Форма правления во франции


definition of ТРЕТЬЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕСПУБЛИКА and synonyms of ТРЕТЬЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕСПУБЛИКА (Russian)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Данные в этой статье приведены по состоянию на начало XX века.

Вы можете помочь, обновив информацию в статье.

<imagemap> Image:Question book-4.svg

В этой статье не хватает ссылок на источники информации.

Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.

Третья французская республика (фр. Troisième République; 1870—1940).

Борьба за республиканскую форму правления (1870—79)

Правительство народной обороны должно было вести войну при полном отсутствии денежных средств, после ряда тяжелых поражений; вместе с тем оно должно было управлять страной, дезорганизованной продолжительным Наполеоновским режимом, с чиновниками, преданными империи и ненавидевшими республику. И в той, и другой области оно вызвало громадную энергию и достигло поразительных результатов.[источник не указан 124 дня]

Империя, обладавшая готовой к бою, дисциплинированной армией, имевшая полную возможность приготовиться к войне, терпела лишь поражения, а временное правительство быстро создало несколько многочисленных и сильных армий, заключило заем в 250 млн франков и долгое время не без успеха оспаривало у Германии победу. Во время долгой и тягостной осады Парижа оно сумело если не доставлять провиант в город, то охранять его, распределять и управлять голодной толпою. В области внутреннего управления оно сделало не меньше. 4 сентября, в самый день своего образования, оно издало и привело в исполнение декрет об амнистии всех осужденных за политические преступления. 5 сентября, несмотря на сильную нужду в деньгах, оно отменило штемпельный сбор с периодических изданий, а 10 сентября залоги с них, и провозгласило полную свободу печати, которой печать немедленно широко воспользовалась. В тот же день оно отменило требование присяги от чиновников и депутатов. 19 сентября разрешено возбуждение обвинения частными лицами против всех должностных лиц в порядке обычной подсудности — право, отрицавшееся даже в эпоху великой революции и совершенно новое во Франции. 14 и 27 октября установлен суд присяжных для всех политических преступлений.

Эти и другие меры того же рода, быстро и глубоко преобразовавшие государственный строй Франции, хотя и не получавшие санкции ни от какого законодательного собрания, послужили исходной точкой дальнейшего развития, не всегда, однако, прогрессивного. В области экономических мероприятий правительство декретировало отсрочку уплаты квартирных денег и взысканий по векселям в Париже — меру, имевшую революционный характер, но спасавшую от гибели всю массу мелкого люда (отмена этих мер правительством Тьера в марте 1871 года послужила ближайшим поводом к восстанию коммуны). 18 сентября, на следующий день после начала обложения Парижа немцами, ввиду ожидавшегося прекращения сообщений между Парижем и остальной Францией, правительство назначило Кремье, Гле-Бизуана, потом ещё Гамбетту и вице-адмирала Фуришона для управления делами Франции; прочие его члены остались в Париже. Гамбетта присоединился к делегации лишь 6 октября, когда удалиться из Парижа можно было только на аэростате, что он и сделал. Делегация имела местом пребывания сперва Тур, потом Бордо.

Несмотря на занятие врагом значительной части французской территории, взаимная борьба различных общественных групп и партий не прекратилась и чувствовалась в самом правительстве. Бонапартисты боялись торжества республиканских начал и противились правительству, насколько только было возможно. Пролетариат, принесший громадные жертвы для войны и жаждавший вести её до последней крайности, вовсе не желал, однако, действовать исключительно в интересах буржуазии. Последняя негодовала на отсрочку платежей и обвиняло правительство в безумии, требуя скорейшего заключения мира. Из членов правительства Трошю и Ж. Фавр более других выражали интересы и желания буржуазии. Они относились с крайним недоверием к национальной гвардии, несмотря на то, что она доказала свои боевые способности и храбрость; но эта гвардия, как вооруженный народ, казалась опасной для буржуазии. Взаимное недоверие членов правительства было так велико, что от Рошфора, например, скрыли факт свидания Ж. Фавра с Бисмарком (19 сентября), для переговоров (не увенчавшихся успехом) о перемирии.

Когда в Париж пришла весть о капитуляции Базена со 120 000-ной армией (27 октября 1870), то в значительной части населения и национальной гвардии возникло подозрение, что парижское правительство может сделать то же самое; это вызвало восстание 31 октября. Инсургенты, во главе которых стояли Бланки, Флуранс, Пиа, Делеклюз, овладели ратушей и некоторое время держали нескольких членов правительства в плену, пока верная правительству часть гвардии их не освободила. Турское или бордосское правительство, вдохновителем которого был Гамбетта, было гораздо смелее и радикальнее; оно смещало бонапартистских чиновников, устанавливало новые подати и т. д.

После капитуляции Парижа (28 января 1871) правительство народной обороны назначило на 8 февраля общие выборы в национальное собрание, на основании закона 15 марта 1849 года (всеобщее голосование, scrutin de liste, 750 депутатов). Выборы состоялись с согласия немцев. Негодование против Наполеона уже ослабело; на очереди стоял другой вопрос — о продолжении войны до последней крайности или же о мире на предложенных Бисмарком условиях. Так как радикальные элементы стояли за сопротивление, то чашка избирательных весов перетянулась вправо. Собрание делилось на следующие партии: 1 и 2) крайняя правая и правая (легитимисты), 3) правый центр (орлеанисты, сторонники парламентаризма), 4) левый центр (республиканцы), 5) республиканская левая, 6) крайняя левая и 7) образовавшаяся несколько позднее партия обращения к народу (бонапартисты). С точностью определить численное соотношение партий невозможно, вследствие неясности убеждений многих депутатов и наличности промежуточных групп; однако, большинство (около 400), несомненно, принадлежало различным сторонникам монархической или империалистской реставрации, и если она не совершилась, то только вследствие раздробленности монархических партий, делавшей невозможным соглашение между ними. Все монархисты были согласны по вопросу о желательности мира. Республиканцев разных оттенков было около 300, среди которых тоже было немало сторонников мира. Города вообще вотировали за республиканцев, деревня — за правую. В числе депутатов были Тьер, избранный в 26 департаментах, В. Гюго, Гамбетта, Рошфор, Гарибальди. Настроение большинства собрания ярко характеризуется тем, что имя Гарибальди было встречено шиканьем и свистками (что привело к сложению полномочий Виктором Гюго).

Правительство народной обороны сложило свои полномочия. Верховная власть принадлежала теперь национальному собранию, заседавшему сперва в Бордо, а с 10 марта 1871 года — в Версале. Оно было избрано на неопределенный срок, с обязанностью восстановить порядок в стране и решить вопрос о форме правления. 17 февраля 1871 года оно избрало «главой исполнительной власти французской республики» Тьера, на имени которого могли сойтись все партии, республиканцы и монархисты; но он был только исполнительным органом собрания и во всякое время мог быть им отозван. Через два дня он составил свой кабинет из представителей разных партий, в котором сам сохранил президентство; в его состав вошли Ж. Фавр, Ж. Симон, Пикар, Дюфор. Первое время его управления ознаменовано восстанием коммуны. 10 мая, после долгих переговоров, был заключен франкфуртский мир с Пруссией, лишивший Францию двух провинций, Эльзаса и Лотарингии, и обременивший её 5-миллиардной контрибуцией. Ввиду невозможности соглашения по вопросу о форме правления, Тьер ещё в марте 1871 года предложил молчаливо принятый партиями pacte de Bordeaux, то есть решение заниматься только неотложными делами, предоставляя будущему конституционные вопросы.

Волей-неволей, однако, национальному собранию приходилось затрагивать вопросы конституционного права, до некоторой степени предрешая будущую форму государственного устройства; так, 10 августа 1871 года был выработан закон о генеральных советах, действующий в общих чертах и поныне, в 1872 году — закон о государственном совете. 31 августа 1871 года национальное собрание заменило титул «главы исполнительной власти» титулом президента республики и определило срок его полномочий (3 года).

Во время управления Тьера правительство сумело настолько поднять кредит Франции, что она без большого труда уже в июне 1871 года заключила иностранный заем в 2000 млн, а в 1873 году — в 3000 млн франков. Для увеличения государственных доходов были возвышены или введены новые налоги на спички, бумагу, железнодорожные билеты, клубы, бильярды и т. д. Была уничтожена национальная гвардия и введена всеобщая воинская повинность по прусскому образцу, без права заместительства. Орлеанским принцам разрешено вернуться во Францию и им возвращены их имущество. Скоро у Тьера стали происходить разногласия с большинством собрания, желавшим монархической реставрации. 24 мая 1873 года Тьер вышел в отставку до окончания срока его полномочий. На его место собрание в тот же день большинством 390 голосов избрало маршала Мак-Магона, на имени которого сошлись все монархические партии; левая воздержалась от голосования.

Мак-Магон, избранный коалицией правых, был намечен ею для подготовки монархической реставрации. Он тщательно очищал правительство и бюрократию от республиканцев, заменяя их монархистами, стеснял свободу печати (восстановлены залоги для органов печати), преследовал народные собрания (собиравшиеся обыкновенно в ресторанах; полиция, под всяческими предлогами отнимая разрешение у тех хозяев, которые отдают свои залы для радикальных собраний, могла почти совсем прекратить их во многих местах), предоставил полную свободу всевозможным съездам духовенства. Крайняя правая и правый центр открыто подготовляли восстановление монархии; шли переговоры о их слиянии на почве признания королем Генриха V (граф Шамбора), а графа Парижского — его наследником, но переговоры разбились об упорство Шамбора, не пожелавшего отказаться от белого знамени в пользу трёхцветного. После неудачи этой попытки правая определила срок полномочий Мак-Магона в 7 лет, чтобы по крайней мере надолго закрепить за собой власть.

В национальном собрании началась борьба за конституцию, и к 1875 году она была окончена. За невозможностью прийти к соглашению о личности короля, собранию поневоле пришлось согласиться на республику, но оно употребило все усилия, чтобы сделать её возможно консервативной; не решаясь отказаться от всеобщего голосования, пустившего слишком глубокие корни, оно уравновесило его сенатом, долженствовавшим быть представителем интересов деревни и вообще консервативной силой. Несмотря на это, конституция прошла с чрезвычайным трудом. После принятия конституции собрание избрало 75 несменяемых сенаторов и разошлось в декабре 1875 года. Слово «республика» в Конституции упоминалось лишь в 1 статье, которую приняли перевесом только в 1 голос.

Особенности конституции:

  • Чрезвычайный консерватизм
  • Компромиссный характер (до поправок 1879 и 1884 года — нечто среднее между монархией и республикой)
  • Краткость и отсутствие декларации о принципе государственного устройства
  • Временность, неопределенность и возможность внесения изменений 2 палатами парламента без участия народа.

Законодательная власть принадлежала парламенту, состоящему из палаты депутатов и сената. Вместе 2 палаты составляли Национальное собрание, которое выбирало президента.

Палата депутатов (600 чел): выборы каждые 4 года по мажоритарно-пропорциональной системе на основе равного, всеобщего, тайного голосования. НО не имели права голоса женщины, военнослужащие, население колоний, лица моложе 21 года и проживающие на территории Франции менее 6 месяцев. Так из 40 млн голосовали только 12 млн.

Сенат (300 чел): косвенные и многоступенчатые выборы на 9 лет. Каждые 3 года менялась 1/3. 75 членов избирались пожизненно. Это был своеобразный консервативный противовес палате депутатов.

Права Сената:

  • Без его одобрения не принимался ни один закон
  • Обсуждение и утверждение государственного бюджета
  • Мог добиться отставки кабинета министров
  • С его согласия президент мог распустить палату депутатов, но сам сенат не мог быть распущен никем
  • С согласия совета министров президент мог превращать сенат в верховный суд по преступления, угрожающим безопасности государства.

Исполнительна власть принадлежит президенту:

  • Право помилования
  • Не ответственен перед палатами, кроме случая государственной измены
  • Не мог критиковаться прессой
  • Глава вооруженных сил
  • Назначение чиновников
  • Внесение и утверждение законопроектов

В начале 1876 года произошли выборы в сенат, давшие (вместе с несменяемыми сенаторами) незначительный перевес монархистам, и в палату депутатов, давшие около 370 республиканцев и 170 монархистов; последние объединились теперь в одну консервативную партию. Бюффе (министр-президент) не был избран ни в палату депутатов, ни в сенат, и подал в отставку. Мак-Магон, несмотря на крайнее нежелание, принужден был поручить составление кабинета члену левого центра Дюфору, а потом Ж. Симону. 16 мая 1877 года он обратился к последнему с оскорбительным письмом, которое и опубликовал; Симон вышел в отставку, и Мак-Магон поручил составление кабинета монархисту, герцогу Брольи. Затем последовало распущение палаты (с согласия сената). 363 республиканских депутата объединились и представились избирателям коллективно.

Выборы были вполне благоприятны для них, несмотря на то, что Мак-Магон прибегал к наполеоновским приемам давления; в новой палате оказались 394 республиканца и 141 консерватор. «Министерство 16 мая» подало в отставку, но президент отвечал новым вызовом палате, назначив новый консервативный кабинет Рошбуэ. Палата приняла вызов; она отказалась войти в сношение с министерством и вотировать бюджет. Президент испугался конфликта, который мог привести к революции, и предпочел уступить. Он предоставил власть республиканцам, но не умел с ними ладить. Через год, чувствуя свое бессилие, тем более что выборы 1/3 сенаторов в 1879 году сделали и сенат республиканским, он вышел в отставку (январь 1879 года). На его место был избран испытанный республиканец Греви.

Президентство Греви (1879—87)

Избрание Греви было симптомом окончательного упрочения республики, пустившей глубокие корни в народе. Причиной упрочения было то, что республика, несомненно, создала порядок, при котором экономическая жизнь страны шла правильно, без потрясений и препятствий. Значительная часть буржуазии перешла на сторону республики, и только клерикалы имели все основания относиться со злобой и боязнью к новому режиму и желать реставрации. Низшие классы народа получили от республики очень мало, но, разочарованные как в монархии Орлеанов, так и в империи Бонапарта, не имели оснований желать возврата к прошлому; для них республика открывала во всяком случае лучшие перспективы. Смерть молодого принца Луи Наполеона (умер в 1879 году), бывшего после смерти его отца (умер в 1873 году) главой бонапартистской партии, привела последнюю к распадению на сторонников принца Жерома и принца Виктора и совершенно обессилила её. Смерть графа Шамбора (умер в 1883 году) повлекла за собой слияние легитимистов со сторонниками Орлеанов (от первых отделилась группа, выставившая кандидатуру дона Карлоса испанского), но значение партии от того заметно не выросло. Она позволяла себе время от времени громкие манифестации (опубликование графом Парижским манифеста к французскому народу в 1887 году), но они оставались без отклика.

Спокойствие и порядок упрочили к концу 1870-х годов финансы страны; бюджет стал сводиться без дефицита, несмотря на наследование от империи громадного государственного долга. С присоединением к республике значительной части буржуазии изменился характер республиканской партии. Под предводительством Гамбетты выделилась из левого центра и республиканской левой партии union républicaine, которую противники окрестили кличкой оппортунистов. Эта партия забыла свою программу 1869 года и отказалась от своих главных требований — отделения церкви от государства, отмены постоянной армии, прогрессивного подоходного налога. Однако она отстаивала и провела в 1880 году полную амнистию коммунарам и стремилась к частичному пересмотру конституции, осуществленному в 1884 году при Ферри (отмена пожизненных сенаторов, избрание депутатов по системе scrutin de liste). Эта партия вскоре вступила в борьбу с радикалами, делившимися на левую и крайнюю левую (во главе последней стал Клемансо); за ними стояли социалисты разных оттенков. Большое дробление партий, их постоянная изменчивость и отсутствие прочного большинства приводят во Франции к частой смене министерств, отличающихся одно от другого обыкновенно очень мало.

Все министерства со времени избрания Греви были безусловно республиканскими, почти все были более или менее протекционистскими и все более или менее сходились в вопросах иностранной политики. В основном даже при смене министерств несколько лиц сохраняют свои портфели или меняют один портфель на другой. Самые ничтожные вопросы (например, о вырытии и вскрытии трупа самоубийцы Рейнаха) приводят к министерским кризисам. Почти все министерства при Греви были министерствами «республиканской концентрации», то есть коалиции республиканских групп. Первые три министерства при Греви (Ваддингтона, Фрейсине, Ферри) состояли, в разных комбинациях, из членов левого центра, крайней левой и республиканского союза; четвёртое, Гамбетты, было однородное.

Два важных факта отмечают деятельность правительства в президентство Греви: начало и быстрый рост колониальной политики и борьба с клерикализмом (закон об обязательном светском обучении 1880 года, изгнание множества не получивших правительственного разрешения духовных конгрегаций). Другие крупные меры: закон о печати 1881 года, отменивший залоги и передавший все преступления печати в ведение суда присяжных; закон 1882 года об избрании мэров небольших городов; изгнание из Франции всех членов когда-либо царствовавших там династий в 1886 году; подписание конвенции с железнодорожными обществами (в 1886 году), отдавшей перевозочные средства Франции в руки нескольких могущественных ассоциаций; начало конверсии 5 % займов в 1884 году; закон о разводе 1884 года.

