Франция в вов


Французы против СССР в годы ВОВ

В СССР и Российской Федерации было принято считать, что французский народ, Франция были оккупированы и участвовали в войне на стороне Антигитлеровской коалиции, были нашими союзниками. Но это не вся правда – действительно некоторые французы ушли в подполье, французское сопротивление, некоторые участвовали в боях на Восточном фронте на стороне СССР в французском истребительном авиационном полку (1 иап «Нормандия-Неман»).

Но ещё больше французов спокойно приняли власть Гитлера и даже поддерживали его замыслы, в том числе с оружием в руках – французы скрестили оружие в Северной Африке с англо-американскими силами, участвовали в боях на Восточном фронте в рядах Вооруженных сил Третьего рейха. В Лондоне и Вашингтоне даже собирались причислить Францию к подлежащим оккупации после Второй мировой войны территориям, находившимся в одном лагере с Германией. Только твёрдая позиция И. Сталина спасла Францию от оккупационного режима и её по его настоянию включили в Антигитлеровский лагерь. Сталин настоял и на выделении Франции особой французской зоны оккупации в Германии. К чести Шарля де Голля, он помнил это и после смерти советского вождя, сохранив к нему уважение после «десталинизации», устроенной Хрущёвым.

После оккупации в 1940 году Северной Франции и создания на юге страны режима Виши, до мая 1945 года множество французов стало добровольцами под знаменами десятков частей и соединений вооруженных сил и вспомогательных организаций Третьего рейха. Таких французских добровольцев было десятки тысяч, и в итоге граждане Франции составили крупнейший по численности западноевропейский народ, сражавшийся на стороне гитлеровской Германии во Второй мировой войне.

В день вторжения сил Гитлера в СССР – 22 июня 1941 года, лидер одной из французских нацистских группировок PPF - Parti Populaire Francais («Национальная народная партия») Жак Дорио выдвинул идею создания Легиона французских добровольцев для того, чтобы принять участие в войне против Советского Союза. Посол рейха во Франции Отто Абетц сообщил об этом в Берлин и 5 июля получил телеграмму, в которой Риббентроп одобрил эту идею. Уже 6 июля в посольстве рейха в Париже состоялась 1-я встреча французских и немецких уполномоченных, 7 июля – 2-я встреча - в штабе Вермахта во Франции. Присутствовали представители всех французских нацистских и коллаборационистских групп - Марсель Букард Марсель ( «Французское движение»), Жак Дорио ("Национальная народная партия»), Эжен Делонксле («Социально-революционное движение»), Пьер Клементи («Французская партия национального единства») и Пьер Константини («Французская лига»), тогда же был создан Центральный Комитет Легиона Французских Добровольцев (LVF) и вербовочный центр. Интересен тот факт, что его разместили в здании, где раньше был расположен офис советского туристского агентства «Интурист». Широко использовался лозунг «Антибольшевистского Крестового Похода».

За временной отрезок с июля 1941 года по июнь 1944 года с просьбой о вступлении в Легион Французских добровольцев обратилось 13 тыс. человек, но принято было в Легион не более половины из добровольцев: остальных отсеяли немецкие доктора. В состав LVF вошли не только добровольцы, но также те бывшие французские военнопленные, которые предпочли войну на Восточном фронте лагерям и принудительному труду. Первая партия французов прибыла в Польшу в сентябре 1941 года - из 2,5 тыс. человек сформировали двухбатальонный Французский Пехотный Полк 638 под командованием полковника Роже Лабона. Французы носили форму вермахта с сине-бело-красной нашивкой на правом рукаве. Знамя полка также было трехцветным, приказы отдавались на французском языке. 5 ноября 1941 года маршал Петэн направил послание французским добровольцам: «Перед тем, как вы пойдете в бой, мне радостно сознавать, что вы не забываете - вам принадлежит часть нашей военной чести». Батальоны покинули Дебу 28 и 30 октября 1941 года, первым батальоном командовал капитан Леклерк , затем коммандант де Планар , вторым батальоном - коммандант Жирардо. Батальоны прибыли в Смоленск, откуда они 6 ноября в пешем строю отправились к столице СССР.

Французы понесли первые потери ещё до боёв – их обмундирование не соответствовало погодным условиям, в итоге до линии фронта заболевшими и пропавшими без вести оказалось 400 человек. Ещё один интересный факт: французы вступили в бой на памятном их предкам Бородинском поле – им приказали атаковать 32-ю стрелковую дивизию РККА. Через неделю боёв 1-й батальон понёс тяжёлые потери в бою, 2-й понёс большие потери от обморожений. 6-9 декабря французский 638-й полк был полностью отведен. Полк потерял 65 человек убитыми, 120 - ранеными и более 300 человек больными и обмороженными. Немцы сделали неутешительные для Легиона выводы: «Люди проявили, в целом, хороший боевой дух, но уровень их боевой подготовки низок. Сержантский состав, в общем, неплох, но не проявляет активности, так как старший состав не показывает эффективности. Офицеры мало на что способны и явно были рекрутированы по чисто политическому принципу». И подвели неутешительный итог: «Легион небоеспособен. Улучшение может быть достигнуто только за счет обновления офицерского состава и форсированного обучения».

