведении пытки.

До XIII в. судебные приговоры считались окончательными и не подлежали обжалованию. Лицо, недовольное решением судей, могло вызвать их на судебный поединок и последовательно драться с каждым из них. Обжалование в суд вышестоящего сюзерена было возможно только в случае "ошибки в праве".

С XIII в. постепенно признается право обжаловать любое дело из сеньориального суда в королевский суд. В свою очередь в королевских судах допускалось обращение с апелляцией в более высокую инстанцию. Высшим апелляционным судом по гражданским и уголовным делам со временем становится Парижский парламент. Наличие большого числа апелляционных инстанций, особенно в предреволюционный период, делало судебные процессы затяжными и дорогостоящими.

Источник: www.gumer.info

www.my-article.net

Скачать электронные книги бесплатно, читать книги онлайн из серии Новая история средневековой Франции

Поиск по серии "Новая история средневековой Франции": Новые книги

    Глэм-капитализмАвтор: Иванов Дмитрий Владиславович Жанр: Философия Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 2015 Добавил: Admin Дата загрузки: 4 Май 16 В книге представлена оригинальная концепция общества начала XXI века, объясняющая тенденции в экономике, политике, социальной структуре...   Где родилась Русь – в Древнем Киеве или в Древнем Великом Новгороде?Автор: Аверков Станислав Иванович Жанр: История, Публицистика Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 2016 Добавил: Admin Дата загрузки: 4 Май 16 Автор взялся за написание книги «Где родилась Русь – в Древнем Киеве или в Древнем Великом Новгороде?» после знакомства с трудами...   История Ближнего и Среднего Востока с середины I тыс. до н.э. до XVIII в.Автор: Овчинников А. В. Жанр: История Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 2014 Добавил: Admin Дата загрузки: 28 Мар 16 Учебное пособие направлено на реализацию одной из задач рабочей программы курса «История»: знать особенности истории Востока....   Исторические шахматы УкраиныАвтор: Каревин Александр Семёнович Жанр: Биографии и мемуары, История Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 2015 Добавил: Admin Дата загрузки: 12 Сен 15 Книга представляет собой галерею исторических портретов различных украинских (малорусских) деятелей, а также уроженцев Украины...   Древняя Российская история от начала княжения Рурикова до кончины Ярослава ПервогоАвтор: Ломоносов Михаил Васильевич Жанр: История Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 2013 Добавил: Admin Дата загрузки: 17 Ноя 14 «Древняя Российская история» М.В.Ломоносова – это первая в русской исторической науке и литературе попытка осветить историю Киевской...     Книга чудесАвтор: Готорн Натаниель Жанр: Зарубежная классическая проза, Зарубежная литература для детей Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 2013 Добавил: Admin Дата загрузки: 25 Авг 14 Книгу под названием «Книга чудес» написал Натаниель Готорн – один из первых и наиболее общепризнанных мастеров американской...   Эпоха единства Древней Руси. От Владимира Святого до Ярослава МудрогоАвтор: Цветков Сергей Эдуардович Жанр: История Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 2012 Добавил: Admin Дата загрузки: 8 Май 14 Известный писатель, автор многочисленных научно-популярных книг и статей, историк С.Э. Цветков подробно рассматривает один из самых...   История Франции. Том 2. Наследие КаролинговАвтор: Тейс Лоран Жанр: История Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 1993 Добавил: Admin Дата загрузки: 8 Май 14 2-й том цикла «Новая история средневековой Франции» — «Наследие Каролингов» написан преподавателем средневековой истории в Сорбонне....   История Франции. Том I Происхождение франковАвтор: Стефан Лебек Жанр: История Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Год: 1993 Добавил: Admin Дата загрузки: 8 Май 14 Первый том цикла «Новая история средневековой Франции» «Происхождение франков» написан доцентом кафедры истории средний веков города...   Социальная революция в эпоху неолита: от Чаеню к Чатал-ГююкуАвтор: Бернхард Брозиус Жанр: История Серия: Новая история средневековой Франции Язык: русский Добавил: Admin Дата загрузки: 10 Мар 14 Углубленный итог исследований представляет Бернхард Брозиус. Итоги его исследования археологических раскопок в Анатолии, точнее,...  

www.rulit.me


Смотрите также