В 1881 и 1885 годах происходили выборы в палату депутатов, из коих первые были очень благоприятны для республиканцев (всего 90 монархистов), вторые, напротив (под влиянием неудач колониальной политики и борьбы с клерикализмом, вызвавшей реакцию), благоприятны для консерваторов (201 консерватор, 373 республиканца; 3,5 млн консервативных голосов, 4,5 млн республиканских). Развитие ажиотажа шло рядом с ростом экономической деятельности страны. В этом отношении третья республика напоминает июльскую монархию; биржа имела самое глубокое влияние на всю колониальную политику; сильное развитие ажиотажа вызывало множество крахов (в 1882 году — крах банка Union générale, Бонту), за которыми всегда следовали тяжелые кризисы. В 1887 году была обнаружена торговля орденами, производившаяся начальником генерального штаба генералом Кафферелем и зятем Греви, Вильсоном. Раскрытие этого последнего факта привело к досрочной отставке Греви (декабрь 1887 года), выбранного в начале 1886 года на второе 7-летие.

Президентство Карно и Казимира Перье (1887—95)

На место Греви был избран Карно, представитель оппортунистов. Время его управления было эпохой двух кризисов: политического, связанного с именем генерала Буланже, и экономического — краха панамского предприятия.

Первый начался ещё в последний год президентства Греви. Военный министр в кабинетах Фрейсине и Гобле (1886), генерал Буланже, считавшийся радикалом (выдвинул его Клемансо), сумел своей энергичной деятельностью по преобразованию военной организации Франции и своим отношением к солдатам и офицерам, а также несколькими речами с намеками на необходимость и желательность реванша и агрессивным поведением в деле Шнебеле (французского полицейского, который был обманом заманен на германскую территорию и там арестован), создать себе широкую популярность. Однородный оппортунистический кабинет Рувье — первый из кабинетов после отставки Мак-Магона, опиравшийся на правую, — не принял Буланже в свой состав и дал ему назначение в провинции. Буланже стал играть политическую роль, сплачивая вокруг себя особую партию на почве требования пересмотра конституции, причем он не пояснял, чего именно он желает.

Благодаря неясности его программы, и в то же время благодаря его шумной оппозиции правительству, вокруг него соединились самые разнородные элементы, недовольные существующим строем — все монархисты, нарождавшиеся тогда антисемиты (Дрюмон), клерикалы, многие радикалы (Наке), отдельные лица, считавшие себя социалистами (Рошфор), люди, стремившиеся к реваншу (Дерулед), и т. д. Буланже стал выставлять себя кандидатом на всяких дополнительных выборах, устраивая как бы плебисцит на своем имени и всегда собирая большое число голосов. Почва для такого движения была подготовлена, с одной стороны, биржевым ажиотажем, в котором противники существующей республики видели признаки её испорченности, с другой — её бессилием улучшить экономическое положение низших классов.

Экономический кризис (см. ниже) питал недовольство, которым пользовался Буланже. Однако и против Буланже сплотилась серьёзная коалиция; в её состав вошли все оппортунисты и те радикалы, которые поняли характер генерала и его агитации (Клемансо, Флоке, Фрейсине и др.). Искусная политика министра внутренних дел Констана разоблачила ничтожество Буланже; он поспешил бежать за границу, испугавшись ареста и процесса, который мог бы быть для него только выгоден (1889 год). Результат громадного, казавшегося страшным движения был поразительно ничтожен. Партия буланжистов распалась на составные свои элементы. Ввиду борьбы с буланжизмом, перед выборами 1889 года была отменена система scrutin de liste (более удобная для устройства плебисцита на чьем-либо имени) и заменена системой выборов по округам (scrutin individuel).

Второй кризис был биржевого свойства. Обладая громадными свободными денежными капиталами, ищущими помещения, Франция всегда бросается на все предприятия, обещающие хорошую ренту. В 1871—73 годах она ещё искала денежного рынка для своих бумаг, но со второй половины 1870-х годов всевозможные процентные бумаги находят в ней превосходный сбыт; на её бирже обращаются в громадном количестве не только русские, но даже турецкие, египетские и т. п. бумаги. По той же причине и акции промышленных предприятий легко находят себе сбыт во Франции.

Проект прорытия Панамского канала нашёл сочувствие во Франции; около 1,5 миллиардов франков были затрачены на него французскими акционерами и облигационерами. Чтобы добиться такого успеха на бирже, чтобы встретить необходимое содействие в парламенте и правительстве, чтобы скрывать от глаз публики истинное положение вещей, необходимо было заручиться поддержкой очень многих влиятельных лиц и газет. Администрация панамского общества истратила громадные суммы на взятки. В 1888 году произошёл крах; общество оказалось несостоятельным.

В 1892 году начались разоблачения, задевшие многих выдающихся лиц. Судом присуждены были к тюремному заключению только Фердинанд и Шарль Лессепсы, бывший министр Байго, взявший взятку в 300000 франков, инженер Эйфель, монархист Кошю; был уличен президент палаты депутатов, оппортунист Бюрдо, но уже после его смерти. Подозрение пало ещё на множество лиц всех партий, преимущественно монархистов и умеренных республиканцев. 1500 млн франков, из которых большая часть принадлежали мелким рантье, пропали бесследно.

Быть может, в связи с этим крахом, вызванным им разорением многих тысяч людей и неизбежным вследствие этого озлоблением, или по крайней мере в связи с общим экономическим кризисом, стоит развитие анархизма во Франции в 1892—94 годах. В 1892 году было брошено несколько бомб в Париже под полицейской казармой и у частной квартиры; виновником оказался некто Равашоль. В отместку за его арест было взорвано кафе, где он был арестован; потом некто Вальян бросил в палату депутатов бомбу, которой ранил нескольких депутатов; затем последовали покушения — посредством динамита и кинжала — ещё на нескольких лиц и, наконец, убийство 24 июня 1894 года президента Карно, в Лионе, совершенное итальянцем Казерио. Виновники подверглись казни; парламент принял законы о смертной казни за повреждение имущества динамитом, об увеличении наказаний за преступления печати и за призыв к совершению преступлений, о запрещении всех анархистских сообществ.

В президентство Карно произошли некоторые изменения в характере партий. В силу папской энциклики 16 февраля 1890 года французское католическое духовенство «признало» республику; клерикалы, вместе с примирившимися с республикой монархистами, образовали партию «ralliés» (присоединившихся); общий состав республиканской партии стал более консервативным. Начался заметный рост социалистических партий. Появилась антисемитическая партия (Дрюмон), сперва примыкавшая к Буланже.

В республиканской партии обнаружилось сильное протекционистское направление и в частности аграрно-протекционистское. Причиной этому является заметный упадок сельского хозяйства во Франции. Число гектаров обрабатываемой земли несколько понизилось; общий урожай всех хлебов, равнявшийся в 1871—75 годах (в среднем) 100 млн гектолитров, поднялся, правда, к 1891—95 годам до 112 млн гектолитров, но, ввиду падения цен на пшеницу (с 25 франков до 14 франков в 1895 году), стоимость его понизилась с 2500 млн франков до 1500 млн. Производство вина, вследствие филлоксеры и других болезней винограда, выражается в следующих цифрах: 1871—75 годы — 70 млн гектолитров в год, 1875—1880 годы — 40 млн гектолитров, 1881—85 годы — 32 млн гектолитров, 1886—90 годы — 26 млн гектолитров. Из вывозящей вино страны Франция превратилась во ввозящую. Этот кризис сельского хозяйства вызвал стремление защищаться покровительственными пошлинами; все партии, кроме социалистов и немногих фритредеров (Л. Сэй, Леруа Болье), являются теперь в большей или меньшей степени аграрно-протекционистскими.

В 1885 году налог на ввозимый хлеб повышен с 3 до 5 франков с гектолитра. Промышленность обрабатывающая и торговля, в общем, росли, но подвергались серьёзным периодическим кризисам, вследствие чего и тут заметно усиление протекционизма. В 1892 году проведён высокопокровительственный таможенный тариф. В президентство Карно общие выборы состоялись в 1889 и 1893 годах. Первые внесли мало изменений в распределение партий; появилось только 38 «ревизионистов» (буланжистов), преимущественно за счет консерваторов. Выборы 1893 года, происходившие под влиянием панамского краха, удалили из палаты многих старых выдающихся деятелей (Флоке, Клемансо и др.), сократили правую чуть не наполовину (со 170 до 93, в том числе 30 ralliés), усилили радикалов до 150 и социалистов до 50.

Из отдельных событий выдаются всемирная парижская выставка 1889 года и длинный ряд значительных стачек, из которых некоторые вызывали вмешательство войск. Весной 1893 года было постановлено, что полномочия имеющей быть выбранной палаты депутатов продлятся несколько более 4 лет, чтобы приурочить выборы к весне. В области иностранной политики крупнейшим фактом является заключение франко — русского союза, в области экономического законодательства — закон 1892 года о труде женщин и детей на фабриках (запрещение работать на фабриках детям моложе 13 лет; 10-часовой день до 16 лет, 11-часовой для женщин; ночной труд женщин и подростков до 18 лет воспрещён). Место Карно занял консервативный республиканец Казимир Перье, который 15 января 1895 года вышел в отставку по причинам скорей личного, чем политического характера, и его место занял оппортунист Ф. Фор.

Президентство Ф. Фора и Лубэ (1895—1902)

В президентство Фора новый политический кризис был вызван делом Дрейфуса. Офицер-еврей Дрейфус в 1894 году (во время министерства Дюпюи) был приговорён военным судом, за выдачу иностранной державе военных тайн, к пожизненной ссылке на Чёртов остров (близ Кайенны). Вскоре печать возбудила сомнение в правильности приговора; в 1897 году брат осуждённого выступил с формальным обвинением офицера Эстергази в совершении того преступления, за которое обвинён Дрейфус. Завязалась ожесточённая борьба.

Почти все левые элементы республиканской партии до крайних социалистов, но также многие умеренные (Трарье, Вальдек-Руссо и др.) высказались за необходимость пересмотра процесса, ввиду несомненных неправильностей при первом производстве. Напротив, вся военная партия (генеральный штаб, офицеры), все тогдашнее министерство (умеренное, националистическое, ультрапротекционистское министерство Мелина, опиравшееся на правую), все антисемиты (Дерулед), националисты (Баррес) высказались против Дрейфуса. Дрейфусисты указывали на факт, что на судей было произведено давление тогдашним военным министром Мерсье.

Дело осложнилось доказанными подлогами, совершенными при расследовании дела. Стало ясно, что целая группа влиятельных людей, с начальниками генерального штаба и министрами во главе, как во время процесса, так и после, вовсе не стремилась к выяснению истины, а хотела во что бы то ни стало погубить обвиняемого, намекая все время на наличность каких-то доказательств, которые не могут быть предъявлены. На почве этого дела пали министерства Мелина и Бриссона, пожертвовав ранее тремя военными министрами (Кавеньяком, Цурлинденом, Шануаном, которые все настаивали на виновности Дрейфуса).

Фор скоропостижно умер 16 февраля 1899 года, и его место занял оппортунист Лубэ. Хотя последний ни разу публично не заявил о своем отношении к делу Дрейфуса, но его считали сторонником пересмотра, и потому противники Дрейфуса встретили его избрание крайне враждебно. 27 февраля, в день похорон Фора, Дерулед, Мильвуа, Габер и другие попытались произвести государственный переворот, убеждая генерала Роже двинуться с войском на Елисейский дворец, но попытка произвела скорее комическое впечатление. Дерулед был оправдан присяжными, но при вторичном разборе дела в верховном суде приговорен к изгнанию из Франции. Решение по делу Дрейфуса было наконец кассировано, и дело разобрано вторично военным судом в Ренне.

Суд происходил гласно; громадное большинство незаинтересованных слушателей и читателей вынесли твердое убеждение, что Дрейфус невиновен. Однако большинством 5 голосов против 2 он был признан виновным, при наличности смягчающих обстоятельств; президент республики его помиловал, и Дрейфус принял помилование, чем лишил дело значительной части его политического значения. Борьба по поводу Дрейфуса велась не из-за него лично. Его сторонники боролись против привилегированного положения армии, против военных судов, за гласность судопроизводства, против антисемитизма. Во главе их шли, между прочим, Э. Золя, Клемансо, Жорес (социалист), во главе противников — Рошфор, Дерулед, Кавеньяк, Баррес.

Под влиянием этой борьбы образовалась партия националистов (по составу близкая к бывшим буланжистам), мечтающая о реванше, об изгнании из Франции евреев, о замене республики парламентарной республикой плебисцитарною. К ним очень близка партия «прогрессистская» (Мелин), являющаяся клерикальной, националистической, протекционистской и готовая искать поддержки у монархистов. После падения кабинета Дюпюи президент Лубэ поручил сформирование министерства сотруднику и другу Гамбетты, Вальдеку-Руссо. Он составил кабинет концентрации, включив в него двух социалистов-радикалов, Мильерана и Бодена, а с другой стороны генерала Галлифе, известного жестокой расправой с коммунарами в 1871 году. Таким образом социалисты стали во Франции в положение одной из правительственных партий.

Это разнородное министерство продержалось необычайно долго — почти 3 года, с июня 1899 года по май 1902 года. Министерство закончило дело Дрейфуса, дав ему помилование, а потом проведя через палаты общую амнистию всем прикосновенным к делу Дрейфуса, как сторонникам его, так и противникам. После этой амнистии наступило известное успокоение. Мильеран провёл новый фабричный закон 1900 года, определяющий продолжительность рабочего дня для взрослых и детей одинаково в 10 часов, но вступающий в действие в полном объёме лишь через 4 года. Косвенным результатом деятельности министерства было распадение только что объединившейся социалистической партии. При этом министерстве состоялась всемирная Парижская выставка 1900 года, а также общие выборы в палату депутатов в мае 1902 года, после которых оно вышло в отставку, не дождавшись неодобрительного вотума палаты, несмотря даже на то, что выборы были вполне ему благоприятны. Выборы 1898 года несколько усилили радикальные элементы в палате, выборы 1902 года — усилили ещё больше: после них в палате числится 43 социалиста, 233 радикала и радикала-социалиста, 62 правительственных республиканца (сторонники министерства Вальдека-Руссо), 127 прогрессистов (мелинистов), 35 ralliés, 5 антиправительственных радикалов, 43 националиста, 41 реакционер (монархист), всего 589. Место Вальдека-Руссо занял Комб, начавший упорную борьбу с клерикализмом.

Список министерств третьей республики

(после Тьера, который сам был президентом своего министерства)

1873—1879 годы. Президентство Мак-Магона
  • 25 мая 1873 года — 1-й кабинет герцога Брольи
  • 26 ноября 1873 года — 2-й кабинет Брольи
  • 22 мая 1874 года — Сиссе
  • 10 марта 1875 года — Бюффе
  • 9 марта 1876 года — 1-й кабинет Дюфора
  • 12 декабря 1876 года — Ж. Симон
  • 17 мая 1877 года — 3-й кабинет Брольи
  • 23 ноября 1877 года — Рошбуе
  • 13 декабря 1877 года — 2-й кабинет Дюфора
1879—1887 года. Президентство Греви
  • 4 февраля 1879 года — Ваддингтон
  • 29 декабря 1879 года — 1-й кабинет Фрейсине
  • 23 сентября 1880 года — 1-й кабинет Ферри
  • 14 ноября 1881 года — Гамбетта
  • 30 января 1882 года — 2-й кабинет Фрейсине
  • 7 августа 1882 года — Дюклерк
  • 29 января 1883 года — Фаллиер
  • 21 февраля 1883 года — 2-й кабинет Ферри
  • 6 апреля 1885 года — 1-й кабинет Бриссона
  • 7 января 1883 года — 3-й кабинет Фрейсине
  • 11 декабря 1886 года — Гобле
  • 30 мая 1887 года — Рувье
1887—1894 годы. Президентство Карно
  • 12 декабря 1887 года — 1-й кабинет Тирара
  • 3 апреля 1888 года — Флоке.
  • 23 февраля 1889 года — 2-й кабинет Тирара
  • 17 марта 1890 года — 4-й кабинет Фрейсине
  • 27 февраля 1892 года — Лубэ
  • 7 декабря 1892 года — 1-й кабинет Рибо
  • 11 января 1893 года — 2-й кабинет Рибо
  • 5 апреля 1893 года — 1-й кабинет Дюпюи
  • 3 декабря 1893 года — Казимир Перье
  • 31 мая 1894 года — 2-й кабинет Дюпюи
1894—1895 годы. Президентство Казимира Перье
  • Продолжение 2-го кабинета Дюпюи
1895—1899 годы. Президентство Феликса Фора
  • 26 января 1895 года — 3-й кабинет Рибо
  • 1 ноября 1895 года — Буржуа
  • 29 апреля 1896 года — Мелин
  • 28 июня 1898 года — 2-й кабинет Бриссона
  • 1 ноября 1898 года — 3-й кабинет Дюпюи
1899—1906 годы. Президентство Лубэ
  • Продолжение 3-го кабинета Дюпюи
  • 22 июня 1899 года — Вальдек-Руссо
  • Май 1902 года — Комб

dictionary.sensagent.com

Третья французская республика — WiKi

Предыстория

19 июля 1870 года началась франко-прусская война, которая с самого начала приняла крайне неблагоприятный оборот для Франции, и обнаружила всю непрочность империи.

В первом столкновении немцы взяли Вейсенбург. 4 августа корпус Мак-Магона был разбит при Верте, а корпус Фроассара — на Шпихернских высотах. После поражения французов при Марс ла Туре (16 августа) и Гравелоте — Сен-Прива Базен был лишен возможности отступить для соединения с Мак-Магоном и заперся с армией в Меце.

2 сентября Наполеон III после битвы при Седане сдался в плен.