Легион вывели с Восточного фронта, большую его часть, включая офицеров, отправили во Францию. К 1942 году удалось создать более монолитное и боеспособное подразделение, в нем было уже три батальона по 900 человек. Легион стали использовать в борьбе с партизанами на Украине и в Белоруссии. В 1943 году его возглавил полковник Эдгар Пуо, бывший офицер Иностранного Легиона, получивший звание бригадного генерала, за успехи в противопартизанской борьбе он был награждён двумя Железными Крестами.

Самым известным подразделением французских добровольцев стала 33-я гренадерская бригада СС (затем дивизия) «Шарлемань» - названа в честь «Карла Великого» (фр. Charle Magne). Её формирование началось ещё в 1944 году – было создано два полка(57-й и 58-й), ядро 57-го полка составили ветераны французской штурмовой бригады, а 58-го - ветераны Легиона. В начале 1945 года Гиммлер обещал французским командирам, что часть не направят на Западный фронт, где они могут столкнуться с соотечественниками, им обещали оставить французских войсковых священников, национальный стяг и сохранить независимость Франции после войны. В феврале 1945 года подразделение было переформировано в дивизию, правда численность не смогли довести до штатной – в ней было всего 7,3 тыс. человек.

В 1944 году Легион опять вступил в бой на фронте, в Белоруссии, после этого его остатки влили в состав Французской 8-й штурмовой бригады войск СС. Эта бригада была в основном сформирована из добровольцев французской коллаборационистской Милиции студентов, всего было рекрутировано около 3 тыс. человек.

В конце февраля 1945 года командование вермахта бросило дивизию затыкать брешь в районе города Чарне в Польше, она вступила в бой 25 февраля с частями 1-го Белорусского фронта. 4 марта остатки дивизии перебросили в Берлин, где они в мае 1945 года и закончили свой боевой путь. Французы приняли участие в важнейшей операции войны – обороне Берлина. При этом, согласно воспоминаниям немцев, они дрались до последнего, защищая рейхсканцелярию совместно с добровольцами из скандинавских стран из дивизии СС «Нордланд». После боёв в Берлине уцелело всего несколько десятков французов, почти все попали под суд, получив смертную казнь или тюремный срок в «награду» за службу Франции – так, как они её понимали.

Французы состояли и в других подразделениях Вооруженных сил Германии, внося посильный вклад в «общее дело». Так, во французской Бретани была создана т. н. группа Перро, в неё набрали 80 человек, с марта 1944 года она участвовала в борьбе с французскими партизанами. После освобождения Франции часть ушла с немцами в Германию. В 21-й танковой дивизии вермахта, где были французские грузовики и бронетехника, во 2-й роте техобслуживания, снабжения было 230 французских добровольцев. В дивизии «Бранденбург» в 1943 году из французов сформировали 8-ю роту 3-го полка, она располагалась у подножия Пиренеев в Юго-Западной Франции. Участвовала в антипартизанской борьбе. Действуя в Южной Франции, 8-я рота имитировала отряды французского Сопротивления, для этого используя захваченные радиостанции, и смогла перехватить множество транспортов с оружием и другими военными материалами. С её помощью смогли выявить и арестовать много подпольщиков. Рота также участвовала в боях против сил Сопротивления, в т. н. Сражении за Веркорс. В этом сражении в июне-июле 1944 года значительные силы немцев и французских коллаборационистов (более 10 тыс. человек) смогли подавить на изолированном горном плато Веркорс крупное выступление французского Сопротивления, которое началось после призыва де Голля поддержать высадку союзников в Нормандии. Несколько сотен партизан было уничтожено.

В ВМФ Рейха (Кригсмарине) также служило значительное число французов – причём призывные пункты были открыты только в 1943 году, когда уже не было речи о быстрой победе над СССР. Французы зачислялись в немецкие части и носили немецкую военную форму без особых дополнительных нашивок. На февраль 1944 года в французских портах Брест, Шербур, Лориент, Тулон на немецкой службе было: около сотни офицеров, 3 тыс. унтер-офицеров, 160 инженеров, почти 700 техников и 25 тыс. гражданских лиц. Примерно полторы тысячи из них в 1944 году вступили в дивизию «Шарлемань». В организации Тодта, которая во Франции строила укрепления и базы для подводного флота, состояли 52 тыс. французов и 170 тыс. североафриканцев. Из них 2,5 тыс. служили в вооруженной охране тех объектов, которые стоила эта организация. Часть перебросили в на строительство объектов в Норвегии, несколько сотен затем вступили в дивизию «Шарлемань». До 500 французов служило в легионе Шпеера, который выполнял строительные функции во Франции, затем занимался снабжением ВВС Рейха в составе NSKK (Nationalsocialistische Kraftfahrkorps) Motorgruppe Luftwaffe ( это подразделение Люфтваффе Германии, занятое материальным обеспечением). Кроме того в NSKK служило ещё 2500 французов.