Провозглашение республики

3 сентября, когда в Париже узнали про Седанскую катастрофу, на улицы вышли рабочие, требуя низложения Наполеона III и создания народного правительства. На ночном заседании законодательного корпуса 3—4 сентября Жюль Фавр предложил провозгласить низложение императора и избрать временное правительство.

Утром 4 сентября народ ворвался в палату, и Гамбетта от имени народного представительства объявил, «что Луи Наполеон Бонапарт и его династия перестали царствовать во Франции». В городской мэрии той же толпой была провозглашена республика и без правильного избрания назначено временное «правительство народной обороны», в которое вошли все депутаты Парижа (Араго, Кремьё, Ферри, Фавр, Гамбетта, Гарнье-Пажес, Пелльтан, Пикар, Симон, позднее Рошфор и некоторые др.).

Одновременно подобные события произошли в Лионе, Марселе, Бордо и других городах, где также была провозглашена республика.

Первые шаги нового правительства и выборы в национальное собрание

Правительство народной обороны быстро создало несколько армий, заключило заем в 250 млн франков. Во время осады Парижа оно сумело охранять город, распределять и управлять голодной толпою. 4 сентября, в самый день своего образования, оно издало и привело в исполнение декрет об амнистии всех осужденных за политические преступления. 5 сентября, несмотря на сильную нужду в деньгах, оно отменило штемпельный сбор с периодических изданий, а 10 сентября залоги с них, и провозгласило полную свободу печати, которой печать немедленно широко воспользовалась. В тот же день оно отменило требование присяги от чиновников и депутатов. 19 сентября разрешено возбуждение обвинения частными лицами против всех должностных лиц в порядке обычной подсудности — право, отрицавшееся даже в эпоху великой революции и совершенно новое во Франции. 14 и 27 октября установлен суд присяжных для всех политических преступлений.

Эти и другие меры того же рода, быстро и глубоко преобразовавшие государственный строй Франции, хотя и не получавшие санкции ни от какого законодательного собрания, послужили исходной точкой дальнейшего развития, не всегда, однако, прогрессивного. В области экономических мероприятий правительство декретировало отсрочку уплаты квартирных денег и взысканий по векселям в Париже — меру, имевшую революционный характер, но спасавшую от гибели всю массу мелкого люда (отмена этих мер правительством Тьера в марте 1871 года послужила ближайшим поводом к восстанию коммуны). 18 сентября, на следующий день после начала осады Парижа немцами, ввиду ожидавшегося прекращения сообщений между Парижем и остальной Францией, правительство назначило Кремьё, Гле-Бизуана, потом ещё Гамбетту и вице-адмирала Фуришона для управления делами Франции; прочие его члены остались в Париже. Гамбетта присоединился к делегации лишь 6 октября, когда удалиться из Парижа можно было только на аэростате, что он и сделал. Делегация имела местом пребывания сперва Тур, потом Бордо.

Несмотря на занятие врагом значительной части французской территории, взаимная борьба различных общественных групп и партий не прекратилась и чувствовалась в самом правительстве. Бонапартисты боялись торжества республиканских начал и противились правительству, насколько только было возможно. Пролетариат, принесший громадные жертвы для войны и жаждавший вести её до последней крайности, вовсе не желал, однако, действовать исключительно в интересах буржуазии. Последняя негодовала на отсрочку платежей и обвиняла правительство в безумии, требуя скорейшего заключения мира. Из членов правительства Трошю и Фавр более других выражали интересы и желания буржуазии. Взаимное недоверие членов правительства было так велико, что от Рошфора, например, скрыли факт свидания Ж. Фавра с Бисмарком (19 сентября), для переговоров (не увенчавшихся успехом) о перемирии.

Когда в Париж пришла весть о капитуляции Базена со 120 000-ной армией (27 октября 1870), то в значительной части населения и национальной гвардии возникло подозрение, что парижское правительство может сделать то же самое; это вызвало восстание 31 октября. Инсургенты, во главе которых стояли Бланки, Флуранс, Пиа, Делеклюз, овладели ратушей и некоторое время держали нескольких членов правительства в плену, пока верная правительству часть гвардии их не освободила. Турское или бордосское правительство, вдохновителем которого был Гамбетта, было гораздо смелее и радикальнее; оно смещало бонапартистских чиновников, устанавливало новые подати и т. д.

После капитуляции Парижа (28 января 1871) правительство народной обороны назначило на 8 февраля общие выборы в национальное собрание, на основании закона 15 марта 1849 года (всеобщее голосование, scrutin de liste, 750 депутатов). Выборы состоялись с согласия немцев. Негодование против Наполеона уже ослабело; на очереди стоял другой вопрос — о продолжении войны до победного конца или же о мире на предложенных Бисмарком условиях. Так как радикальные элементы стояли за сопротивление, то чаша избирательных весов качнулась вправо. Собрание делилось на следующие партии: 1 и 2) крайняя правая и правая (легитимисты), 3) правый центр (орлеанисты, сторонники парламентаризма), 4) левый центр (республиканцы), 5) республиканская левая, 6) крайняя левая и 7) образовавшаяся несколько позднее партия обращения к народу (бонапартисты). С точностью определить численное соотношение партий невозможно, вследствие неясности убеждений многих депутатов и наличности промежуточных групп; однако, большинство (около 400), несомненно, принадлежало различным сторонникам монархической или империалистской реставрации, и если она не совершилась, то только вследствие раздробленности монархических партий, делавшей невозможным соглашение между ними. Все монархисты были согласны по вопросу о желательности мира. Республиканцев разных оттенков было около 300, среди которых тоже было немало сторонников мира. Города в основном голосовали за республиканцев, деревня — за правую. В числе депутатов были Тьер, избранный в 26 департаментах, В. Гюго, Гамбетта, Рошфор, Гарибальди. Настроение большинства собрания ярко характеризуется тем, что имя Гарибальди было встречено шиканьем и свистками (что привело к сложению полномочий Виктором Гюго).

В Париже подавляющим большинством голосов избраны были представители радикальной демократии — Виктор Гюго, Ледрю-Роллен, Флоке, Локруа и другие, обещавшие выступить с требованием децентрализации и свободы общин. Из чистых социалистов, различные фракции которых выставили общий список кандидатов, в депутаты попали лишь немногие, в том числе «мютюалисты» Толен и Малон. Провинция послала в национальное собрание большей частью лиц, склонных к восстановлению монархии в той или иной форме. Главой правительства избран был Тьер.

Правительство народной обороны сложило свои полномочия. Верховная власть принадлежала теперь национальному собранию, заседавшему сперва в Бордо, а с 10 марта 1871 года — в Версале. Оно было избрано на неопределенный срок, с обязанностью восстановить порядок в стране и решить вопрос о форме правления.

17 февраля 1871 года национальное собрание избрало «главой исполнительной власти французской республики» Адольфа Тьера, на имени которого могли сойтись все партии, республиканцы и монархисты; но он был только исполнительным органом собрания и в любое время мог быть им отозван. Через два дня он составил свой кабинет из представителей разных партий, в котором сам сохранил президентство; в его состав вошли Ж. Фавр, Ж. Симон, Пикар, Дюфор.

10 марта национальное собрание в Бордо приняло два декрета. В силу первого декрета местопребыванием правительства и национального собрания объявлен Версаль; вторым декретом постановлено, что все векселя, которым срок истек 13 ноября, должны быть оплачены к 13 марта, то есть в двухдневный срок. Этим вся мелкая буржуазия, которая ещё имела что терять и в возбужденном организме столицы представляла элемент сравнительно мирно настроенный, осуждена была на гибель: в течение 5 дней, с 13 по 17 марта, в Париже опротестовано было не менее 150 000 векселей. Парижский депутат Мильер настоятельно требовал от собрания, чтобы оно допустило дальнейшую отсрочку платежа квартирных денег, которые 6 месяцев уже не вносились. Но собрание воздержалось от всякого постановления по этому животрепещущему вопросу. Этим 200—300 тысяч рабочих, ремесленников, мелких торговцев, истративших все свои сбережения и никакой работы не находивших, преданы были на волю и милость домовладельцев.

Парижская коммуна

15 марта Тьер прибыл в Париж и приказал захватить пушки национальной гвардии, собранные на высотах Монмартра и охранявшиеся слабым караулом. Войска заняли Монмартр, но не взяли с собой упряжь и лошадей, поэтому национальная гвардия успела на защиту артиллерии. Солдаты перешли на сторону гвардейцев, арестовали командиров, а генерала Леконт, отдавшего приказ стрелять в толпу, и генерала Клемент Тома расстреляли на месте.

Армейские части по всему городу начали присоединяться к восстанию, что вынудило Тьера спешно вывести из столицы в Версаль оставшиеся верными войска, полицию, административных работников и специалистов.

Восставшие рассчитывали на поддержку провинции, но совет коммуны упустил удобный момент для обращения к стране. 22 дня длилось обсуждение программы коммуны в различных комиссиях совета, и когда она, наконец, была обнародована, было уже поздно, к тому же в ней не было никаких чётких требований. Во многих промышленных центрах (Лион, Сент-Этьен, Марсель, Тулуза, Бордо, Лимож) восстания коммунаров были легко подавлены в самом начале. После этого падение столицы стало вопросом времени. Париж осаждала 130-тысячная армия, сформированная главным образом из военнопленных, возвращение которых на родину было ускорено Германией по просьбе версальского правительства. Коммуна не смогла создать эффективную военную систему. Версальцы занимали один за другим важнейшие форты, а 21 мая без боя вступили в Париж через ворота, оставленные федералистами без охраны.

Начались восьмидневные уличные бои, в которых ни одна из сторон не щадила противника. Федералисты получили приказ поджигать или взрывать все дома, которые им приходилось оставлять. Пожары уничтожили только несколько улиц исключительно благодаря быстрому продвижению версальцев. Вероятно, не всегда поджигателями были коммунары: Адмирал Сессэ, заявил следственной комиссии, что пожар Тюильри, ратуши, министерства финансов и счётной палаты — дело бонапартистов.

В последние 3 дня коммуны федералисты расстреляли 63 человека из числа заложников, содержавшихся в парижских тюрьмах, в том числе парижского архиепископа Дарбуа. По окончании боёв на кладбище Пер Лашез и в Бельвиль[1] 28 мая версальцы установили контроль над всем Парижем. Последний оплот коммунаров — форт Венсен — был сдан 29 мая. Начали работать военные суды, которые осудили свыше 13000 человек; из них 7500 человек было сослано, а 21 расстреляны. Расстрел коммунаров производился, в частности, у стены кладбища Пер-Лашез; на этом месте сейчас висит мемориальная доска. Без суда во время уличных боёв были расстреляны, согласно Мак-Магону, 15 тысяч человек, согласно генералу Апперу — 30 тысяч.

Франкфуртский мир

10 мая 1871 года, после долгих переговоров, был заключен франкфуртский мир с Германской империей, лишивший Францию двух провинций, Эльзаса и Лотарингии, и обременивший её 5-миллиардной контрибуцией.

Послевоенное восстановление

Ввиду невозможности соглашения по вопросу о форме правления, Тьер ещё в марте 1871 года предложил молчаливо принятый партиями pacte de Bordeaux, то есть решение заниматься только неотложными делами, предоставляя будущему конституционные вопросы.

Волей-неволей, однако, национальному собранию приходилось затрагивать вопросы конституционного права, до некоторой степени предрешая будущую форму государственного устройства; так, 10 августа 1871 года был выработан закон о генеральных советах, действующий в общих чертах и поныне, в 1872 году — закон о государственном совете. 31 августа 1871 года национальное собрание заменило титул «главы исполнительной власти» титулом президента республики и определило срок его полномочий (3 года).

Во время управления Тьера правительство сумело настолько поднять кредит доверия Франции, что она без большого труда уже в июне 1871 года заключила иностранный заем в 2000 млн, а в 1873 году — в 3000 млн франков. Для увеличения государственных доходов были увеличены или введены новые налоги на спички, бумагу, железнодорожные билеты, клубы, бильярды и т. д. Была упразнена национальная гвардия и введена всеобщая воинская повинность по прусскому образцу, без права заместительства. Орлеанским принцам было разрешено вернуться во Францию и им возвращено имущество. Скоро у Тьера появились разногласия с большинством собрания, желавшим монархической реставрации.

Президентство Мак-Магона (1873—1879)

24 мая 1873 года Тьер вышел в отставку до окончания срока своих полномочий. На его место собрание в тот же день большинством 390 голосов избрало маршала Мак-Магона, на имени которого сошлись все монархические партии; левая воздержалась от голосования.

Мак-Магон, избранный коалицией правых, был намечен ею для подготовки монархической реставрации. Он тщательно очищал правительство и бюрократию от республиканцев, заменяя их монархистами, стеснял свободу печати (восстановлены залоги для органов печати), преследовал народные собрания (собиравшиеся обыкновенно в ресторанах; полиция, под всяческими предлогами отнимая разрешение у тех хозяев, которые отдают свои залы для радикальных собраний, могла почти совсем прекратить их во многих местах), предоставил полную свободу всевозможным съездам духовенства.

Крайняя правая и правый центр открыто подготовляли восстановление монархии; шли переговоры о их слиянии на почве признания королём Генриха V (граф Шамбора), а графа Парижского — его наследником, но переговоры разбились об упорство Шамбора, не пожелавшего отказаться от белого знамени в пользу трёхцветного. После неудачи этой попытки правая определила срок полномочий Мак-Магона в 7 лет, чтобы по крайней мере надолго закрепить за собой власть.

В национальном собрании началась борьба за конституцию, и к 1875 году она была окончена. За невозможностью прийти к соглашению о личности короля, собранию поневоле пришлось согласиться на республику, но оно употребило все усилия, чтобы сделать её возможно консервативной; не решаясь отказаться от всеобщего голосования, пустившего слишком глубокие корни, оно уравновесило его сенатом, долженствовавшим быть представителем интересов деревни и вообще консервативной силой. Несмотря на это, конституция прошла с чрезвычайным трудом. После принятия конституции собрание избрало 75 несменяемых сенаторов и разошлось в декабре 1875 года. Слово «республика» в Конституции упоминалось лишь в 1 статье, которую приняли перевесом только в 1 голос.

Особенности конституции:

  • Чрезвычайный консерватизм
  • Компромиссный характер (до поправок 1879 и 1884 года — нечто среднее между монархией и республикой)
  • Краткость и отсутствие декларации о принципе государственного устройства

Законодательная власть принадлежала парламенту, состоящему из палаты депутатов и сената. Вместе две палаты составляли Национальное собрание, которое выбирало президента.

Палата депутатов (600 чел): выборы каждые 4 года по мажоритарно-пропорциональной системе на основе равного, всеобщего, тайного голосования. Но не имели права голоса женщины, военнослужащие, население колоний, лица моложе 21 года и проживающие на территории Франции менее 6 месяцев. Так из 40 млн голосовали только 12 млн.

Сенат (300 чел): косвенные и многоступенчатые выборы на 9 лет. Каждые 3 года менялась 1/3. 75 членов избирались пожизненно. Это был своеобразный консервативный противовес палате депутатов.

Права Сената:

  • Без его одобрения не принимался ни один закон
  • Обсуждение и утверждение государственного бюджета
  • Мог добиться отставки кабинета министров
  • С его согласия президент мог распустить палату депутатов, но сам сенат не мог быть распущен никем
  • С согласия совета министров президент мог превращать сенат в верховный суд по преступлениям, угрожающим безопасности государства.

Исполнительная власть принадлежит президенту:

  • Право помилования
  • Не ответственен перед палатами, кроме случая государственной измены
  • Не мог критиковаться прессой
  • Глава вооруженных сил
  • Назначение чиновников
  • Внесение и утверждение законопроектов

В начале 1876 года произошли выборы в сенат, давшие (вместе с несменяемыми сенаторами) незначительный перевес монархистам, и в палату депутатов, давшие около 370 республиканцев и 170 монархистов; последние объединились теперь в одну консервативную партию. Бюффе (министр-президент) не был избран ни в палату депутатов, ни в сенат, и подал в отставку. Мак-Магон, несмотря на крайнее нежелание, принужден был поручить составление кабинета члену левого центра Дюфору, а потом Ж. Симону. 16 мая 1877 года он обратился к последнему с оскорбительным письмом, которое и опубликовал; Симон вышел в отставку, и Мак-Магон поручил составление кабинета монархисту, герцогу Брольи. Затем последовал роспуск палаты (с согласия сената). 363 республиканских депутата объединились и выступили на выборах коллективно.

Выборы были вполне благоприятны для них, несмотря на то, что Мак-Магон прибегал к наполеоновским приемам давления. В новой палате оказались 394 республиканца и 141 консерватор. «Министерство 16 мая» подало в отставку, но президент отвечал новым вызовом палате, назначив новый консервативный кабинет Рошбуэ. Палата приняла вызов; она отказалась идти на переговоры с министерством и одобрить бюджет. Президент испугался конфликта, который мог привести к революции, и предпочел уступить. Он предоставил власть республиканцам, но не умел с ними ладить. Через год, чувствуя своё бессилие, тем более что выборы 1/3 сенаторов в 1879 году сделали и сенат республиканским, он вышел в отставку (январь 1879 года). На его место был избран испытанный республиканец Греви.

Президентство Греви (1879—1887)

Избрание Греви было симптомом окончательного упрочения республики, пустившей глубокие корни в народе. Причиной упрочения было то, что республика, несомненно, создала порядок, при котором экономическая жизнь страны шла правильно, без потрясений и препятствий. Значительная часть буржуазии перешла на сторону республики, и только клерикалы имели все основания относиться со злобой и боязнью к новому режиму и желать реставрации. Низшие классы народа получили от республики очень мало, но, разочарованные как в монархии Орлеанов, так и в империи Бонапарта, не имели оснований желать возврата к прошлому; для них республика открывала во всяком случае лучшие перспективы. Смерть молодого принца Луи Наполеона (умер в 1879 году), бывшего после смерти его отца (умер в 1873 году) главой бонапартистской партии, привела последнюю к разделению на сторонников принца Жерома и принца Виктора и совершенно обессилила её. Смерть графа Шамбора (умер в 1883 году) повлекла за собой слияние легитимистов со сторонниками Орлеанов (от первых отделилась группа, выставившая кандидатуру дона Карлоса испанского), но значение партии от того заметно не выросло. Она позволяла себе время от времени громкие манифестации (опубликование графом Парижским манифеста к французскому народу в 1887 году), но они оставались без отклика.

Спокойствие и порядок упрочили к концу 1870-х годов финансы страны; бюджет стал сводиться без дефицита, несмотря на наследование от империи громадного государственного долга. С присоединением к республике значительной части буржуазии изменился характер республиканской партии. Под предводительством Гамбетты выделился из левого центра и республиканской левой партии Республиканский союз. Эта партия забыла свою программу 1869 года и отказалась от своих главных требований — отделения церкви от государства, отмены постоянной армии, прогрессивного подоходного налога. Однако она отстаивала и провела в 1880 году полную амнистию коммунарам и стремилась к частичному пересмотру конституции, осуществленному в 1884 году при Ферри (отмена пожизненных сенаторов, избрание депутатов по системе scrutin de liste). Эта партия вскоре вступила в борьбу с радикалами, делившимися на левую и крайнюю левую (во главе последней стал Клемансо); за ними стояли социалисты разных оттенков. Большое дробление партий, их постоянная изменчивость и отсутствие прочного большинства приводили к частой смене министерств, отличающихся одно от другого обыкновенно очень мало.

Все кабинеты министров со времени избрания Греви были безусловно республиканскими, почти все были более или менее протекционистскими и все более или менее сходились в вопросах иностранной политики. В основном даже при смене министерств несколько лиц сохранили свои портфели или меняли один портфель на другой. Самые ничтожные вопросы (например, о вырытии и вскрытии трупа самоубийцы Рейнаха) приводят к министерским кризисам. Почти все кабинеты министров при Греви были правительствами «республиканской концентрации», то есть коалиции республиканских групп. Первые три министерства при Греви (Ваддингтона, Фрейсине, Ферри) состояли, в разных комбинациях, из членов левого центра, крайней левой и республиканского союза; четвёртое, Гамбетты, было однородное.

Два важных факта отмечают деятельность правительства в президентство Греви: начало и быстрый рост колониальной политики и борьба с клерикализмом (закон об обязательном светском обучении 1880 года, изгнание множества не получивших правительственного разрешения духовных конгрегаций). Другие крупные меры: закон о печати 1881 года, отменивший залоги и передавший все преступления печати в ведение суда присяжных; закон 1882 года об избрании мэров небольших городов; изгнание из Франции всех членов когда-либо царствовавших там династий в 1886 году; подписание конвенции с железнодорожными обществами (в 1886 году), отдавшей перевозочные средства Франции в руки нескольких могущественных ассоциаций; начало конверсии 5 % займов в 1884 году; закон о разводе 1884 года.

В 1881 и 1885 годах происходили выборы в палату депутатов, из коих первые были очень благоприятны для республиканцев (всего 90 монархистов), вторые, напротив (под влиянием неудач колониальной политики и борьбы с клерикализмом, вызвавшей реакцию), благоприятны для консерваторов (201 консерватор, 373 республиканца; 3,5 млн консервативных голосов, 4,5 млн республиканских). Развитие ажиотажа шло рядом с ростом экономической деятельности страны. В этом отношении третья республика напоминает июльскую монархию; биржа имела самое глубокое влияние на всю колониальную политику; сильное развитие ажиотажа вызывало множество крахов (в 1882 году — крах банка «Union générale», Поля Эжена Бонту), за которыми всегда следовали тяжелые кризисы. В 1887 году была обнаружена торговля орденами, производившаяся начальником генерального штаба генералом Кафферелем и зятем Греви, Вильсоном. Раскрытие этого последнего факта привело к досрочной отставке Греви (декабрь 1887 года), выбранного в начале 1886 года на второе 7-летие.

Президентство Карно и Казимир-Перье (1887—1895)

На место Греви был избран Карно, представитель оппортунистов. Время его управления было эпохой двух кризисов: политического, связанного с именем генерала Буланже, и экономического — краха панамского предприятия.

Политический кризис

Первый начался ещё в последний год президентства Греви. Военный министр в кабинетах Фрейсине и Гобле (1886), генерал Буланже, считавшийся радикалом (выдвинул его Клемансо), сумел своей энергичной деятельностью по преобразованию военной организации Франции и своим отношением к солдатам и офицерам, а также несколькими речами с намеками на необходимость и желательность реванша и агрессивным поведением в деле Шнебеле (французского полицейского, который был обманом заманен на германскую территорию и там арестован), создать себе широкую популярность. Однородный оппортунистический кабинет Рувье— первый из кабинетов после отставки Мак-Магона, опиравшийся на правую, — не принял Буланже в свой состав и дал ему назначение в провинции. Буланже стал играть политическую роль, сплачивая вокруг себя особую партию на почве требования пересмотра конституции, причем он не пояснял, чего именно он желает.

Благодаря неясности его программы, и в то же время благодаря его шумной оппозиции правительству, вокруг него соединились самые разнородные элементы, недовольные существующим строем — все монархисты, нарождавшиеся тогда антисемиты (Дрюмон), клерикалы, многие радикалы (Наке), отдельные лица, считавшие себя социалистами (Рошфор), люди, стремившиеся к реваншу (Дерулед), и т. д. Буланже стал выставлять себя кандидатом на всяких дополнительных выборах, устраивая как бы плебисцит на своем имени и всегда собирая большое число голосов. Почва для такого движения была подготовлена, с одной стороны, биржевым ажиотажем, в котором противники существующей республики видели признаки её испорченности, с другой — её бессилием улучшить экономическое положение низших классов.

Экономический кризис питал недовольство, которым пользовался Буланже. Однако и против Буланже сплотилась серьёзная коалиция; в её состав вошли все оппортунисты и те радикалы, которые поняли характер генерала и его агитации (Клемансо, Флоке, Фрейсине и др.). Искусная политика министра внутренних дел Констана разоблачила ничтожество Буланже; он поспешил бежать за границу, испугавшись ареста и процесса, который мог бы быть для него только выгоден (1889 год). Результат громадного, казавшегося страшным движения был поразительно ничтожен. Партия буланжистов распалась на составные свои элементы. Ввиду борьбы с буланжизмом, перед выборами 1889 года была отменена система scrutin de liste (более удобная для устройства плебисцита на чьем-либо имени) и заменена системой выборов по округам (scrutin individuel).

Экономический кризис

Второй кризис был биржевого свойства. Обладая громадными свободными денежными капиталами, ищущими помещения, Франция всегда бросается на все предприятия, обещающие хорошую ренту. В 1871—73 годах она ещё искала денежного рынка для своих бумаг, но со второй половины 1870-х годов всевозможные процентные бумаги находят в ней превосходный сбыт; на её бирже обращаются в громадном количестве не только русские, но даже турецкие, египетские и т. п. бумаги. По той же причине и акции промышленных предприятий легко находят себе сбыт во Франции.

Панамский скандал

Проект прорытия Панамского канала нашёл сочувствие во Франции; около 1,5 миллиардов франков были затрачены на него французскими акционерами и облигационерами. Чтобы добиться такого успеха на бирже, чтобы встретить необходимое содействие в парламенте и правительстве, чтобы скрывать от глаз публики истинное положение вещей, необходимо было заручиться поддержкой очень многих влиятельных лиц и газет. Администрация панамского общества истратила громадные суммы на взятки. В 1888 году произошёл крах; общество оказалось несостоятельным.

В 1892 году начались разоблачения, задевшие многих выдающихся лиц. Судом присуждены были к тюремному заключению только Фердинанд и Шарль Лессепсы, бывший министр Байго, взявший взятку в 300 000 франков, инженер Эйфель, монархист Кошю; был уличён президент палаты депутатов, оппортунист Бюрдо, но уже после его смерти. Подозрение пало ещё на множество лиц всех партий, преимущественно монархистов и умеренных республиканцев. 1 500 млн франков, из которых большая часть принадлежали мелким рантье, пропали бесследно.

Анархизм и терроризм

Быть может, в связи с этим крахом, вызванным им разорением многих тысяч людей и неизбежным вследствие этого озлоблением, или по крайней мере в связи с общим экономическим кризисом, стоит развитие анархизма во Франции в 1892—94 годах. В 1892 году было брошено несколько бомб в Париже под полицейской казармой и у частной квартиры; виновником оказался некто Равашоль. В отместку за его арест было взорвано кафе, где он был арестован; потом некто Вальян бросил в палату депутатов бомбу, которой ранил нескольких депутатов; затем последовали покушения — посредством динамита и кинжала — ещё на нескольких лиц и, наконец, убийство 24 июня 1894 года президента Карно, в Лионе, совершенное итальянцем Казерио. Виновники подверглись казни; парламент принял законы о смертной казни за повреждение имущества динамитом, об увеличении наказаний за преступления печати и за призыв к совершению преступлений, о запрещении всех анархистских сообществ.

Политические партии

В президентство Карно произошли некоторые изменения в характере партий. В силу папской энциклики 16 февраля 1890 года французское католическое духовенство «признало» республику; клерикалы, вместе с примирившимися с республикой монархистами, образовали партию «ralliés» (присоединившихся); общий состав республиканской партии стал более консервативным. Начался заметный рост социалистических партий. Появилась антисемитическая партия (Дрюмон), сперва примыкавшая к Буланже.

Кризис сельского хозяйства и протекционизм

В республиканской партии обнаружилось сильное протекционистское направление и в частности аграрно-протекционистское. Причиной этому является заметный упадок сельского хозяйства во Франции. Число гектаров обрабатываемой земли несколько понизилось; общий урожай всех хлебов, равнявшийся в 1871—75 годах (в среднем) 100 млн гектолитров, поднялся, правда, к 1891—95 годам до 112 млн гектолитров, но, ввиду падения цен на пшеницу (с 25 франков до 14 франков в 1895 году), стоимость его понизилась с 2500 млн франков до 1500 млн. Производство вина, вследствие филлоксеры и других болезней винограда, выражается в следующих цифрах: 1871—75 годы — 70 млн гектолитров в год, 1875—1880 годы — 40 млн гектолитров, 1881—85 годы — 32 млн гектолитров, 1886—90 годы — 26 млн гектолитров. Из вывозящей вино страны Франция превратилась во ввозящую. Этот кризис сельского хозяйства вызвал стремление защищаться покровительственными пошлинами; все партии, кроме социалистов и немногих фритредеров (Л. Сэй, Леруа Болье), являются теперь в большей или меньшей степени аграрно-протекционистскими. В 1885 году налог на ввозимый хлеб повышен с 3 до 5 франков с гектолитра. Промышленность обрабатывающая и торговля, в общем, росли, но подвергались серьёзным периодическим кризисам, вследствие чего и тут заметно усиление протекционизма. В 1892 году проведён высокий таможенный тариф.

Общие выборы

В президентство Карно общие выборы состоялись в 1889 и 1893 годах. Первые внесли мало изменений в распределение партий; появилось только 38 «ревизионистов» (буланжистов), преимущественно за счет консерваторов. Выборы 1893 года, происходившие под влиянием панамского краха, удалили из палаты многих старых выдающихся деятелей (Флоке, Клемансо и др.), сократили правую чуть не наполовину (со 170 до 93, в том числе 30 ralliés), усилили радикалов до 150 и социалистов до 50.

Франко-русский союз и закон о труде женщин и детей

Из отдельных событий выдаются всемирная парижская выставка 1889 года и длинный ряд значительных стычек, из которых некоторые вызывали вмешательство войск. Весной 1893 года было постановлено, что полномочия имеющей быть выбранной палаты депутатов продлятся несколько более 4 лет, чтобы приурочить выборы к весне. В области иностранной политики крупнейшим фактом является заключение франко — русского союза, в области экономического законодательства — закон 1892 года о труде женщин и детей на фабриках (запрещение работать на фабриках детям моложе 13 лет; 10-часовой день до 16 лет, 11-часовой для женщин; ночной труд женщин и подростков до 18 лет воспрещён).

Место Карно занял консервативный республиканец Казимир-Перье, который 15 января 1895 года вышел в отставку по причинам скорей личного, чем политического характера, и его место занял оппортунист Феликс Фор.

Президентство Фора и Лубэ (1895—1902)

В президентство Фора новый политический кризис был вызван делом Дрейфуса. Офицер-еврей Дрейфус в 1894 году (во время министерства Дюпюи) был приговорён военным судом, за выдачу иностранной державе военных тайн, к пожизненной ссылке на Чёртов остров (близ Кайенны). Вскоре печать возбудила сомнение в правильности приговора; в 1897 году брат осуждённого выступил с формальным обвинением офицера Эстергази в совершении того преступления, за которое обвинён Дрейфус. Завязалась ожесточённая борьба.

Почти все левые элементы республиканской партии до крайних социалистов, но также многие умеренные (Трарье, Вальдек-Руссо и др.) высказались за необходимость пересмотра процесса, ввиду несомненных неправильностей при первом производстве. Напротив, вся военная партия (генеральный штаб, офицеры), все тогдашнее министерство (умеренное, националистическое, ультрапротекционистское министерство Мелина, опиравшееся на правую), все антисемиты (Дерулед), националисты (Баррес) высказались против Дрейфуса. Дрейфусисты указывали на факт, что на судей было произведено давление тогдашним военным министром Мерсье.

Дело осложнилось доказанными подлогами, совершенными при расследовании дела. Стало ясно, что целая группа влиятельных людей, с начальниками генерального штаба и министрами во главе, как во время процесса, так и после, вовсе не стремилась к выяснению истины, а хотела во что бы то ни стало погубить обвиняемого, намекая все время на наличность каких-то доказательств, которые не могут быть предъявлены. На почве этого дела пали министерства Мелина и Бриссона, пожертвовав ранее тремя военными министрами (Кавеньяком, Цурлинденом, Шануаном, которые все настаивали на виновности Дрейфуса).

Фор скоропостижно умер 16 февраля 1899 года, и его место занял оппортунист Лубэ. Хотя последний ни разу публично не заявил о своем отношении к делу Дрейфуса, но его считали сторонником пересмотра, и потому противники Дрейфуса встретили его избрание крайне враждебно. 27 февраля, в день похорон Фора, Дерулед, Мильвуа, Габер и другие попытались произвести государственный переворот, убеждая генерала Роже двинуться с войском на Елисейский дворец, но попытка произвела скорее комическое впечатление. Дерулед был оправдан присяжными, но при вторичном разборе дела в верховном суде приговорен к изгнанию из Франции. Решение по делу Дрейфуса было наконец кассировано, и дело разобрано вторично военным судом в Ренне.

Суд происходил гласно; громадное большинство незаинтересованных слушателей и читателей вынесли твердое убеждение, что Дрейфус невиновен. Однако большинством 5 голосов против 2 он был признан виновным, при наличности смягчающих обстоятельств; президент республики его помиловал, и Дрейфус принял помилование, чем лишил дело значительной части его политического значения. Борьба по поводу Дрейфуса велась не из-за него лично. Его сторонники боролись против привилегированного положения армии, против военных судов, за гласность судопроизводства, против антисемитизма. Во главе их шли, между прочим, Э. Золя, Клемансо, Жорес, во главе противников — Рошфор, Дерулед, Кавеньяк, Баррес.

Под влиянием этой борьбы образовалась партия националистов (по составу близкая к бывшим буланжистам), мечтающая о реванше, об изгнании из Франции евреев, о замене республики парламентарной республикой плебисцитарною. К ним была очень близка партия «прогрессистская» (Мелин), являющаяся клерикальной, националистической, протекционистской и готовая искать поддержки у монархистов. После падения кабинета Дюпюи президент Лубэ поручил сформирование министерства сотруднику и другу Гамбетты, Вальдеку-Руссо. Он составил кабинет концентрации, включив в него двух социалистов-радикалов, Мильерана и Бодена, а с другой стороны генерала Галлифе, известного жестокой расправой с коммунарами в 1871 году. Таким образом социалисты стали во Франции в положение одной из правительственных партий.

Это разнородное министерство продержалось необычайно долго — почти 3 года, с июня 1899 года по май 1902 года. Министерство закончило дело Дрейфуса, дав ему помилование, а потом проведя через палаты общую амнистию всем прикосновенным к делу Дрейфуса, как сторонникам его, так и противникам. После этой амнистии наступило известное успокоение. Мильеран провёл новый фабричный закон 1900 года, определяющий продолжительность рабочего дня для взрослых и детей одинаково в 10 часов, но вступающий в действие в полном объёме лишь через 4 года. Косвенным результатом деятельности министерства было распадение только что объединившейся социалистической партии. При этом министерстве состоялась всемирная Парижская выставка 1900 года, а также общие выборы в палату депутатов в мае 1902 года, после которых оно вышло в отставку, не дождавшись неодобрительного вотума палаты, несмотря даже на то, что выборы были вполне ему благоприятны. Выборы 1898 года несколько усилили радикальные элементы в палате, выборы 1902 года — усилили ещё больше: после них в палате числится 43 социалиста, 233 радикала и радикала-социалиста, 62 правительственных республиканца (сторонники министерства Вальдека-Руссо), 127 прогрессистов (мелинистов), 35 ralliés, 5 антиправительственных радикалов, 43 националиста, 41 реакционер (монархист), всего 589. Место Вальдека-Руссо занял Комб, начавший упорную борьбу с клерикализмом.