Точных цифр о том, сколько же французов воевало против СССР на Восточном фронте, нет, есть только данные о пленных французах – в советском плену было 23 136 человек граждан Франции. Подводя итоги, можно сказать, что Франция принимала активное участие в войне против Советского Союза, французские граждане сознательно помогали строить Гитлеру его «новый мировой порядок». И даже в послевоенное время выжившие французские добровольцы не выказывали сожаления в этом, считая, что они участвовали в «крестовом походе» против большевизма.

Поэтому, помня о де Голле и французских лётчиках полка «Нормандия-Неман», мы должны знать и о французах в вермахте, о французском Легионе, повторившем судьбу «Великой армии» Наполеона, о тысячах французов, сражавшихся в различных подразделениях вооруженных сил рейха против Антигитлеровской коалиции.

metrolog.org.ua

Французы против СССР в ВОВ

  Нас чуть ли не с детских лет приучили к мысли о том, что Франция была жертвой Германии во Второй мировой войне, что она героически сражалась с нацистами с 1939 года, что лучшие сыны французского народа ушли в партизаны и в подполье. Опять-таки можно вспомнить «Сражающуюся Францию» генерала де Голля и легендарный авиаполк «Нормандия-Неман»...

   Однако наивно было бы предполагать, что во Второй мировой войне, в которой практически вся Европа воевала против СССР, Франция стала исключением. Конечно, не стоит умалять заслуги «Нормандии-Неман» и «Сражающейся Франции», но еще задолго до того, как французские пилоты приняли первый бой, их соотечественники, причем в гораздо больших количествах, уже давно сражались на Восточном фронте. И воевали они при этом плечом к плечу не с советскими, а с немецкими солдатами. Причем многие воевали добровольно.

   Но каким образом в рядах вермахта оказались французы? Ведь в любом учебнике истории написано, что Франция была оккупирована Германией в 1940 году, и многие французы впоследствии погибли, сражаясь за независимость своей родины. Так-то оно так, да не совсем. Как минимум не меньше, а то и больше французов погибло и попало в плен, включая советский, сражаясь за Третий рейх. Некоторые французы, служившие в рядах вермахта, впоследствии не постеснялись даже написать мемуары.

   Взять например, одно из самых известных произведений на эту тему – «Последний солдат Третьего рейха» (оригинальное название – «Забытый солдат»). Казалось бы, написать книгу с таким названием мог только немец. Ну, на худой конец, австриец. Но дело в том, что автором этой книги является француз Ги Сайер, который весьма красочно описал свои «подвиги» под Сталинградом, на Курской дуге, в боях за Польшу и Восточную Пруссию. Эта книга интересна даже не столько описанием боев, сколько мироощущением  Сайера. Самое удивительное, но даже в 1943 году он свято верил, что скоро в войну против СССР вступит Франция, и не находил в этом ничего странного. А чего ему было удивляться, когда и в его, и в соседних подразделениях, кроме немцев, было немало и других европейцев – чехов, бельгийцев, поляков, хорватов и пр.? Не говоря уж про итальянцев, румынов и венгров, которые имели собственные «национальные» армии. Война на Восточном фронте совершенно однозначно воспринималась Сайером (да и не только им) как поход «объединенной Европы» против России. Что, в сущности, полностью соответствует истине.

   Уже в июле 1941 года во Франции начал создаваться «Легион французских добровольцев» (LVF), а в ноябре 1941 года под деревней Бородино, как и в 1812 году, опять сошлись в бою русские и французы – 32-я дивизия полковника В.Полосухина и 638-й Французский пехотный полк. В 1942 году LVF, понесший тяжелые потери в боях с частями РККА, был отведен на переформирование, а затем приступил к карательным операциям на оккупированной территории СССР. После тяжелых боев лета 1944 года остатки LVF были переданы в 8-ю штурмовую бригаду СС.

   Но наибольшую «славу» из французских добровольцев снискала 33-я гренадерская бригада СС (впоследствии дивизия) «Шарлемань». Это боевое соединение имело весьма пестрый состав – бывшие солдаты LVF и 8-й штурмовой бригады, бежавшие от наступления англо-американских войск пособники нацистов, деклассированные элементы, недоучившиеся студенты, жандармы и добровольцы из французских колоний. Боевой путь дивизии «Шарлемань» был недолгим, но ярким. В конце февраля 1945 года командование вермахта бросило французов затыкать брешь в районе польского города Чарне, после чего дивизию (вернее, то, что от нее осталось) перебросили в Берлин, где в мае 1945 года и закончился ее боевой путь .При этом, по воспоминаниям немцев, французы дрались до последнего, защищая рейхсканцелярию совместно с датчанами и норвежцами из дивизии СС «Нордланд».

    Точное количество воевавших в рядах вермахта французов не смогли бы назвать даже педантичные немцы, поэтому остается только обратиться к цифрам оказавшихся в советском плену французских граждан – 23 136 человек. Какая-то часть воевавших за Третий рейх французов попала в плен к своим соотечественникам и англо-американским войскам в 1944-45 гг., а то и просто вернулась домой, как это сделал вышеупомянутый Ги Сайер, который умудрился еще послужить во французской армии и даже принять участие в Парижском параде 1946 года.

   Несмотря на то, что точные цифры так никогда и не будут названы, можно с полной уверенностью сказать, что Франция приняла активное участие в Великой Отечественной войне. Не во Второй мировой, где ее роль весьма незначительна, а именно в Великой Отечественной. Ведь французские добровольцы уже в сентябре 1941 года появились в России, и это не считая тех французов, кто, подобно Ги Сайеру, был призван в вермахт и с самого начала участвовал в походе на Восток. Конечно, никто и никогда не забудет подвиг французских летчиков из «Нормандии-Неман», но не надо забывать и про другие «подвиги» французов – «бравых» добровольцев из все той же дивизии СС «Шарлемань», карателей из LVF и из других французских частей, сражавшихся с Красной армией. Можно совершенно однозначно утверждать, что французские граждане весьма активно помогали Гитлеру строить «новый порядок», только всем известно, какой печальный конец был как у самого этого «начинания», так и у его «строителей».

 

maxpark.com

потери в ВОВ | ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Сегодня на Западе не принято вспоминать и говорить о роли СССР в возрождении Франции после национальной катастрофы в начальный период Второй мировой войны — жестокого поражения от гитлеровской Германии. В современной России эта тема также освещается слабо. Юбилейная дата -65-летие советско-французского договора от 10 декабря 1944 г. — достойный по­вод подробнее осветить историю вопроса. В предвоенные годы советское правительство стремилось к развитию советско-французских отношений во имя сотрудничества и безопасности в Европе. С этой целью СССР заключил с Францией в 1932 г. Договор о ненападении и в 1935 г. Договор о взаимной помощи (1). В связи с неудачей советско-англо-французских переговоров летом 1939 г. относительно совместных действий против фашистской угрозы (это было связано со скрытым стремлением правящих кругов Великобритании и Франции направить немецкую агрессию на Восток) СССР был вынужден пойти на заключение известных договоров с гитлеровской Германией, осужденных Францией и другими западными странами. Несмотря на воен­ный союз с Великобританией, Франция в мае — июне 1940 г. потерпела сокрушительное поражение от Германии, оккупировавшей две трети террито­рии страны (с ноября 1942 г. — и всю страну). Образованное в южной части Франции профашистское правительство во главе с маршалом А. Петеном (так называемое правительство Виши) было враждебно к СССР. «Больше­визм, — заявлял Петен, — является для Европы наиглавнейшей опасностью, и нам, европейцам, не пристало сожалеть о тех ударах, которые ему сегодня наносятся» (2). Соглашаясь на включение Франции в «новый европейский порядок» под руководством Германии, правительство Виши предлагало Берлину участие французских войск в войне против СССР, что вызывало воз­мущение и негодование подавляющего числа французов (на советско-германский фронт было направлено лишь несколько мелких французских формирований из добровольцев)(3).

Французский народ, патриотические слои населения и часть военных не мирились с униженным положением страны. С активным участием Французской коммунистической партии возникло движение Сопротивления. За пределами страны действовало руководимое генералом Ш. де Голлем патриотическое антифашистское движение «Свободная Франция» (с июля 1942 г. — «Сражающаяся Франция») во главе с Национальным комитетом [с июня 1942 — Французский национальный комитет (ФНК)]. Еще 18 июня 1940 г. в выступлении по лондонскому радио призвав французов к борьбе, де Голль прилагал большие усилия по объединению всех французских патриотов.

В сентябре 1941 г. советское правительство признало де Голля «руководителем «всех свободных французов, где бы они не находились» и изъявило готовность оказывать им помощь и содействие в общей борьбе с гитлеровской Германией и ее союзниками. Правительство СССР выразило твердую решимость после достижения совместной победы «обеспечить полное восстановление независимости и величия Франции» (4).