Падение

После нацистского вторжения в Польшу Франция и Великобритания 3 сентября 1939 г. объявили войну Германии, однако активных боевых действий не вели. Французские войска несколько раз пересекали франко-германскую границу, однако по приказу командира армии Гамелена отступали. Такая ситуация стала называться странной войной. 10 мая 1940 Вермахт начал вторжение на территорию Бельгии, Нидерландов и Франции. Не имея ни численного, ни технического превосходства, англо-французские войска были не в состоянии предотвратить катастрофу на фронте. 14 мая капитулировали Нидерланды, 28 мая — Бельгия. После эвакуации британских войск под Дюнкерком ослабевшая французская армия поспешно отступала под натиском немецких войск. В начале июня французское правительство бежало из Парижа. 10 июня Италия объявила войну Франции.

14 июня в 5 утра Нацисты оккупировали Париж. Потеря северной Франции и угроза полной оккупации страны спровоцировали сильный политический кризис. Правительство премьер-министра Поля Рейно отправлено в отставку. В то же время усилились позиции героя Первой мировой войны, маршала Франции Анри Филиппа Петена. Петен, служивший в межвоенные годы олицитворением традиционных консервативных ценностей и католической веры, несмотря на огромную популярность, был настроен пораженчески и антисоюзнически. Сразу же после своего назначения Петен отправил в Берлин просьбу о перемирии. 18 июня из Лондона обратился к нации Шарль де Голль, он объявил нелегитимным правительство Петена и объявил о формировании Сражающейся Франции (Речь 18 июня).

Подписанное в местечке Компьен франко-германское перемирие 22 июня 1940 года (в вагоне, в котором состоялось подписание капитуляции Германии в 1918 году) предусматривало оккупацию 2/3 территории Франции включая Париж, демобилизацию армии и флота, изъятие вооружения и припасов бывшей французской армии. Торговля с Союзниками была запрещена и за содержание оккупационных немецких войск французское правительство было обязано выплачивать 250 миллионов франков в день. 25 июня было подписано перемирие с Италией, согласно которой Италия оккупировала 800 км² французской приграничной территории. В итоге после перемирия с Германией и Италией Третья республика контролировала только юг страны (т. н. «Свободная зона») и колонии.

10 июля в городе Виши собрался парламент Франции, который в нарушение конституции Франции абсолютным большинством голосов передал неограниченную власть Филиппу Петену, которого назначили т. н. «Главой Французского государства» (фр. Chef de l'État français). Вместе с тем легитимный президент Франции Альбер Лебрен был низложен. Также парламент аннулировал Конституцию Франции 1875; Должности премьер-министра и президента были упразднены, а все их полномочия перешли Петену. 11 июля Петен распустил Парламент.

Начался период, известный как «Режим Виши».

Таким образом, Третья французская республика распалась, а на её обломках был коллаборационистский режим Виши и сражающаяся на стороне союзников Свободная Франция во главе с Шарлем де Голлем.

wiki-pedia.club

Первая французская республика — WiKi

Национальный конвент

21 сентября 1792 года в Париже открыл свои заседания Национальный конвент. 22 сентября Конвент упразднил монархию и провозгласил Францию республикой. Количественно Конвент состоял из 160 жирондистов, 200 монтаньяров и 389 депутатов Равнины (фр. La Plaine ou le Marais), всего 749 депутатов [пр 1]. Треть депутатов участвовала в предыдущих собраниях и принесла с собой все предыдущие разногласия и конфликты[2].

22 сентября пришло известие о битве при Вальми. Военная ситуация изменилась: после Вальми прусские войска отступили, и в ноябре французские войска заняли левый берег Рейна. Австрийцы, осаждавшие Лилль, 6 ноября были разбиты Дюмурье в битве при Жемаппе и эвакуировали Австрийские Нидерланды. Была занята Ницца, и Савойя провозгласила союз с Францией[3].

Лидеры Жиронды вновь возвращаются к революционной пропаганде, объявив «мир хижинам, войну дворцам» (фр. paix aux chaumières, guerre aux châteaux). В это же время появляется концепция «естественных границ» Франции с границей по Рейну. Французское наступление в Бельгии угрожало британским интересам в Голландии, что вело к созданию первой коалиции. Решительный разрыв произошёл после казни короля, и 7 марта Франция объявила войну Англии, а затем Испании[4]. В марте 1793 года начался Вандейский мятеж. Для спасения революции 6 апреля 1793 года создаётся Комитет общественного спасения, наиболее влиятельным членом которого стал Дантон.

Суд над Людовиком XVI
  Суд над королём в Конвенте

После восстания 10 августа 1792 Людовик XVI был низложен и помещен под сильную стражу в Тампле. Находка тайного сейфа в Тюильри 20 ноября 1792 сделала суд над королём неизбежным. Документы, найденные в нём, вне всякого сомнения доказывали измену короля[5].

Судебный процесс начался 10 декабря. Людовик XVI был классифицирован как враг и «узурпатор», чуждый телу нации. Голосование началось 14 января 1793. Голосование за виновность короля было единогласным. О результате голосования председатель Конвента, Верньо, объявил: «От имени французского народа Национальный Конвент объявил Людовика Капета виновным в злоумышлении против свободы нации и общей безопасности государства»[6].

Голосование о наказании началось 16 января и продолжалось до утра следующего дня. Из присутствующих 721 депутатов, 387 высказались за смертную казнь. По приказу Конвента вся Национальная гвардия Парижа была выстроена по обе стороны пути на эшафот. Утром 21 января Людовик XVI был обезглавлен на площади Революции[7].

Падение Жиронды
  Восстание 31 мая — 2 июня

Экономическая ситуация в начале 1793 года всё более ухудшается и в крупных городах начинаются волнения. Секционные активисты Парижа начали требовать «максимум» на основные продукты питания. Беспорядки и агитация продолжаются всю весну 1793-го и Конвент создает Комиссию Двенадцати по их расследованию, в которую вошли только жирондисты. По приказу комиссии были арестованы несколько секционных агитаторов и 25 мая Коммуна потребовала их освобождения; в то же время общие собрания секций Парижа составили список 22 видных жирондистов и потребовали их ареста. В Конвенте в ответ на это Максимен Инар заявил, что Париж будет разрушен, если парижские секции выступят против депутатов провинции[8].

Якобинцы объявили себя в состоянии восстания и 29 мая делегаты, представляющие тридцать три парижские секции, сформировали повстанческий комитет. 2 июня 80 000 вооружённых санкюлотов окружили Конвент. После попытки депутатов выйти в демонстративной процессии и, натолкнувшись на вооружённых национальных гвардейцев, депутаты подчинились давлению и объявили об аресте 29 ведущих жирондистов[9].

Федералистский мятеж начался до восстания 31 мая — 2 июня. В Лионе глава местных якобинцев Шалье был арестован ещё 29 мая, а 16 июля казнён. Многие жирондисты бежали из-под домашнего ареста в Париже, а известие о насильственном изгнании депутатов-жирондистов из Конвента вызвало в провинции движение протеста и охватило крупные города юга — Бордо, Марсель, Ним[10]. 13 июля Шарлотта Корде убила идола санкюлотов Жана-Поля Марата. Она была в контакте с жирондистами в Нормандии и они, как полагают, использовали её в качестве своего агента[11]. Помимо всего этого, пришло известие о беспрецедентной измене: Тулон и находящаяся там эскадра были сданы врагу[12].

Якобинский конвент

Пришедшие к власти монтаньяры столкнулись с драматическими обстоятельствами — федералистский мятеж, война в Вандее, военные неудачи, ухудшение экономической ситуации. Несмотря ни на что, гражданской войны избежать не удалось[13]. К середине июня около шестидесяти департаментов были охвачены более или менее открытым восстанием. Однако, пограничные районы страны остались верны Конвенту [14].

Июль и август были неважные месяцы на границах. Майнц, символ победы прошлого года, капитулировал перед прусскими войсками, а австрийцы захватили крепости Конде и Валансьен и вторглись в северную Францию. Испанские войска пересекли Пиренеи и начали наступление на Перпиньян. Пьемонт воспользовался восстанием в Лионе и вторгся во Францию с востока. На Корсике Паоли поднял восстание и с британской помощью изгнал французов с острова. Английские войска начали осаду Дюнкерка в августе и в октябре союзники вторглись в Эльзас. Военная ситуация стала отчаянной[15].

В течение всего июня монтаньяры занимали выжидательную позицию, ожидая реакцию на восстание в Париже. Тем не менее, они не забыли о крестьянах. Крестьяне составляли самую большую часть Франции и в такой обстановке было важно удовлетворить их требования. Именно им восстание 31 мая (как и 14 июля и 10 августа) принесло существенные и постоянные выгоды. 3 июня были приняты законы о продаже имущества эмигрантов небольшими частями с условием уплаты в течение 10 лет; 10 июня был провозглашён дополнительный раздел общинных земель; и 17 июля закон об отмене сеньоральных повинностей и феодальных прав без всякой компенсации[13].

Конвент утвердил новую Конституцию в надежде оградить себя от обвинения в диктатуре и умиротворить департаменты. Декларация прав, которая предшествовала тексту Конституции, торжественно подтвердила неделимость государства и свободу слова, равенство и право сопротивления угнетению. Это выходило далеко за рамки Декларации 1789 года, добавив право на социальную помощь, работу, образование и восстание. Всякая политическая и социальная тирания отменялась[16]. Национальный суверенитет был расширен через институт референдума — Конституция должна была быть ратифицирована народом, как и законы в некоторых, точно определённых обстоятельствах[17]. Конституция была представлена для всеобщей ратификации и принята огромным большинством в 1 801 918 за и 17 610 против. Результаты плебисцита были обнародованы 10 августа 1793 года, но применение Конституции, текст которой был помещён в «священный ковчег» в зале заседаний Конвента, было отложено до заключения мира[18].

Революционное правительство

«Временное правительство Франции будет революционным до заключения мира» — декрет Конвента от 19 вандемьера II года (10 октября 1793)[19].

Конвент обновил состав Комитета общественного спасения (фр. Comité du salut public): Дантон был из него исключён 10 июля. Кутон, Сен-Жюст, Жанбон Сен-Андре и Приёр из Марны составили ядро нового комитета. К ним добавили Барера и Ленде, 27 июля Робеспьера, a затем 14 августа Карно и Приёра из департамента Кот-д’Ор; Колло д’Эрбуа и Бийо-Варенна — 6 сентября[20]. Прежде всего комитет должен был утвердить себя и выбрать те требования народа, которые были наиболее подходящими для достижения целей ассамблеи: сокрушить врагов Республики и зачеркнуть последние надежды аристократии на реставрацию. Управлять во имя Конвента и в то же время контролировать его, сдерживать санкюлотов без охлаждения их энтузиазма — это был необходимый баланс революционного правительства[21].

Под двойным знаменем фиксирования цен и террора давление санкюлотов достигло своего пика летом 1793 года. Кризис в снабжении продовольствием оставался главной причиной недовольства санкюлотов; лидеры «бешеных» требуют от Конвента установления «максимума». В августе серия декретов дали комитету полномочия по контролю над обращением зерна, а также утвердили свирепые наказания за их нарушение. В каждом районе были созданы «хранилища изобилия». 23 августа декрет о массовой мобилизации (фр. levée en masse) объявлял всё взрослое население республики «находящимся в состоянии постоянной реквизиции»[22].

5 сентября парижане попытались повторить восстание 2 июня. Вооруженные секции снова окружили Конвент с требованием создания внутренней революционной армии, ареста «подозрительных» и чистки комитетов. Вероятно, это был ключевой день в формировании революционного правительства: Конвент поддался давлению, но сохранил контроль над событиями. Это поставило террор на повестку дня — 5 сентября, 9-го создание революционной армии, 11-го — декрет о «максимуме» на хлеб (общий контроль цен и заработной платы — 29 сентября), 14-го реорганизация Революционного Трибунала, 17-го закон о «подозрительных», и 20-го декрет давал право местным революционным комитетам задачу составления списков[23].

Эта сумма учреждений, мер и процедур была закреплена в декрете от 14 фримера (4 декабря 1793), который определил это постепенное развитие централизованной диктатуры, основанной на терроре. В центре был Конвент, исполнительной властью которого был Комитет общественного спасения, наделённый огромными полномочиями: он интерпретировал декреты Конвента и определял способы их применения; под его непосредственным руководством были все государственные органы и служащие; он определял военную и дипломатическую деятельность, назначал генералов и членов других комитетов при условии ратификации их Конвентом. Он был ответственным за ведение войны, общественный порядок, обеспечение и снабжение населения. Парижская коммуна, известный бастион санкюлотов, также была нейтрализована, попав под его контроль[23].

Организация победы

Блокада принудила Францию к автаркии; чтобы сохранить Республику, правительство мобилизовало все производительные силы и приняло необходимость контролируемой экономики, которую вводили экспромтом как того требовала ситуация[24]. Необходимо было разработать военное производство, возродить внешнюю торговлю и найти новые ресурсы в самой Франции, а времени было мало. Обстоятельства постепенно вынудили правительство взять на себя руководство экономикой всей страны[25].

Все материальные ресурсы стали предметом реквизиции. Фермеры сдавали зерно, фураж, шерсть, лен, коноплю, а ремесленники и торговцы — выпускаемую продукцию. Сырьё тщательно искали — металл всех видов, церковные колокола, старую бумагу, ветошь и пергамент, травы, хворост и даже пепел для производства калийных солей и каштаны для их перегонки. Все предприятия были переданы в распоряжение нации — леса, рудники, карьеры, печи, горны, кожевенные заводы, фабрики по производству бумаги и тканей, мастерские по изготовлению обуви. Труд и ценность произведённого подлежали регулированию цен. Никто не имел права спекулировать, пока Отечество находилось в опасности. Вооружение вызывало большую обеспокоенность. Уже в сентябре 1793 был дан толчок по созданию национальных мануфактур для военной промышленности — создание фабрики в Париже для производства ружей и личного оружия, гренельский пороховой завод[26]. Особое обращение было сделано учёным. Монж, Вандермонд, Бертолле, Дарсе, Фуркруа усовершенствовали металлургию и производство оружия[27]. В Мёдоне проводились эксперименты по аэронавтике. Во время битвы при Флерюсе воздушный шар был поднят над теми же местами, что и в будущей войне 1914. И ничем не меньше, как «чудом» для современников, было получение семафором Шаппа на Монмартре в течение часа известий о падении Ле-Кенуа, находящейся в удалении 120 миль от Парижа[28].

Летний набор (фр. Levée en masse) был завершён, и к июлю общая численность армии достигла 650 000. Трудности были огромны. Производство на нужды войны началось только в сентябре. Армия находилась в состоянии реорганизации. Весной 1794 была предпринята система «амальгамы», слияние добровольческих батальонов с линейной армией. Два батальона добровольцев соединялись с одним батальоном линейной армии, составляя полубригаду или полк. В то же время было восстановлено единоначалие и дисциплина. Чистка армии исключила большинство дворян. В целях воспитания новых офицерских кадров по декрету 13 прериаля (1 июня 1794) был основан Колледж Марса (фр. Ecole de Mars) — каждый дистрикт посылал туда по шесть юношей. Командующих армиями утверждал Конвент[29].

Постепенно возникло военное командование, несравненное по качеству: Марсо, Гош, Журдан, Бонапарт, Клебер, Массена, как и офицерский состав, отличный не только в военных качествах, но и в чувстве гражданской ответственности[30].

Террор

Хотя террор был организован в сентябре 1793 года, он, на самом деле, не применялся до октября, и только в результате давления со стороны санкюлотов[31]. Большие политические процессы начались в октябре. Королева Мария-Антуанетта была гильотинирована 16 октября. Специальным указом ограничили защиту 21 жирондиста, и они погибли 31-го, Верньо и Бриссо в том числе[32].

  Казнь Марии-Антуанетты

На вершине аппарата террора находился Комитет общественной безопасности, второй орган государства, состоящий из двенадцати членов, избираемых каждый месяц в соответствии с правилами Конвента и наделённый функциями общественной безопасности, слежения и полиции, как гражданской так и военной. Он использовал большой штат чиновников, возглавлял сеть местных революционных комитетов и применял закон о «подозрительных» путём просеивания сквозь тысячи местных доносов и арестов, которые он затем должен был предоставить в Революционный трибунал[33].

Террор применялся к врагам Республики где бы они ни были, был социально неразборчив и направлен политически. Его жертвы принадлежали ко всем классам, которые ненавидели революцию или жили в тех регионах, где угроза восстания была наиболее серьёзной. «Тяжесть репрессивных мер в провинциях», — пишет Матьез, — «находилась в прямой зависимости от опасности мятежа»[34].

Таким же образом, депутаты, отправленные Конвентом как «представители в миссии» (фр. les représentants en mission), были вооружены широкими полномочиями и действовали в соответствии с ситуацией и собственного темперамента: в июле Робер Ленде усмирил жирондистское восстание на западе без единого смертного приговора; в Лионе, несколько месяцев спустя, Колло д’Эрбуа и Жозеф Фуше полагались на частые суммарные казни, применяя массовые расстрелы, потому что гильотина работала недостаточно быстро[35][пр 2].