С весны 1942 г. в Москве работала миссия «Свободной Франции», затем «Сражающейся Франции». СССР сыграл главную роль в международном признании ФНК «Сражающейся Франции». 28 сентября в Москве было подписано коммюнике между советским правительством и ФНК, в котором стороны отметили, что ФНК является «руководящим органом Сражающейся Франции и единственным органом, обладающим правом организовывать участие в войне французских граждан и французских территорий и представ­лять их интересы при правительстве Союза Советских Социалистических Республик, особенно в той мере, в которой эти интересы затрагиваются ведением войны» (5). В ноябре было принято решении о формировании на территории СССР французской авиаэскадрильи, получившей название «Норман­дия» (с 1943 — авиаполк «Нормандия», с 1944 — авиаполк «Нормандия — Неман»). Все материальное снабжений авиаэскадрильи, затем авиаполка взяла  7 на себя советская сторона.

Де Голль являлся активным сторонником быстрейшего открытия второго фронта в Европе (во Франции) и был не очень доволен прибытием в Северную Африку американских экспедиционных сил с последующим развертыванием там кампании англо-американских войск, так как он видел в этом угрозу для французских колониальных владений в данном районе. В июне 1943 г. в Алжире был создан Французский комитет национального освобождения (ФНКО) во главе с де Голлем и генералом А. Жиро (ранее являлся верховным комиссаром правительства Виши в Северной Африке). СССР сразу же поддержал деятельность ФНКО, в то время как США и Великобритания, настороженно относившиеся к де Голлю, не торопились это делать. Из двух генералов-руководителей ФНКО — де Голля и Жиро — советское правительство было на стороне де Голля, поясняя союзникам, что Жиро «враждебен республиканско-демократическим традициям Франции» (6). 26 августа СССР, США и Великобритания официально признали ФКНО, при этом СССР признал его без оговорок как представителя государственных интересов Французской Республики, США и Великобритания — лишь «органом, действующим в пределах определенных ограничений во время войны» (7).

В октябре 1943 г. на московской конференции представителей СССР, США и Великобритании обсуждался вопрос об участии ФКНО в управлении французской территорией после ее освобождения от гитлеровцев и вишистов. Англо-американские представители предложили «Основную схему управления освобожденной Францией», которая фактически навязывала французам оккупационный режим, что соответствовало бы статусу побежденной страны. Делегация СССР во главе с министром иностранным дел В.М. Молотовым отклонила этот проект, перенеся обсуждение проблемы на будущее. В созданную на московской конференции Европейскую консультативную комиссию по настоянию СССР были включены французские представители.

Победы Красной Армии на советско-германском фронте способствовали подъёму французского движения Сопротивления. В его рядах сражались и советские люди, бежавшие из немецкого плена. В середине 1944 г. на французской территории сражалось до 20 тыс. советских патриотов, объединённых примерно в 55 партизанских отрядов и множество групп (8).

Укрепив свои позиции, де Голль единолично возглавил ФКНО (вопреки желанию США и Великобритании) и сумел настоять на более активном участии нескольких французских соединений и частей в совместных с англоамериканскими войсками боевых действиях в Северной Африке. 2 июня 1944 г. ФКНО был преобразован во Временное правительство Французской Республики. Необходимость такого правительства, по мнению де Голля, диктовалась предстоящим освобождением Франции (второй фронт был открыт через 4 дня, 6 июня). Хотя СССР сразу же предложил США и Великобритании признать это правительство, союзники, не проявляя заинтересованности в быстром возрождении Франции, затянули положительное решение данного вопроса до октября 1944 г.

Следует отметить, что по своему мировоззренческим убеждениям де Голль не испытывал симпатий к коммунистической идеологии и социалистическому строю в СССР, но он правильно оценивал роль Советского Союза в деле разгрома гитлеровской Германии и важность сотрудничества с ним. Вы­ступая в июле 1944 г. на заседании Консультативной ассамблеи (временном представительном органе Французской Республики), он подчеркивал: «…Благожелательная позиция, занятая в отношении нас в течение долгого времени правительством Советского Союза, который играет основную роль в войне, подобно тому, как он будет играть эту роль завтра, в период мира, дает нам возможность надеяться, что Франция и Россия смогут, как только представится возможность, определить между собой формы тесного сотрудничества, от которого зависят, как я полагаю, будущая безопасность и равновесие Европы» (9).

Тем временем США и Великобритания пытались препятствовать деятельности представителей Временного правительства на освобождаемой французской территории, ограничивали возможность участия де Голля в решении вопросов послевоенного устройства Европы. В отличие от этого СССР стоял за усиление роли Франции в антигитлеровской коалиции, поддерживая стремление де Голля сотрудничать с тремя державами на более равноправной основе. В частности, на конференции СССР, США и Великобритании в Думбартон-Оксе, решавшей осенью 1944 г. вопросы будущего устройства ООН, был принят советский проект создания Совета Безопасности ООН из представителей СССР, США, Великобритании, Китая, «а в будущем и Франции» (10).