Победа начала определяться осенью 1793 года. Конец федералистского мятежа ознаменовался взятием Лиона 9 октября и 19 декабря — Тулона. 17 октября вандейское восстание было подавлено в Шоле и 14 декабря в Ле-Мане после ожесточённых уличных боёв. Города вдоль границ были освобождены. Дюнкерк — после победы при Ондскоте (8 сентября), Мобёж — после победы при Ваттиньи (6 октября), Ландау — после победы при Висамбуре (26 декабря). Келлерман оттеснил испанцев к Бидасоа и Савойя была освобождена. Гош и Пишегрю нанесли ряд поражений пруссакам и австрийцам в Эльзасе[37].

Борьба фракций

Ещё с сентября 1793 можно было ясно определить два крыла среди революционеров. Одно было тем, что позже назвали эбертистами — хотя сам Эбер никогда не был лидером фракции — и проповедовали войну насмерть, частично приняв программу «бешеных», которую одобряли санкюлоты. Они пошли на соглашение с монтаньярами, надеясь через них осуществлять давление на Конвент. Они доминировали в клубе Кордельеров, заполнили военное министерство Бушотта, и могли увлечь за собой Коммуну[38]. Другое крыло возникло в ответ на растущую централизацию революционного правительства и диктатуру комитетов — дантонисты; вокруг депутатов Конвента: Дантон, Делакруа, Демулен, как наиболее заметные среди них.

Продолжающийся с 1790 года религиозный конфликт был подоплёкой предпринятой эбертистами кампании «дехристианизации». Федералистский мятеж усилил контрреволюционную агитацию «неприсягнувших» священников. Принятие Конвентом 5 октября нового, революционного календаря, призванного заменить прежний, связанный с христианством, «ультрас» использовали как повод для начала кампании против католической веры[39]. В Париже это движение возглавила Коммуна. Католические храмы закрывались, священников принуждали к отречению от сана, глумились над христианскими святынями. Взамен католицизма пытались насадить «культ Разума». Движение принесло ещё больше волнений в департаментах и компрометировало революцию в глазах глубоко верующей страны. Большинство Конвента крайне негативно отнеслось к этой инициативе и привело к ещё большей поляризации между фракциями. В конце ноября — начале декабря против «дехристианизации» решительно выступили Робеспьер и Дантон, положив ей конец[40].

Ставя приоритет национальной обороны над всеми другими соображениями, Комитет общественного спасения старался держаться промежуточной позиции между модерантизмом и экстремизмом. Революционное правительство не намерено было уступать эбертистам в ущерб революционному единству, в то время как требования умеренных подрывали контролируемую экономику, необходимую для ведения военных действий, и террор, который обеспечивал всеобщее повиновение[41]. Но в конце зимы 1793 нехватка продуктов питания приняла резкий поворот к худшему. Эбертисты начали требовать применение жёстких мер и сначала Комитет вёл себя примирительно. Конвент проголосовал около 15 млн ливров на облегчение кризиса[42], 3 вантоза Барер от имени комитета общественного спасения представил новый общий «максимум» и 8-го декрет о конфискации имущества «подозрительных» и распределения его среди нуждающихся — вантозские декреты (фр. Loi de ventôse an II). Кордельеры полагали, что, если они усилят давление, то восторжествуют раз и навсегда. Были призывы к восстанию, хотя это было, наверное, в качестве новой демонстрации, как в сентябре 1793.

Но 22 вантоза II года (12 марта 1794 г.) Комитет решил покончить с эбертистами. К Эберу, Ронсену, Венсану и Моморо были добавлены иностранцы Проли, Клоотс и Перейра с тем, чтобы представить их как участников «иностранного заговора». Все были казнены 4 жерминаля (24 марта 1794)[43]. Затем Комитет обратился к дантонистам, некоторые из которых были причастны к финансовым махинациям. 5 апреля Дантон, Делакруа, Демулен, Филиппо были казнены[44].

Драма жерминаля полностью изменила политическую ситуацию. Санкюлоты были ошеломлены казнью эбертистов. Все их позиции влияния были утеряны: революционная армия была расформирована, инспекторы уволены, Бушотт потерял военное министерство, клуб Кордельеров был подавлен и запуган, и под давлением правительства было закрыто 39 революционных комитетов. Произошла чистка Коммуны и она была заполнена номинантами Комитета. С казнью дантонистов большинство ассамблеи впервые пришло в ужас от ею же созданного правительства[45].

Комитет играл роль посредника между собранием и секциями. Уничтожив лидеров секций комитеты порвали с санкюлотами, источником власти правительства, давления которых так опасался Конвент со времени восстания 31 мая. Уничтожив дантонистов, оно посеяло страх среди членов собрания, который легко мог перейти в бунт. Правительству казалось, что оно имело поддержку большинства собрания. Оно ошибалось. Освободив Конвент от давления секций, оно осталось на милости собрания. Оставался только внутренний раскол правительства, чтобы его уничтожить[46].

Термидорианский переворот

Основные усилия правительства были направлены на военную победу и мобилизация всех ресурсов начала приносить свои плоды. К лету 1794 года республика создала 14 армий и 8 мессидора 2 года (26 июня 1794) была одержана решающая победа при Флерюсе. Бельгия была открыта французским войскам. 10 июля Пишегрю занял Брюссель и соединился с Самбро-Маасской армией Журдана. Революционная экспансия началась. Но победы в войне начали ставить под сомнение смысл продолжения террора[47].

Централизация революционного правительства, террор и казни оппонентов справа и слева привело решение всяческих политических разногласий в поле заговоров и интриг. Централизация привела к сосредоточению революционного правосудия в Париже. Представители на местах были отозваны и многие из них, такие как Тальен в Бордо, Фуше в Лионе, Каррье в Нанте, чувствовали себя под непосредственной угрозой за эксцессы террора в провинции во время подавления федералистского восстания и войны в Вандее. Теперь эти эксцессы представлялись компрометацией революции и Робеспьер не преминул выразить это, например, Фуше. В Комитете общественного спасения усилились разногласия, приведшие к расколу правительства[48].

После казни эбертистов и дантонистов и празднования фестиваля Верховного Существа фигура Робеспьера приобрела преувеличенное значение в глазах революционной Франции. В свою очередь он не считался с чувствительностью своих коллег, что могло показаться расчётом или властолюбием. В своей последней речи в Конвенте, 8 термидора, он обвинил своих оппонентов в интриганстве и вынес вопрос о расколе на суд Конвента. У Робеспьера потребовали, чтобы он назвал имена обвиняемых, однако, он отказался. Эта неудача уничтожила его, так как депутаты предположили, что он требует карт-бланш[49]. Этой ночью была образована непростая коалиция между радикалами и умеренными в собрании, между депутатами, которым угрожала непосредственная опасность, членами комитетов и депутатами равнины. На следующий день, 9 термидора, Робеспьеру и его сторонникам не было позволено говорить, и против них был объявлен обвинительный декрет.

  Казнь Робеспьера

Парижская Коммуна призвала к восстанию, освободила арестованных депутатов и мобилизовала 2-3 тысячи национальных гвардейцев[50]. Ночь 9-10 термидора была одной из самых хаотичных в Париже, когда Коммуна и Конвент соревновались за поддержку секций. Конвент объявил восставших вне закона; Баррасу был поставлена задача мобилизации вооруженных сил Конвента, и секции Парижа, деморализованные казнью эбертистов и экономической политикой Коммуны, после некоторых колебаний поддержали Конвент. Национальные гвардейцы и артиллеристы, собранные Коммуной у ратуши, остались без инструкций и разошлись. Около двух часов утра колонна секции Гравилье во главе с Леонардом Бурдоном ворвалась в ратушу (фр. Hôtel de Ville) и арестовали мятежников.

Вечером 10 термидора (28 июля 1794) Робеспьер, Сен-Жюст, Кутон и девятнадцать их сторонников были казнены без суда и следствия. На следующий день был казнён семьдесят один функционер восставшей Коммуны, крупнейшая массовая казнь за всю историю революции[51].

Термидорианская реакция

Комитет общественного спасения был исполнительной властью и, в условиях войны с первой коалицией, внутренней гражданской войны, был наделён широкими прерогативами. Конвент подтверждал и избирал его состав каждый месяц, обеспечивая централизацию и постоянный состав исполнительной власти. Теперь же, после военных побед и падения робеспьеристов, Конвент отказался подтвердить столь широкие полномочия, тем более, что угроза восстаний со стороны санкюлотов была устранена. Было решено, что ни один из членов руководящих комитетов не должен занимать должность в течение более четырёх месяцев и его состав должен быть обновляем на треть ежемесячно. Комитет был ограничен только в область ведения войны и дипломатии. Сейчас будут, в общей сложности, шестнадцать комитетов с равными правами. Осознавая опасность фрагментации, термидорианцы, наученные опытом, ещё больше боялись монополизации власти. В течение нескольких недель революционное правительство было демонтировано[52].

Ослабление власти привело к ослаблению террора, подчинению которому обеспечивалась общенациональная мобилизация. После 9-го термидора Якобинский клуб был закрыт, в Конвент вернулись уцелевшие жирондисты. В конце августа парижская Коммуна была упразднена и заменена «административной комиссией полиции» (фр. commission administrative de police). В июне 1795 само слово «революционер», слово-символ всего якобинского периода, было запрещено[53]. Термидорианцы отменили меры государственного вмешательства в экономику, ликвидировали «максимум» 4 нивоза (24 декабря 1794 года). Результатом явился рост цен, инфляция, срыв продовольственного снабжения[54]. Бедствиям низов и среднего класса противостояло богатство нуворишей: они лихорадочно наживались, жадно пользовались богатством, бесцеремонно афишируя его. В 1795 году, доведённое до голода, население Парижа дважды поднимало восстания (12 жерминаля и 1 прериаля) с требованиями «хлеба и конституции 1793 года», но Конвент подавил восстания с помощью военной силы[55].

Термидорианцы разрушили революционное правительство, но тем не менее пожали плоды национальной обороны. Осенью была занята Голландия и в январе 1795 провозглашена Батавская республика. В то же время начался распад первой коалиции. 5 апреля 1795 был заключен Базельский мир с Пруссией и 22 июля мир с Испанией. Теперь республика провозгласила левый берег Рейна своей «естественной границей» и аннексировала Бельгию. Австрия отказалась признать Рейн восточной границей Франции и война возобновилась.

22 августа 1795 года Конвент принял новую конституцию. Законодательная власть поручалась двум палатам — Совету пятисот и Совету старейшин, был введён значительный избирательный ценз. Исполнительная власть была отдана в руки Директории — пяти директоров, избираемых Советом старейшин из кандидатов, представленных Советом пятисот. Боясь, что выборы в новые законодательные советы дадут большинство противникам республики, Конвент решил, что две трети «пятисот» и «старейшин» будут на первый раз обязательно взяты из членов Конвента[56].

Когда была объявлена указанная мера, роялисты в самом Париже подняли восстание 13-го вандемьера (5 октября 1795 года), в котором главное участие принадлежало центральным секциям города, полагавшим, что Конвент нарушил «суверенитет народа». Большая часть столицы была в руках повстанцев; был сформирован центральный повстанческий комитет и Конвент осаждён. Баррас привлёк молодого генерала Наполеона Бонапарта, бывшего робеспьериста, как и других генералов — Карто, Брюна, Луазона, Дюпона. Мюрат захватил пушки из лагеря в Саблоне, и повстанцы, не имея артиллерии, были отброшены и рассеяны[57].

26 октября 1795 года Конвент самораспустился, уступив место советам пятисот и старейшин и Директории[пр 3].

Директория

Победив своих противников справа и слева, термидорианцы надеялись вернуться к принципам 1789 и придать стабильность республике на основе новой конституции — «середина между монархией и анархией» — по выражению Антуана Тибодо[59]. Директории досталось тяжёлое экономическое и финансовое положение, усугублявшееся продолжающейся войной на континенте. События с 1789 раскололи страну политически, идеологически и религиозно. Исключив народ и аристократию, режим зависел от узкого круга выборщиков, предусматриваемых цензом конституции III года, а они всё более и более двигались вправо[60].

Попытка стабилизации

Зимой 1795 экономический кризис достиг своего пика. Бумажные деньги печатались каждую ночь для использования на следующий день. 30 плювиоза IV года (19 февраля 1796) выпуск ассигнатов был прекращён. Правительство решило вновь вернуться к звонкой монете. Результатом была растрата большей части оставшегося национального достояния в интересах спекулянтов[61]. В сельской местности бандитизм распространился настолько, что даже мобильные колонны Национальной гвардии и угроза смертной казни не привели к улучшению. В Париже многие бы умерли от голода, если бы Директория не продолжила распределение продовольствия[62].

Это привело к возобновлению якобинской агитации. Но на этот раз якобинцы прибегли к заговорам и Гракх Бабёф возглавляет «тайную повстанческую директорию» Заговора Равных (фр. Conjuration des Égaux)[62]. Зимой 1795-96 образовался союз бывших якобинцев с целью свержения Директории. Движение «во имя равенства» было организовано в виде ряда концентрических уровней; был сформирован внутренний повстанческий комитет. План был оригинален и бедность парижских предместий ужасающей, но санкюлоты, деморализованные и запуганные после прериаля, не откликнулись на призывы бабувистов[63]. Заговорщики были преданы полицейским шпионом. Сто тридцать один человек был арестован и тридцать расстреляны на месте; соратники Бабёфа были привлечены к суду; Бабёфа и Дартэ гильотинировали через год[64].

  Наполеон на Аркольском мосту

Война на континенте продолжалась. Нанести удар по Англии республика была не в состоянии, оставалось сломить Австрию. 9 апреля 1796 года генерал Бонапарт вывел свою армию в Италию. В ослепительной кампании последовали ряд побед — Лоди (10 мая 1796), Кастильоне (15 августа), Арколе (15-17 ноября), Риволи (14 января 1797). 17 октября в Кампо-Формио был заключён мир с Австрией, закончивший войну первой коалиции, из которой Франция вышла победительницей, хотя Великобритания продолжала воевать[65].

Согласно конституции первые выборы трети депутатов, в том числе и «вечных», в жерминале V года (март-апрель 1797), оказались успехом для монархистов. Республиканское большинство термидорианцев исчезло. В советах пятисот и старейшин большинство принадлежало противникам Директории[66]. Правые в советах решили выхолостить власть Директории, лишив её финансовых полномочий. В отсутствие указаний в Конституции III года по вопросу возникновения такого конфликта, Директория при поддержке Бонапарта и Гоша решила прибегнуть к силе[67]. 18 фрюктидора V года (4 сентября 1797) Париж был помещён на военное положение. Декрет Директории объявлял, что все, кто призывает к реставрации монархии, будут расстреляны на месте. В 49 департаментах выборы были аннулированы, 177 депутатов были лишены полномочий, а 65 были приговорены к «сухой гильотине» — депортации в Гвиану. Эмигрантам, вернувшимся самовольно, было предложено в двухнедельный срок покинуть Францию под угрозой смерти[68].

Кризис 1799 года

Переворот 18 фрюктидора является поворотом в истории режима, установленного термидорианцами — это положило конец конституционному и либеральному эксперименту. Был нанесён сокрушительный удар монархистам, но в то же время влияние армии намного усилилось[69].

После договора Кампо-Формио только Великобритания противостояла Франции. Вместо концентрации своего внимания на оставшемся противнике и поддержания мира на континенте, Директория начала политику континентальной экспансии, уничтожившей все возможности стабилизации в Европе. Последовал египетский поход, который добавил к славе Бонапарта. Франция окружила себя «дочерними» республиками, сателлитами, политически зависимыми и экономически эксплуатируемыми: Батавская республика, Гельветическая республика в Швейцарии, Цизальпинская, Римская и Партенопейская (Неапольская) в Италии[70].

Весной 1799 война становится всеобщей. Вторая коалиция объединила Британию, Австрию, Неаполь и Швецию. Египетский поход привёл Турцию и Россию в её ряды[71]. Военные действия начались для Директории крайне неудачно. Вскоре Италия и часть Швейцарии были потеряны и республике пришлось оборонять свои «естественные границы». Как и в 1792-93 гг. Франция оказалась перед угрозой вторжения[72]. Опасность пробудила национальную энергию и последнее революционное усилие. 30 прериаля VII года (июнь 18, 1799) советы переизбрали членов Директории, приведя «настоящих» республиканцев к власти и провели меры, в некоторой мере напоминавшие меры II года. По предложению генерала Журдана был объявлен призыв пяти возрастов. Был введён принудительный заём на 100 млн франков. 12 июля был принят закон о заложниках из числа бывших дворян[73].

Военные неудачи стали поводом роялистских восстаний на юге и возобновления гражданской войны в Вандее. В то же время страх перед возвращением тени якобинизма привел к решению покончить раз и навсегда с возможностью повторения времён республики 1793 года[74].

18 брюмера
  Генерал Бонапарт в Совете пятисот

К этому времени военная ситуация изменилась. Сам успех коалиции в Италии привёл к изменению планов. Было решено перебросить австрийские войска из Швейцарии в Бельгию и заменить их русскими войсками с целью вторжения во Францию. Переброска была произведена настолько плохо, что позволила французским войскам вновь занять Швейцарию и разбить противников по частям[75].

В этой тревожной обстановке брюмерианцы планируют ещё один, более решительный, переворот. Ещё раз, как и в фрюктидоре, нужно призвать армию, чтобы произвести чистку ассамблеи[76]. Заговорщикам была нужна «сабля». Они обратились к республиканским генералам. Первый выбор, генерал Жубер был убит при Нови. В этот момент пришло известие о прибытии во Францию Бонапарта[77]. От Фрежюса до Парижа Бонапарта приветствовали как спасителя. Приехав в Париж 16 октября 1799 года, он немедленно нашёл себя в центре политических интриг[78]. Брюмерианцы обратились к нему как к человеку, который хорошо подходил им по его популярности, военной репутации, амбиции и даже по его якобинскому прошлому[76].

Играя на страхах «террористического» заговора, брюмерианцы убедили советы встретиться 10 ноября 1799 в пригороде Парижа, Сен-Клу; для подавления «заговора» Бонапарт назначался командующим 17-й дивизией, расположенной в департаменте Сены. Двое директоров, Сийес и Дюко, сами заговорщики, подали в отставку, а третьего, Барраса, к ней принудили. В Сен-Клу Наполеон объявил Совету Старейшин, что Директория самораспустилась и о создании комиссии по новой конституции. Совет Пятисот трудно было так легко убедить, и, когда Бонапарт вошёл без приглашения в палату заседаний, раздались крики «Вне закона!» Наполеон потерял самообладание, но его брат Люсьен спас ситуацию, вызвав гвардию в зал заседаний. Совет пятисот был изгнан из палаты, Директория распущена, и все полномочия были возложены на временное правительство из трёх консулов — Сийеса, Роже́ Дюко́ и Бонапарта[78].

Консулат Наполеона Бонапарта

После переворота 18 брюмера единственную власть во Франции представляло временное правительство, состоявшее из трёх консулов (Бонапарт, Сийес, Роже-Дюко). На двух комиссиях из членов Советов Пятисот и Старейшин лежала обязанность составить новую конституцию. Консулы — или, точнее, консул Бонапарт, так как два других были не более чем его орудиями, — действовали с решительностью самодержавной власти. Париж отнесся к перевороту совершенно спокойно, не выразив ничем своего недовольства и даже явно сочувствуя новому порядку; в провинции кое-где протестовали некоторые лица из провинциальной магистратуры, но протест не был силен. Французская и даже заграничные биржи отнеслись к перевороту с полным доверием; вместо обычного в подобных случаях понижения биржевых ценностей, они в самые дни 18 и 19 брюмера начали повышение французских 5 % государственных ценностей, перед переворотом с трудом продававшихся по 7 франков за 100. Повышение продолжалось с колебаниями в течение всех следующих месяцев и достигло в конце 1800 года 44 франков. 20 брюмера состоялось постановление об изгнании из Франции 34 якобинцев, вскоре, однако, отмененное. В многочисленных заявлениях нового правительства говорилось о его верности принципам революции; была подтверждена обязательность республиканского календаря; оставлен в силе декрет об эмигрантах, «которых отечество навсегда извергает из своей среды». Чтобы доказать своё миролюбие, консулы обратились к Англии и Австрии с мирными предложениями.

К 22 фримера VIII года комиссии, вырабатывавшие конституцию, закончили свои работы; проект Сиейса был переделан согласно с желаниями Бонапарта, являющегося главным автором конституции. Это была вполне монархическая конституция, сохранявшая лишь призрак народной власти. Конституция, вручая верховную исполнительную власть трем консулам, назначала на 10-летний срок первым консулом — Бонапарта, вторым — Камбасереса и третьим (на 5-летний срок) — Лебрена. Первый консул получал, прямо или в слегка замаскированном виде, право назначать на все государственные должности, не исключая членов законодательного корпуса, трибуната, государственного совета и сената (см. Конституции французские). Конституция должна была быть подвергнута народному голосованию (плебисциту), и это было почти единственным проявлением народного суверенитета.

При подаче голосов народом не допускались прения; голосование было открытое. 3 011 000 голосов было подано за конституцию, только 1 562 против неё; за голосовала почти вся парижская интеллигенция, профессора разных учебных заведений, художники, адвокаты, в том числе немало бывших монтаньяров. Новый порядок был введён в действие ещё до плебисцита, которому подвергалась конституция уже действовавшая. Вся власть отныне была в руках Бонапарта. Он сформировал министерство, в которое вошли Талейран в качестве министра иностранных дел, Люсьен Бонапарт (министр внутренних дел), Фуше (министр полиции).

Задача Бонапарта была трудной. Предстояло создать почти совершенно заново все управление, восстановить финансы, находившиеся в крайне запутанном положении, при полном отсутствии кредита, и как-нибудь покончить со второй коалицией. Одной из первых мер Бонапарта было запрещение, 27 нивоза VIII года (17 января 1800 года), «на время войны», 60 политических периодических изданий в Париже; сохранены были всего 13, и то с подчинением министру полиции и с угрозой запрещения в случае появления в них статей, «не обнаруживающих должного уважения к социальному порядку, к народному суверенитету, к славе армии… и к державам, дружественным республике, хотя бы эти статьи были извлечением из иностранных журналов»; появление новых журналов было поставлено в зависимость от предварительного разрешения. Полицейские преследования политических противников отличались при консульстве (как впоследствии при империи) крайней грубостью.

Подавляя, таким образом, все проявления политической свободы, Бонапарт энергично проводил в жизнь положительную часть своей программы. Она состояла в создании твёрдой, крайне централизованной власти, в покровительстве промышленности, особенно земледелию, в примирении с новым порядком вещей всех тех элементов старого общества, которые только могут с ним примириться (в особенности церкви), в улучшении финансов. Законом 28 плювиоза VIII года (17 февраля 1800 года) «о разделении территории и администрации» сохранено и упрочено разделение Франции на департаменты и введено новое деление на округа (arrondissements). Во главе департамента поставлен назначаемый правительством префект; при нём учреждены совет префектуры и генеральный совет, и те, и другие назначаемые правительством из предлагаемых избирателями списков департаментских нотаблей (избиратели избирали из своей среды одну десятую часть лиц, являвшихся коммунальными нотаблями; эти последние из своей среды тоже одну десятую — то есть на всю Францию около 50 000 человек — департаментских нотаблей, из коих и замещались департаментские должности). В округах при супрефектах состояли тоже назначаемые правительством окружные советы. В городах городским хозяйством должны были заведовать назначаемые мэры.

Таким образом все управление сверху донизу делалось строго централизованным, возвращаясь вполне к дореволюционным временам; префекты занимали место интендантов старой монархии, но были облечены гораздо более реальной властью и действовали под гораздо более действительным контролем центрального правительства. 18 марта 1800 года состоялся закон о судебной организации Франции, проникнутый теми же стремлениями. 7 февраля 1801 года этот закон, ввиду роялистского покушения на жизнь Бонапарта, был пополнен законом об особых трибуналах для всех случаев, когда правительство сочтет необходимым направить дело в порядке исключительной подсудности. Важным законодательным актом был гражданский кодекс 1804 года, впоследствии (1807) переименованный в кодекс Наполеона (Code Napoléon); за ним уже во время империи последовали кодексы гражданского и уголовного судопроизводства (1806), торгового права (1807), уголовных законов (1810); во всех этих законодательных актах было довольно строго проведено созданное революцией равенство перед законом и уничтожены остатки феодализма. Гражданский кодекс допускал развод по простому желанию супругов, но очень расширял в семье власть мужа и отца, безусловно подчиняя ей жену и детей; незаконным детям запрещалось отыскивать отца. В области уголовного права Наполеоновское законодательство безусловно возвращалось к дореволюционным традициям, щедро рассыпая смертную казнь, восстанавливая такие наказания, как отсечение отцеубийцам перед казнью правой руки, клеймение плеча, приковывание к каторжникам тяжёлого ядра; эти наказания были окончательно отменены лишь в 1832 году.

В 1801 году при содействии правительства было основано общество поощрения национальной промышленности. Значительно улучшены пути сообщения как сухопутные, так и речные; закон об охране лесов XI года спас их от нерасчётливого истребления. 7 нивоза VIII года (25 декабря 1799) церковные здания были возвращены церкви; 15 июля 1801 года заключён с папой Пием VII конкордат, в силу которого законом 18 жерминаля Χ года (8 апреля 1802) восстановлена государственная церковь во Франции; епископы должны были назначаться первым консулом, но получать утверждение от папы; последней важной в этом направлении мерой, принятой уже при империи, была отмена республиканского календаря и восстановление календаря христианского (1 января 1806 года). Католическая церковь настолько примирилась с новым порядком вещей во Франции, что папа согласился венчать Наполеона на царство. Впоследствии отношения их вновь испортились, так что папа отлучил Наполеона от церкви.

Заговоры против Наполеона, расстрел герцога Энгиенского, изменения в конституции Χ года (признание Бонапарта пожизненным консулом), конституция XII года, признавшая Наполеона императором, коронация Наполеона в 1804 году — см. Наполеон I.

wiki-pedia.club

Монархия как форма правления во Франции XIX века

Содержание

Введение

. Режим Реставрации

. Июльская монархия

. Революция 1848 г. и Вторая республика

. Переворот 1851 г.

Заключение

Список литературы

Введение

В течение трех веков, начиная с эпохи Петра Великого, Россия в своем развитии отталкивается от опыта западных стран. Франция - одна из таких стран. С этим государством нас связывают общая история, полная дружбы, взаимопомощи и противоборства, взаимное культурное обогащение. Французский опыт государственного строительства в XIX веке представляет для России особенный интерес, т.к. это, пожалуй, единственная развитая западная страна, которая в своем развитии прошла через серию революционных потрясений, что во многом делает ее похожей на Россию, которая уже в XX веке также прошла через многочисленные потрясения. При этом, вопреки всем катаклизмам и поражениям Франции удалось выйти на траекторию устойчивого развития, сформировать основы конституционализма, правового государства и гражданского общества, что является актуальной задачей и для современной России.

Формирование буржуазного государства во Франции было инициировано событиями, вошедшими в историю как Великая французская революция. Коренной, глубинной причиной революции явилось максимальное обострение противоречий между господствующей в стране феодальной политической системой, отношениями собственности и развивающимися буржуазными производительными силами.

Великая Французская буржуазная революция закончилась в 1799 г. Однако на протяжении последующих 8 десятилетий страна оставалась в плену перманентного кризиса и революций. Франции пришлось пройти через серию войн и потрясений прежде чем окончательно стать развитым буржуазным государством.

Один из важнейших этапов на этом пути - период с 1815 по 1851 гг. ЗА это время во Франции сменяли друг друга режим Реставрации, Июльская монархия, Вторая республика.

1. Режим Реставрации

Во Франции вплоть до 1815 г. существовала Первая Империя. Однако поражение армии Н. Бонапарта в 1812-1814 гг. предопределили конец самой I империи.

Н. Бонапарт вынужден был отречься от престола. В апреле 1814 года Сенат сформировал Временное правительство из 5 сенаторов и призвал на престол брата казненного в 1793 году короля под именем Людовика XVIII.

Новому монарху Сенат предложил проект новой Конституции, которая представляла собой общественный договор между нацией и королем, определявшим права сторон. Однако Людовик XVIII отверг эту конституцию и в мае 1814 года объявил о восстановлении дореволюционной монархии, а 4 июня обнародовал Конституционную «Хартию», которая создавала во Франции политическое подобие английской парламентской монархии. В период ста дней временного возвращения Бонапарта (март - июнь 1815 г.) действие хартии было приостановлено. Бонапарт сделал попытку согласовать свою власть с новопровозглашенными парламентскими институтами. С этой целью он поручил известному буржуазному демократу Б.Константу видоизменить «Хартию» и представить ему на утверждение Дополнения к конституции империи, которые, однако, не вызвали интереса и не получили поддержку правящих кругов Франции. Военное поражение армии Н.Бонапарта под Ватерлоо привело к окончательному падению I империи. 6 июля 1815 года Конституционная «Хартия» Бурбонов была восстановлена.

С 1815 г. по 1830 г. во Франции была установлена так называемая легитимная монархия. «Хартия» 1814 года объявила дореволюционный порядок единственно законным (легитимным). По форме правления Франция стала конституционной дуалистической монархией, которая олицетворяет божественный порядок и королевский суверенитет. Особа короля рассматривалась «неприкосновенной и священной». Он являлся верховным главой государства и главнокомандующим вооруженных сил. Королю предоставлялось право объявлять войну, заключать международные договоры, издавать ордонансы. Глава государства обладал правом законодательной инициативы, издания и обнародования законов. Судьи назначались королем и были несменяемы. От имени короля осуществлялось правосудие. Он имел право верховного помилования.

«Хартия» не допускала строгого разделения и противодействия властей. Законодательный корпус (парламент) создавался по английскому образцу и на аристократической двухпалатной основе, что должно было укрепить политический союз крупной буржуазии и дворянства. Палата пэров назначалась королем. Пэрство было пожизненным и наследственным. Палата депутатов избиралась на 5 лет. Право созыва палат на сессию, объявление перерыва в их работе, а также роспуска нижней палаты сохранялось за королем.

«Хартия» устанавливает цензовое избирательное право. Участвовать в голосовании в палату могли лишь граждане старше 30 лет, уплачивающие прямой налог в размере 300 франков. От кандидата в депутаты требовались достижение 40 лет и уплата прямого налога в 1 тысячу франков.

По английскому образцу и вопреки традиций французского конституционализма Совет министров формировался королем и был перед ним ответственным. Министры могли быть членами парламента. Это должно было способствовать связи парламентской и исполнительной власти. Легитимная монархия сохраняла административную и судебную систему I империи.

«Хартия» гарантировала гражданам неприкосновенность собственности и некоторые свободы (равенство перед законом, свобода вероисповедания, слова, печати и др.). «Хартия» 1814 года задержала развитие демократической государственности во Франции и способствовала стабилизации монархического строя на основе конституционализма.

Однако относительная стабильность режима была подорвана в 1830 году, когда королевское правительство решило упразднить некоторые конституционные институты, предусмотренные «Хартией» 1814 года. Правительство приняло четыре антиконституционных ордонанса: о роспуске палаты депутатов; об уменьшении по 50 % числа депутатов; о введении дополнительной цензуры; о запрещении собраний и манифестаций. Гражданское возмущение переросло в июльскую революцию 1830 года, которая покончила с легитимной монархией и сформировала Временное правительство.

. Июльская монархия

Роль и место Июльской монархии в истории Франции не поддаются однозначному истолкованию. Еще современники обличали ее узко буржуазный характер, олигархическую систему власти, антидемократизм и практицизм правящих кругов, преследовавших свои частные интересы в ущерб насущным потребностям общества. Но в последнее время многие историки, не ставя под сомнение недостатки и промахи Июльской монархии, признают ее позитивный вклад в развитие страны. Прежде всего, они видят ее заслугу в том, что она укрепила основы либерального правового государства, развила традиции парламентаризма, а также создала благоприятные условия для подъема крупной индустрии и развертывания промышленной революции.

По своему устройству Июльская монархия имела много общего с режимом Реставрации. В основе ее конституции лежали те же либеральные принципы законности, разделения властей, гражданского эавенства, политической свободы, выборности представительных учреждений, ограниченного избирательного права, которые были провозглашены в «Хартии» 1814 г., принятой во время возвращения Людовика XVIII на королевский трон. Символично, что вопреки многочисленным прецедентам Июльская монархия даже не отменила старую конституцию, ограничившись внесением в нее отдельных поправок.

Однако эти поправки, принятые в условиях революции 1830 г., имели существенный характер. Они свидетельствовали о дальнейшей либерализации режима. Эти поправки восстановили баланс исполнительной и законодательной власти (нарушенный в «Хартии» 1814 г. в пользу исполнительной), а также расширили политические права и свободы граждан. В соответствии с ними король лишался права по своему усмотрению отменять законы или приостанавливать их действие; законодательные палаты (палата депутатов и палата пэров) получили право законодательной инициативы; упразднялась наследственность пэров; отменялась какая-либо цензура печати. Кроме того, из «Хартии» было изъято упоминание о том, что она была «дарована», или «уступлена», подданным королевской властью. Соответственно она приобрела значение договора, заключенного между монархом и народом.

августа 1830 г. герцог Орлеанский поклялся соблюдать конституцию и принял титул короля французов под именем Луи-Филиппа. Избрание нового короля, однако, не успокоило страну. Значительная часть деятелей либерального движения согласились на это лишь при условии осуществления им глубоких реформ, расширяющих права и свободы граждан, в частности избирательной реформы

Некоторые из радикально настроенных либералов призывали вообще упразднить монархию. Их отнюдь не убедил аргумент одного из видных орлеанистов, Одилона Барро, что Июльская монархия будет «лучшей из республик». А политический курс, фактически проводимый новым правительством, окончательно их разочаровал.

В начале правления Луи-Филиппа министерский кабинет во главе с известным деятелем либеральной оппозиции время Реставрации банкиром Лаффитом действительно провел важные политические реформы. В 1831 г. был принят муниципальный закон, восстановивший выборность муниципальных советников, которые со времен Наполеона назначались правительством. Вместо королевской гвардии была образована национальная гвардия, членами которой могли стать все граждане, платившие налоги и на свои средства приобретавшие обмундирование. Национальные гвардейцы сами выбирали офицеров; только высшие командиры назначались королем. Тогда же был принят и новый закон о выборах палаты депутатов. Он снизил имущественный ценз для избирателей и кандидатов в палату депутатов соответственно с 300 до 200 фр. и с 1 тыс. до 500 фр. Эта мера приблизительно вдвое (со 100 до 200 тыс.) расширила корпус избирателей. Однако после отставки кабинета Лаффита, последовавшей в том же 1831 г., темп реформ замедлился. Лишь в 1833 г. был принят закон о выборности членов генеральных советов департаментов и окружных советов. К выборам генеральных и окружных советов наряду с цензовыми избирателями были допущены так называемые «таланты», или «способности», т.е. небогатые дипломированные специалисты (врачи, адвокаты, нотариусы), отставные чиновники и пр., а к муниципальным выборам, кроме того, - и гораздо более широкие слои средней и мелкой буржуазии. В результате корпус муниципальных избирателей увеличился до 2,9 млн человек.