Ш. Де Голль понимал, что ему и его Временному правительству не хватает международной поддержки. Поскольку у него были постоянные трения в отношениях с США и Великобританией, идея заключения договора или соглашения с Советским Союзом показалась ему предпочтительной со всех точек зрения. Вопрос о приезде де Голля в Москву был довольно быстро со­гласован по дипломатическим каналам, и французская делегация, проделав длинный путь через Каир, Тегеран, Баку и Сталинград, 1 декабря 1944 г. прибыла в Москву. Начались интенсивные переговоры и встречи с советским руководством с целью выработки условий договора, а также обмена мнениями по актуальным вопросам. В своих «Мемуарах» де Голль довольно подробно и точно воспроизводит существо обсуждавшихся вопросов. Это подтверждается многочисленными документами, опубликованными во втором издании сборника «Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945» (М., 1983), где воспроизведены все три беседы Ш. де Голля с И.В. Сталиным, шесть бесед В.М. Молотова с французским министром иностранных дел Ж. Бидо и ряд других материалов (11).

Уже на первой своей встрече Сталин и де Голль подчеркнули важность укрепления советско-французских военно-политических связей. Руководитель СССР положительно отнесся к идее подписания советско-французского договора о союзе и взаимной помощи. Он видел в де Голле надежного партнера в международных делах в момент, когда на повестку дня вставали вопросы послевоенного устройства Европы. При этом в ходе встречи Сталин напомнил о советско-французском договоре о взаимной помощи 1935 г., который в предвоенные годы не получил реализации из-за политики французского правительства во главе с П. Лавалем. Де Голль заверил, что он — не Пьер Лаваль (12). Молотову и Бидо было поручено провести встречи по согласованию советского и французского проектов нового договора.

В период советско-французских переговоров, 5 декабря, У. Черчилль прислал Сталину телеграмму с предложением, что «было бы лучше всего, если бы мы заключили трехсторонний договор между нами троими» (13). Сталин был склонен принять предложение о совместном договоре СССР, Франции и Великобритании, но де Голль настойчиво возражал. Один из его доводов состоял в том, что подготовка трехстороннего договора потребует длительных согласований, тогда как советско-французский договор можно заключить в Москве в ближайшие дни. Но главное, как подчеркивал де Голль, с принятием трехстороннего договора, «чтобы действовать, Париж и Москва должны будут ожидать, захочет ли этого Лондон» (14). Руководствуясь принципом единства действий СССР, США и Великобритании, Сталин провел консультации с Черчиллем и президентом США Рузвельтом относительно заключения советско-французского договора и добился от них согласия.

При обмене мнениями в Москве по актуальным европейским вопросам выявились некоторые сложности. Так, при обсуждении польского вопроса советское руководство долго убеждало французскую делегацию признать Польский комитет национального освобождения (ПКНО) в Люблине, в то время как де Голль считал законным польское эмигрантское правительство в Лондоне (с последним СССР разорвал отношения в 1943 г.). С трудом был достигнут такой компромисс: в Люблин направлялся французский представитель, а в Париж — представитель ПКНО. Относительно Германии де Голль выразил мнение о том, что она после окончания войны должна передать Франции левый берег Рейна, а Рур должен перейти под контроль союзников. Сталин свернул разговор на эту тему, напомнив, что такие вопросы нельзя решать без участия союзников — США и Великобритании (15).

В период нахождения в Москве французская делегация не только вела переговоры с руководителями СССР, но и имела время для общения с простыми советскими гражданами. Де Голль вспоминал: «…Те русские, которые общались с нами, будь то люди из толпы или элита, очень хотели выразить нам свою симпатию… Мы тоже старались выразить свое дружеское отношение к этому великому народу» (16). Был проведен смотр авиаполка «Нормандия — Неман», летчики которого были привезены поездом в Москву из-под Инстербурга (ныне Черняховск), где авиаполк тогда базировался.

10 декабря В.М. Молотов и Ж. Бидо подписали советско-французский договор о союзе и взаимной помощи. Он был заключен на 20 лет с возможностью его продления. Согласно договору стороны обязались продолжить совместную борьбу до окончательной победы над фашистской Германией, оказывать друг другу помощь и поддержку в этой борьбе всеми имеющимися средствами, не вступать с Германией в сепаратные переговоры и не заключать без взаимного согласия перемирия или мира ни с гитлеровским, ни с каким-либо другим правительством или властью, созданными в Германии в целях продолжения или поддержания политики германской агрессии.