Замедление темпа реформ, носивших к тому же весьма ограниченный характер, привело к росту оппозиционных настроений в обществе. В начале 30-х годов возникли тайные общества, народные по составу и республиканские по своим целям, которые пытались силой свергнуть Июльскую монархию. В 1832 и 1834 гг. они организовали восстания в Париже, подавленные правительственными войсками. В 1835-1836 гг. на жизнь короля было совершено несколько покушений. Республиканские лозунги звучали и во время восстания лионских ткачей в 1831 и 1834 гг. Последним в этой серии было республиканское восстание в Париже в 1839г.

Особая трудность для Июльской монархии заключалась в том, что она была вынуждена бороться не только с республиканцами, но и с легитимистами (сторонниками свергнутой династии), а также с бонапартистами. Луи-Филипп принял вызов, брошенный ему противниками трона. Об обрушил на заговорщиков и участников восстаний суровые преследования. Их десятками заключали в тюрьмы, высылали за границу. Полиция и войска применяли порой неоправданную жестокость при подавлении народных волнений. Так, например, 14 апреля 1834 г. в Париже солдаты в отместку за ранение одного из своих офицеров перебили жителей дома № 12 по улице Транснонен. В сентябре 1835 г. правительство добилось издания серии репрессивных законов, которые несколько ограничивали свободу печати и полномочия судов присяжных заседателей, а также передали политические дела в ведение простых уголовных судов, получивших право рассматривать их даже в отсутствие обвиняемых. К концу 30-х годов Июльская монархия сумела отбить прямые атаки ее противников и стабилизировать политическое положение.

К этому времени в основном сложились и своеобразные формы парламентаризма, характерные именно для Июльской монархии. Законодательные палаты, в особенности палата депутатов, приобрели большой вес в политической жизни страны. Им принадлежали законодательная власть, право вводить новые налоги, контрольные функции («Хартия» установила ответственность министров). Поэтому выборы в палату депутатов носили отнюдь не формальный характер, но протекали, как правило, в острой конкурентной борьбе кандидатов. Кабинеты министров, назначавшиеся Луи-Филиппом, действовали с оглядкой на настроения большинства депутатов. Однако обычай формирования министерского кабинета на основе парламентского большинства и его ухода в отставку в случае вотума недоверия палаты в годы Июльской монархии так и не сложился. Вину за это несет сам Луи-Филипп, который не желал уступать палатам номинально принадлежавшие ему властные полномочия, хотя и не стремился к восстановлению королевского абсолютизма.

Правительственная система Луи-Филиппа заключалась в том, чтобы управлять Францией с помощью, а не посредством палат. Он хотел превратить законодательную власть в послушный инструмент своей политики. Добиться этого ему было тем легче, что его непримиримые, бескомпромиссные противники составляли в палатах ничтожное меньшинство (в назначаемой королем палате пэров их практически не было). В 1840 г. антидинастическая оппозиция была представлена в палате депутатов крохотной, в несколько человек, группой республиканцев, которые со времени принятия репрессивных законов в 1835 г. именовались радикалами, и 22 легитимистами. Остальные депутаты принадлежали к различным династическим группировкам. Консервативное орлеанистское большинство, или «правый центр», во главе с Гизо насчитывало 253 депутата. Другие орлеанистские группировки - «третья партия» (Дюпен), «левый центр» (Тьер), «левая династическая» (Одилон Барро) численностью соответственно 22, 43 и 104 депутата - составляли династическую оппозицию. Кроме радикалов и легитимистов, сколько-нибудь четкую политическую альтернативу правительству выдвигала только «левая династическая» группировка. Остальные готовы были поддержать любой кабинет в обмен на министерские портфели, административные должности, удовлетворение каких-либо требований их избирателей и т.д. Учитывая эти настроения, Луи-Филипп широко прибегал к прикармливанию и даже прямому подкупу депутатов, в частности путем предоставления хорошо оплачиваемых государственных должностей.

Эта система подкупа депутатов активно применялась министерским кабинетом, который управлял Францией в 1840-1848 гг. Формально его возглавлял маршал Сульт, фактически же им руководил Франсуа Гизо. Журналист, историк и дипломат, один из лидеров либеральной оппозиции режиму Реставрации, глава школы «доктринеров», он своей бурной деятельностью сумел придать французскому либерализму консервативную, охранительную тональность. Гизо и Луи-Филипп понимали друг друга с полуслова. Благодаря их тесному многолетнему сотрудничеству во Франции пышным цветом расцвела коррупция. Только с 1842 по 1848 г. 26 депутатов были назначены на различные административные посты, а 25 назначенных ранее получили повышение. Высшие должностные лица, включая министров, пэры Франции и депутаты были уличены во взяточничестве и других финансовых злоупотреблениях.

Это «загнивание» Июльской монархии во многом объясняется тем, что политическая база этого режима, в особенности ее «политический класс», т.е. круг лиц, в той или иной мере участвовавших в управлении государством, оказалась чрезмерно узкой. Правительство не сумело, а скорее не захотело приспособиться к переменам в обществе, происшедшим во второй четверти XIX в.

Ошибки правительства, не позаботившегося о расширении политической и социальной базы режима, деятельность оппозиции, не спускавшей ему ни малейшего промаха, просто неблагоприятное стечение обстоятельств, связанное с внезапной смертью наследника и грянувшим экономическим кризисом, - все это способствовало дискредитации Июльской монархии, падению ее авторитета в глазах собственных граждан.

3. Революция 1848 г. и Вторая республика

23 февраля Луи-Филипп отправил в отставку кабинет Гизо. Парижане шумно праздновали свою победу под окнами министерства иностранных дел, когда солдаты, несшие охрану, открыли огонь по толпе: несколько десятков человек упали на мостовую, сраженные их пулями. Этот инцидент послужил сигналом к началу восстания. В ночь с 23 на 24 февраля Париж покрылся баррикадами. На рассвете начались вооруженные столкновения парижан с правительственными войсками. К полудню отряды повстанцев окружили Тюильрийский дворец. Луи-Филипп отрекся от престола в пользу своего внука графа Парижского, после чего в сопровождении членов семьи покинул дворец, а затем и Францию, найдя убежище в Великобритании, где и скончался в 1850 г.

Невестка короля герцогиня Орлеанская вместе с сыном, девятилетним графом Парижским, направилась в палату депутатов, рассчитывая на учреждение регентства. Однако вооруженные повстанцы сорвали этот план. Под их приветственные крики депутаты от республиканской оппозиции приступили к формированию нового правительства Франции.

Ни статус Временного правительства, ни круг его полномочий не были четко определены. Оно являлось одновременно и коллективным главой государства, наподобие Директории 1795-1799 гг., и министерским кабинетом.

февраля стотысячная толпа, собравшаяся под окнами Ратуши, где заседало Временное правительство, потребовала немедленно объявить Францию республикой. Однако правительство колебалось. Большинство его членов опасались, что республика, рожденная под ружейную канонаду, как в 1792 г., пойдет по пути террора, войн и всеобщего максимума. Новую республику они рассчитывали построить на прочных основаниях законности. Провозгласив 25 февраля республику, они поставили задачу в возможно более короткие сроки вынести вопрос о форме правления на одобрение всех граждан.

Выборы в Учредительное собрание Временное правительство назначило на 9 апреля 1848 г. Чтобы успокоить народ, 25 февраля Временное правительство декретировало право на труд. Одновременно оно приняло решение о создании особых национальных мастерских. Фактически же национальные мастерские представляли собой чисто благотворительную меру.

и 24 апреля во Франции состоялись выборы в Учредительное собрание. В них приняло участие все мужское население старше 21 года. Выборы проводились по департаментским спискам, но подсчет голосов производился по каждому кандидату индивидуально. Всего в Учредительное собрание было избрано 880 «народных представителей», как официально именовались депутаты. Большинство из них - около 500 - по своим взглядам были близки к умеренному крылу Временного правительства, т.е. к политическим демократам. Они выступали в поддержку либерально-демократической республики, в равной мере удаленной как от идеалов социальной революции, так и от планов монархической реставрации.

Учредительное собрание начало работу 4 мая 1848 г. На первом же его заседании народные представители» повторно провозгласили Францию республикой. Учредительное собрание взяло в свои руки всю полноту законодательной власти, а исполнительную власть организовало по образцу Конституции 1795 г. Оно образовало Исполнительную комиссию в составе пяти человек, которые руководили министрами, ответственными за отдельные отрасли управления. Высшие должности в Учредительном собрании и правительстве заняли почти сплошь политики, доказавшие как свою преданность республике, так и неприятие социализма.

Несмотря на атмосферу реакции, воцарившуюся после июньского восстания, в июле и августе 1848 г. во Франции спокойно прошли выборы в генеральные советы департаментов, в окружные и муниципальные советы. Граждане, таким образом, постепенно приобретали опыт практической демократии.

В это трудное время Учредительное собрание продолжало работать и над проектом новой конституции. В течение лета 1848 г. он был подготовлен специальной комиссией, 4 сентября проект был вынесен на обсуждение Учредительного собрания, а спустя два месяца, 4 ноября, поставлен на голосование. Новая конституция Франции была принята 739 голосами против 30.

Она восходила одновременно к двум источникам - конституционной традиции Франции и конституции США. Из первой вытекали философские посылки устройства государства, выраженные в преамбуле. Конституция учреждала во Франции «единую и неделимую» республику, принципами которой являлись свобода, равенство и братство, а основами - семья, труд, собственность и общественный порядок. Конституция наделяла граждан широкими демократическими правами и свободами. Однако 596 голосами против 187 депутаты Учредительного собрания отказались от упоминания в ней «права на труд», ограничившись лишь указанием на необходимость «братской помощи нуждающимся гражданам».

. Переворот 1851 г.

Влияние опыта США проявилось в организации исполнительной власти. Конституция строго проводила принцип разделения властей. Высшей законодательной властью наделялось однопалатное законодательное собрание, а высшей исполнительной - президент республики, что для Франции было внове. Как депутаты собрания, так и президент избирались на основе всеобщего избирательного права. Вопрос о способе избрания президента был предметом бурных споров депутатов. Многие из них опасались, что независимый от законодательной власти и наделенный широкими полномочиями президент может представлять угрозу для республики. Однако большинство депутатов считали, что Франция нуждается в «своем Вашингтоне», на роль которого прочили генерала Кавеньяка, и 643 голосами против 158 проголосовали за учреждение должности всенародно избираемого президента.

Учредительное собрание назначило выборы президента на 10 декабря 1848 г. Основными соперниками Кавеньяка были явно растерявшие за минувшие месяцы популярность Ламартин и Ледрю-Роллен, а также принц Бонапарт, избранный депутатом Учредительного собрания в результате дополнительных выборов в сентябре и перебравшийся из Лондона в Париж. К всеобщему удивлению, победа досталась Бонапарту, набравшему 5434 тыс. голосов, или три четверти от числа избирателей, принявших участие в голосовании. Далеко позади него остался Кавеньяк с 370 тыс. голосов, не говоря уже о прочих кандидатах.

Как объяснить победу Бонапарта, не имевшего программы, а только имя и легенду, с этим именем связанную? Отчасти тем обстоятельством, что многие избиратели, особенно в провинции, голосовали не столько за него, сколько против политиков, действия которых причиняли простому человеку одни неудобства: новые тяжелые налоги, восстания рабочих, полицейский произвол.

Отчасти же победа Бонапарта объяснялась поддержкой, которую оказали ему в своих избирательных округах традиционные "нотабли", люди консервативных, монархических убеждений, усмотревшие в нем "меньшее зло" по сравнению с демократической республикой. Они образовали так называемую «партию порядка», которая старалась использовать президента в борьбе с республиканским большинством Учредительного собрания.

декабря 1848 г. Луи-Наполеон Бонапарт вступил в должность президента республики.

В сентябре 1849 г. сторонники Бонапарта образовали «Общество 10 декабря», которое стало проводить шумные кампании в поддержку президента. В борьбе с противниками оно прибегало к тактике запугивания и шантажа.

октября 1849 г. Бонапарт уволил в отставку Одилона Барро и других министров, назначив вместо них лично преданных ему лиц - Руэра, Фульда, Парье, д'Опуля и др. Прибирая к рукам основные рычаги управления страной, он умело играл на слабых струнах монархистов, в частности на их религиозных чувствах, а также на страхе перед угрозой республиканского реванша. Бонапарт прямо ставил себе в заслугу, что при участии французских войск была подавлена революция в Папской области и восстановлена светская власть папы римского.

С осени 1850 г. Бонапарт уже не скрывал, что стремился к восстановлению империи. Его сторонники инспирировали поток петиций в Законодательное собрание с требованием пересмотра тех статей конституции, которые ограничивали срок власти президента четырьмя годами. Однако в июле 1851 г. Законодательное собрание отклонило соответствующее предложение.

декабря 1851 г. под предлогом «защиты республики» Бонапарт осуществил государственный переворот. Законодательное собрание было объявлено распущенным, вожди оппозиционных партий - арестованы. Бонапарт восстановил всеобщее избирательное право. Тем не менее, его уловки никого не обманули. В Париже и в провинции были отмечены массовые выступления, в том числе и вооруженные, против переворота.

31 мая 1850 г. Национальное собрание приняло новый избирательный закон, который в нарушение Конституции, ввел повышенный ценз оседлости (три года) и восстановил имущественный ценз. Количество избирателей сократилось на 3 млн. чел. На выборах в Национальное собрание большинство депутатских мест получили монархисты, а президентом Французской республики был избран племянник Н.Бонапарта - Луи-Наполеон, с именем которого мелкая буржуазия, крестьянство и армия связывали возрождение бонапартизма. В декабре 1851 г. президент издал ряд декретов, в соответствии с которыми Национальное собрание распускалось, избирательный закон 1850 г. отменялся. Плебисцит по вопросу о поддержке народом президента принес победу Луи-Наполеону (свыше 7 млн. - «за», 650 тыс. - «против»). 14 января 1852 г. Луи-Наполеон промульгировал новую конституцию, которая напоминала бонапартистский Основной закон 1799 г. Вся полнота власти концентрировалась в руках президента, избираемого на 10 лет. Президенту были подчинены все звенья государственного механизма, включая карательный аппарат. Он назначал министров, которые были ответственны только перед ним. Президент одновременно являлся главой государства и правительства.

Таким образом, демократическая республика уступила место авторитарному режиму.

Заключение

Утверждение республиканского строя было во Франции результатом многолетней и драматической борьбы. Первая попытка учреждения республики относится ко временам Великой Французской революции. В сентябре 1792 г. королевская власть была официально упразднена, и Франция провозглашена республикой. Но уже в мае 1804 г. Наполеон Бонапарт восстановил наследственную монархию под названием империи. Первую республику (по традиционной терминологии) сменила Первая империя, продержавшаяся до 1815 г. Затем в течение тридцати с лишним лет Франция снова была королевством. После революции в феврале 1848 г. во Франции опять устанавливается республиканский строй (Вторая республика), которая, в свою очередь, в декабре 1852 г. становится жертвой переворота, осуществленного племянником Наполеона I Луи-Наполеоном, восстановившим империю (Вторая империя) и правившим под именем Наполеона III. Его самого свергают в сентябре 1870 г. после ряда поражении во франко-германской войне. На свет рождается Третья республика. Республиканский строй закрепляется конституционными законами 1875 г. и утверждается окончательно. В 1884 г. принимается закон, гласящий, что республиканская форма правления не может быть предметом предложения о пересмотре>. Третья республика оказалась долговечной: она продержалась до поражения Франции во второй мировой войне и официально перестала существовать в июле 1940 г.

Нужно отметить, что в череде революций и переворотов XIX века каждое новое правительство по большому счету не перечеркивало опыт предшественников. Несмотря на все катаклизмы французам в конечном итоге удалось выдержать главную линию развития государственного строя страны в XIX веке - это развитие правового государства, основанного на принципах конституционализма, разделения властей, примата права над силой. В конечном итоге Франции удалось выйти на устойчивый путь развития.

Список литературы

буржуазный республиканский франция конституционализм

1.Ардан Ф. Франция: государственная система. М., 1994. 284 стр.

2.Всеобщая история государства и права. - М., 1998. 478 стр.

.Де Мишель А. и др. Институты и власть во Франции. М., 1977. 266 с.

.История государства и права зарубежных стран. - Ч.2. - М., 2004. 704 стр.

.История государства и права зарубежных стран. Т. 2. М., 1999. 380 стр.

.История Европы. Т.5. М., 2000. 678 стр.

.История Франции, т. 2. М., 1973. 664 стр.

.Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. М., 1994. 426 стр.

.Манфред А.З. Великая Французская революция. М., 1983. 320 стр.

.Новая история стран Европы и Америки. Ч. 1, 2. М., 2001.

.Новая история. Ч. 1, 2. М., 1989.

.Олар А. Политическая история Французской революции. М., 1986.

.Омельченко О.Н. Всеобщая история государства и права. Т. 2. М., 1998. 358 стр.

.Серебренников В. Конституционное право Франции. М., 1976. 188 стр.

.Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. - М., 1995. 366 стр.

Теги: Монархия как форма правления во Франции XIX века  Реферат  История

dodiplom.ru


Смотрите также