По окончании войны с Германией стороны обязались «совместно предпринимать все необходимые меры для устранения любой новой угрозы, исходящей от Германии, и препятствовать таким действиям, которые делали бы возможной любую новую попытку агрессии с ее стороны» (17). СССР и Франция взяли на себя обязательство не заключать союзов и не принимать участие в коалициях, направленных против одной из договаривающихся сторон. Договор предусматривал также оказание взаимной экономической помощи после войны в целях ускорения восстановления обеих стран.

Подписание договора вызвало большой резонанс во Франции, где было высказано немало добрых и теплых слов в адрес Советского Союза. Председатель Консультативной ассамблеи Ф. Гуэн приветствовал «великое событие, каким является возрождение франко-русского союза» (18). 22 декабря ассамблея единодушно ратифицировала договор, 25 декабря он был ратифицирован и Президиумом Верховного Совета СССР.

Договор о союзе и взаимной помощи с СССР открыл для Франции новые перспективы. Он стал важным шагом в возвращении ее в число великих держав, поднял авторитет ее возрождавшейся государственности и французского народа. Хотя де Голль в 1945 г. не участвовал в работе Крымской (Ялтинской) и Берлинской (Потсдамской) конференций глав СССР, США и Великобритании, в их решениях интересы Франции были в основном соблюдены, и активную роль в этом сыграл СССР. На Крымской конференции Франции была выделена зона оккупации в Германии и было предоставлено место в Контрольном совете для осуществления верховной власти в оккупируемой Германии. 8 мая 1945 г. французский генерал Латр де Тассиньи присутствовал на церемонии подписания Акта о безоговорочной капитуляции вооруженных сил фашистской Германии. Увидев его, генерал-фельдмаршал В. Кейтель, подписывавший Акт, воскликнул: «Как? И французы тоже?». Вместе с СССР, США и Великобританией Франция 5 июня подписала Декларацию о поражении Германии. 2 сентября французский генерал Ф. Леклерк участвовал в подписании Акта о капитуляции Японии. На Сан-Францисской конференции 1945 г. по созданию ООН Франция вошла в число пяти постоянных членов Совета Безопасности этой всемирной организации. Так, в короткие сроки ранее поверженная и униженная страна вернула себе место в ряду великих держав, и большую помощь ей в этом оказал Советский Союз.

Вскоре после окончания Второй мировой войны Франция, к сожалению, повела недружественную политику по отношению к СССР, обвинив его в «коммунистической экспансии». Сказался и уход от власти в 1947 г. де Голля. В 1949 г. Франция вступила в НАТО, а в 1954 г. подписала Парижские соглашения, которые позволили Западной Германии войти в Североатлантический блок и начать ремилитаризацию страны. Советский Союз расценил подписание Парижских соглашений как нарушение обязательств Франции по советско-французскому договору 1944 г., и Верховный Совет СССР в мае 1955 г. аннулировал этот договор.

В 1958 г. де Голль вернулся к власти, став президентом Французской Республики, и это положительно сказалось на ее отношениях с СССР. В 1960 г. Францию посетил Н.С. Хрущев, и де Голль приветствовал его следующими словами: «Вы прибыли от имени великой страны, с которой Франция вместе почти на каждом периоде истории и которая была на ее стороне во время самой ужасной войны». Премьер-министр М. Дебре подчеркнул: «Французский народ питает к русскому народу искреннее уважение и дружбу, которые требуют своего развития и проявления». Хрущев, вспомнив о советско-французском договоре 1944 г., выразил сожаление, что он «был перечеркнут действиями некоторых недальновидных политиков». Эти и другие высказывания были приведены в книге, вышедшей в СССР по итогам состоявшегося визита и имевшей весьма красноречивое название «Советско-французской дружбе — крепнуть!» (М.: Политиздат, 1960).

В 1959 г., выступая в Страсбуре, де Голль впервые выдвинул идею единой Европы — «Европы от Атлантики до Урала», подразумевая, что Советский Союз должен стать неотъемлемой частью европейского сообщества (19). Он также ратовал за проведение совещания глав европейских государств по обсуждению проблем европейской безопасности. Об этих проблемах, мирном сосуществовании и разрядке много говорилось во время визита де Голля в Советский Союз в 1966 г. Некоторые политические эксперты высказывают мнение, что именно 1966-й год «служит той датой, которая отмечает начало эпохи разрядки» (20). Сменившие де Голля на посту президента Франции Ж. Помпиду и В. Жискар д’Эстен в целом сохраняли преемственность в поддержании дружественных и взаимовыгодных отношений с СССР. Эта традиция жива до настоящего времени.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.  Подробнее о них см., напр.: Дипломатический словарь. Т. III. M.: Наука, 1986. С. 334-335.

2.  Цит по: Суту Ж.-А. Виши, СССР и Германия. 1940-1941 гг. // Новая и новейшая история. 2000. №3. С. 136.

3.  После окончания войны Верховный суд Франции приговорил Петена как пособника Гитлера и олицетворение «национального позора» к смертной казни, замененной на пожизненное заключение.

4.  Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945: Документы и материалы. В 2-х т. Т. 1. М.: Политиздат, 1983. С. 51-52.

5.  Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945: Документы и материалы. В 2-х т. Т. 2. М: Политиздат, 1983. С. 119.

6.  СССР и Франция в годы Второй мировой войны: Сб. статей. М.: МГИМО-Университет, 2006. С. 149.

7.  Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Т. 1.248.

8.  Киссельгоф И.С. История Франции в годы второй мировой войны. М: Высш. школа, 1975. С. 194.

9.  Gaulle Ch. de. Memoires de Guerre. L’unite. 1942-1944. Paris, 1956. P. 586.

10. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т. 3. М.: Политиздат, 1978. С. 104.

11. См.: Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Т. 2. С. 157-208.

12. Французский ежегодник, 1988. М.: Наука, 1990. С. 149.

13. Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг. 2-е изд. Т. 1. М., 1989. С. 326.

14. Французский ежегодник, 1988. С. 149.

15. Подробнее о состоявшихся в Москве дискуссиях см.: Зуева К.П. Переговоры де Голля в СССР в 1944 г. // СССР и Франция в годы Второй мировой войны: Сб. статей. С. 218-236; Молчанов Н.Н. Генерал де Голль. 2-е изд. М.: Междунар. отношения, 1980. С. 265-266.

16. Французский ежегодник, 1988. С. 150.

17. Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Т. 2. С. 209.

18. Там же. С. 522..

19. См.: Антюхина-Московченко В.И. Шарль де Голль и Советский Союз. М: Книга, 1990. С. 225.

20. Молчанов Н.Н. Генерал де Голль. С. 149.

Ведущий научный сотрудник Института военной истории МО РФ, кандидат философских наук Ковалевский Николай Федорович

history.milportal.ru

франция в вов большая карта

Экономическая карта Франции на русском языке

Франция на описываемой карте представлена достаточно детально, что дает возможность получить об этой стране все основные сведения. Можно с уверенностью сказать, что эта карта одна из лучших в мире, поскольку она содержит важную информацию, имеет высокую точность и предоставляет основные данные о данной республике.

Карта автомобильных дорог Франции на английском

Французская Республика на данной карте показана весьма подробно, что дает возможность иметь об этой стране все необходимые сведения. Можно с уверенностью сказать, что описанная здесь карта в числе лучших карт мира, в связи с тем, что она характеризуется информативностью, имеет хорошую детализацию и предоставляет важнейшие данные об этой стране.

Карта Франции эпохи Средневековья (1453 год)

Франция охватывает весьма большую территорию, потому и эта карта Республики Франция имеет большой формат. Этим же объясняется высокое разрешение карты.

Туристическая карта с названиями регионов

Эта туристическая карта предназначена для тех, кто собирается посетить курорты Франции. На ней, помимо мест отдыха, обозначена транспортная сеть страны, названия регионов и их границы, а также крупнейшие аэропорты.

Подробная физическая карта Французской Республики

Франция на этой карте показана достаточно детально, что позволяет иметь об этой стране всю важную информацию. Начиная с Древности, народы мира делали карты местности, помогавшие им ориентироваться в пространстве и прокладывать путь к намеченной цели.

Советская политическая карта Французской Республики

Можно с уверенностью сказать, что представленная тут карта среди наилучших карт Франции, так как она весьма информативна, отличается четкостью изображения и предоставляет важнейшие знания про это государство.

Историческая карта Франции в 1477 году на французском языке

Франция на описываемой карте показана во всех деталях, что дает возможность узнать об этом государстве всю важную информацию. Начиная с Древности, древние народы рисовали примитивные карты, которые помогали им ориентироваться на охоте и искать дорогу к намеченной цели.

Английская автомобильная карта Франции

Французская Республика охватывает довольно большую территорию, в связи с чем и эта карта Французской Республики достаточно большая. Тем же объясняется ее большое разрешение. Французская Республика на данной карте изображена достаточно детально, что позволяет иметь о данной республике все основные сведения.

Политическая и автомобильная карта Франции на русском

Республика Франция имеет весьма обширную территорию, в связи с чем и данная карта Республики Франция достаточно большая. Тем же объясняется высокое разрешение карты. Изюминка описываемой карты - это ее универсальность. На нее нанесены важные данные по картографии и по смежным областям знаний. Все это делает ее очень полезной для ученых. Ее также можно применять на рабочем месте, если ваша профессия имеет отношение к географии.

Франция до Великой Французской Революции – историческая карта

Франция охватывает достаточно большую территорию, потому и карта Франции имеет большие размеры. Тем же предопределяется высокое разрешение карты.

mapfrance.ru


Смотрите также